Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2011

Авторы: Мерсиянова А.П., Смирнова Ирина Олеговна

Весь мир двумя руками «за»,

а я опять одной полоской «против»…

Бездетность для многих людей является серьезным испытанием. Как переживание и личная трагедия, она характерна и для одиноко живущих людей, но в данной работе исследовались переживания в супружеских парах.

Отсутствие детей в браке может быть результатом различных причин, в том числе, и сознательным решением. Причины могут быть разные: как социального характера, например, отсутствие своей жилплощади, финансовые трудности, карьерный рост, учеба в институте, так и психологического характера. С психологической точки зрения, вопрос о сознательности относителен, ведь за ней могут стоять различного рода страхи, неготовность супругов стать родителями и нести ответственность за новую жизнь. Вынужденно бездетным брак бывает чаще всего по медицинским причинам: из-за болезни одного из партнеров или сексуальных дисфункций семья не способна иметь детей. Однако в последнее время распространено представление, что заболеваниями репродуктивной системы нередко стоит психологическая причина, используется понятие «психологическое бесплодие». Еще К. Хорни рассматривала психологические причины в качестве основного источника очевидных функциональных расстройств, таких, как мнимая беременность, вагинизм, фригидность, менструальные расстройства, преждевременные или запоздалые роды, бесплодие [8].

Бездетность может порождать проблемы в отношениях между супругами, и тогда это уже вторичные переживания. По стрессогенности ситуации, в которой оказываются семейные пары с диагнозом бесплодие, сравнивают и сопоставляют с такими тяжелыми психологическими травмами, как утрата члена семьи, неизлечимое заболевание, развод и т.д. Зачастую супруг с выявленным бесплодием испытывает чувство вины, страдает самооценка. У другого супруга может возникнуть чувство гнева. Оба супруга могут испытывать разочарование, безнадежность, тревогу. Начинаются взаимные обвинения, возникают психосексуальные расстройства, учащаются семейные конфликты. Особенно остро это проявляется, если один из супругов вступил в брак с определенной целью – иметь ребенка или с помощью ребенка укрепить семью. Тяжесть переживаний может вызывать различные последствия: развитие комплекса неполноценности, чувство бессмысленности жизни, психологические нарушения, расстройства, семейные конфликты, аддиктивное поведение. Немалый процент дисгармонии браков и полного их расторжения связан с отсутствием детей [4].

Постоянные попытки оплодотворения вызывают чувство постоянной ежемесячной тревоги у женщины. Осознание собственной бездетности, социальной неполноценности является само по себе мощным стрессом. Практически все исследования, имеющиеся в настоящее время, это подтверждают. Женщины больше мужчин реагируют на стресс, связанный с бесплодием, и состояние хронической фрустрации приводит бесплодных женщин к депрессии.

Свяцкевич И.Ю., опираясь на исследования российских и зарубежных авторов, описывает психологические последствия бесплодия. К ним можно отнести: снижение самооценки, самоуважения личности, изменения в супружеских отношениях и удовлетворенности браком, изменения в сексуальной сфере, синдром ожидания беременности. Бездетная пара испытывает сильные эмоциональные реакции, такие, как горе, депрессия, фрустрация, стыд, смущение, чувство вины, печаль, тревога. У женщин возможны психологические расстройства: фобии, навязчивые мысли, истерическая симптоматика, в редких случаях – шизоидная симптоматика [5].

В современном обществе активно пропагандируются социальные установки и ценности, превозносящие роль материнства и детства, то есть пронатальные ценности. Так, по данным опроса, проведенного Узловым Н.Д., 92,6% общей выборки ответили, что «настоящая семья появляется только с рождения ребенка», «ребенок – необходимое условие существования семьи», и только 13,5% (причем, все мужского пола) высказали мнение, что в семье можно обойтись и без детей [6]. Ролевые ожидания в отношении женщин прочно связаны с необходимостью успешной реализации репродуктивной функции [7].

К психофизиологическим характеристикам, дифференцирующим в массовом сознании мужчин от женщин, относятся агрессивность, доминантность, уверенность в себе, независимость, смелость, грубость, активность и логичность мышления мужчин. И зависимость, кротость, боязливость, мечтательность, суеверность, эмпатичность, тревожность и эмоциональность женщин [3]. Бездетная женщина будет остро ощущать свою ущербность и социальную неполноценность, даже в том случае, когда причина бездетности – состояние здоровья мужчины. В то же время, общество более лояльно относится к мужской бездетности. Для мужчины сегодня на первое место в системе общественных ценностей выходят профессиональная компетентность, материальное благополучие и социальный успех [1]. Пронатальные ценности часто оттесняются на второй план, поскольку вступают в противоречие с ценностями материального и социального успеха.

