Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2005

Авторы: Барабанова Е.И., Щетинина Е.В.

Выживание и успешное функционирование любого биологического вида определяется наличием в его поведенческом репертуаре, с одной стороны, адекватного условиям среды приспособительного механизма, с другой - использованием разнообразных адаптивных стратегий. Мало что может сравниться с адаптацией по сложности изучения и важности для жизни. Борьба за успешную адаптацию – это великий закон жизни, который в равной мере распространяется и на человека, как носителя биосоциальной природы. Потому столь важно для современной науки постижение феномена адаптации и адаптациогенеза в единстве их биосоциальных детерминант и компонентов [4]. Усиливающиеся в последнее время интегративные процессы в науке позволяют поставить вопрос о комплексном распространении данного феномена и о выделении особого вида приспособления – социально-психологической адаптации. Тем самым, адаптация превращается из понятия специфически биологического в категорию общенаучную.

При постановке проблемы изучения личности в качестве субъекта социального приспособительного процесса закономерно возникает вопрос об организации последнего. Подчеркнем: любое исследование социально-психологической адаптации продуктивно и возможно только на интегративном, междисциплинарном уровне – это доказательный факт. Глобализация же, в основном смысле, как «стирание границ», может рассматриваться и относительно интегрирования в науке.

Тем не менее, желаемое единство различных дисциплин в исследовании приспособительных механизмов в обществе не достигнуто до сих пор. Более того, хотя данная проблема и поставлена в научном плане, не всеми ещё, к сожалению, она осознана в должной мере. Обозначенный аспект заслуживает специального междисциплинарного монографического исследования. В целом, научную литературу по проблемам адаптации можно разделить на шесть групп.

В первой исследуются: 1) философские, общенаучные и междисциплинарные аспекты кибернетики, информатики и адаптации; 2) философско-социологическая специфика адаптационных процессов в обществе; 3) возможности и границы системного и информационного  подходов; 4) социально-философские категории «взаимодействие», «система», «информация», «отражение», «управление», «обратная связь» [5].

Во второй обсуждаются вопросы, касающиеся характеристики социально-психологической адаптации и социализации индивида с социологических, психологических и педагогических позиций. Сюда относятся работы, где адаптация рассматривается с позиции системного подхода.

В третью входят работы, посвященные анализу разнообразных биоорганизменных, нейрофизиологических проявлений адаптации, уточняющие теоретическую нейрофизиологическую модель функциональных систем, применительно к биологическим объектам различной степени сложности, роль и значение генетической информации в процессе биоадаптации.

В четвертой авторы анализируют вопросы, касающиеся процесса складывания информационных механизмов социально-психологической адаптации и социализации человека в антропогенезе.

Пятую образуют работы, в которых раскрываются концепции культурно-исторического происхождения, структуры и развития высших психических функций, психические и нейрофизиологические аспекты информационной модели социально-психологической адаптации личности.

Шестую – самую многочисленную – группу составляют работы, посвященные исследованиям частных аспектов адаптации и социализации на индивидуальном, групповом и социальном уровнях [3].

Анализ литературы демонстрирует теоретические и методологические разночтения в науке относительно понятия «адаптация». Общенаучный смысл понятия «адаптация» по-разному трактуется различными науками: 1) как процесс приспособления организма к разнообразным изменениям среды (позитивного или негативного свойства); 2) состояние гомеостатического, динамического равновесия между организмом и средой; 3) результат оптимального взаимодействия организма и среды; 4) гедонистическая цель, заключающаяся в поиске наслаждения, способа избежать страданий, болевых ощущений [5].

