Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2012

Авторы: Матросова Анна Дмитриевна, Нестерик Элла Владимировна

Контраст – это способ противопоставления объектов и их признаков. Контраст часто используется в художественных произведениях с целью усилить впечатление, выделить качество объекта, противопоставив его другому объекту. Контраст лежит в основе ряда стилистических приемов, таких, как антитеза и оксюморон. С помощью контраста автор художественного произведения дает оценку описываемым явлениям, событиям и персонажам. Поэтому уместно говорить о том, что контраст в художественном тексте нередко создается словами категории оценки, одной из разновидностей которой является сенсорная оценка. Цель данной статьи – определить, существует ли связь между категорией сенсорной оценки, в которой присутствует контраст, основанный на антонимии, и антитезой, может ли контраст чувственных ощущений быть не простым противопоставлением, а стилистическим приемом, то есть обладает ли сенсорная оценка как текстовая категория стилистическими функциями антитезы, а также выявить художественные цели, которым служат слова сенсорной оценки в функции антитезы.

Сенсорные оценки относятся к группе субъективных оценок. В отличие от объективных оценок, которые выражают отношение к событиям и предметам с точки зрения реальности и нереальности происходящего, сенсорно-оценочные слова основаны на ощущениях, реакциях пяти органов чувств говорящего [5, 275]. Пять видов чувств – это зрение, слух, обоняние, вкус и осязание. Зрительное, слуховое и обонятельное восприятие относятся к дистантным видам, так как информация от воспринимаемых объектов поступает в соответствующие органы чувств опосредованно, без физического контакта между субъектом восприятия и объектом восприятия. Вкусовое и тактильное восприятие относятся к контактным видам восприятия, так как в этом случае предполагается физический контакт между субъектом восприятия и воспринимаемым объектом.

Перечисленные пять видов чувственного восприятия различаются по важности в зависимости от объёма поступающей информации, так как главная функция восприятия – получение знаний о мире, а человек обладает способностью к чувственному восприятию определённых свойств объективной действительности. С этой точки зрения, главным видом чувственного восприятия является зрение: 90% получаемой информации приходится на долю зрения. За ним следует слух и затем с большим отрывом обоняние, вкус и осязание. Считается, что это связано с природой человека, так как в процессе эволюции у человека развились те "органы" восприятия, которые были жизненно важны. Самой многочисленной и разнообразной является лексика зрительного восприятия, затем, уже не такая обширная, следует лексика слухового восприятия, и совсем малочисленная – лексика обоняния, вкуса и осязания [1, 363].

Сенсорная лексика, как и другие виды оценок (например, эстетическая), способна давать положительную или отрицательную оценку описываемому объекту. Слова сенсорной оценки образуют градуальные ряды, обозначающие усиление определенного эффекта от восприятия, либо, напротив, ослабление, снижение эффекта. Эти ряды и формируют шкалы положительных и отрицательных оценок. Рассмотрим каждый из видов сенсорной оценки.

Слуховые сенсорные оценки часто формируют градуальные ряды повышения или понижения звучания, которые могут представлять собой шкалу положительных и отрицательных оценок (антонимов) [5, 275]. Например:

Положительная оценкаОтрицательная оценка
loudquiet
tendershrill
singcaw
chatterwhisper
singingshouting
talkativesilent и др.

Центральной частью ряда положительной оценки являются звуки, приятные слуху, не раздражающие, гармоничные, что может быть отнесено к норме. Соответственно, при образном движении вверх или вниз по шкале эти звуки отклоняются от нормы, так как вызывают у адресата неприятное, дисгармоничное ощущение, к примеру – singcryshoutscream.

Зрительная оценка в художественной речи обусловлена рядом показателей света и цвета: дихроматическая лексика двухцветна, связана с антонимией света и тьмы или контрастных цветов, например, белого и черного. Хроматическая лексика обозначает многоцветие. Ахроматическая лексика отражает бесцветные (серые) цвета предметов [5, 290]. В отличие от звуковой, зрительная оценка не всегда связана с показателями положительной и отрицательной оценки, поэтому антонимия не является признаком всех видов зрительной оценки, но все же она ей присуща:

Положительная оценка Отрицательная оценка

light dark

bright dull

black white

shiny dim

rosy pale

colourful colourless и др.