Наше исследование направлено на изучение особенностей переживания бездетности у мужчин и женщин, знание которых важно для практической деятельности специалистов, работающих в данной проблематике. Основная трудность была связана с поиском супружеских пар, где оба готовы говорить о переживаниях бездетности. Женщины были открытыми, тогда как некоторые мужчины отказывались говорить об этом.

Гипотезой исследования выступило предположение, что женщины, по сравнению с мужчинами, переживают ситуацию бездетности более остро, вследствие чего для них характерны такие чувства, как разочарование, боль, безнадежность и ощущение социальной изоляции, тогда как для мужчин бездетность – это свобода, материальное благополучие, возможность сделать карьеру. Принимая во внимание, что особенности переживания бездетности в мужской выборке обусловлены иной структурой ценностей, мы все же считаем, что в большей степени – это результат действия защитных механизмов психики и в частности – рационализации.

Исследование проводилось с помощью анкетирования, углубленной беседы, метода словесных ассоциаций и семантического дифференциала Ч. Осгуда. В целом, обследовано 15 супружеских пар, состоящих в официальном браке более 2 лет и не имеющих детей, что, в общем, составило 30 человек (15 мужчин и 15 женщин). Возраст испытуемых от 20 до 40 лет, в исследовании приняли участие пары европейской национальности. При этом, исследование проведено в условиях поликультурной среды, титульная нация – казахи, но национальные традиции в Восточно-Казахстанской области выражены умеренно.

Метод словесных ассоциаций показал, что у большинства испытуемых-мужчин слово-стимул «бездетность» ассоциируется с понятиями «карьера», «свобода», «материальное благополучие», «интересная работа», «шок», «конфликты». То есть для испытуемых-мужчин бездетность – это свобода, материальное благополучие, возможность сделать карьеру и найти интересную работу. Однако надо отметить, что известие о том, что в их семье нет детей, стало для них шоком и стало причиной конфликтов. Для женщин характерен другой ассоциативный ряд: «депрессия», «страх», «безнадежность», «разочарование», «шок», «слабость», «напряжение в браке», «болезнь». Семантически понятия «бездетность» в мужской группе связано с такими характеристиками, как здоровый, свободный, легкий, сильный; в женской – печальный, больной, несчастный, плохой. Итак, мы видим, что женщины, характеризуя ситуацию бездетности, употребляют отрицательные характеристики. Они испытывают напряженность. Чувствуют себя несчастными и больными, что, в общем-то, подтверждает ранее полученные результаты. Мужчины воспринимают бездетность, как возможность свободы. Несмотря на то, что в исследуемой выборке большинство мужчин имеют проблемы с репродуктивным здоровьем, они считают себя здоровыми и сильными.

Основной материал по особенностям переживания был получен в ходе беседы, которая, по своей сути, являлась консультационной, благодаря чему был получен доступ к глубоким уровням переживаний.

Необходимо отметить, что беседа с испытуемыми – мужчинами и женщинами - с целью изучения содержательных характеристик переживания бездетности была самым трудным этапом исследования. Проблема бездетности - достаточно болезненная тема для всех испытуемых. Им было тяжело говорить на эту тему. Иногда беседа по нескольку раз прерывалась, испытуемым требовалось время, чтобы они смогли говорить дальше. Женщины, тяжелее переживая данную проблему, в то же время, более открыты для ее обсуждения. Пусть через боль и слезы, но они готовы говорить о данной проблеме. С мужчинами было гораздо тяжелее общаться на эту тему. Они более закрыты в данном вопросе. Некоторые вообще отказывались говорить. При следующей встрече приходилось извиниться за то, что нарушили границы его внутреннего мира, говорить, что больше эту тему поднимать не будем, что некоторые люди готовы об этом говорить, а некоторые – нет, так как тема действительно очень сложная и болезненная. Приходилось делать подводку, объяснять, что тема глубокая и личная. Иногда в беседе с мужчинами пользовались путем проективного исследования, то есть вопросы задавались в третьем лице («Как Вы считаете, что мужчины думают о бездетности?»). Тем не менее, подводя итоги беседы, мы можем говорить о том, что ведущим мотивом вступления в брак у мужчин является духовная близость, у женщин – желание иметь ребенка. Как мужчины, так и женщины в исследуемой выборке хотят иметь детей и считают, что дети в семье должны быть обязательно. Для мужчин на первый план выступает мотив продолжения рода, для женщин – желание укрепить семью. Однако мужчины воспринимают бездетность, как возможность иметь свободу и сделать карьеру, поэтому у мужчин бездетность не вызывает отрицательных чувств. Они считают, что общество нормально относится к бездетной семье. Для женщин бездетность, напротив, означает разочарование и безнадежность, и, соответственно, такой брак вызывает у женщины чувство страха. По мнению женщин, бездетная семья испытывает социальную изоляцию. При этом зачастую бездетные женщины самоустраняются от общения с семейными парами, имеющими детей, встречаются резко негативные чувства, вплоть до «ненавижу женщин, которые могут иметь детей». Это согласуется с данными, полученными в других исследованиях.

