Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №1 - 2006

Авторы: Мирошникова Е.А., Мерсиянова А.П.

Основная задача педагога (общая с задачей родителей) – создать условия для свободного развития физических и духовных сил учеников, руководствуясь интересами детей, их возрастными потребностями, защищать от всех неблагоприятных факторов, мешающих этому.

Особенно важным в процессе воспитания и обучения является учет ведущей деятельности.

Основным направлением деятельности учителя должно быть общение. Общение – это воздействие, обусловливающее самое максимальное развитие личности ребенка - этическое воздействие на признанные ценности Человека.

Учитель как бы подстраивается к своим общающимся ученикам и через этот процесс осуществляет целенаправленное воздействие.

Для того, чтобы это воздействие было наиболее плодотворным, педагог должен учитывать особенности общения такого непростого возрастного периода, как подростковый.

Наша статья имеет своей целью обобщить данные различных авторов, выделить в их работах наиболее важное для деятельности учителя

Все исследователи психологии отрочества так или иначе сходятся в признании того огромного значения, которое имеет для подростков общение со сверстниками. Отношения с товарищами находятся в центре жизни подростка, во многом определяя все остальные стороны его поведения и деятельности.

Л.И. Божович отмечает, что, если в младшем школьном возрасте основой для объединения детей чаще всего является совместная деятельность, то у подростков, наоборот, привлекательность занятий и интересы, в основном, определяются возможностью широкого общения со сверстниками [6].

Положение принципиального равенства детей-сверстников делает эту сферу отношений особенно привлекательной для подростка: это положение соответствует этическому содержанию возникающего у подростка чувства собственной взрослости. Происходящие в начале подросткового возраста специфические сдвиги в развитии определяют принципиальное сходство у подростков новых потребностей, стремлений, переживаний, требований к отношениям со взрослыми и товарищами. Это способствует развитию отношений со сверстниками вглубь. У подростка формируются ценности, которые больше понятны и близки сверстнику, чем взрослым. Общение со взрослыми уже не может целиком заменить общения со сверстниками.

В подростковом периоде происходит становление различных по степени близости отношений, которые подростками четко различаются: могут быть просто товарищи, близкие товарищи, личный друг. Общение с ними все больше выходит за пределы учебной деятельности и школы, захватывает новые интересы, занятия, отношения и выделяется в самостоятельную и очень важную для подростка сферу жизни. Она насыщена разнообразными событиями и происшествиями, борьбой и столкновениями, победами и поражениями, открытиями и разочарованиями, огорчениями и радостями, что в совокупности и составляет настоящую жизнь подростка, в которой он действует и размышляет, которой уделяет много времени и душевных сил. Общение с товарищами приобретает для подростка очень большую ценность, причем, нередко столь высокую, что отодвигает на второй план учение, значительно уменьшает привлекательность общения с родными. Для подростка отношения со сверстниками выделяются в сферу его собственных, личных отношений, в которых он действует самостоятельно. Он считает, что имеет право на это, защищает свое право, и именно поэтому нетактичное вмешательство взрослых вызывает обиду, протест.

У подростка очень ярко проявляется, с одной стороны, стремление к общению и совместной деятельности со сверстниками, желание жить коллективной жизнью, иметь близких товарищей, друга, с другой – не менее сильное желание быть принятым, признанным, уважаемым товарищами. Это становится важнейшей потребностью. Неблагополучие в отношениях с одноклассниками, отсутствие близких товарищей, друга или разрушение дружбы порождают тяжелые переживания, расцениваются как личная драма. Самая неприятная для подростка ситуация – искреннее осуждение коллектива, товарищей, нежелание общаться, а самое тяжелое наказание – открытый или негласный бойкот. Переживание одиночества тяжко и невыносимо для подростка. Неблагополучие в отношениях с одноклассниками толкает его на поиск товарищей и друзей за пределами школы. Как правило, он их находит, но они не всегда бывают хорошими. Такие факты достаточно известны по их печальным последствиям.

Стремление подростка привлечь к себе внимание товарищей, заинтересовать их и вызвать симпатию может проявляться по-разному: это могут быть демонстрации собственных качеств, как прямым способом, так и путем нарушения требований взрослых, а также паясничанье, кривляние, разные развлекательные действия, рассказы о всевозможных былях и небылицах [1].

И.С. Кон тоже говорит о том, что одна из главных тенденций подросткового возраста – переориентация общения с родителей, учителей и вообще старших на ровесников. По его мнению, такая переориентация может происходить медленно и постепенно или скачкообразно и бурно, она по-разному выражена в разных сферах деятельности, в которых престиж старших и сверстников неодинаков, но происходит она обязательно.

