Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2006

Автор: Кайгородцев А.А.

Продовольственная проблема – это сложное многоплановое явление, в котором сочетаются экономические, социальные и политические аспекты.

Продовольственная проблема имеет глобальный характер, и в силу своей гуманистической значимости, и в силу своей тесной взаимосвязанности со сложной задачей преодоления социально-экономической отсталости развивающихся стран. Неудовлетворительное обеспечение продовольствием значительной части населения этих стран является одной из важнейших причин их социально-экономической и политической нестабильности, и, как показывает опыт Грузии и Киргизстана, может привести к «оранжевым революциям» на постсоветском пространстве.

Глобальный характер продовольственной проблемы проявляется и с иной стороны. В то время, как одни страны страдают от голода, другие вынуждены бороться либо с излишками пищевых продуктов, либо с избыточным их потреблением, поскольку, в целом, в мире ресурсы продовольствия достаточны для обеспечения удовлетворительного питания человечества. Мировая экономика располагает сельскохозяйственными ресурсами и технологиями для того, чтобы прокормить в два раза больше людей, чем проживает на земле. Однако производство продовольствия не обеспечивается там, где в нем нуждаются. Голодание и недоедание 20% населения планеты является основным социальным содержанием продовольственного кризиса.

Недостаточность питания имеет несколько различных форм, зависящих от конкретного уровня среднесуточного рациона питания людей:

1. Хронический голод - крайнее проявление продовольственной проблемы. Его масштабы могут быть различными – от локальных до глобальных.

2. Эпидемический голод - вспышки голода, вызванные засухами, наводнениями и прочими временными явлениями.

3. Неполное соответствие фактического потребления населения нормативу по калорийности.

Продовольственная проблема может также проявляться в несоответствии белкового потребления нормативу, в несбалансированности белкового и энергетического потребления, в недостаточности потребления белков животного происхождения. В связи с этим, при характеристике сущности продовольственной проблемы в той или иной стране, группе стран, регионе важно четко обозначить, о каком конкретном ее проявлении идет речь, что в данном случае подразумевается под продовольственной проблемой: устранение голода, недоедания; улучшение качества питания; восстановление равновесия между спросом и предложением; ликвидация социальной дифференциацией в потреблении продовольствия.

В настоящее время в мире насчитывается около 840 млн. человек хронически голодающих людей. При этом, систематическое душевое недопотребление продовольствия на средненациональном уровне в условиях существующего социального и имущественного неравенства означает массовый хронический голод среди беднейших слоев населения развивающихся стран.

В ХХ веке население планеты увеличилось в 3,7 раза. Прирост численности населения составил 4 млрд. 380 млн. человек. При этом, за период с 1900 по 1950 годы население земного шара возросло почти на 900 млн. человек (без учета примерно 100 млн. человек, погибших в Первой и Второй мировых войнах), а в последующие 50 лет – на 3 млрд. 485 млн. человек. Ежегодный прирост населения Земли в первой половине ХХ столетия составлял, в среднем, 17,9 млн. человек. Во второй половине ХХ века темпы прироста населения увеличились в 4 раза и составили 69,7 млн. человек в год. В результате, общая численность населения земного шара в январе 2005 года превысила 6 млрд. человек.

Если предположить, что и в последующем годовой прирост населения сохранится на уровне примерно 70 млн. человек в год, и в течение каждых 14 лет население планеты будет увеличиваться на 1 млрд. человек, то к концу ХХI века его численность достигнет 13 млрд. человек. Результаты вычислений согласуются с данными прогнозов экспертов ООН – 12 млрд. человек - и российского академика С. П. Капицы – 14 млрд. человек [1].

Бурный рост численности населения сопровождается обострением социально-экономических проблем. За последние 20 лет общая численность людей, живущих ниже черты бедности, достигла 1 млрд. человек, в том числе: в Южной Азии – 350 млн. человек, Африке - 300 млн. человек, Восточной Азии – 150 млн. человек, Латинской Америке – 100 млн. человек.

При определении объемов производства растениеводческой продукции, необходимых для удовлетворения потребности человечества в продуктах питания, следует исходить из того, что производство сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия должно наращиваться при одновременном увеличении численности населения и уменьшения пашни в расчете на каждого жителя планеты.