Для проблемы социально-психологической адаптации характерна не только теоретическая, но и многоаспектная прикладная актуальность. Без всякого преувеличения, наука призвана воплотить глобальную адаптивную парадигму, под которой понимается великое приспособление человека, человечества и глобальной цивилизации друг к другу и, кроме этого, к жестким требованиям эпохи «устойчивого развития». Если человечество хочет выжить, то необходимо отказаться от агрессивных форм национального и экономического, культурного и религиозного экстремизма, равно как и от безумного растрачивания людских и природных ресурсов во имя призрачных целей и ложных приоритетов. Идея перехода человечества на качественно новую, ответственную ступень развития, находит всё более широкое признание и поддержку, что требует от науки соответствующего теоретического и эмпирического обоснования.

Кроме того, явное усиление глобальных кризисных тенденций в развитии современной цивилизации вынуждает человечество вновь сосредоточить внимание на задаче оптимизации различных аспектов взаимной адаптации человека и социума. Оптимизация социокультурных, общественно-политических и экономических приспособительных стратегий и механизмов на деле означает для человека оптимальность приспособительного процесса и его результата в современном полисемантическом и мультикультурном социуме. Возрастание роли и значения анализа специфических адаптивных стратегий и механизмов социально-психологического приспособительного процесса человека связано с реальной потребностью универсализации принципа глобализации как взаимного «стирания границ» между личностью и социумом.

Условия любого процесса - результата адаптации личности в социуме - вбирают в себя определённое число необходимых и достаточных компонентов адаптационного процесса. Во-первых, это само общество, которое, с одной стороны, определяет контекстные условия протекания приспособительного процесса, а с другой – продуцирует социальную информацию во всем многообразии ее прагматических и семантических свойств и характеристик, необходимых для отображения значимых параметров той адаптивной ситуации, в которой оказывается и вынуждена действовать конкретная личность. Во-вторых, социальная информация в роли средства психологически-адаптивной деятельности (активности). И, в-третьих, адаптирующаяся личность – субъект индивидуального интерпретационного процесса, который играет роль связующего звена между объективными, социально заданными условиями адаптивной ситуации и индивидуально-психологическими приспособительными оценками и реакциями адаптирующейся личности.

Принципиальное значение приобретает задача поиска адекватной научной методологии (исследовательского инструментария) для анализа методов конструирования информационных моделей с целью построения  непротиворечивых адаптивных стратегий (схем), адекватных непрерывным изменениям (усложнениям) социальной ситуации. При таком подходе, решающее значение для адаптации приобретает эффективность информационного взаимодействия в процессе непрерывного обеспечения, поддержания состояния непротиворечивости этих интерпретационных адаптивных стратегий (схем).

Потребленная или нет, в процессе жизнедеятельности социальная  информация служит важнейшим условием адаптации или дезадаптации личности к окружающей её динамической социальной среде. Именно оптимальный характер информационного взаимодействия позволяет человеку, в процессе интерпретации информации об обществе и о себе, выработать адекватные ситуации адаптивные стратегии, расширяющие границы индивидуальной и коллективной свободы, т.е. глобализации как фактора единения личности и социума. Для приспособительного процесса  социально-психологической адаптации решающее значение имеет семантическая адекватность индивидуальной интерпретации информации в процессе адаптации. При своих достоинствах адаптивная унификация обладает и определенными недостатками. Уменьшение социального разнообразия противоречит потребности в избыточной вариативности любых предадаптивных форм, что, в итоге, означает снижение адаптивного потенциала социальной системы. В данном случае, речь идет о необходимости поддержания адаптивного разнообразия и избыточности не только на индивидуальном, групповом, но и на социальном уровне. Здесь же коренится возможность возникновения острейшего непродуктивного конфликта по линии «вариативность - унификация», способной превратиться в одну из ведущих негативных тенденций развития человеческой глобальной цивилизации, так как любое «стирание границ» на личностном уровне будет означать потерю ценности и индивидуальности самой личности.