Потребность в общении со сверстниками, которых не могут заменить родители, возникает у детей очень рано и с возрастом усиливается. Поведение подростков по самой сути своей является коллективно-групповым [3].

А каковы психологические функции общества подростков?

1. Общение со сверстниками - очень важный специфический канал информации; по нему подростки узнают многие необходимые вещи, которых по тем или иным причинам им не сообщают взрослые. Например, подавляющую часть информации по вопросам пола подросток получает от сверстников, поэтому их отсутствие может задержать его психосексуальное развитие или придать ему нездоровый характер, если нет других источников такой информации.

2. Это специфический вид деятельности и межличностных отношений. Групповая игра, а затем и другие виды совместной деятельности вырабатывают у ребенка необходимые навыки социального взаимодействия, умения подчиняться коллективной дисциплине и в то же время отстаивать свои права, соотносить личные интересы с общественными. Вне общества сверстников ребенок не может выработать необходимых взрослому коммуникативные качества. Соревновательность групповых взаимоотношений, которой нет в отношениях с родителями, служит ценной жизненной школой.

3. Это специфический вид эмоционального контакта. Сознание групповой принадлежности, солидарности, товарищеской взаимопомощи не только облегчает подростку автономизацию от взрослых, но и дает ему чрезвычайно важное для него чувство эмоционального благополучия и устойчивости [4].

Психология общения в подростковом возрасте строится на основе противоречивого переплетения двух потребностей: обособления (приватизации) и аффилиации, то есть потребности в принадлежности, включенности в какую-то группу или общность.

Обособление чаще всего проявляется в эмансипации от контроля старших. Однако оно действует и в отношениях со сверстниками.

Усиливается потребность не только в социальной, но и пространственной, территориальной автономии, неприкосновенности своего личного пространства. «Все детство и юность я страстно и безнадежно мечтал о своей комнате, где жил бы один, о четырех стенах, в которых я почувствовал бы себя личностью, обрел бы самого себя», - вспоминает Франсуа Мориак.

В переходном возрасте меняются представления о содержании таких понятий, как «одиночество» и «уединение». Дети обычно трактуют их как некое физическое состояние («нет никого вокруг»), подростки же наполняют эти слова психологическим смыслом, приписывая им не только отрицательную, но и положительную ценность.

Чувство одиночества и неприкаянности, связанное с возрастными трудностями становления личности, порождает у подростков неутолимую жажду общения и группирования со сверстниками, в обществе которых они находят или надеются найти то, в чем им отказывают взрослые: спонтанность, эмоциональное тепло, спасение от скуки и признание собственной значительности.

Напряженная потребность в общении превращается у многих ребят в непобедимое стадное чувство: они не могут не только дня, но и часа пробыть вне своей, а если своей нет – какой угодно компании.

При сходстве внешних контуров социального поведения глубинные мотивы, скрывающиеся за подростковой потребностью в общении, индивидуальны и многообразны. Один ищет в обществе сверстников подкрепления самоуважения, признания своей человеческой ценности. Другому важно чувство эмоциональной сопричастности, слитности с группой. Третий черпает недостающие информацию и коммуникативные навыки. Четвертый удовлетворяет потребность властвовать, командовать другими. Большей частью эти мотивы переплетаются и не осознаются [3].

«У подростка, - пишет исследователь психологических проблем подросткового возраста Т.В. Драгунова, - возникают новые потребности, интересы, стремления, переживания, требования к взрослым и товарищам, а также формируются ценности, которые больше понятны и близки сверстнику, чем взрослому. Поэтому общение со взрослыми уже не может целиком заменить общения с товарищами».

Ведя речь об общении подростков в различных группах, следует не забыть упомянуть, буквально в нескольких словах, и о подростковом жаргоне.

В подростковом возрасте происходит наиболее интенсивное освоение жаргона. Подростковый жаргон - явление многослойное. Его основу образует совокупность слов и выражений, которые употребляются практически почти всеми ребятами этого возраста.

Он включает в себя в основном три группы слов и выражений. Первая – ругательства, которые в ранней юности можно рассматривать «как своего рода динамические формулы откровенной правды», глубоко родственные всем остальным формам «снижения» и «приземления», свойственным восприятию жизни в этом возрасте наряду с возвышением и идеализацией жизни (М. Бахтин). Вторая – общеупотребительные слова и выражения, которым придается многозначная экспрессивная окраска. Это позволяет употреблять их в значительно большем числе случаев, чем это принято речевыми нормами (например, одно время словом «четко» подростки могли охарактеризовать поступок, вещь, эмоцию и т.д.). Третья – общеупотребительные слова и выражения, получившие в жаргоне иное содержательное значение.

