Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2011

Авторы: Муравьева Ольга Ивановна , Качмарык Анна Георгиевна

В настоящее время, в связи с высоким уровнем развития инновационных процессов в различных социально-экономических сферах, стала особенно актуальна проблема человеческого фактора, как наиболее важного и значимого ресурса развития страны. Обществу нужны люди с передовыми, перспективными взглядами, инновационно активные, способные обеспечить инновационный путь развития экономики и страны в целом. Тем самым, сформировался социальный заказ к наукам, вообще, и к психологии, в частности, на поиск психологических факторов, определяющих включенность человека в инновационную деятельность.

Психология, откликнувшись на данный запрос, начала активные исследования, направленные на выявление тех психологических детерминант и особенностей личности, которые лежат в основе инновационной активности и поведения. Общая стратегия таких исследований заключается в выделении и описании так называемого «личностного синдрома» инноваторов. Т.е. основное внимание исследователей уделяется вопросам определения тех индивидуально-психологических свойств, которыми должен обладать человек, способный быть инноватором [6, 11, 1]. При этом, вне контекста исследований остается тот факт, что инновационная деятельность очень часто осуществляется в рамках профессиональной. Поэтому представляется весьма своевременным изучение не только личностных свойств людей, которых принято считать инноваторами, но и их системных профессиональных характеристик, которые, с одной стороны, формируются в ходе деятельности, а с другой, определяют процесс и результативность ее выполнения.

В нашем исследовании была поставлена цель выявить, как разработка студентами и аспирантами собственных научных проектов, а также участие в конкурсах инновационных проектов влияют на формирование одной из интегральных профессиональных характеристик человека – профессиональной идентичности. Мы целенаправленно сосредоточили свое внимание на студенческой молодежи, так как именно этому этапу профессионального становления – обучению в вузе – отводится ключевая роль в обретении профессиональной идентичности [12, 8, 10].

Опираясь на внешние показатели проявления активности в учебно - профессиональной деятельности (участие в конкурсах, проектах и т.д.), вся выборка была поделена на три равных группы:

1) в первую группу вошли студенты и аспиранты – обладатели различных именных стипендий, удостоенные за успехи в научной работе. Эту группу мы условно назвали молодежью, проявляющую научно-исследовательскую активность;

2) вторую группу составили студенты и аспиранты, которые не только проводят собственные исследования, но и участвуют в различных конкурсах инновационных проектов, с целью внедрения своих разработок и получения за это прибыли. Данную группу мы условно обозначили как молодых людей, проявляющих инновационную активность;

3) в качестве сравнения была взята группа студентов, не проявляющих какой-либо активности в инновационном и научно-исследовательском плане, не имеющие каких-либо наград и публичных признаний.

Эмпирическое исследование проводилось в октябре-декабре 2010 года. В нем приняли участие студенты старших курсов и аспиранты томских вузов технических специальностей (ТГУ, ТПУ, ТУСУР). Общий объем выборки составил 120 человек, в возрасте 22-25 лет.

В нашем исследовании особенности профидентичности мы рассматривали по трем основным составляющим – когнитивной, мотивационной и ценностной [3].

Для оценки когнитивной составляющей профидентичности студентов был взят такой показатель, как сформированность профессионального образа-Я. Исходя из того, что процесс формирования профессионального образа-Я происходит на основе сопоставления образа-Профессии с образом-Я и осознания своей тождественности с избранной профессией, в связи с чем формируется положительное отношение к себе как субъекту настоящей учебно-профессиональной и будущей профессиональной деятельности [2].

Для оценки мотивационной составляющей профидентичности рассматривалось наличие положительной профессиональной мотивации, которая выявлялась по характеру ведущих профессиональных мотивов, преобладанию внутренней мотивации над внешней, мотивации успеха над мотивацией избегания неудач.

В качестве показателей ценностной составляющей профессиональной идентичности мы рассматривали особенности смысложизненных ориентаций и личностно значимые ценности как то, что обусловливает профессиональную мотивацию и общую направленность профессиональной самореализации человека.

