Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2006

Автор: Долданов Д.К.

Республика Казахстан является молодым государством. За столь сравнительно небольшой период были заложены основы суверенного государства, созданы необходимые государственные институты. В настоящее время, по существу, функционирует совершенно иная политическая и экономическая система.

Демонтированы институты и механизмы административно-командной экономики, создана рыночная инфраструктура, соответствующая конкурентная среда. К настоящему времени сложились различные формы собственности, действуют разнообразные виды предпринимательства, либерализованы цены и внешняя торговля, исправно функционирует и расширяет свои услуги банковская система, предприятиям предоставлена свобода экономической деятельности, отношения государства и бизнеса близки к партнерским и регулируются только законами. В Республике зарождается предпринимательский класс, формирующий основу будущего благополучия страны, ежегодно расширяется приток иностранных инвестиций. В результате, достигнута макроэкономическая стабильность. Таким образом, Казахстан сегодня имеет собственную национальную рыночную экономию и стоит на пороге интеграционных процессов в мировую экономическую систему.

Политические преобразования, темпы развития экономики требовали адекватных изменений и в судебной системе, которая также динамично развивалась, укрепляя свою организационную и правовую основу. Сегодня уже можно с уверенностью констатировать, что суд в Казахстане действительно стал одной из ветвей государственной власти. Система правосудия, в основном, отвечает требованиям правового государства. Решены базовые вопросы независимости судей. Обеспечены гарантии самостоятельности судов, сформированы органы судейского сообщества, значительно повысился социальный престиж судейской профессии. В то же время, интенсивное развитие рыночных отношений, повышение деловой активности граждан и хозяйствующих субъектов обусловили необходимость принятия дальнейших государственных мер по обеспечению их прав и законных интересов действенной судебной защитой.

В связи с этим, необходимо осветить ситуацию, сложившуюся в Казахстане в отношении (местных) третейских судов, в частности, в вопросах исполнения решений этих судов.

В соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан, на основании письменного соглашения (арбитражной оговорки, арбитражного договора) стороны вправе передавать имущественные споры на рассмотрение третейских судов. Решения третейских судов сторона обязаны исполнять добровольно в порядке и сроки, указанные в решениях этих судов.

Но деятельность третейского суда по разрешению имущественных споров и механизм исполнения его решений не имеют законодательного регулирования в виде самостоятельного закона, что приводит к возникновению сложных ситуаций, когда одна из сторон отказывается исполнить решение третейского суда или не соглашается с его выводами.

В целях развития судебной практики по применению норм, регулирующих вопросы обращения к принудительному исполнению решений третейских судов, в октябре 2001 года было принято нормативное Постановление Верховного суда Республики Казахстан "О судебной практике рассмотрения заявлений о принудительном исполнении решений (местных) третейских судов", так как нормативные постановления Верховного суда, дающие разъяснения по вопросам применения в судебной практике законодательства, являются источником права.

Суть этого нормативного постановления сводилась к возможности обращения решений третейских судов к принудительному исполнению по аналогии со статьей 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан, где предусмотрено признание и исполнение решений иностранных судов и арбитражей.

Учитывая несогласованность и неполноту правовой регламентации организации и деятельности местных третейских судов, Постановлением Пленарного заседания Верховного суда Республики Казахстан от 28 июня 2002 года действие предыдущего Постановления Верховного суда было приостановлено до принятия Закона Республики Казахстан "О третейских судах".

28 декабря 2004 года приняты законы Республики Казахстан «О третейских судах» и «О международном коммерческом арбитраже», а также Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам деятельности третейских судов и арбитражей» (далее - Закон о внесении дополнений).

Эти законы являются крайне необходимыми для возрождения третейских судов в Казахстане, мало представленных в нашей Республике. Несомненно, что новые законы сыграют свою положительную роль. В то же время, в принятых законах есть определенные неясности и противоречия, которые необходимо уяснить и постараться найти верное толкование норм указанных законов. Например, при разграничении компетенции третейского суда и Международного коммерческого арбитража.