Отсутствие общепринятой метатеории, несопоставимость теоретических построений с эмпирическими данными, масса конкурирующих между собой теоретических школ и направлений – вот лишь некоторые кризисные черты современной психологической теории. Вопрос о сущности соответствующей социологической методологии целесообразнее решать на основе предварительного теоретического анализа реальных социальных явлений и процессов, которые, с видимой необходимостью, включают в себя социальные приспособительные процессы в качестве одной из ключевых общечеловеческих проблем. В основу анализа социально-психологической адаптации должны быть положены следующие основания:

во-первых, предполагается обеспечить учет наибольшего числа разнообразных факторов и проявлений, как субъективного, так и объективного опыта адаптивных взаимодействий, стратегий и практик человека. Иными словами, чем шире анализируемый контекст различных проявлений социально-психологической адаптации, тем глубже проникновение в изучаемый предмет;

во-вторых, для успешного исследования сферы социально-психологической адаптации необходимы адекватное понимание адаптивных процессов в системе «личность-общество» и столь же взвешенное к ним отношение;

в-третьих, для теоретического анализа крайне полезно было бы избежать соблазна узко психологической апелляции к внутреннему миру человека, сосредоточив при этом внимание, скорее, на власти интегральных по природе социальных взаимодействий и причин адаптивного поведения. Изучая приспособительные механизмы, важно объединить субъективный психологизм и объективный психологизм.

Исходя из того, что человек является продуктом эволюции живой материи и имеет свою специфическую социальную среду обитания, соответствующую его биосоциальной природе, вполне логично вести речь о закономерностях адаптации человека к этой среде. Причины, вызывающие у людей потребность в социально-психологической адаптации, благодаря усилиям гуманитарной науки были выявлены в социокультурной природе человека. По мнению немецкого философа и культуролога И.Г. Гердера, человек как культурное существо представляет собой, с одной стороны, существо «недостаточное», а с другой – «творческое». «Недостаточность» связана с тем что, изначально человек – это самое беспомощное из всех живых существо. Но именно отсутствие у человека присущих животным генетически передаваемых, инстинктивных, узкоспециализированных приспособительных программ делает его существом творческим, а значит, личностно и социально активным. Именно для восполнения этой природной адаптивной недостаточности человек и создает культуру, которая служит эффективным инструментом приспособления окружающей природы к потребностям людей. Именно адаптивная социокультурная среда, будучи системой «кодифицированных образцов, норм поведения, деятельности, общения и взаимодействия людей, несущих регулятивную и контрольную функции в обществе», становится тем самым приспособительным инструментом, который обеспечивает саморазвитие общественной жизни людей. Так возрастает необходимость и целесообразность детального изучения специфических стратегий и механизмов социально-психологической адаптации личности в социокультурной среде (именно это понимание и легло впоследствии в основу «нормативной», или «структурно-функциональной», социально-философской парадигмы изучения феномена социально-психологической адаптации).

Один из возможных и достаточно плодотворных подходов к феномену социально-психологической адаптации является культурологический, ставящий в центр внимания проблему взаимосвязи социальной адаптации и культуры.

Одну из центральных ролей при изучении адаптационных процессов в настоящее время играет системный подход, опирающийся на представление о том, что все процессы, явления, предметы и отношения могут рассматриваться как обладающие определенной структурой. Из всего необъятного многообразия определений понятия «система» есть смысл взять за основу самое лаконичное и классическое определение Л. фон Берталанфи: «Система – это комплекс взаимодействующих элементов». Под элементом системы, в данном случае, понимается далее неразложимый ее компонент. Из методологии системного подхода  следует, что адаптивная система всегда принадлежит к классу открытых, функциональных, самоуправляемых и иерархически организованных систем, строящих свою деятельность на основе принципа прямой и обратной информационной связи. Всякая сложная самоуправляемая система адаптивна. Адаптивность же – это атрибутивное свойство, функциональный признак сложных самоуправляемых систем. Следовательно, уместно говорить о специфике, характере адаптивного взаимодействия между системами и подсистемами в процессе адаптации, равно как и о той или иной степени (уровне) адаптированности системы или её потенциальных адаптивных возможностях. Важнейшими особенностями адаптивных самоуправляемых систем являются:

а) их целостный характер,

б) относительная устойчивость функционирования,

в) неоднозначная связь с внешней средой,

г) наличие активного отображения,

д) планомерный и целенаправленный процесс самоуправления,

е) активное самодвижение.