Сначала рассмотрим особенности когнитивной составляющей профидентичности (табл. 1). Напомним, что в качестве показателя когнитивной компоненты профидентичности рассматривалась сформированность профессионального образа-Я при помощи методики «Личностный дифференциал» (вариант, адаптированный в НИИ им. В.М. Бехтерева) [7; 20].

Как видно из табл. 1, в группах молодежи, проявляющей научно - исследовательскую и инновационную активность, значимые различия (при p<0,08 и p<0,01) между представлениями о себе и человеком своей профессии наблюдаются по шкале силы.

Таблица 1 – Результаты сравнительного анализа по t-критерию Стьюдента представлений о себе и человеке своей профессии в трех группах респондентов

Шкалы методики «Личностный дифференциал»

Среднее значение по категории

Критерий для сравнения средних (t-value)

Уровень значимости (p)

Образ-Я

Образ человека своей профессии

Группа молодежи, проявляющая научно-исследовательскую активность

Оценка

13,55

12,35

0,77481

0,443247

Сила

9,800

13,25

-2,77594

0,008495

Активность

7,900

5,400

1,82561

0,075775

Группа молодежи, проявляющая инновационную активность

Оценка

14,60

13,25

1,12773

0,266503

Сила

10,00

12,90

-2,49398

0,017100

Активность

7,450

6,400

0,69806

0,489387

Контрольная группа

Оценка

13,80

14,40

-0,49963

0,620213

Сила

7,850

11,55

-3,35018

0,001834

Активность

5,550

8,400

-2,12777

0,039903

Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия

Шкала силы в самооценках свидетельствует о представлениях респондентов о волевых качествах. Соответственно, в нашем случае, можно говорить, что респонденты данных групп склонны оценивать волевые качества человека своей профессии выше, чем свои собственные. Они считают его более уверенным в себе, независимым, склонным рассчитывать на свои силы. Такое отличие можно объяснить тем, что респонденты – это студенты, аспиранты, у которых еще нет значительного опыта реальной трудовой деятельности, прочного социального статуса, возможно материальной независимости. Поэтому человек своей профессии, в этом смысле, представляется им более самостоятельным, так как он профессионал и, что самое главное, уже работающий профессионал.

Значимых различий в представлениях о себе и человеке своей профессии по шкалам оценки и активности не выявлено, это значит, что данные молодые люди в равной мере оценивают себя и представителя своей профессии относительно обладания социально желательных характеристик и уровня экстравертированности. На этом основании можно говорить о существующей близости представлений о себе и человеке своей профессии, а значит, о включенности образа-Я в образ-Профессии и о сформированности профессионального образа-Я у молодежи, проявляющей научно-исследовательскую и инновационную активность.

В контрольной группе значимые различия между представлениями о себе и человеке своей профессии получены по двум шкалам – силы (при p<0,001) и активности (при p<0,03) (табл. 1).

Т.е. респонденты контрольной группы, в отличие от групп с научно-исследовательской и инновационной активности, склонны оценивать человека своей профессии выше, чем себя, не только как более уверенного и самостоятельного, но и как более активного, общительного, инициативного. Как мы видим, близость представлений о себе и человеке своей профессии наблюдаются только по одному фактору из трех.

Таким образом, различие по когнитивной составляющей профессиональной идентичности между группами молодых людей, проявляющих научно-исследовательскую и инновационную активность, и контрольной группой, заключается в более высоком уровне сформированности профессионального образа-Я. Это может быть связано с тем, что, в силу своей активности, участия в разнообразных мероприятиях, они уже включены в профессиональное сообщество, у них есть определенный круг профессиональных контактов, что интенсифицирует процесс профессионального общения, а соответственно, способствует процессу идентификации со значимыми людьми своего профессионального круга и формированию своего профессионального образа-Я.