Прежде всего, необходимо четко понять, что третейский суд и арбитраж - это одно и то же. С английского языка слова «третейский суд» переводятся как «арбитражный суд». Суть арбитражного (третейского) суда в том, что это негосударственный орган, созданный самими сторонами для разрешения спора.

Третейские (арбитражные) суды могут быть постоянно действующими (институционными) и образованными специально для рассмотрения конкретного спора (арбитраж «ad hoc», см. подпункт 2 ст. 2 Закона о третейских судах, подпункт 1 ст. 2 Закона о международном коммерческом арбитраже).

Разграничение компетенции между третейским судом и международным коммерческим арбитражем проводится не между конкретными арбитражными органами (один суд - только третейский, другой - только арбитраж), а по характеру споров. То есть арбитражный (третейский) суд может рассматривать и внутригосударственные споры, и международные; любые физические или юридические лица (как резидент, так и нерезидент) могут обратиться в любой арбитражный суд, как бы он ни назывался - «третейский суд» или «международный коммерческий арбитраж». В этом случае, в зависимости от характера споров, будет действовать или Закон о третейских судах, или Закон о международном коммерческом арбитраже.

Разграничение компетенции закреплено в п. 4 ст. 6 Закона о международном коммерческом арбитраже: «В арбитраж по соглашению сторон могут передаваться споры, возникающие из гражданско-правовых договоров между физическими и юридическими лицами, а также коммерческими и иными организациями, если хотя бы одна из сторон является нерезидентом Республики Казахстан».

Под коммерческими организациями, в соответствии с подпунктом 9 ст. 2 Закона о международном коммерческом арбитраже, понимаются юридическое лицо РК или иностранная организация, основной целью которой является извлечение дохода. Объяснение тому, почему выделяется отдельно от юридического лица иностранная организация, заключается в том, что в ряде стран допускается участие в гражданском обороте организаций, которые не являются юридическими лицами (например, полное товарищество (partnerships) в Великобритании).

В соответствии с п. 3 ст. 1101 Гражданского кодекса Республики Казахстан, гражданская правоспособность иностранных организаций, не являющихся юридическим лицом по иностранному праву, определяется по праву страны, где организация учреждена. К деятельности таких организаций, если применимым является право Республики Казахстан, применяются правила гражданского кодекса, которые регулируют деятельность лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из законодательства Республики Казахстан или существа обязательства.

Исходя из этого, можно дать такое толкование п. 4 ст. 6 Закона о международном коммерческом арбитраже: сторонами спора могут быть физические и юридические лица, а также те организации из числа нерезидентов, которые не являются юридическими лицами, но к которым применяются положения Гражданского кодекса о коммерческих организациях.

Понятия «резидент» и «нерезидент» по-разному закреплены в различных законодательных актах. В подпунктах 5 и 6 ст. 1-1 Закона о валютном регулировании от 24 декабря 1996 г. закрепляется следующее:

1) «резиденты»:

- физические лица, имеющие постоянное место жительства в Республике Казахстан, в том числе, временно находящиеся за границей или находящиеся на государственной службе Республики Казахстан за ее пределами;

- все юридические лица, созданные в соответствии с законодательством Республики Казахстан, с местонахождением на территории Республики Казахстан, а также их филиалы и представительства с местонахождением в Республике Казахстан и за ее пределами;

- дипломатические, торговые и иные официальные представительства

- Республики Казахстан, находящиеся за пределами Республики Казахстан;

2) «нерезиденты» - все юридические лица, их представительства и филиалы, а также физические лица, не указанные в понятии «резиденты».

Такое же понятие «резиденты» дается в подпункте 32 ст. 1 Закона РК от 2 августа 1999 г. «О государственном и гарантированном государством заимствовании и долге».