Целостный характер адаптивных систем связан с наличием в них качественно нового интегрального свойства (неаддитивности), которое отсутствует у отдельных подсистем  (элементов) [2].

Аналитически различимы следующие подвиды систем, находящихся в процессе адаптации:

1) адаптивная система – это система, которая обладает основанной на использовании информационного механизма обратной связи потенциальной возможностью для целенаправленной (активной или реактивной) трансформации своей структуры в соответствии с потребностью;

2) адаптированная система – та, которая уже осуществила приспособление и в настоящий момент находится в состоянии временной относительной адаптированности (покоя);

3) адаптационная – это микросистема, с помощью которой реализуется адаптация микросистемы. Кроме того, поскольку объектом нашего анализа в дальнейшем будет только адаптация личности в социальных системах, целесообразно, вслед за П.С. Граве, уточнить, что в рамках социальной адаптации «можно говорить о приспособляемости (как свойстве или качестве живого), приспособлении (как механизме или процессе) и приспособленности (как состоянии или поведении)» [1].

Кроме этого, выделяется информационный подход, который опирается на представление о том, что все разновидности самоуправляемых систем – технических, биологических, социальных - представляют собой системы управления на основе переработки поступающей в них информации. Теоретические основания информационного подхода, с точки зрения Д.И. Дубровского, таковы: информация есть результат отражения (данного объекта определенной материальной системой); информация не существует вне своего материального носителя (всегда выступает лишь в качестве его свойства – структурного, динамического и т.д.); данный носитель информации есть её код (информация не существует вне определенной кодовой формы); информация инвариантна по отношению к субстратно-энергетическим и пространственно-временным свойствам своего носителя (это означает, что одна и та же информация может существовать в разных кодах); информация обладает не только формальными (синтаксическими), но также содержательными (семантическими) и ценностными (прагматическими) характеристиками; информация может служить фактором управления, т.е. инициировать определенные изменения в данной системе на основе сложившейся кодовой организации [3].

В процессе углубленного изучения социально-психологической адаптации важным становится вопрос о взаимосвязи процессов приспособления и социализации личности. Фактически, все многообразные теоретические концепции, рассматривающие процесс адаптации, сводят его к процессу социализации. Рассматривая социализацию, исходят из двух основных базовых предпосылок: 1) обществу принадлежит решающая роль в социальном и индивидуальном развитии индивида; 2) человек становится личностью и действительным субъектом социальных отношений только благодаря взаимосвязанным процессам деятельностного приспособления (адаптации) среды и себя самого к социальным условиям жизнедеятельности.

Исходя из такого понимания роли личности в процессе социализации, в науке формируются два ведущих теоретических подхода:

1) субъектно-объектный, утверждающий пассивную позицию личности (общество – субъект воздействия, а индивид – его объект);

2) субъектно-субъектный, делающий акцент на активной роли личности в ходе социализации (индивид целенаправленно адаптируется, изменяя не только неблагоприятную социальную ситуацию, но и самого себя).

Кроме того, выделяются активная и пассивная составляющие социализации. К первой относится социально-преобразующая деятельность человека, ко второй – усвоение накопленного человечеством опыта во всем многообразии его форм и проявлений. Идея об активной (внешней) и пассивной (внутренней) составляющих социализации вполне может быть экстраполирована и на процесс социальной адаптации личности.

Внешняя её сторона – это деятельность личности по выработке различных стратегий адаптации, нацеленных как на активное, деятельностное преобразование значимых для адаптации параметров социальной среды, так и на изменение в нужном направлении условий адаптивной ситуации.