Далее рассмотрим особенности мотивационной составляющей профидентичности. Напомним, что изучение данной компоненты включало определение ведущих профессиональных мотивов респондентов, соотношение внутренней и внешней мотивации в общей структуре профессиональной мотивации, мотивации успеха и мотивации избегания неудач.

Ведущие мотивы профессиональной деятельности в группах респондентов оценивались с помощью методики изучения факторов привлекательности профессии (модификация И. Кузьминой, А. Реана) [9; 82]. По методике рассчитывался коэффициент значимости (КЗ) для каждого из одиннадцати факторов привлекательности профессии. На основании ранжирования полученных значений КЗ по каждому фактору делались выводы о ведущих мотивах профессиональной деятельности, наличии положительной профессиональной мотивации и удовлетворенности профессиональной деятельностью.

Как видно из графика (рис. 1), профили факторов привлекательности профессии в группах молодежи, проявляющей научно-исследовательскую и инновационную активность, и контрольной группе кардинально не отличаются друг от друга. Общим и самым значимым профессиональным мотивом для всех групп респондентов является стремление к самосовершенствованию в профессии (КЗ=0,90; КЗ=0,95 и КЗ=0,80 соответственно). Можно сказать, что у данной молодежи ориентация на рост, достижения, профессиональную самореализацию, независимо от ее специфики и содержания деятельности, четко выражена. При этом, для всех респондентов имеет значение такой фактор непривлекательности профессии, как небольшая заработная плата (КЗ=-0,50; КЗ=-0,30 и КЗ=-0,15, соответственно).

Рис. 1. Факторы привлекательности профессии в группах молодежи, проявляющей инновационную и научно-исследовательскую активность, и контрольной группе

В качестве отличительных особенностей у молодежи, проявляющей научно-исследовательскую и инновационную активность, можно отметить выраженную ориентацию на творческий подход к профессиональной деятельности (КЗ=0,7). Это объясняет вовлеченность молодых людей в инновационную и научно - исследовательскую деятельность, которые, по своей сути, являются творческими, именно там они ищут применение своей активности.

Кроме того, для групп молодых людей, проявляющих научно - исследовательскую и инновационную активность, гораздо больше, чем для студентов контрольной группы, имеет значение такой аспект непривлекательности профессии, как переутомление, вызываемое работой (КЗ=-0,15 и КЗ=-0,35 соответственно). Это может говорить о том, что у этих молодых людей уже есть опыт погружения, большой нагрузки, уставания и переутомления в своей профессиональной деятельности, они понимают, что та сфера, которую они выбрали, дает не только возможность заниматься творчеством, но и требует от них значительных усилий, сосредоточенности, времени.

Следующий рассматриваемый нами аспект мотивационной составляющей профидентичности заключался в определении соотношения внутренней и внешней мотивации в общей структуре профессиональной мотивации респондентов. Для этого использовалась методика изучения мотивации профессиональной деятельности (К. Замфир в модификации А. Реана) [9; 87]. По полученным результатам в трех группах респондентов были составлены мотивационные комплексы, описывающие соотношения между собой трех видов мотивации: внутренней (ВМ), внешней положительной (ВПМ) и внешней отрицательной (ВОМ).

Как показал сравнительный анализ, существенные различия между группами студентов, проявляющих инновационную и научно-исследовательскую активность, и контрольной группой, наблюдаются по показателям внутренней мотивации (при p<0,001) и внешней отрицательной мотивации (при p<0,03) (табл. 2).