Свое толкование понятия «резиденты» дается в Налоговом кодексе. В соответствие с п.п. 1 - 3 ст. 176 Налогового кодекса, резидентами РК признаются физические лица, постоянно пребывающие в РК (то есть если они находятся в РК не менее ста восьмидесяти трех календарных дней в любом последовательном двенадцатимесячном периоде, оканчивающемся в текущем налоговом периоде), или центр жизненных интересов которых находится в РК, а также некоторые другие категории физических лиц, указанные в п. 4 ст. 176. В п. 5 ст. 176 Налогового кодекса закрепляется, что «резидентами Республики Казахстан в целях настоящего Кодекса признаются также юридические лица, созданные в соответствие с законодательством Республики Казахстан, и (или) иные юридические лица, место эффективного управления (фактические органы управления) которых находится в Республике Казахстан. Местом эффективного управления (фактическим органом управления) признается место осуществления основного управления и принятия стратегических коммерческих решений, необходимых для проведения предпринимательской деятельности юридического лица».

Таким образом, понятие юридических лиц-резидентов различно в разных отраслях законодательства. По валютному законодательству, резиденты - это юридические лица РК, причем, не все, а только те, кто имеют местонахождение на территории РК. По налоговому законодательству, к резидентам относятся как юридические лица РК, так и иностранные юридические лица, органы управления которых находятся в Казахстане. Следует отметить, что при применении п. 4 ст. 6 Закона о международном коммерческом арбитраже необходимо пользоваться понятием «нерезидент», которое закреплено в Законе о валютном регулировании. Это понятие применяется во всех сферах права, за исключением налоговых отношений. Понятия, закрепленные в Налоговом кодексе, являются специфическими и применяются только к налоговым отношениям.

Следующие проблемы касаются ограничения компетенции третейских судов.

В принятых законах к компетенции арбитражей относятся только споры, возникающие из гражданско-правовых договоров, если иное не установлено законодательными актами РК, ст. 1 Закона о третейских судах, ст. 1 Закона о международном коммерческом арбитраже. Это значит, что иные споры (например, споры о праве собственности, не связанные с договорами) арбитражами рассматриваться не могут. Это существенное ограничение компетенции арбитражей, причем, явно необоснованное. Ограничение компетенции третейского суда установлено в п. 5 ст. 7 Закона о третейских судах: «Третейским судам не подведомственны споры, по которым затрагиваются интересы государства, государственных предприятий, несовершеннолетних лиц, лиц, признанных в порядке, установленном законом, недееспособными, лиц, не являющихся участниками третейского соглашения, споры из договоров о предоставлении услуг, выполнении работ, производстве товаров субъектами естественных монополий, субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке товаров и услуг, а также по делам о банкротстве, за исключением случаев, предусмотренных законами РК» [16; 7].

Споры, по которым затрагиваются интересы государства, не следует понимать слишком расширенно. По аналогии с другими законодательными актами (законы «Об иностранных инвестициях», «Об инвестициях»), интересы государства можно считать затронутыми, например, в случае необходимости обеспечения обороноспособности, национальной и экологической безопасности.

Субъекты естественной монополии и субъекты, занимающие доминирующее положение на рынке товаров и услуг, определяются в соответствии с законами: от 1998 года «О естественных монополиях», от 19 января 2001 года «О конкуренции и развитии монополистической деятельности», от 9 июня 1998 года «О недобросовестной конкуренции».

Третейский (арбитражный) суд и закон. В обоих законах, наряду с другими принципами арбитражного разбирательства, закреплен принцип законности. В Законе о международном коммерческом арбитраже принцип законности означает, что арбитры и арбитражи в своих решениях руководствуются только нормами примененного по соглашению сторон права. То есть может применяться также и право РК (подпункт 2) ст. 4.

В соответствии с Законом о третейских судах, принцип законности означает, что третейские судьи и суды в своих решениях руководствуются только нормами Конституции РК, законодательных и иных нормативных актов РК (подпункт 2, ст. 4).

