Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2006

Автор: Степанова К.А.

Среди многочисленных сложных проблем, которые изучает современное языкознание, важное место занимает изучение лингвистических аспектов межъязыковой речевой деятельности, которую называют "переводом" или "переводческой деятельностью".

Хотя перевод имеет многовековую историю, современное переводоведение сформировалось как самостоятельная научная дисциплина, в основном, во второй половине двадцатого столетия. Послевоенное расширение международных контактов во всех сферах человеческого общения, вызвавшее резкое увеличение потребности в переводах и переводчиках, стало мощным стимулом и для роста теоретических исследований переводческой деятельности. За последние 50 лет научные публикации по проблемам перевода были настолько многочисленными, что сегодня переводческая литература с трудом поддается обозрению.

Современное переводоведение характеризуется большим разнообразием теоретических концепций и методов исследования. Накопленный научный багаж нуждается в анализе и осмыслении. Создание истории переводоведения двадцатого столетия представляет несомненный теоретический и практический интерес. Существует немало описаний перевода, отражающих те или иные его особенности как акта межъязыковой коммуникации. Среди них — одно из наиболее разработанных— предлагается в трудах немецких ученых О. Каде и А. Нойберта. Своим последующим развитием коммуникативная теория во многом обязана исследованиям русских ученых В.Н. Комиссарова и А.Д. Швейцера. Их вклад в современное понимание переводческого процесса и разработку методических материалов для курса учебного перевода трудно переоценить.

Перевод осуществляется с помощью языковых средств переводимого языка, но только ли языковые факторы должны учитываться в процессе перевода? А.Л. Бурак утверждал, что «…несмотря на сугубо лингвистическую первооснову перевода как процесса межъязыковой коммуникации, переводоведение представляет собой междисциплинарную науку на стыке сопоставительного языкознания, социолингвистики, психолингвистики, культурологи, когнитивной нейронауки и психофизиологии». Высказывания В.Н. Комиссарова подтверждают идеи А.Л. Бурака: «Современное переводоведение можно охарактеризовать как результат междисциплинарных исследований, использующих методы целого ряда наук. Изучение перевода проводится с позиций литературоведения, когнитивной и экспериментальной психологии, нейрофизиологии и этнографии». Высказывания В.Н. Комиссарова и А.Л. Бурака ясно дают понять их мысль о неразрывной связи перевода не только с науками о языке, но и с другими науками, на первый взгляд, не связанными ни с переводоведением, ни с языкознанием. Это подтверждает теорию взаимодействия внеязыковых явлений и процесса перевода. Многие учёные поддерживают теорию о том, что переводом управляют не только языковые явления. Подтверждение этому мы можем найти в работах А.Д. Райхштейн: «Коммуникация, в том числе порождение и понимание текстов, строится на теснейшем взаимодействии знаний двух видов – языковых и внеязыковых». Немецкий теоретик перевода К. Норд подробно рассматривает систему факторов, влияющих на перевод: «Исходные тексты, с которыми переводчик имеет дело, очень часто содержат семантические и/или синтаксические несоответствия. И всё же они несут определённую коммуникативную функцию и должны быть переведены. Переводчик, как и любой другой реципиент, в таких случаях должен распознавать эти несоответствия и как в процессе понимания, так и при переводе компенсировать их своим опытом перевода и восприятия текстов и своими знаниями окружающей действительности».

Следовательно, коммуникативная функция исходного текста, либо факторы коммуникативной ситуации, в которой он реализует данную функцию, имеет большое значение для перевода. К. Норд обозначает эти факторы как «экстра-лингвистические», в противоположность к «интралингвистическим» факторам, которые сами служат инструментом коммуникации в тексте. При этом, экстралингвистические факторы посредством интралингвистических могут быть тематезированы. Кристиана Норд представила взаимодействие экстра-лингвистических и интралингвистических факторов с помощью так называемых „W-Fragen“:

„- Wer übermittelt (кто сообщает информацию);

- wozu (зачем);

- wem (кому);

- über welches Medium (с помощью каких средств коммуникации);

- wo (где);

- wann (когда);

- warum (почему);

- mit welcher Funktion (с какой функцией);

- worüber sagt er (о чём он говорит);

- was (что);

- in welcher Reihenfolge (в какой последовательности);

- unter Einsatz welcher nonverbalen Elemente (с помощью каких невербальных средств);

- in welchen Worten (какими словами);

- in was für Sätzen (в форме каких предложений);

- in welchem Ton (в каком тоне);

- mit welcher Wirkung (с каким результатом)“.