Особый слой подросткового жаргона образуют местные слова и выражения. Так, жаргон преимущественно в больших городах длительное время включает в себя много «англицизмов». В то же время, ребята из малых городов, с окраин больших городов и в сельской местности употребляют немало вульгаризмов и элементов «блатной» лексики. При этом речь идет не о том, что, скажем, мальчики и девочки в больших городах не употребляют вульгаризмов, а лишь о тенденциях. И, наконец, особый слой жаргона образуют слова и выражения, характерные для различных географических регионов (Прибалтики, Сибири и т.д.). В этом слое нередко происходит своеобразное «всплытие» уже неупотребляемых слов. В этом же слое жаргона помещаются слова, созданные подростками, которые, однако, имеют корни в общеупотребительном языке (например, «прикид» - пиджак, «отпад» - очень хороший и т.д.) или не имеют таковых (например, «констролить» - делать, «клевый» - отличный и др.) [2].

«Вводимые подростками термины,- писал психолог И.С. Кон,- грубы, условны, сплошь и рядом словам придается смысл, противоположный их нормальному значению. Но этот условный молодежный жаргон, существовавший, кстати сказать, во все времена, выполняет весьма важные коммуникативные функции».

Во-первых, отмечает психолог, употребление жаргона выражает стремление юных людей к краткости – одними тем же словом они порою пытаются передать самые разные значения. Во-вторых, многие слова изобретаются специально для передачи переживаний, которых взрослые не знают или которым не придают значения, причем слова эти зачастую не переводимы. И, в-третьих, жаргон отражает одно из противоречий отроческой психики: повышенная эмоциональность, чувствительность и в то же время застенчивость, боязнь выдать свою слабость и, как следствие, сдержанность в выражении чувств. Отсюда ироничность молодежного арго, нарочитая грубость, заимствование словечек из блатного лексикона, эмоциональная отстраненность.

Но самое главное, по мнению ученого, что эта хитрая словесная игра служит средством отделения «своих» от «посторонних» и укрепления столь ценимой в данном возрасте групповой солидарности.

Жаргон - одна из форм самоутверждения, один из способов преодоления чувства социальной неполноценности.

Такую же функцию, по мнению доктора философских наук И.С. Кона, несет и молодежная субкультура, включающая в себя специфический набор моральных ценностей и норм поведения, одежды, поведение, способы общения.

С болезненным страхом подросток подчас скрывает свою симпатию, влюбленность, если они высмеиваются в коллективе. Очень часто в этом возрасте за грубостью, напускным цинизмом и бравадой, хулиганскими (порой жестокими) выходками прячется нежная и ранимая душа. И все это потому, что для подростка нет ничего страшнее, чем прослыть слюнтяем, маменькиным сынком.

Все это можно проследить, наблюдая за конкретным обществом подростков, независимо от того, каково оно. Ведь подростковые общества, по мнению психолога, можно разделить на два: общество сверстников в школе и вне ее.

Верно заметил Андре Моруа в своей книге «Письма к незнакомке», что школьные товарищи – лучшие воспитатели, чем родители, ибо они безжалостны.

Как пишет Л.И. Божович, подросток «оценивает себя не только с точки зрения успеваемости, но и с точки зрения положения в школе, отношений с ребятами». Вследствие этого «отношения подростка со сверстниками, проявляющиеся и формирующиеся в общении с ними, отражаясь в самооценке школьника, влияют на особенности его учебной деятельности». Среди отношений на первое место для подростка выходят отношения с одноклассниками. Если особенности общения с одноклассниками фактически не сказываются на успешности адаптации к школе младшего школьника, то для подростка они могут играть определяющую роль.

Школьный класс – важнейшая группа принадлежности школьника. Любой школьный класс дифференцируется на группы и подгруппы, причем по разным, не совпадающим друг с другом признакам.

Во-первых, существует социальное расслоение, особенно заметное в больших городах и проявляющееся как в неравенстве материальных возможностей, так и в характере жизненных планов, уровне притязаний и способов их реализации. Иногда эти группы практически не общаются друг с другом.

Во-вторых, складывается особая внутришкольная и внутриклассная иерархия, основанная на официальном статусе учащихся, их учебной успеваемости или принадлежности к «активу».