В Законе о международном коммерческом арбитраже больше о законности не упоминается, но в Законе о третейских судах - неоднократно (ст. ст. 6, 35, 36, 44).

Таким образом, третейский суд обязан при вынесении решения строго соблюдать законы РК.

Однако вопрос заключается в том, обязан ли третейский суд при вынесении решения соблюдать нормы Гражданско-процессуального кодекса РК (далее - ГПК). Международный коммерческий арбитраж не обязан, в Законе о международном коммерческом арбитраже, о гражданско-процессуальном законодательстве речь заходит только в случаях обжалования решения арбитража в компетентный суд, обеспечения иска и принудительного исполнения иска (подпункт 6 ст. 2, ст. ст. 23, 25, 31, 32, 33), то есть когда регулируется деятельность компетентного суда.

Анализ норм закона о третейских судах позволяет сделать вывод, что и третейский суд в процессе арбитражного разбирательства не обязан руководствоваться нормами ГПК. Когда речь идет о принципе законности и необходимости соблюдать законы, имеется в виду материальное право.

О гражданско-процессуальном законодательстве, так же, как и в Законе о международном коммерческом арбитраже, говорится в случаях, когда регулируется деятельность компетентного суда - обеспечение, обжалование, принудительное исполнение (пп. 6) ст. 2; п. 3 ст. 32; п. 1 ст. 44; п. 3 ст. 48).

Кроме того, гражданское процессуальное законодательство упоминается при совершении отдельных процессуальных действий. Например, полномочия представителя должны быть оформлены с соблюдением требований, предусмотренных гражданским процессуальным законодательством (п. 2 ст. 27 Закона о третейских судах).

О гражданском процессуальном законодательстве упоминается в ст. 23 закона, посвященной возбуждению третейского разбирательства. Однако следует обратить внимание, как сформулирована статья: третейский суд, приняв исковое заявление, выносит определение о возбуждении третейского разбирательства, в соответствии со своим положением (регламентом) или нормами гражданского процессуального законодательства РК извещает стороны о месте его рассмотрения, предлагает ответчику представить письменный отзыв на исковое заявление. То есть применение гражданского процессуального законодательства касается очень узкого вопроса - извещения сторон о месте рассмотрения искового заявления, предложения ответчику представить письменный отзыв на исковое заявление. Кроме того, гражданское процессуальное законодательство предлагается как альтернативный вариант: в соответствие с положением (регламентом) или нормами гражданского процессуального законодательства. Следовательно, поскольку у каждого третейского суда есть свой регламент, в том числе, у третейского суда, для разрешения конкретного спора (п. 2 ст. 20 закона), то применять гражданское процессуальное законодательство третейский суд не обязан и не будет.

Больше упоминаний о ГПК в Законе о третейских судах нет. Закон подробно расписывает всю процедуру третейского разбирательства без каких бы то ни было ссылок на ГПК.

Что же касается основного вопроса - порядка третейского разбирательства, то, в соответствие с законом, постоянно действующий третейский суд осуществляет третейское разбирательство, согласно регламенту постоянно действующего суда, если стороны не договорились о применении других правил. Третейский суд для разрешения конкретного спора осуществляет третейское разбирательство в соответствии с правилами, согласованными сторонами (обычный суд применяет регламент одного из постоянно действующих арбитражей или применяет регламент, специально созданный для судов, например, арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ). В части, несогласованной сторонами, неопределенной правилами постоянно действующего третейского суда и Закона о третейских судах, правила третейского разбирательства определяются третейским судом (ст. 20 закона).

Таким образом, третейские суды в своей деятельности руководствуются своими правилами третейского разбирательства и Законом о третейских судах. Даже если есть вопросы, не решенные правилами и Законом о третейских судах, решение этих вопросов производится самим третейским судом. ГПК применяется только тогда, когда определяется деятельность компетентного суда и в отдельных незначительных случаях (их всего два), прямо указанных в Законе о третейских судах.