Для того, чтобы оценить обеспеченность человечества продуктами питания, приведем следующий примерный расчет. Известно, что человеку для нормальной жизни достаточно 1 тонны зерна в год. При такой оценке вся произведенная продукция растениеводства переводится в зерновой эквивалент. Примерно 70% от каждой тонны необходимо расходовать на корма. Если оценить все зерно по 150 долларов за тонну, то для полноценного питания всего населения Земли потребуется 900 млрд. долларов, или менее 2% мирового ВВП. Однако накормить людей досыта не удается. На душу населения приходится примерно 300 кг зерна. А если учесть, что страны «золотого миллиарда» свою тонну зерна съедают полностью, то становится очевидным, что на нашей планете около 2 млрд. человек ведут полуголодное существование, а более 800 млн. человек голодают по-настоящему, то есть потребляют в день менее 1700 ккал.

По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (в дальнейшем - ФАО), в 1990 году в мире было произведено 1970 млн. тонн зерна при численности населения земного шара 5,3 млрд. человек. В среднем, на каждого жителя Земли приходилось по 370 кг зерна в год. Согласно прогнозам, в 2025 году предполагается собрать 3,94-4,15 млрд. тонн зерна, что при ожидаемой численности населения 8,3 млн. человек может обеспечить среднедушевое производство зерна на уровне 475-500 кг. Это возможно при средней урожайности зерновых 45 центнеров с га.

Согласно прогнозам ФАО, уменьшить число недоедающих вдвое удастся не раньше 2030 года.

Хотя пищевая недостаточность, от которой страдает большинство населения развивающихся стран, проявляется не только в форме калорийной недостаточности, но и нехватки основных питательных веществ, главным образом, белков животного происхождения, наибольшую актуальность имеет первый количественный аспект продовольственной проблемы – калорийная недостаточность, ведущая в своем крайнем проявлении к голоду.

По оценкам ФАО, норма питания для одного человека должна составлять 2400-2500 ккал в день. Некоторые авторы считают, что «среднестатистическому» жителю Земли для нормальной жизнедеятельности необходимо 2700-2800 ккал в день. Разумеется, этот показатель несколько варьируется в зависимости от пола, возраста, вида труда, природно-климатических условий и некоторых других факторов. Отчетливо выраженное недоедание наступает тогда, когда он опускается ниже 1800 ккал, а явственный голод - когда он проходит «критическую отметку» в 1000 ккал в день. Питание, при котором недостает не только калорий, но и белков (в первую очередь, животного происхождения), а также жиров, витаминов, микроэлементов, называют неполноценным или хроническим голодом [2].

По оценкам ФАО, в развивающихся странах численность населения, располагающего на душу населения количеством продовольствия меньше критического уровня, за который принята норма, обеспечивающая 1,2 потребности основного обмена веществ (этой норме соответствует 1450-1600 ккал в день), составляет более 1/5 всего их населения. В основу методики, применяемой экспертами ФАО для оценки числа голодающих, положено понятие критического уровня питания, который определяется энергетическими расходами организма (не находящегося в состоянии роста) на поддержание жизненных процессов при минимальной активности, необходимой для одевания, умывания, принятия пищи и т. п. Речь здесь идет о крайней степени недоедания, граничащей с голодной смертью.

Для экономически развитых стран явление голода и недоедания в целом уже не характерно (голод не обходит стороной и самые богатые страны мира, в том числе, США, где он носит ярко выраженный социальный характер, поскольку порождается дифференциацией в распределении богатства и дохода, наличием массы людей, не имеющих достойной работы и лишенных других средств к существованию. 33 млн. человек, включая 13 млн. детей, страдают от голода или близки к нему. Это составляет около 10% всех американских семей. Прямой хронический голод испытывают 3,1% семей – 8,5 млн. человек, включая 2,9 млн. детей; 7,3 % американских семей (24,7 млн. человек, в том числе, 9,9 млн. детей) потребляют продовольствие низкого качества или вынуждены обращаться к системе государственного бесплатного питания [3]). Эти страны производят и потребляют более 3/4 мирового продовольствия, хотя в них проживает менее 15% населения Земли. В большинстве этих стран средняя калорийность питания превышает 3000 ккал в сутки, а в некоторых — и 3500 ккал в сутки. Потребление белков также составляет примерно 100 г в сутки, причем, более 1/2 такой нормы приходится на белки животного происхождения.