Вкусовая, осязательная (тактильная) и оценка органов обоняния менее распространены, нежели слуховая или зрительная. Эту группу сенсорных значений Н.Д. Арутюнова описывает так: «Лексика, относящаяся к результатам незрительных восприятий сравнительно бедна. Ее «богатство» окказионально и переменно. Оно взято взаймы у конкретной лексики – более всего у имен естественных реалий: вкус вишни, запах сирени» [3, 42].

Вкусовые, осязательные и оценки органов обоняния очень субъективны и зависят от вкусов говорящего или автора. Согласно Н.Д. Арутюновой, для прилагательных, обозначающих вкус и запах, важна вкусовая оценка, разделяющая приятное и неприятное (tasty – tasteless, sweetbitter, spicy-fusty), тогда как для «осязательных» прилагательных существенную роль играют внутренние свойства предиката (firm, soft, smooth, rough) [3, 40]. Действительно, слова оценки незрительных восприятий зависят от объекта оценки, так как он зачастую обладает определенными узнаваемыми качествами, например, выражение a lemon taste вызывает ассоциацию с кислым и терпким вкусом, а chocolate taste со сладким вкусом. Отсюда следует, что их распределение на шкале «положительный» и «отрицательный» часто является условным, зависящим от контекста, от вкуса говорящего и, скорее, относится к делению на «приятный» и «неприятный». Рассмотрим данные сенсорные оценки:

Вкусовая оценка:

Положительная оценкаОтрицательная оценка
tastytasteless
sweetbitter
ripeunripe/ green
odorousmouldy
strong (wine)not strong
deliciousdisgusting и др.

Оценка органов обоняния (запах):

Положительная оценкаОтрицательная оценка
aromaticmusty
fragrantdisgusting
clearstuffy, и др.

Осязательная (тактильная) оценка:

Положительная оценкаОтрицательная оценка
coldwarm
icyhot
smoothrough
evenuneven
dampdry и др.

Как видно из приведенных характеристик, разным видам сенсорной оценки присуща антонимия, что позволяет словам сенсорной оценки участвовать в образовании стилистических приемов, основанных на противопоставлении. К таким приемам относятся антитеза и оксюморон. Антитезой в стилистике называют резкое противопоставление понятий и образов, создающее контраст [2, 104]. В силу того, что антитеза основана на контрасте, одним из наиболее распространенных способов ее создания являются антонимы. Однако не всегда антитеза включает в себя явно контрастирующие лексемы, зачастую контраст может предполагаться либо подразумеваться [6, 163]. Таким образом, в качестве компонентов антитезы могут выступать либо антонимы, либо неконтрастные по сути слова, которые, тем не менее, используются для противопоставления одного или нескольких понятий. Однако не всякое противопоставление можно считать антитезой. Антитеза — явление пограничное между стилистикой и логикой. Часто в самом противопоставлении нет никаких языковых приемов реализации этого противопоставления. Иными словами, мы имеем дело с противоположными по своей логической природе фактами действительности. Здесь нет антитезы как языкового приема. Когда же реализация антитезы осуществляется не только приемом соположения противоположных явлений, а вовлечением в орбиту противопоставления также и слов, не выражающих противительных понятий, мы имеем дело со стилистическим приемом. В этих случаях слова получают дополнительные оттенки значений. Контекстуальные значения, приобретаемые словами в процессе реализации антитезы, являются уже фактами лингвистики, а не логики. Поэтому в анализе антитезы необходимо учитывать те смысловые наслоения, которые появляются в словах в результате противопоставления сопоставляемых понятий [4, 243]. Существенным условием антитезы является то, что противоположности подчиняются объединяющему их понятию. Однако, такое соподчинение может и не быть логически точным или сугубо антонимичным.

Рассмотрим теперь, как сенсорная лексика участвует в образовании приема антитезы, и какие художественные задачи выполняются ей в этом случае.

Антитеза может быть реализована как в пределах одного предложения, так и в составе крупных отрезков высказывания. Внутри одного предложения антитеза обычно создает полную смысловую законченность высказывания — сентенцию [4, 242]. Как правило, антитеза имеет эмоциональную окрашенность. Антитеза же, образованная словами сенсорной оценки, приобретает дополнительные функции – указывает на разнообразие или же резкую смену событий и впечатлений:

There I did my work. I wrote whatever the city whispered or roared or chuckled to me on my diligent wanderings about its streets.