Таблица 2 – Результаты сравнительного анализа по t-критерию Стьюдента мотивационных особенностей в группах молодежи, проявляющей инновационную активность, и контрольной группе

Шкалы методики изучения мотивации проф. Деятельности «инноваторов»

Среднее значение в группе

Среднее значение в контр. группе

Критерий для сравнения средних (t-value)

Уровень значимости (p)

ВМ

4,675

3,725

3,47654

0,001288

ВПМ

4,050

3,730

1,43975

0,158127

ВОМ

2,100

2,775

-2,13348

0,039401

с научно-исследовательской активностью

ВМ

4,600

3,725

3,28032

0,002226

ВПМ

3,725

3,730

-0,02028

0,983926

ВОМ

2,650

2,775

-0,37922

0,706635

Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия. ВМ – внутренняя мотивация; ВПМ – внешняя положительная мотивация; ВОМ – внешняя отрицательная мотивация

Полученные результаты говорят о том, что уровень внутренней мотивации в группе «инноваторов» выше, тогда как в контрольной группе значительно выше уровень внешней отрицательной мотивации. Это свидетельствует о том, что молодежь, проявляющая инновационную и научно-исследовательскую активность, как уже говорилось, гораздо больше мотивированы самим содержанием своего труда, испытывают удовлетворение от самого процесса и результата профессиональной деятельности, чем обычные студенты. При этом «инноваторы» гораздо меньше обычных студентов руководствуются желанием избежать критики или наказания, т.е. выполняют свою деятельность, потому что это им приносит удовлетворение, а не из-за возможных неприятных последствий для себя. Мы можем говорить о высоком уровне удовлетворенности и принятия своей профессии, о ценностном отношении к содержанию профессиональной деятельности у молодежи, проявляющей научно-исследовательскую и инновационную активность.

Еще одним аспектом исследования мотивационной составляющей профидентичности стало изучение мотивации успеха и боязни неудач (методика А.А. Реана [9; 12]). Сравнительный анализ показал существенные различия в уровне мотивации успеха между контрольной группой и «инноваторами» (табл. 3).

Таблица 3 – Результаты сравнительного анализа по t-критерию Стьюдента выраженности мотивации успеха в группах молодежи, проявляющей инновационную и научно-исследовательскую активность, и контрольной группе

Группы

Среднее значение мотивации успеха

Критерий для сравнения средних (t-value)

Уровень значимости (p)

«Инноваторы» / контр.гр.

15,70 / 14,00

2,271247

0,028882

Гр. с научно-исследовательской акт-тью / контр.гр

15,30 / 14,00

1,398833

0,169972

«Инноваторы» / гр. с научно-исследовательской акт-тью

15,70 / 15,30

0,425799

0,672656

Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия

Соответственно, можно говорить, что «инноваторы», в отличие от студентов контрольной группы, больше ориентированы в своей деятельности на положительный результат, ставят реально достижимые цели, проявляют настойчивость в своих силах, целеустремленность, ответственность. Это можно объяснить из выше описанных данных – ценностное отношение к содержанию профессиональной деятельности, высокий уровень удовлетворенности от процесса и результата своего труда, отличающие «инноваторов», способствуют стремлению к достижению положительного результата, продуктивности своей работы.

Теперь обратимся к особенностям ценностной составляющей профидентичности молодежи, проявляющей инновационную и научно-исследовательскую активность. Напомним, что изучение особенностей ценностной составляющей профидентичности, включало определение структуры ценностных ориентаций респондентов с помощью методики изучения ценностей личности Ш. Шварца [4] и смысложизненных ориентаций при помощи Теста смысложизненных ориентаций Д.А. Леонтьева [5].

Сначала рассмотрим особенности ценностных ориентаций респондентов. Как показал сравнительный анализ, статистически значимые различия между группами молодежи, проявляющей научно - исследовательскую и инновационную активность, и контрольной группой обнаружены по ценностным типам традиции, самостоятельности и безопасности (табл. 4 и 5).

