Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2006

Автор: Буторина О.П.

Проблема политической активности и политической культуры молодежи на сегодняшний день приобрела достаточно актуальный характер. Отсутствие интереса к существующим политическим процессам в Казахстане и в мире среди молодого поколения стало нормой.

На данный момент многочисленные мониторинги и исследования показывают, что молодежь Восточного Казахстана занимает пассивную позицию относительно процесса выборов. По итогам выборов 2003 года (выборы в городской и областной маслихаты) и 2004 года (выборы в Мажилис), на территории города из числа молодежи в возрасте от 18 до 29 лет приняли участие в выборах лишь около трех процентов [3, с. 4].

Спектр причин сложившейся пассивности разнообразен, среди них можно выделить и несовершенство законодательной базы, и потерю доверия избирателей, в том числе, и молодежи к исполнительной и законотворческой власти и многое другое.

Однако, говоря об аполитичном отношении молодежи, выделяя причины данного факта, нельзя оставить и без внимания те последствия, к которым может привести игнорирование данной проблемы. Здесь можно отметить то, что, если со стороны общества не будут выработаны механизмы активизации молодежи, то основная часть проблем молодежи так и не найдет своего решения на уровне законодательной и исполнительной ветвей власти. Во-вторых, у представителей мирового сообщества может сложиться мнение о казахстанской молодежи как о бесперспективном слое общества [10, с. 11].

Поэтому на сегодняшний день актуальным является проведение реальных исследований, позволяющих сформировать собственную теоретическую базу, создающую фундамент для разработки практических технологий формирования политически активных установок современной молодежи с учетом национальных особенностей. Поиск эмпирически подтвержденных закономерностей и построение научно-обоснованной концепции политических установок, определение социально-психологических механизмов формирования активной политической позиции казахстанской молодежи является важнейшим направлением для отечественной науки и практики.

В рамках темы данного исследования была сделана попытка приблизиться к решению выявленной проблемы и реализовать следующую цель: изучить особенности политических установок современной молодежи в период избирательной кампании.

На основе анализа психологической литературы было рассмотрено понятие и структура аттитюдов, а также политических установок. Под социальными установками, по мнению Д. Кречем, Р. Крачфильдом, Э. Балачи, понимается «устойчивая система положительных или отрицательных оценок, эмоций и благожелательных или враждебных поведенческих тенденций по отношению объекта социальной установки» [13]. Из определения следует, что в структуру установок входят три компонента – это когнитивный, эмоциональный и поведенческий. В свою очередь, в политической деятельности установка является регулятором поведения человека или группы, формирующим позитивное или негативное отношение их к власти, государству [12].

Как уже говорилось, в психологических исследованиях принято выделять в структуре установки три компонента, каждый из которых образует «относительно самостоятельные подсистемы регуляции активности субъекта» [20]. Если рассматривать эти компоненты в контексте политических установок, то их можно охарактеризовать следующим образом.

Когнитивный элемент установки предполагает наличие у личности предварительных знаний, интереса к политике. Наличие этого компонента объясняет тот отбор информации, который личность имеет о партиях, политиках, процессах, о которых она уже осведомлена и к которым приковано ее внимание [19].

Эмоциональное отношение к политическому объекту (нравится - не нравится, приятно - не приятно, доверяет - не доверяет), как правило, предшествует критическому осмыслению информации о политике [19].

И, наконец, поведенческий компонент установки представляет собой собственно готовность к действию: будь то голосование, участие в митинге или шествии, вступление в партию или террористический акт [19].

Экспериментальная часть исследования показала следующие результаты. Были выявлены четыре типа молодых избирателей. Первый тип - «рассогласованный». В него вошла та часть молодых людей, которые признают важность и необходимость политических выборов, однако пока указанный факт на бессознательном уровне ими не осознается. Давая собирательную характеристику политических установок данного типа, можно отметить, что «рассогласованные» обладают достаточно удовлетворительной степенью осведомленности о процессе выборов и основных моментах голосования. В целом, у них преобладают положительно окрашенные эмоции в отношении выборов. А в день голосования они намерены сделать свой выбор, однако данное стремление носит внешний, а не внутренний характер.

Второй тип – «сторонники» - включает в себя ту часть молодежного электората, которая уже четко определилась со своей позицией относительно политических выборов. Представители данной группы обладают достаточно объективными знаниями в области выборов. Они адекватно относятся к некоторым процедурам предвыборной подготовки и к процедуре голосования. У них преобладают положительно окрашенные эмоции, а в день выборов эта группа четко определилась с алгоритмом своих действий, они осознают важность выборов и готовы выразить свое мнение.