(O’Henry, No Story)

While I gazed, this fissure rapidly widened – the entire orb of the satellite burst at once upon my sight – my brain reeled as I saw the mighty walls rushing asunder – there was a long tumultuous shouting sound like the voice of a thousand waters – and the deep and dark tarn at my feet closed sullenly and silently over the fragments of the “House of Usher”.

(Poe, The Fall of the House of Usher)

В этих примерах антитеза образуется словами слуховой оценки. Контрастные глаголы whispered и roared, находящиеся на противоположных делениях образной шкалы звучания, указывают на разнородность впечатлений говорящего. Языковые средства, обозначающие интенсивные, стремительные звуки beating, loud, explosion,great shriek, shouting, like the voice of a thousand waters, rushing, roaring вступают в контраст с наречием silently лишь в самом конце эпизода, тем самым сигнализируя резкую смену событий. Антитеза второго примера подчеркивается зрительной оценкой, которая, однако, не образует резкого контраста в силу дистантного расположения выражающих ее средств, и, следовательно, не образует отдельной антитезы – the entire orb of the satellitedark.

В нижеследующем примере антитеза, реализуемая в рамках одного предложения, образуется словами зрительной оценки.

It was the best of times, it was the worst of times; it was the age of wisdom, it was the age of foolishness, it as the epoch of belief, it was the era of incredulity, it was the season of Light, it was the season of Darkness, it was the spring of Hope, it was the winter of Despair, we had everything before us, we had nothing before us… on the right and in front and behind…

(Dickens, A Tale of Two Cities)

Выше мы говорили о том, что зрительная оценка зачастую строится на противопоставлении света и тьмы. Этот контраст может стать антитезой, в которой свет и тьма символизируют добро и зло. Лексические средства приведенного отрывка служат как раз такому противопоставлению – положительного – Добро (Light) – и отрицательного – Зло (Darkness). Этим двум концептам, выраженным словами визуальной (зрительной оценки), подчиняются все другие контрастирующие понятия: Light – the best of times, the age of wisdom, the epoch of belief, spring of Hope, everything before us; Darkness – the worst of times, the era of incredulity, the winter of Despair, nothing before us.

Антитеза может быть сформирована противопоставлением оценок разных типов, например, сенсорной и эмоциональной, как в нижеследующем примере:

Bitter, bitter was his joy, and full of strange gladness was his pain.

(Wilde, The Fisherman and His Soul)

Данный отрывок представляет собой яркий пример логической антитезы, так как в нем отсутствует антонимическое противопоставление. Существительные joy и pain не являются прямыми антонимами – первое относится к сфере эмоциональных ощущений, второе выражает физическое состояние. Однако в данном контексте слово pain приобретает дополнительное значение – боль душевная, благодаря которому оно переходит в сферу средств передачи эмоциональных состояний, образуя вместе с joy стилистическую антитезу. Прилагательное bitter, выражающее вкусовую оценку, также логически противопоставлено определяемому им существительному joy. Их сочетание образует стилистическую фигуру оксюморон, которая, в свою очередь, вступает в противопоставление со второй частью предложения – full of strange gladness was his pain. Этот пример антитезы хорошо иллюстрирует смысловые наслоения, которые появляются в словах в результате противопоставления понятий.

Антитеза, представленная словами сенсорной оценки в составе крупных отрезков высказывания, имеет иные задачи:

When I opened the window just now a draught of wet, cold air gushed into the room and sent my loose pages whirling. Yet the wind had sunk to a gentle soughing, and the heavy rain had diminished to a chill drizzle as the huge skirts of the storm swept northward. Looking from the lighted room into the darkness, I could see nothing and hear nothing but the muted wind. The darkness seemed to press close up to the house and to isolate it, as if there had been an unthinkable lapse of time and the earth were slowly turning in sunless and starless space where movement and non-movement are the same. I shivered; and shut and curtained the window.