С помощью этих вопросов, относящихся к коммуникативной ситуации или тексту, К. Норд разграничивает экстралингвистические и интралингвистические факторы.

К интралингвистическим факторам относятся вопросы:

1) тематика (о чём);

2) содержание текста (что);

3) строение текста (вопросы о последовательности);

4) невербальные элементы;

5) лексика (использованные слова);

6) синтаксис (предложения);

7) тон.

Экстралингвистические факторы заключаются в вопросах:

1) производитель текста/отправитель (кто);

2) намерение отправителя (зачем);

3) получатель (кому);

4) средство коммуникации/канал (с помощью каких средств коммуникации);

5) место (где);

6) время (когда);

7) повод для коммуникации (почему);

8) функция текста (если на эти вопросы получены ответы, значит, получен ответ и на следующий вопрос: с какой функцией).

Вопрос о результате относится, по мнению К. Норд, к обобщающему фактору, который является взаимодействием экстра-лингвистических и интралингвистических факторов. Экстралингвистические факторы менее всего изучены, а потому представляют наибольший интерес. К тому же, эта проблема вызывает множество различных мнений и разногласий. Например: многие переводчики (как теоретики, так и практики) (Э.Я. Рудник, Г.Э. Мирам, И. Бернштейн, М. Снелл-Хорнби и другие) не считают нужным учитывать их при переводе. Лишь немногие переводчики-теоретики: Х. Бюлер, К. Райс, К. Норд, А.Л. Бурак, Ю. Найда и другие - учитывают их при переводе. И тогда эти факторы находят отражение в предпереводческом анализе. Попробуем разобраться в сути предпереводческого анализа и его составляющих. По мнению И.С. Алексеевой, это сбор внешних сведений о тексте. Некоторые из них очевидны, специально собирать их не надо, их надо просто учесть на будущее. К ним относятся: автор текста, время создания и публикация текста, то, из какого глобального текста взят ваш текст, (предположим, информационная заметка из газеты DAZ; энциклопедическая статья из второго тома энциклопедии Майера; научная статья из журнала «Вокруг Света»). Все эти внешние сведения сразу много скажут о том, что можно и чего нельзя будет допускать при переводе. Например, если текст прошлого века, пусть он и не художественный, при переводе необходима архаизация, т.е. предпочтение устаревающим словам и синтаксическим структурам. Если указан автор текста, то в определённых случаях (публицистический, мемуарный, научно-популярный и другие тексты) можно ожидать черт индивидуального стиля, которые войдут в инвариант при переводе. Глобальный текст и место в нём нашего текста подскажет, с каким типом текста мы имеем дело.

Экстралингвистические факторы тесно связаны друг с другом, но всё же мы считаем, что факторы места, времени и причины следует рассматривать каждый в отдельности, так как они в разной степени влияют на содержание различных текстов или текстов, относящихся к разным типам. Фактор места – это определённый фактор, входящий в систему экстралингвистических (внеязыковых) факторов и включающий в себя географические, политические, культурные и социокультурные особенности коммуникантов.

В первую очередь, на наш взгляд, следует различать место выпуска текста и место его восприятия. Иными словами, место выпуска текста - это окружение отправителя и производителя текста. Также фактор места – часто, в зависимости от средства коммуникации, может зависеть и от получателя. Так, особенно важно определение фактора места в таких текстах, которые были составлены в разных географических вариантах исходного языка (например, европейский/ латиноамериканский – аргентинский, британский, американский, индийский и т.д.; в некоторое время это относилось и к немецкому в ФРГ и в ГДР). Если такой язык является исходным, то фактор места указывает на применение определённого варианта языка, если же это переводящий язык, то фактор места может помочь в определении необходимого для перевода варианта языка.