Что касается вопросов обжалования решений третейского (арбитражного) суда, то на сегодняшний день дело обстоит следующим образом.

В ст. 31 Закона о международном коммерческом арбитраже, в полном соответствии с Типовым законом ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» от 21 июня 1985 года, предусмотрено два возможных случая отмены решения арбитража компетентным судом: по ходатайству об отмене, заявленному одной из сторон, и по решению компетентного суда (которое может быть принято без ходатайства стороны).

Основаниями для подачи ходатайства являются только процессуальные нарушения (одна из сторон арбитражного соглашения была признана недееспособной, сторона не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном обстоятельстве, решение арбитража вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением, и т.п.). Кроме того, компетентный суд по своей инициативе может отменить решение по двум основаниям: арбитражное решение противоречит публичному порядку РК; спор, по которому вынесено арбитражное решение, не может являться предметом арбитражного разбирательства по законодательству РК.

Примером второго основания могут служить трудовые споры или споры о банкротстве, которые, в соответствие с законами о труде и о банкротстве, могут рассматриваться только в государственных судах РК. Однако надо подчеркнуть, что ограничения, установленные для третейских судов п. 5 ст. 7 Закона о третейских судах, на международный коммерческий арбитраж не распространяются. Два закона рассматривались в Парламенте РК одновременно, и Парламент установил разный правовой режим для третейских судов и международного коммерческого арбитража. Это значит, что к международному коммерческому арбитражу применяются все ограничения, установленные законодательством РК, кроме ограничений, установленных Законом о третейских судах. В частности, запрет на рассмотрение в международном коммерческом арбитраже споров о банкротстве вытекает не из законов о третейских судах, где он тоже установлен (совсем излишне, на мой взгляд), а из Закона о банкротстве.

Что касается противоречия публичному порядку, то здесь хотелось бы предостеречь от весьма распространенного заблуждения, когда публичный порядок отождествляют с публичными интересами. Противоречие публичным интересам не может служить основанием для отмены решения.

Оговорка о публичном порядке широко распространена в международном частном праве. Она в тех или иных вариациях содержится в законодательстве практически всех стран, имеющих кодификации по международному частному праву, в том числе, содержалась в законодательстве Советского Союза и Казахской ССР.

Понятие публичного порядка закреплено и в ГК РК применительно к применению иностранного права в РК. В ст. 1090 ГК говорится, что иностранное право не применяется в случаях, когда его применение противоречило бы основам правопорядка Республики Казахстан (публичному порядку Республики Казахстан). То есть публичный порядок понимается как основа правопорядка Республики Казахстан. Понятие публичного порядка закреплено также в подпункте 10 ст. 2 Закона о международном коммерческом арбитраже, в котором под публичным порядком РК понимаются основы государственного общественного устройства, закрепленные в законодательстве РК.

Нет оснований не применять это понимание публичного порядка и в случаях обжалования и приведения в исполнение решений арбитражных судов. Оговорка о публичном порядке может быть применена, когда оставление в силе или принудительное исполнение арбитражного решения противоречило бы основам правопорядка РК, правовым принципам, породило бы последствия, не допустимые с точки зрения правосознания.

Поэтому случаи применения оговорки о публичном порядке крайне редки. Ни в Советском Союзе, ни в Казахстане случаев применения оговорки о публичном порядке не было. Стабильно отказывают в применении оговорки о публичном порядке государственные суды Российской Федерации.

В Законе о третейских судах повторяются те же основания отмены решения третейского суда, однако добавлено еще основание - противоречие принципу законности.

Как уже говорилось, принцип законности означает, что третейские судьи и суды в своих решениях руководствуются только нормами Конституции РК, законодательных и иных нормативных правовых актов РК (подпункт 2 ст. 4 Закона о третейских судах).

Следовательно, компетентный суд вправе проверять законность решения третейского суда, то есть соответствие его законодательным и иным нормативным правовым актам. При этом надо помнить, что компетентный суд проверяет только законность решения. Он не должен вникать в существо спора, проверять обоснованность решения и его аргументированность и т.п.