Третий - «колеблющийся» - тип избирателей включает в себя ту часть молодежи, которые еще в силу каких-либо причин четко не определились со своей позицией относительно политических выборов. В своих знаниях они, в основном, опираются на негативные примеры, связанные с выборами, делая особый акцент на наличие коррупционного аппарата. У них преобладают нейтрально окрашенные эмоции, а на поведенческом уровне еще отсутствует четкая схема действий в день голосования.

И к последнему типу «противников» относится та часть молодежи, которая по своему личному мнению выступает против политических выборов. У них преобладают знания, связанные с негативными сторонами выборов, данная позиция была сформирована посредством собственных наблюдений, а также через СМИ. В целом, в отношении выборов у данной группы доминируют отрицательные, даже негативные эмоции, и в силу собственной позиции «противники» не считают нужным участвовать в голосовании, так как, по их мнению, все уже решено и без их участия.

Проведя сравнительный анализ между молодежью, проживающей на территории города и сельской местности, было выявлено, что на территории города преобладают два диаметрально противоположных типа избирателей – это «сторонники» и «противники». В свою очередь, на территории сельской местности превалирует «рассогласованный» тип избирателей. Однако эти различия оказались статистически незначимыми. В свою очередь, можно предположить, что выявленная практическим путем тенденция объясняется, во-первых, широтой информационного поля. Как известно, в городе сосредоточенны все информационные источники (Интернет, СМИ), и городские жители не испытывают информационного голода. В отличие от сельских жителей, они имеют все возможности провести свой собственный анализ и сформировать устойчивое мнение.

Во-вторых, преобладание того или иного типа избирателей определяется обществом, в котором находится человек. Так, городские жители имеют более широкие социальные связи, в отличие от сельских.

Однако при всем этом необходимо учитывать высокий уровень урбанизации населения в ВКО и в Казахстане, в целом.

Результаты исследования показали, что, несмотря на наличие молодежных программ на республиканском и региональном уровнях в решении вопросов молодежной политики, молодежь пока реально не рассматривалась в качестве стратегического ресурса в демократическом продвижении страны ни на государственном, ни на общественном уровнях. В процессе проводимых в стране реформ в основной своей массе молодежь оказалась на обочине основных трансформационных процессов, представленной самой себе, что, естественно, сказалось на характере ее общей и политической социализации, формировании гражданских качеств, социального и политического поведения, в том числе, и электорального [10].

За годы реформ в молодежной среде сложилась особая негативно-психологическая атмосфера, своя система ценностных ориентаций. Переломить сложившееся политико-психологическое отчуждение молодежи возможно лишь реальными проектами политических и социальных институтов, созданием для нее правовых, экономических и организационных условий и гарантий, обеспечивающих ей субъектное отношение к проводимым в стране реформам.

В этом смысле, Центральная избирательная комиссия Республики Казахстан (ЦИК РК), как один из политических институтов страны, имеющий непосредственное отношение к проявлению электоральной активности молодежи в избирательном процессе во всеказахстанском масштабе, могла бы выполнить роль информационно-консультативного центра изучения проблем молодежи как электоральной группы. Организационно такой центр сначала может быть создан в рамках существующей структуры Казахстанского центра обучения избирательным технологиям при ЦИК РК [3]. Потребителем его информации могли бы стать заинтересованные институты представительной и исполнительной власти, иные ведомства и институты, в той или иной степени, интересующиеся молодежной проблематикой. Его работа могла бы осуществляться в тесном контакте с Республиканской целевой программой по развитию государственной молодежной политики и многими региональными программами и центрами по изучению молодежи. Таким образом, по существу, центр изучения проблем молодежи при ЦИК РК стал бы выполнять функцию одного из механизмов обратной связи политических и социальных институтов по проблемам молодежной политики и, прежде всего, по проблемам ее электорального поведения, формирования у нее активистской политической культуры.

Также, по результатам проведенного исследования, обобщив социологическую информацию по молодежной проблематике из других источников, Казахстанский центр обучения избирательным технологиям при ЦИК РК мог бы подготовить для республиканских представительных и исполнительных институтов власти рекомендации по принципам формирования государственной молодежной политики. По остроте сложившихся в молодежной среде проблем такими принципами, на наш взгляд, должны стать следующие.