Внутренняя сторона социальной адаптации личности – это осознанная или нет интро- или экстравертивная психологическая активность личности, направленная на устранение индивидуально ощущаемых и переживаемых стрессов и установление состояния субъективного психологического комфорта в процессе жизнедеятельности и межличностной коммуникации.

Актуальный для многих гуманитарных наук вопрос о соотношении феноменов социализации и социальной адаптации всё ещё остаётся в числе наиболее спорных и обсуждаемых. В современной научной литературе адаптация, в основном, рассматривается как момент или часть процесса социализации (Б.Д. Парыгин, А.М. Растова, Л.К. Синцова), поэтому считается, что социально-психологическая адаптация реализуется в процессе социализации.

В этой связи О.И. Зотова, И.К. Кряжева замечают, что социализация часто связывается с общим развитием индивида, а адаптация – с приспособительными реакциями уже сформировавшейся личности, когда последняя сталкивается с новыми условиями общения и деятельности. Процесс социализации длится с рождения и до самой смерти человека, поэтому имеет смысл говорить об этапах социализации в рамках этого континуума. В ходе социализации личность сталкивается с ситуациями, порождающими потребность в частых приспособительных актах, которые являются ни чем иным, как социально-психологической адаптацией. Однако жесткой детерминации процесса адаптации социализацией не наблюдается. Адаптация – это вполне самостоятельный феномен – процесс, протекающий на фоне социализации. Фактически социализация индивида играет роль своеобразной «социальной предадаптации», ибо в ходе ее формируются те адаптивные предпосылки, которые в последующем могут быть использованы в социальной адаптации конкретной личности. Адаптивные предпосылки могут быть выстроены в определенную систему в контексте социализации, что определяет сложный коррелятивный характер процесса адаптации. Со степенью его сложности связаны также такие параметры, как специфика адаптивной стратегии и время адаптации. Чем сложнее адаптивная система, тем бóльшие нагрузки она может перенести без ущерба для себя, тем меньше времени необходимо для  приспособления [3].

Следовательно, с одной стороны, чем более сложна самоуправляемая адаптивная система, тем больше она имеет шансов пластичного активного адекватного приспособления, с другой – для высокоразвитых адаптивных систем важную роль играют фактор времени и полнота удовлетворения потребности в адекватном отражении факторов влияния адаптивной ситуации. Это связано с тем, что человек нуждается в длительном периоде формирования своеобразных социальных предадаптивных предпосылок, позволяющих ему выработать эффективный механизм приспособления в социальной среде.

Во взаимодействии между личностью и социумом могу быть выделены два диалектически взаимосвязанных этапа: 1) социализация; 2) социальная адаптация.

Социальная адаптация служит логическим итогом глобального процесса социализации, в то время как социализация представляет собой этап становления индивида и приобщения его к основным нормам ценностям и социокультурным институтам для выполнения в последующем той или иной социальной роли. Социальная адаптация, в самом общем виде, раскрывает и уточняет идентичность личности, гармонизируя, тем самым, смыслы и стратегии ее жизнедеятельности  в динамичной, непрерывно изменяющейся социокультурной среде.

ЛИТЕРАТУРА

1. Граве П.С. Об адаптации в живых системах /П.С.Граве. – Рига: Зинатне, 1972.

2. Петрушенко Л.А. Единство системности, организованности и самодвижения / Л.А. Петрушенко. – М.: Мысль, 1975.

3. Ромм М.В. Адаптация личности в социуме: Теоретико-методологический аспект / М.В. Ромм. – Новосибирск: Наука. Сибирская издательская фирма РАН, 2002.

4. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме / Г. Селье. – М.: Медицина, 1960.

5. Философские проблемы теории адаптации /Под ред. Г.И. Царегородцева. – М.: Мысль, 1975.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2005


 © 2017 - Вестник КАСУ