Каков порядок обжалования решений третейских (арбитражных) судов?

Этот порядок установлен Законом о внесении дополнений. В ГПК включена глава 39-1 «Производство по делам об обжаловании решений третейских судов». Это означает, что дела об обжаловании решений третейских судов рассматриваются не в порядке пересмотра судебных актов, а в порядке особого производства.

В соответствии со ст. 331-1 ГПК, заявление об обжаловании решения третейского суда может быть подано сторонами третейского разбирательства, третьими лицами, не привлеченными к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых суд принял решение по основаниям, предусмотренным законом, в течение тридцати дней с момента, когда сторона узнала о наличии оснований для обжалования в суд по месту рассмотрения спора третейским судом в соответствии с правилами, предусмотренными главой 331-1 ГПК.

В соответствии со ст. 331-2 ГПК, заявление об обжаловании решения третейского суда рассматривается судом в течение десяти дней с момента возбуждения дела. Суд по результатам рассмотрения заявления об обжаловании решения третейского суда может вынести определение об отмене решения третейского суда либо об отказе в удовлетворении иска. Определение суда может быть обжаловано заинтересованными лицами. Кроме того, в ГПК включена глава 45-1 «Производство по делам об обжаловании решений арбитражей» аналогичного содержания. Единственное отличие заключается в том, что ходатайство об отмене решения арбитража может быть подано в течение трех месяцев со дня получения стороной, заявляющей это ходатайство, арбитражного решения.

Глава 45-1 ГПК помещена в разделе 5 ГПК «Международный процесс». Это значит, что формально - это совершенно особый порядок, не входящий ни в исковое производство, ни в особое производство, ни в производство по пересмотру судебных актов. Но так не может быть, чтобы одна и та же процедура (обжалование решений третейского суда и арбитража) в одном случае относилась к особому производству, во втором - неизвестно к какому. Поэтому, по аналогии закона к производству по делам об обжаловании решений арбитража, следует применять положения ГПК об особом производстве.

Закон о внесении дополнений внес также дополнения в Налоговый Кодекс РК от 12 июня 2001 г. Пункт 1 статьи 496 Налогового кодекса был дополнен подпунктом 8-1, в соответствие с которым, государственная пошлина с ходатайств об отмене решения третейских судов, арбитражных решений взыскивается в следующих размерах: для физических лиц - 1 процент от суммы иска; для юридических лиц - 3 процента от суммы иска.

Совершенно неожиданно проблематичным стал вопрос о субъектах обжалования решений арбитражей. В ст. 31 Закона о международном коммерческом арбитраже об этом вообще ничего не говорится, так как совершенно очевидно (в соответствии с типовым законом ЮНСИТРАЛ), что такими субъектами могут быть только стороны, и никто иной.

В п. 1 ст. 44 Закона о третейских судах закреплено, что решение третейского суда может быть обжаловано сторонами. Однако в п. 2 ст. 44 появляется другая формула: «решение третейского суда может быть обжаловано лишь в случаях, если сторона либо лицо, права которых были затронуты, подавшие заявление об отмене решения третейского суда, представят доказательства того, что...». То есть появились еще другие лица (не стороны), которые могут подавать заявления об отмене решения.

Однако совершенно изумительная по своей юридической некорректности формула появилась в законе о внесении дополнений. В соответствии со ст. 331-1 и ст. 426-2 ГПК в новой редакции, ходатайство об отмене решения третейского суда или арбитража может быть подано не только сторонами арбитражного разбирательства, но и третьими лицами, не привлеченными к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых третейский суд (арбитраж) принял решение.

Решение арбитража обязательно только для сторон и ни в каком случае не может затронуть интересы третьих лиц. Почему же третье лицо, не участвовавшее в арбитражном разбирательстве, вдруг получает право на обжалование решения арбитража и таким образом вмешивается в отношения двух сторон между собой? В отношении международного коммерческого арбитража это не так страшно, так как основания для обжалования там только процессуальные, но в отношении третейского суда дело обстоит гораздо хуже, так как там, среди оснований обжалования, есть противоречие принципу законности.