(Aldington, Now Lies She There)

The second shot came as he twisted the gun free from the other’s fingers. Gun in hand, he stepped back. He felt a vague amazement and horror as Harmsworth fell like a log to the floor and lay there. Even more vaguely, he was aware that a door had burst open, and that a girl was standing there, her mouth opening and shutting, making sounds. Then the door slammed. He heard a frantic dialing, and a high-pitched girl’s voice screaming something about police.

(Mayne Hull, The Wishes We Make)

Первый отрывок построен на противопоставлении замкнутого пространства, в котором находится рассказчик – the lighted room, открытому пространству – the darkness. В этом противопоставлении отражается конфликт внешнего и внутреннего мира (внутреннего мира рассказчика), объективного и субъективного. Помимо указания на темное время суток существительное darkness реализует здесь более широкие значения – ‘темнота как отсутствие света’ и ‘внешняя тьма’ – sunless and starless space. Таким образом, darkness противопоставлено субъективному пространству наблюдателя – the lighted room– по двум признакам – наличие/отсутствие света и замкнутое/открытое пространство.

В примере 2 языковым средствам, изображающим громкие, отрывистые звуки burst, slammed, frantic, high-pitched, screaming противопоставлена фраза с выключенным звуком – her mouth opening and shutting, making sounds. В этом отрывке антитеза, образованная словами слуховой оценки, служит созданию эффекта немого кино – персонаж видит, что другое лицо производит звуки, но не может идентифицировать их.

На приеме антитезы могут быть построены целые произведения. Например, рассказ М. Шелли «Смертный бессмертный» (“The Mortal Immortal”), в котором антитеза представлена уже в названии, тем самым подготавливая читателя к контрастам, пронизывающим все произведение. Рассказ в буквальном смысле изобилует противопоставлениями, как явными, основанными на антонимах, так и неявными, логически подразумеваемыми. Приведем здесь только некоторые из них: young Immortal, day and night, to sleep – to wake, hour – eternity, true or false, poor – rich, silk-clad – sad-robed, heaven and earth.

Проведенный анализ позволяет сделать следующий выводы. Антитеза – стилистический прием, основанный на противопоставлении. Для создания контрастной характеристики описываемого явления данное явление часто сопоставляется с другим, логически ему противоположным. Такое сопоставление выявляет не общие черты предметов и явлений, а противоположные, антагонистические черты. Факты объективной действительности не сближаются по общим признакам, а отталкиваются друг от друга [4, 241]. Антитеза может быть реализована с помощью противопоставления слов одной части речи, но это не обязательное ее условие, так как логическая антитеза не ограничивается антонимией. Антитеза может быть реализована в рамках одного предложения, двух и более предложений, абзаца, либо целого текста. Одним из средств создания антитезы является сенсорная оценочная лексика, так как она градируется по шкале «положительных» и «отрицательных» оценок, а слова, расположенные на этой шкале, контрастируют между собой. Сенсорная лексика в стилистическом приеме антитезы служит разным художественным целям: созданию эффекта немого кино, созданию конфликта внешнего и внутреннего мира рассказчика, конфликта объективного и субъективного, указывает на разнообразие или же резкую смену событий и впечатлений, придает эмоциональную окрашенность отрывку произведения. Языковые средства выражения сенсорной оценки могут функционировать в художественном тексте в качестве приема стилистической антитезы, либо в качестве ее отдельных элементов, сочетаясь с оценками разного типа.

ЛИТЕРАТУРА

1. Апресян, Ю.Д. Избранные труды. - М.: Шк. "Языки русской культуры", т.1.: Лексическая семантика: Синонимические средства языка. - 2-е изд., испр. и доп., 1995.-472 с.

2. Арнольд И.В. Стилистика. Современный английский язык: Учебник для вузов. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2002, 384 с.

3. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. 2-е изд. – М.: Языки русской культуры, 1999

4. Гальперин И.Р. Стилистика английского языка. – М.: Высшая школа, 1981. -316 с.

5. Папина А.Ф. Текст: его единицы и глобальные категории: Учебник для студентов-журналистов и филологов. – М.: УРСС, 2002. – 368 с.

6. Скребнев Ю.М. Основы стилистики английского языка: Учебник для ин-тов и фак. иностр. яз. – М: ООО «Издательство Астрель», 2000. – 224 с. (на англ. яз.).



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2012


 © 2017 - Вестник КАСУ