Существует зависимость между уровнем производительности труда и потреблением продовольствия. Так, для мужчины, выполняющего легкую физическую работу, снижение потребления продовольствия с 2400 до 2000 ккал в сутки приводит к падению производительности труда со 100 до 70%. При выполнении умеренной физической работы потребление продовольствия, адекватное 3000 ккал в сутки, обеспечивает производительность труда в 100%, 2500 ккал – в 58%, 2000 ккал – в 27%. Следовательно, только за счет нормализации питания, при прочих равных условиях, производительность труда занятого населения может быть существенно увеличена. Вместе с тем, низкие уровни потребления продовольствия и соответствующее им физическое состояние производителя ограничивают возможности перехода к более производительным методам производства.

Продовольственная проблема является глобальной не только потому, что она в той или иной мере затрагивает народы всего мира, но и по ряду других причин:

1. Улучшение продовольственного положения человечества в значительной степени зависит от факторов, выходящих за рамки сельского хозяйства. Так, например, интенсификация и индустриализация сельскохозяйственного производства, создание современных условий хранения и переработки его продукции невозможны без поддержки со стороны других отраслей экономики и государства.

2. Продовольственная проблема в современном мире не существует сама по себе. Ее решение неразрывно связано с другими глобальными проблемами: энергетической, сырьевой, экологической и др.

3. На решение продовольственной проблемы большое влияние оказывает состояние международной обстановки, например, угроза военных конфликтов или, наоборот, процесс разрядки международной напряженности и разоружения. От того, какая из указанных альтернатив усиливается, зависят возможности развития внешней торговли продовольствием, сельскохозяйственным сырьем и средствами производства, а также способность различных стран осуществлять инвестиции в развитие собственного сельского хозяйства и смежных с ним отраслей экономики.

4. Даже частичное решение проблемы голода в развивающихся странах невозможно без международных усилий [4].

Для того, чтобы уменьшить дефицит продуктов питания, многие страны прибегают к их импорту. При этом ориентация на импорт продовольствия часто отрицательно сказывается на производстве пищевых продуктов внутри страны, поскольку в тех случаях, когда импорт формирует существенную часть товарной продовольственной продукции, обеспечивая значительную долю, а часто и весь объем государственных продовольственных ресурсов, цены внутреннего рынка на продукцию отечественных товаропроизводителей испытывают сильное депрессивное воздействие. В результате, реализация импортного продовольствия, прежде всего, зерна, часто более дешевого, чем отечественное, производится по ценам ниже тех, что сложились на внутреннем рынке. Это является причиной подавления или существенного ослабления рыночных стимулов экономической деятельности и тормозит дальнейший рост товарного производства продовольствия. В этих условиях государство вынуждено прибегать к протекционистским мерам для того, чтобы производство сельскохозяйственной продукции стало экономически выгодным для отечественных производителей. Однако эти меры часто встречают противодействие со стороны международных организаций, в частности, ВТО.

Сложность продовольственного положения развивающихся стран в значительной степени определяется низким уровнем их общеэкономического развития, что предопределяет отсталость материально-технической базы сельского хозяйства, низкую продуктивность и товарность аграрного сектора экономики. Урожайность зерновых культур в развивающихся странах в 2,2-2,3 раза ниже, чем в промышленно развитых странах, а на единицу обрабатываемой площади применяется в 5 раз меньше минеральных удобрений и пестицидов.

Производственный подход к решению продовольственной проблемы является перспективным, поскольку для его использования имеется широкий арсенал средств как экстенсивного, так и интенсивного характера.

Одним из испытанных и традиционных способов увеличения производства сельскохозяйственной продукции является расширение площади используемых земель, в первую очередь, посевных площадей.

Мировой земельный фонд составляет 13,4 млрд. га. Наибольшим земельным фондом обладают Африка – 30 млн. кв. км и Азия – 27,7 млн. кв. км (исключая страны СНГ), наименьшим – Западная Европа – 5,1 млн. кв. км и Австралия с Океанией – 8,5 млн. кв. км. При этом, если учитывать степень обеспеченности регионов мира земельными ресурсами в расчете на душу населения, то на каждого жителя Австралии приходится 37 га земли (максимальный показатель), зарубежной Азии – только 1,1 га, Западной Европы – около 1 га.