Таблица 4 – Результаты сравнительного анализа по t- критерию Стьюдента типов ценностей по методике Ш. Шварца в группе молодежи, проявляющей научно-исследовательскую активность, и контрольной группе

Типы ценностей по методике Ш. Шварца

Среднее значение в группе

Критерий для сравнения средних (t-value)

Уровень значимости (p)

с научно-исследовательской активностью

контрольной

Конформность

7,000

8,100

-1,00000

0,323636

Традиции

3,300

5,900

-2,66386

0,01127

Доброта

9,050

10,50

-1,46561

0,150982

Универсализм

13,35

13,20

0,09323

0,926213

Самостоятельность

12,25

10,40

2,06649

0,045646

Стимуляция

6,400

5,650

0,91492

0,366001

Гедонизм

5,950

6,300

-0,28957

0,773719

Достижения

10,90

9,100

1,72118

0,093351

Власть

4,900

4,800

0,10375

0,91791

Безопасность

8,500

11,60

-2,33149

0,02513

Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия

Таблица 5 – Результаты сравнительного анализа по t- критерию Стьюдента типов ценностей по методике Ш. Шварца в группе молодежи, проявляющей инновационную активность, и контрольной группе

Типы ценностей по методике Ш. Шварца

Среднее значение в группе

Критерий для сравнения средних (t-value)

Уровень значимости (p)

«инноваторов»

контрольной

Конформность

7,100

8,100

-0,94938

0,348425

Традиции

3,100

5,900

-2,53500

0,015483

Доброта

9,600

10,50

-0,84823

0,401621

Универсализм

14,00

13,20

0,63602

0,528574

Самостоятельность

11,50

10,40

1,10320

0,276879

Стимуляция

7,350

5,650

1,72961

0,091816

Гедонизм

6,350

6,300

0,04809

0,961895

Достижения

10,35

9,100

1,02390

0,312355

Власть

5,650

4,800

0,90428

0,371545

Безопасность

8,700

11,60

-2,19882

0,034050

Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия

Эти данные демонстрируют, что, с точки зрения теории динамических отношений предложенной Ш. Шварцем [4; 30], основные различия между молодыми людьми, проявляющими инновационную и научно-исследовательскую активность, и обычными студентами наблюдаются по показателям «открытость изменениям» - «консерватизм». Т.е. для молодежи с инновационной и научно-исследовательской активностью характерны выраженное стремление к свободе и самостоятельности, творчеству, но меньшая ориентация на осторожность, потребность в защите со стороны, стремление следовать традициям и обычаям, чем для других студентов. У них на ценностном уровне заложено то, что обуславливает проявление инновационной активности и обеспечивает легкость включения в инновационную и исследовательскую деятельность.

Что касается смысложизненных ориентаций, то у молодых людей, проявляющих научно-исследовательскую и инновационную активность, больше, чем в контрольной группе, выражены показатели субшкал «Результат», «Локус контроль - жизнь» и общий параметр осмысленности жизни (табл. 6 и 7).

Таблица 6 – Результаты сравнительного анализа по t- критерию Стьюдента параметров СЖО в группе молодежи, проявляющей инновационную активность, и контрольной группе

Субшкалы СЖО

Среднее значение в группе

Критерий для сравнения средних (t-value)

Уровень значимости (p)

«инноваторов»

контрольной

Цели

34,15

33,40

0,519719

0,606274

Процесс

33,15

31,80

0,907056

0,370094

Результат

27,75

25,35

2,499672

0,016867

ЛК-Я

23,20

21,75

1,577761

0,122910

ЛК-жизнь

34,40

30,35

2,738135

0,009351

Общий ОЖ

112,6

105,1

2,080487

0,044274

Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия

Таблица 7 – Результаты сравнительного анализа по t- критерию Стьюдента параметров СЖО в группе молодежи, проявляющей научно-исследовательскую активность, и контрольной группе

Субшкалы СЖО

Среднее значение в группе

Критерий для сравнения средних (t-value)

Уровень значимости (p)