Первый принцип – приоритетность государственной молодежной политики. Это принцип долгосрочного инвестирования в молодежную политику в целом и, в первую очередь, в ее социальную составляющую. Согласно этому принципу, молодежь рассматривается как важнейший стратегический ресурс развития страны по демократическому пути. Это означает, что государство в полной мере должно выполнять свои регулятивные и социализационные функции по отношению к молодежи как социальной группе, которая в ближайшей перспективе объективно должна стать главной социальной опорой становящейся демократической политической системы страны. Повышение электоральной активности молодежи, как показывают результаты проведенного исследования, во многом будет зависеть от того, насколько быстро государство сумеет преодолеть сложившееся в молодежной среде отчуждение от властных и социальных институтов, сумеет создать реальные условия для активного включения молодежи в созидательный процесс реформирования во всех сферах общественной жизни страны [10, с. 11].

Но долгосрочное инвестирование в молодежную политику – это не только финансовые вливания в нее. Это и формирование идеалов, ее нравственных принципов и установок, на базе которых происходит становление ее гражданских качеств, проявляется сущность ее отношения к политике, формам политического участия. Принцип долгосрочности инвестирования в молодежную политику предполагает, что получение желаемого результата в этой сфере, как показывает мировая практика, можно ожидать в границах жизни одного поколения. Следовательно, задача состоит в том, чтобы не потерять то поколение казахстанской молодежи, которое частично или полностью сформировалось в своем личностном потенциале в эпоху демократического транзита страны.

Второй принцип – необходимость учета последствий процесса социального расслоения в молодежной среде при формировании государственной молодежной политики. Это означает, что через систему государственного регулирования необходимо создавать более или менее равные стартовые возможности для представителей различных групп казахстанской молодежи. При этом, важно учитывать и региональные аспекты этой проблемы.

Исследование показало, что на электоральную активность казахстанской молодежи уже сейчас серьезно влияет процесс социального расслоения. Доступность получения образования, высокооплачиваемой работы, возможность создания семьи, приобретения жилья и получения других социально значимых благ для основной массы молодежи становятся сложными и взаимно обусловливающими проблемами. Как показывают результаты исследования, именно трудности в решении этих проблем для молодежи в современном Казахстане становятся важнейшими индикаторами ее негативного отношения к политике и участию в электоральном процессе [10].

Третий принцип – выделение в государственной молодежной политике тех ее (главных) направлений, которые государство в состоянии профинансировать из бюджетных или внебюджетных средств (республиканский и региональный уровни). Это означает, что республиканский бюджет в части государственной молодежной политики, как и иные составляющие республиканского бюджета, должен выполняться как норма законодательства [11].

В свою очередь, необходимо помнить, что на электоральную активность молодежи большое влияние оказывает среда, в которой она живет. Семья, школа, молодежные организации, сверстники – это та социальная среда, которая определяет первичную социализацию молодежи, закладывает основы ее гражданского и политического воспитания, выступает важнейшим фактором электоральной активности и формирования активистской политической культуры. В годы реформ эти социальные институты подверглись серьезной деформации, во многом утратили свои функции по первичной социализации молодежи. Поэтому восстановление системы политической и общей социализации в обществе – одна из важнейших задач, реализация которой в равной мере связана с позициями государственных и социальных институтов. В этой связи, ЦИК РК мог бы инициировать вопросы о необходимости организации преподавания в образовательных учреждениях основ избирательного права, создания цикла постоянных телепередач по проблемам избирательного процесса, обобщению опыта работы молодежных парламентов и молодежных правительств, проведения различных конкурсов и телеигр, организации работы телеклуба “Молодой избиратель” или “Школы парламентаризма” и т.д. В условиях фактической дезорганизации казахстанской молодежи такие инициативы могли бы оказать существенную роль в восстановлении системной работы с молодежью по формированию ее гражданских качеств, повышению электоральной культуры.

В целом, необходимо помнить, что политическое сознание современной казахстанской молодежи носит противоречивый характер. Как показало исследование, наряду с недоверием к политическим институтам страны, в сознании значительной части респондентов созревает понимание ценности государства. Наряду с пониманием частью молодежи важности молодежной самоорганизации, имеется и нежелание принимать личное участие даже в тех выборах, на которых представлены кандидаты от молодежи, которые должны отстаивать их корпоративные интересы. В целом, доброжелательное отношение молодежи к идее демократии отрицается неприятием ее казахстанской версии.