Например, португальское издание проспектов о Мюнхене, которые были изданы отделом миграции, было исследовано группой преподавателей перевода из Бразилии и признано ими как вполне правильное и соответствующее нормам, в то время как данный текст был весьма затруднителен для группы из Португалии и классифицирован ими как трудный для понимания, неидиоматический и не соответствующий нормам. Здесь для анализа текста фактор места не смог дать каких-либо объяснений. Текст был составлен в Мюнхене для читателей, говорящих на португальском языке, неизвестно – носителем языка (португальцем или бразильцем) или немецким переводчиком (следует заметить, что имя переводчика не было указано). В тексте о Мюнхене на немецком языке уже сам тип текста – проспект – указывает на использование варианта немецкого языка, применяемого в ФРГ. В другом типе текстов, например, в учебнике географии или в отчёте о поездке, могут, напротив, лишь источники, возможно, имя автора или определённая информация в тексте, указывать на то, был ли текст написан австрийцем, швейцарцем, немцем и т.д. или для них. На данном примере, как нам представляется, можно наиболее ярко продемонстрировать противопоставление места выпуска текста месту его восприятия.

Вопрос о месте жительства реципиента звучит тем острее в связи с экономическим сотрудничеством стран. Данная ситуация становится понятной на следующем примере. Некоторые фирмы придерживаются мнения, что переводы инструкций должны присылаться вместе с импортируемыми механизмами. Но всё дело в том, что тогда эти переводы должны будут использоваться за границей. Они часто ошибочны. И в Германии эти инструкции из экономии часто не проверяются. Для понимания и интерпретации текста фактор места также может иметь значение в случае, если место выпуска текста рассматривается как определённая географическая точка. Близость или отдалённость других названных в тексте мест при некоторых обстоятельствах, и то весьма относительно, может приниматься за данную точку. Такая относительная географическая точка из центра восприятия переведённого текста выглядит, конечно, совершенно иначе. Так, понятие „Nord-Süd-Gefälle“, с точки зрения развитых индустриальных стран, должно означать северное полушарие мира; расстояние между Гамбургом и Бременом для техасца кажется значительно короче, чем для немца. Также и территория нашей страны воспринимается немцами как «необъятные просторы». Это объясняется несоответствиями между нашими и немецкими понятиями о пространстве: на небольшой территории ФРГ живёт большое количество народа, в то время как в Казахстане большая часть территорий остаётся малозаселённой.

Данные фактора места складываются, в конечном счете, из следующих факторов:

- культурная принадлежность отправителя;

- культурная принадлежность получателя;

- средство коммуникации (типичные для определённого места);

- ситуация (по крайней мере, в связи с фактором времени);

- языковые особенности (например, региональные языковые варианты, диалектные выражения).

Данные о факторе места можно найти в окружении текста (например, в данных об источниках в форме места выпуска текста, названия издательства, ссылок на первоначальное издание и т.п.). Они могут определяться в неязыковых факторах в первоисточниках и предсказываются, возможно, как всемирно известные сведения получателя (например, в публикациях международных организаций и институтов или известного писателя мировой литературы). Ссылки на место выпуска текста могут, конечно, выражаться и языковыми средствами. Основания для фактора места получаются из информации к отправителю, получателю, возможно, из ситуации и, как правило, из средств коммуникации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бурак А.Л. Просто о сложном. Некоторые вопросы переводоведения // Вестник МГУ: Серия лингвистическая. - 1999, №4.- с. 49-59.

2. Фёдоров А.В. Основы общей теории перевода. – СПб., 2002. – с. 13-21.

3. Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. - М.: ЧеРо, 1999.

4. Латышев Л.К. Перевод: проблемы теории, практики и методики преподавания. - М.: Просвещение, 1988.

5. Мастерство перевода. Сборник 10. - М.: Советский писатель, 1975.

6. Райхштейн А.Д. Национально-культурный аспект интеркоммуникации // Иностранные языки в школе. - 1986, № 5. - с. 10-14.

7. Nord C. Textanalyse und Übersetzen. - 3.Auflage. - Heidelberg: Groos, 1995. – 284 S



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2006


 © 2018 - Вестник КАСУ