с научно-исследовательской активностью

контрольной

Цели

34,90

33,40

1,004949

0,321278

Процесс

34,25

31,80

1,778711

0,083288

Результат

27,85

25,35

2,476967

0,017815

ЛК-Я

23,40

21,75

1,727797

0,092145

ЛК-жизнь

34,65

30,35

2,904101

0,006106

Общий ОЖ

114,2

105,1

2,423771

0,020229

Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия

Это говорит о том, что «инноваторы» и молодые люди, проявляющие научно-исследовательскую активность, больше других студентов осознают смысл своей жизни, удовлетворены прошлым опытом и результатами своей деятельности, что отражается на их убежденности в подконтрольности жизни собственным силам. Это может быть связано с тем, что у них, в отличие от студентов контрольной группы, есть опыт достижений, побед и наград за свою деятельность и активность. Достигнутые успехи в профессиональной самореализации дают ощущение смысла, продуктивности выполняемой деятельности и уверенность в возможности самому творить свою жизнь. Осмысленность и удовлетворенность результатами профессиональной деятельности обусловливает формирование жизненных перспектив, способствует включенности в профессиональную деятельность и в конечном итоге, профессиональному развитию. Соответственно, мы можем говорить о наличии личностно значимых ценностей и смыслов, связанных именно с профессиональной деятельностью, обусловливающих положительную профессиональную мотивацию и, в итоге, о более высоком уровне сформированности ценностной составляющей профессиональной идентичности молодежи, проявляющей научно-исследовательскую и инновационную активность.

Таким образом, результаты нашего исследования показали, что у молодых людей, проявляющих научно - исследовательскую и инновационную активность, уровень сформированности когнитивной, мотивационной и ценностной составляющих профессиональной идентичности выше, чем у молодых людей, такой активности не проявляющих.

Общий же теоретический вывод состоит в том, что проявление молодыми людьми научно-исследовательской и инновационной активности на этапе обучения в вузе можно рассматривать как фактор, способствующий формированию профессиональной идентичности и профессиональному становлению. Тем самым, результатами нашего исследования подтверждается, что не только обладание определенным набором личностных свойств, обеспечивает включенность молодежи в исследовательскую и инновационную деятельность, но и характер осуществляемой деятельности способствует формированию необходимых характеристик, в частности, профессиональной идентичности, определяющей процесс и результативность профессионального развития человека.

ЛИТЕРАТУРА

1. Верховин В.И., Логинов С.Б. Феномен предпринимательского поведения // Социол. исслед. 1995. №8. С. 62–68.

2. Гарбузова Г.В. Эмпирические критерии формирования профессиональной идентичности // Управление общественными и экономическими системами: многопредметный научный журнал 2007. №1. [Электронный ресурс]. URL: http://bali. ostu.ru/umc / zj2007_1.php (дата обращения: 25.08.2010).

3. Иванова Н.Л. Профессиональная идентичность в социально-психологических исследованиях // Вопросы психологии. 2008. №1. С. 89–100.

4. Карандашев В.Н. Методика Шварца для изучения ценностей личности: концепция и методическое руководство. - СПб.: Речь, 2004.

5. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). 2-е изд. М.: Смысл, 2006.

6. Лутохина Э.А. Модель человека в новой экономике // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2004. №2. С. 85–89.

7. Методика личностного дифференциала (вариант, адаптированный в НИИ им. В.М. Бехтерева) // Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М., 2002.

8. Поваренков Ю.П. Психологическое содержание профессиональной идентичности // Сибирский психол. журн. 2006. № 24. С. 53–58.

9. Реан А.А. Практическая психодиагностика личности: Учеб. пособие. - СПб.: Изд-во СПбУ, 2001.

10. Родыгина У.С. Психологические особенности развития профессиональной идентичности студентов – будущих психологов: дис. … канд. психол. н. Киров, 2007.

11. Синов В.В. Социально - психологические аспекты инновационного предпринимательства // Российское предпринимательство. 2005. № 6. С. 107–112.

12. Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность: теория, эксперимент, тренинг: Учеб. пособие. М.: Изд-во МПСИ; Воронеж: Изд-во НПО», 2004.

13. Schwartz, S. H.. Beyond individualism/collectivism: New cultural dimensions of values. In Kim, U., Triandis, H. C., Kagitcibasi, C., Choi, S.-C., & Yoon, G. (Eds.), Individualism and collectivism: Theory, method, and applications. Thousand Oaks, CA: Sage. 1994. P. 85–119.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