Система позитивных социальных ценностей и ориентиров, формирующаяся в сознании молодежи, создает благоприятную морально-психологическую атмосферу, которая способствует вовлечению ее в политические и государственные процессы. И здесь, как мы уже отмечали, есть поле для реализации социализационных функций политических и социальных институтов [3].

С другой стороны, амбивалентность политического сознания значительной части казахстанской молодежи создает благоприятные условия для манипулирования ее сознанием, особенно в период избирательных кампаний республиканского уровня. В определенной степени этим фактом объясняется проявившийся в последнее время повышенный интерес к молодежной проблематике всех основных политических сил страны, которые рассчитывают превратить этот стратегический электоральный ресурс из возможного в реальный.

Также накануне избирательных кампаний всех уровней Центральной избирательной комиссии РК целесообразно продумать систему организации социологического мониторинга электоральных настроений казахстанской молодежи хотя бы по выделенным четырем типам. Организационно это можно было бы осуществить на уровне проведения социологических опросов, фокус-групповых и экспертных опросов, а также контент-анализа местных средств массовой информации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Конституционный закон РК «Закон о выборах в РК» от 6 ноября 1998 года № 285- I ЗРК. www.zakon.kz

2. Некоторые социологические методы в изучении молодежной проблематики. Методическое пособие/ Г.Н. Шайкин, Н.Т. Кыдырбаева, К.Б. Есжанова//- Астана, МКИОС РК, 2003.

3. Прикладные вопросы организации избирательных кампаний/ администрация Президента РК. Отдел внутренней политики. Астана 2003.

4. Закон Республики Казахстан от 7 июля 2004 года № 581-II «О государственной молодежной политики в РК»// Казахстанская правда.– 2004.– 15 июля.

5. Андреева Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева.- М.: Аспект-Пресс, 1998.

6. Григорьев М. «Контрпропаганда и противодействие ей в избирательных кампаниях» / М. Григорьев // Советник. – 1998. – № 10. – С. 45-72.

7. Григорьев М. ««Грязная» энциклопедия (анализ практики российских и зарубежных избирательных кампаний)» / М. Григорьев // Советник. – 1999. – № 12. – С. 26-44.

8. Евстафьев В.А., Лисовский С.Ф. Избирательные технологии. История, теория, практика / В.А. Евстафьев, С.Ф Лисовский.//- М.: «Рау Университет», 2000.

9. Егорова- Гантман Е.В., Плешаков К.В., Байбакова В.Б. Политическая реклама.- / Е.В. Егорова- Гантман, К.В. Плешаков, В.Б. Байбакова //М.: Центр политического консультирования «Николо М», 1999.

10. Жансугурова Ж.А., Шоманов А.Ж. «Современная молодежь Казахстана: потерянное поколение или лидер демократических реформ?»/ Ж.А. Жансугурова, А.Ж. Шоманов // Информационно- аналитический бюллетень «Саясат» .–1996.–№ 11 (18) .– С. 29- 35.

11. Жундибаева С., Жумабаев А Технология первичного PR движения/ С. Жундибаева, А.Жумабаев.// Технологии управления.– 2004.– № 9 (45).– С. 15–21.

12. Кон И.С. Психология ранней юности / И.С Кон //.- М.: Просвещение, 1989.

13. Краткий психологический словарь/ Сост. Л.А. Карпенко; Под общ. Ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского.// М.: Политиздат, 1985.

14. Мангейм Джарод Б., Ричард К. Политология. Методы исследования./ Б.Мангейм Джарод, К. Ричард // М.: Политиздат, 1997.

15. Ольханский Д. В. Политическая психология./ Д. В. Ольханский// М.- ПИТЕР 2002.

16. Политология: Энциклопедический словарь/Общ. ред. и сост. Ю.И. Аверьянова//- М.,1993.

17. Политическая психология / Учебное пособие. Под общей редакцией А. А. Деркача, В.И. Жукова, Л.Г. Лантева// М.: 2000.

18. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий: Учеб. Пособие для учеб. Заведений профтехобразования.- 2-е изд., перераб. И доп. М.: Высш. Шк.,- 1984.

19. Психологический словарь/ Под ред. В.В. Довыдова; А.В. Запорожца, Б.Ф. Ломова и других. Науч - иссоед. Ин-т общей и педагогич. Психологии. Акад. Пед наук СССР//- М.: Педагогика 1983.

20. Тадевосян Э.Т. Словарь справочник по социологии и политологии./ Э.Т. Тадевосян// М. Прогресс 1996.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2006


 © 2018 - Вестник КАСУ