В обеих статьях не указан срок, в течение которого может подать ходатайство третье лицо, не привлеченное к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей, которых суд принял решение. Надо думать, срок для подачи ходатайства не может превышать для них сроков, установленных для сторон.

Далее следует отметить проблемы принудительного исполнения решений третейских (арбитражных) судов.

В обоих законах прописан порядок принудительного исполнения решений третейских (арбитражных) судов. Статья 33 Закона о международном коммерческом арбитраже об основаниях для отказа в признании или приведении в исполнение арбитражного решения, в целом, соответствует положениям, установленным типовым законом ЮНСИТРАЛ и Нью-Йоркской конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г. (далее - Нью-Йоркская конвенция).

Не очень далеко отходит от международных документов и аналогичная статья 48 Закона о третейских судах. Правда, здесь добавлено еще одно, не совсем понятное основание для отказа в выдаче исполнительного листа: если вынесение решения третейским судом стало возможным в результате совершения преступления, установленного приговором суда.

Но самым главным достижением и итогом длительной дискуссии по проекту закона стало исключение из ст. 48 нарушения принципа законности как основания для отказа в выдаче исполнительного листа. Следовательно, основаниями для отказа в принудительном исполнении по Закону о третейских судах являются процессуальные нарушения и противоречие публичному порядку. Порядок принудительного исполнения установлен Законом о внесении дополнений, причем, отдельно для третейских судов и для международных коммерческих арбитражей. В ГПК включена глава 18-1 «Исполнение решений третейского суда», а также ст. ст. 425-1, 425-2, 425-3 о принудительном исполнении арбитражного решения (в разделе 5 «Международный процесс», главе 45 «Производство по делам с участием иностранных лиц»).

Взыскание государственной пошлины за приведение в исполнение арбитражного решения производится в соответствии с подпунктом 10 п. 1 ст. 496 Налогового кодекса. Размер госпошлины составляет 500% месячного расчетного показателя, что в настоящее время (исходя из месячного расчетного показателя в 971 тенге) составляет 4855 тенге.

Далее встает вопрос о сфере действия закона; это происходит, прежде всего, в связи с обжалованием и исполнением решений арбитражных судов. Вопрос заключается в следующем: можно ли обжаловать решения иностранного арбитража, и распространяются ли нормы ГПК о принудительном исполнении на решения иностранных арбитражей? Несмотря на некоторую парадоксальность ответа, на первую часть вопроса следует ответить отрицательно, на вторую - положительно.

В настоящее время в Казахстане действует около 15 третейских (арбитражных) судов. Наиболее известными являются: Арбитражная комиссия при Союзе торгово-промышленных палат РК (существует с 1993 года), Международный третейский суд «Ш8» РК (существуете 1992 года), Международный арбитражный (третейский) суд РК (существуете 2001 года). Однако несомненно, что с принятием законов количество арбитражей будет увеличиваться. В частности, недавно создан Казахстанский международный арбитраж. Несомненно также то, что практика деятельности третейских (арбитражных) судов выявит все достоинства и недостатки принятых законов, что позволит их усовершенствовать такой степени, чтобы третейские (арбитражные) суды Казахстана заняли достойное место в международной системе арбитражных судов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Сулейменов М.К. Новое законодательство об арбитраже: научно-практический комментарий. //Юрист, 2—5. - № 1. - С. 16-21.

2. Мами К. Третейские суды в Казахстане: аспекты правового регулирования // Мир закона, 2004. - № 1. – С. 8-10.

3. Грешников П. Понятие и компетенция международного и внутреннего арбитражей//Предприниматель и право. – 2005. - № 7. С. 3-9



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2006


 © 2018 - Вестник КАСУ