Согласно результатам исследований, проведенных Всемирным фондом дикой природы, каждый человек в мире, в среднем, должен свободно располагать участком суши площадью 2,3 га. Однако доступное плодородное пространство позволяет использовать в расчете на душу населения только 1,9 га. Приведенные данные учитывают энергетические затраты человека – например, объем воды, обрушивающийся на гидроэлектростанцию, либо количество каменного угля, которое требуется для производства необходимой человеку электроэнергии. При этом, данные нормы не являются едиными для всего населения планеты. Так, типичному жителю Азии или Африки достаточно 1-2 га, в то время как европеец нуждается минимум в 5 га, а американец – в 10 га необходимой площади [5].

При анализе структуры земельного фонда целесообразно выделить сельскохозяйственные земли (обрабатываемые - пашня, сады, засеянные луга и естественные луга и пастбища), лесные земли, земли, занятые населенными пунктами, промышленностью и транспортом, малопродуктивные и непродуктивные земли.

Предельная площадь экономически выгодных для эксплуатации земель составляет, по разным оценкам, 1-1,5 млрд. га. При этом, около половины пахотных земель в мире используется «на истощение», с превышением предельных нагрузок. Это означает, что весь доступный фонд пахотно-пригодных земель человечество фактически уже использовало. При этом, лишь относительно небольшую часть резервных площадей можно ввести в хозяйственный оборот при сравнительно небольших затратах. Культивация же остальных резервных земель, неудобных по рельефу или положению, засушливых, заболоченных или засоленных, может быть осуществлена только при очень больших капиталовложениях. К тому же, часть вновь осваиваемых земель должна будет компенсировать те потери земельного фонда планеты, которые связаны с его деградацией вследствие развития опустынивания, эрозии, а также расширения несельскохозяйственных территорий.

Структура земельного фонда планеты постоянно изменяется под влиянием двух противоположных процессов: 1) борьба человечества за расширение земель, пригодных для обитания и сельскохозяйственного использования; 2) ухудшение земель, изъятие их из сельскохозяйственного оборота в результате эрозии, опустынивания, промышленной и транспортной застройки, открытой разработки полезных ископаемых.

Второй процесс идет более быстрыми темпами. Поэтому главной проблемой мирового земельного фонда является деградация сельскохозяйственных земель, в результате которой происходит существенное сокращение обрабатываемых земель, приходящихся на душу населения, «нагрузка» на которые постоянно возрастает.

Практически все нынешние пахотные земли планеты, составляющие 1,5 млрд. га, деградируют. Кроме того, процессу деградации подвержено более 2,8 млрд. га пастбищ.

В результате различных процессов деградации ежегодно в мире безвозвратно теряется около 7 млн. га пахотных земель, что (при существующей в настоящее время норме – 0,3 га на одного человека) составляет базу жизни для 21 млн. человек. При этом население планеты увеличивается за год на 70 млн. человек.

Согласно долгосрочным прогнозам специалистов ФАО, даже в случае успешного освоения резервных земель темпы их приращения будут намного отставать от темпов прироста населения. Следовательно, нагрузка на землю будет увеличиваться, а показатели душевой обеспеченности земельными ресурсами начнут снижаться. В настоящее время на одного жителя Земли приходится в среднем 0,2 га пахотных земель. К 2050 году этот удельный показатель может снизиться до 0,07 га.

Таким образом, основные перспективы решения глобальной продовольственной проблемы связаны не с экстенсивным, а с интенсивным путем увеличения производства продуктов питания.

Интенсификация сельскохозяйственного использования территории заключается, прежде всего, в механизации, химизации, ирригации, повышении энерговооруженности, использовании более высокоурожайных и болезнеустойчивых сортов сельскохозяйственных культур, наиболее продуктивных пород скота, т. е. всего того, что позволяет увеличить отдачу земледелия и животноводства даже при уменьшении сельскохозяйственных площадей.

В экстенсивном земледелии, основанном на минимизации затрат на землю и производство, максимизируется использование почвенно-климатических ресурсов. При такой направленности экстенсивное земледелие не способствует экологизации производственного процесса. Наоборот, формирование урожаев основывается, в первую очередь, на расточительном использовании естественного плодородия почв, что ведет к их истощению, так как затраты элементов питания и органических веществ, расходуемых на формирование урожая и отчуждаемых с полей, фактически не компенсируются. Основным недостатком этой системы земледелия является чрезвычайно низкая продуктивность пашни.