В-третьих, происходит дифференциация авторитетов, статусов и престижа на основе неофициальных ценностей, принятых в самой ученической среде [3].

Еще одним показателем усложнения неформальной структуры класса в этот период может служить появление такого нового основания для объединения учащихся в группы, как общность их профессиональных намерений. Психологические исследования показали, что в подростковом возрасте межличностные взаимоотношения между соучениками во многом определяют выбор ими той или иной профессии.

А теперь обратим внимание на общение подростков вне школьных стен. Свободное общение - не просто способ проведения досуга, но и средство самовыражения личности, установления новых человеческих контактов, из которых постепенно выкристаллизовывается что-то интимное, исключительно свое. Принадлежность к компании повышает уверенность подростка в себе и дает ему дополнительные возможности самоутверждения.

Структура стихийных групп общения и степень их сплоченности во многом определяются уровнем развития взаимоотношений между мальчиками и девочками. У подростков первичными ячейками общения являются однополые группы мальчиков и девочек [4]; затем две такие группы, не теряя своей внутренней общности, образуют смешанную компанию. Позже внутри этой компании складываются пары, которые становятся все более устойчивыми, а прежняя большая компания распадается или отходит на задний план.

Хотя разные виды общения могут сосуществовать, выполняя разные функции, их удельный вес и значимость с возрастом меняются. Меняются и привилегированные места встреч. У подростков это чаще всего двор или своя улица. Со временем они переориентируются на какие-то узловые точки в центре района или города, местный «Бродвей» или «стометровку». Затем, по мере роста материальных возможностей и дифференциации самих компаний, встречи переносятся в какие-то излюбленные общественные места.

Разные формы и места общения не только сменяют друг друга, но и сосуществуют, отвечая разным психологическим потребностям. Очень важно обращать внимание на то, что если компании формируются, главным образом, на базе совместных развлечений, то человеческие контакты в них, будучи эмоционально значимыми, обычно остаются поверхностными. Качество совместного времяпрепровождения часто оставляет желать лучшего. Так, некоторые из таких компаний перерастают в антисоциальные (от случайной выпивки – к пьянству, от веселого озорства – к хулиганству) [3].

Подростковые группировки обычно хорошо организованы, требуют безусловной и непререкаемой лояльности, преданности группе.

При этом, общность держится, в первую очередь, не внутренними связями, а стремлением к разграничению с другими общностями. Все подростковые группы – соперничающие группы, и это соперничество, чем дальше, тем больше принимает характер столкновений, в том числе, и кровавых. Определенное влияние на подростковые группы начинает оказывать организованная преступность.

Наряду с развитием групповых товарищеских отношений, подростковый возраст также характеризуется напряженным поиском дружбы как прочной и глубокой привязанности. В подростковом возрасте общение с товарищами оказывает огромное, часто решающее влияние на формирование личности подростка.

Таким образом, каждый педагог должен учитывать особенности формирования личности подростка в коллективе сверстников, воспринимать детей как носителей автономного индивидуального внутреннего мира. Главная задача педагога в том, чтобы стать регулятором норм общения между подростками и окружающим их миром.

ЛИТЕРАТУРА

1. Возрастная и педагогическая психология: Учебник для студентов пед. институтов / В.В. Давыдов, Т.В. Драгунова, Л.Б. Ительсон и др.; Под ред. А.В. Петровского.- 2-е изд., испр. и доп. - М.: Просвещение, 1979.- с. 125-133.

2. Возрастная психология: Детство, отрочество, юность: Хрестоматия: Учеб. пособие для студ. пед. вузов / Сост. и науч. ред. В.С. Мухина, А.А. Хвостов.- М.: Издательский центр «Академия», 2001.- с. 493-500.

3. Кон И.С. Психология ранней юности: Кн. для учителя.- М.: Просвещение, 1989.- с. 106-149, 167-186.

4. Кон И.С. Психология юношеского возраста. Проблемы формирования личности.- М.: Просвещение, 1979.- с. 93-96, 101-110.

5. Общение и формирование личности школьника: Опыт экспериментального и психологического исследования / Под ред. А.А. Бодалева, Р.Л. Кричевского. - М.: Педагогика, 1987.- с. 17-41.

6. Рабочая книга школьного психолога/ И.В. Дубровина, М.К. Акимова, Е.М. Борисова и др.; Под ред. И.В. Дубровиной. - М.: Просвещение, 1991.- с. 129-131.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №1 - 2006


 © 2017 - Вестник КАСУ