Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Научные мероприятия  | Вопросы / Ответы
К списку победителей

Здесь жил Евгений Курдаков

Елена Эрфордт

"Вновь до боли в сердце захотелось туда, к своей Реке, на Родину души...", - так пишет в дневниковой повести "Ангел, бабочка, цветок" на исходе своих дней поэт милостью Божьей Евгений Курдаков.

Парадоксы судьбы! Поэт Божьей милостью из-за безденежья приехал жить на "Родину своих стихов", как он еще называл Восточный Казахстан, Усть-Каменогорск, Бражий ключ, где возле трамвайного кольца на улице Добролюбова с 1968 года жил с семьей.

Почему в Усть–Каменогорск? Наверное, судьба. Приехал налегке, в летних туфлях. Правда, по настоянию жены взял с собой пальто. В руках портфель. А на дворе осень 1968 года. Квартиру снял недалеко от вокзала, на Защите. Туда приехала жена с маленькой дочкой Ритой. Так начался усть-каменогорский период жизни теперь уже известного поэта Евгения Васильевича Курдакова, который продлится 22 года.

Новый этап жизни начинается со знакомства с городом. Впечатления рождают строки:

Мы живём на станции Защита,

Мы со всех сторон защищены:

Сверху небом кровельным обшиты,

Снизу грязью разной толщины.

Первый этап жизни начинается с тяготы бездомности, квартирантского бесправия, но со встречи с замечательными людьми.

В это время рядом живёт поэт «с оскорблённой душой» - Валентин Балмочных.

Переулки нефтебазы

До совершенства далеко…

Прочитав это стихотворение, Евгений Курдаков в письме от 7 января 1993 года поделится воспоминаниями: «А тот переулочек ниже Паровозной я знаю наизусть… Мы же два года жили на квартире РЯДОМ….» Рядом, и не встретились два талантливых поэта! Встреча произойдёт позже.

Позже появятся друзья на всю жизнь. Театральный художник Владислав Ядрышников увлёк Курдакова флористикой. Они вместе ездили за корнями.

С Владленом Шустером Курдаков познакомился в первые дни пребывания в Усть–Каменогорске. Ему было важно знать, какого мнения Шустер о его стихах. «В принципе мы прошли одну школу поэзии, во многом наши взгляды были общими, а его вкус я всегда уважал, и вообще поэзию он любил беззаветно…»

Свою дочь Юлию он водил в студию Леонида Агейкина, интересовался монументальной живописью. «Художник - светлое око», - такими словами отозвался поэт на гибель Агейкина.

Евгений Васильевич - художник в широком понимании этого слова. Но его творческая деятельность начиналась с флористики.

Всё началось с первой поездки за город, в Горную Ульбинку. Цветы и разнотравье Алтая, безграничное разнообразие этой земли, увиденное впервые, завладело им и уже не отпустило до конца жизни. Начались постоянные поездки в Топиху, Тарханку, Черемшанку, на Ульбу.

«Ранний апрель начала 70-х годов, урочище Волчиха - за Ульбой в районе Тарханки. Снега здесь лежат долго, вплоть до мая, а все поляны покрываются кандыком, хохлатками, троллиусами и марьими-кореньями. Это довольно глухое место. Какая нежная сказочная красота в этом пейзаже!» - вспоминал поэт.

На миг остановишься в споре и вздоре, -

И вдруг сквозь рутину, сквозь гул неживой

Внезапно окликнут весенние взгорья

И дали мои, позабытые мной...

«... Да, еще осенняя Топиха! Далеко, за деревьями - река. Осень, конец сентября. Осенняя пойма Ульбы - это, может быть, самое красивое, что я видел в жизни».

А ещё писал о маршрутах своих путешествий, о которых он мечтал. Мечтал пожить в Балгынском ущелье, хотел навестить каповую рощу в районе Феклистовки и единственную в мире рощицу уникальной берёзы Северцова в устье Мякотихи, пройтись по речушке Смолянке, что за Огнёвкой, полазать в районе Палатц и Песчанки. Мечтал побывать в районе Чёрного Узла, попасть на загадочный и легендарный Теремок, что на Убе, в верховьях. Удивляет то, что он не родился в Восточном Казахстане, а так хорошо знал великолепные места «второй Швейцарии». Пройдемся и мы по этим великолепным местам, полвека хранящим память о великом Человеке – Евгении Васильевиче Курдакове.


 © 2019 - Вестник КАСУ