Мировой опыт свидетельствует о том, что интенсивный путь преобразований в сельском хозяйстве в настоящее время является основным. Еще в 1960-1980 годах увеличение производства зерновых в мире на 1/5 происходило вследствие расширения площадей, а на 4/5 - в результате повышения урожайности. В экономически развитых странах эта доля составляла 86% (в Западной Европе — 100%), а в развивающихся странах - 77% (в Африке и Латинской Америке 46-48%).

При интенсивном земледелии только 10% урожая формируется за счет естественного плодородия почв. Интенсификация и, прежде всего, оптимизация питания «смягчают», но не исключают влияния гидрометеорологических условий на продуктивность сельскохозяйственных культур. Удобрения и средства защиты растений почти на 50% обеспечивают формирование урожая. Если добавить к этому прирост урожая за счет использования интенсивных сортов и семян высоких кондиций, то получится, что до ¾ урожая определяется рассмотренными факторами интенсификации. При этом, продуктивность пашни должна составить не менее 40-50 центнеров с га. Такой погектарный сбор полностью согласуется с ожидаемым в 2025 году мировым производством зерна на уровне около 4 млрд. тонн.

Ситуация со снабжением человечества необходимым количеством продуктов питания уже во второй половине ХХ в. могла бы стать катастрофической, если бы аграрной наукой не были бы найдены и реализованы пути значительного и быстрого повышения урожайности сельскохозяйственных культур на основе интенсификации земледелия.

Решающую роль в повышении урожайности посевов в ходе так называемой зеленой революции сыграли два основных фактора - выведение новых сортов интенсивного типа и совершенствование агротехнологии возделывания сельскохозяйственных культур, заключающееся, прежде всего, в существенном увеличении вносимых доз удобрений и средств защиты растений от сорняков, вредителей и болезней. Оптимизация питания и улучшение фитосанитарного состояния посевов, а также ирригация позволили более полно реализовать генетический потенциал сортов сельскохозяйственных культур, в результате чего стало возможным получение невиданных ранее урожаев. Так, за сорок лет с 1950 по 1990 годы производство зерна в мире увеличилось в три раза (с 630 до 1970 млн. тонн). За этот же период использование минеральных удобрений в мире возросло в 10 раз (с 14 до 140 млн. тонн). Среднемировое потребление удобрений возросло с 49 кг до 97 кг питательных веществ на 1 га посевных площадей, то есть почти удвоилось. При этом увеличение объемов производства зерна происходило за счет интенсификации земледелия, а не путем увеличения посевных площадей [1].

Вместе с тем, при оценке возможностей интенсивного пути развития сельского хозяйства необходимо учитывать, что потенциал таких традиционных путей интенсификации сельскохозяйственного производства, как механизация, электрификация, химизация и ирригация, в значительной степени уже исчерпан. Перспективы интенсификации, в первую очередь, связаны с той технологической революцией, которую переживает сельское хозяйство экономически развитых стран Запада, прежде всего, США. Эта революция выражается в использовании достижений биотехнологии и информационной технологии в земледелии и животноводстве - для улучшения качества продукции, снижения издержек производства, выведения растений и пород животных, обладающих новыми свойствами, а также для управления и контроля над производством.

Существенным резервом пополнения продовольственных ресурсов человечества является борьба с потерями сельскохозяйственных культур, как на различных стадиях их выращивания и уборки, так и в процессе хранения. Так, послеуборочные потери 15 наиболее распространенных в земледелии зернобобовых культур составляют от 1/4 до 1/3 их валового сбора. При правильном использовании имеющейся технологии, сокращение потерь от вредителей только на 30-50% эквивалентно увеличению урожая на 10-15%. Не меньший эффект дает сокращение хотя бы на половины послеуборочных потерь продукции, особенно путем улучшения условий их хранения.

Все больше сторонников в различных странах мира находит концепция развития сельского хозяйства, получившая наименование устойчивого земледелия.

Устойчивое земледелие подразумевает: 1) активное использование природных процессов (таких, как круговорот питательных веществ, фиксация азота и др.); 2) сведение к минимуму применения неприродных компонентов или невозобновляемых природных компонентов, которые наносят ущерб окружающей среде и здоровью людей; 3) активное участие фермеров и других сельских жителей в решении своих проблем, в разработке технологий производства, их адаптации к местным условиям; 4) справедливый доступ сельских жителей к производственным ресурсам и возможностям; 5) эффективное использование знаний местного населения, его практического опыта и возможностей; 6) использование всего разнообразия природных ресурсов и возможностей создания на фермах подсобных производств; 7) повышение самостоятельности фермеров и сельских общин [3].

Устойчивое развитие сельскохозяйственного производства должно обеспечиваться не только организационно-экономическими мерами, но и уровнем научной обоснованности региональных систем земледелия. В настоящее время рекомендованные системы во многих случаях не обеспечивают рационального использования почвенно-климатических ресурсов, эффективного применения средств интенсификации земледелия, воспроизводства плодородия почв, экологической сбалансированности. В связи с этим, при разработке стратегии развития агропромышленного комплекса необходимо использовать экологический подход к сельскохозяйственному производству.

Согласно прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), объединяющей 29 стран - крупнейших производителей сельскохозяйственной продукции и продовольствия, мировой агропромышленный комплекс в кратко- и долгосрочной перспективе способен удовлетворить спрос на продукты питания, даже при ожидаемом в ближайшие 20 лет ежегодном увеличении численности населения планеты на 70 млн. человек. В этих условиях рост производства продукции сельского хозяйства будет происходить за счет его развития в тех странах, в которых имеются для этого благоприятные условия.

Увеличение спроса на продовольствие и прогнозируемый рост мировых цен на него будут способствовать в ряде стран использованию земельных ресурсов, которые в настоящее время не задействованы в соответствии с программами вывода земель из оборота. В связи с этим, целесообразно выделить следующие основные тенденции развития мирового продовольственного рынка на период до 2020 года:

1. В наиболее развитых странах спрос на продовольствие будет оставаться примерно на одном уровне. Изменения коснутся, главным образом, структуры потребления и качества продуктов питания.

2. Торговля переработанными и готовыми к употреблению продуктами питания будет развиваться быстрее, чем товарами, не прошедшими обработку.

3. На первое место в мировом экспорте продовольствия, потеснив страны Европейского Союза, выйдут США, Австралия и Новая Зеландия.

4. В связи с превращением ряда развивающихся стран в Восточной Азии и Восточной Европы в нетто-импортеров сельскохозяйственных продуктов, у крупных стран-производителей сельхозпродукции и продовольствия появятся новые рынки сбыта.

5. В результате ослабления протекционистских мер, страны ОЭСР увеличат импорт с 7% в 1992 году, до 20% в 2020 году, что может заставить эти страны провести структурную перестройку своего сельского хозяйства [6].

К отрицательным тенденциям, способным сдерживать дальнейшее развитие мирового производства сельскохозяйственной продукции и продовольствия, следует отнести ограниченность пригодных для ведения сельского хозяйства земельных площадей, как в развитых, так и в развивающихся странах мира, связанную с высоким уровнем урбанизации и необходимостью сохранения лесных массивов, с экологическими осложнениями, вызванными дальнейшим вовлечением незадействованных земель, ограниченностью водных ресурсов, сокращением финансирования сельскохозяйственного производства.

ЛИТЕРАТУРА

1. Агроэкология. Методология, технология, экономика / В.А. Черников, И.Г. Грингоф, В.Т. Емцев и др.; Под ред. В. А. Черникова, А. И. Черкеса. – М.: КолосС, 2004.

2. Максаковский В.П. Глобальная продовольственная проблема и ее географические аспекты //http:/geo. 1september. ru

3. Ковалев Е. Новые аспекты мировой продовольственной проблемы //Мировая экономика и международные отношения. – 2005. - № 3. – С. 3-9.

4. Продовольственная проблема в современном мире. / Под ред. В.А. Мартынова и В.А. Морозова. – М.: Наука, 1983.

5. Намазбеков М.Н. Глобализация и факторы влияния на развитие агропромышленного комплекса мировой экономики // ANALITYC – Аналитическое обозрение. – 2002. - № 6. – С. 30-32.

6. Ленский Е.Ф., Цветков В.А. Транснациональные финансово-промышленные группы и межгосударственная экономическая интеграция: реальность и перспективы. – М.: АФПИ еженедельника «Экономика и жизнь», 1998. – С. 49.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2006


 © 2018 - Вестник КАСУ