Для мужчин видеть детей, слышать их смех означает испытывать радость, надежду и счастье, они продолжают общение с друзьями, имеющими детей. Женщины испытывают боль, разочарование, жалость к себе. Они не могут слышать детский смех и смотреть на чужих детей. По этой причине они прекратили общение с подругами, у которых есть дети. По внешнему не высокому уровню эмоциональной включенности в проблему среди мужчин мы предположили, что у них срабатывают механизмы психологической защиты, выражена попытка рационализировать проблему бездетности и найти в ней какие-то положительные моменты. Быть уверенными, что внутренний конфликт в данной области есть и у мужчин, нам позволяют косвенные признаки – отказ от обсуждения данной темы, агрессивное поведение в отношении исследователя, объяснение мужской позиции в отношении бездетности тем, что мужчина должен быть сильным и не показывать своих чувств. Таким образом, мужчины дистанцируются от переживаний.

Наиболее острые переживания обнаружены у испытуемых (как мужчин, так и женщин), которые живут с проблемой бездетности 5-7 лет. В семьях с 10-летним и более стажем бездетности эмоциональные переживания не такие выраженные и отмечаются рационализации проблемы, как у мужчин, так и у женщин. Основной страх касается риска распада семьи, наступления беременности во внебрачных отношениях в случае измены одного из супруга, причем данные опасения встречаются и у мужчин.

В заключение хотелось бы привести несколько выдержек из бесед.

Семейная пара И. и А., диагноз бесплодие был поставлен 6 лет назад, первые 2 года «прошли впустую». Со слов испытуемой И.: «пока поверили, пока проверили, два года как не бывало». Последние четыре года она «всерьез и вплотную» занимается данной проблемой. Муж отстранился, от беседы отказался, считает важным работу и уверен, что в ней можно реализоваться, а дети – это не главное. Женщина остро переживает бездетность, обращалась к психиатру, так как не может справиться с эмоциональными переживаниями самостоятельно. Основное чувство, с которым она живет – одиночество и обида на мужа за то, что не старается ей помочь. Состояние доходит до решения о разводе.

Семейная пара О. и С. Диагноз бесплодие был поставлен 3 года назад, все 3 года пара совместно усиленно занимается этой проблемой. На всех приемах супруги всегда вместе, муж приходит с блокнотом, тщательно все туда записывает, говорит, в основном, он, испытуемая не всегда успевает вставить слово. Муж испытуемой не стесняется гинекологических осмотров, подробно описывает некоторые физические ощущения супруги, даже предлагал врачу провести дополнительные исследования, о которых он прочел в журнале (Интернете). Испытуемая не чувствует дискомфорт, очень довольна внимательным супругом и не представляет иной жизни. Женщина рассказывает, что нередко плачет, но чувства не доходят до уровня непосильности. Супруг открыто говорит о своих переживаниях, во время беседы у него появлялись слезы. Но на данный момент они оба полны оптимизма. Острые переживания появляются у супругов в периоды, когда после нового способа лечения, беременность так и не наступает.

Семейная пара М. и Д. Невынашивание беременности в течение 10 лет. О сильных переживаниях говорят в большей степени в прошлом времени. Особенно было тяжело, по словам женщины, когда подруги стали рожать уже по второму ребенку. Сейчас легче относится к детям, может брать их на руки, играть, но замечает сама, как все-таки избегает таких ситуаций. Супруг в различные периоды проявляется себя по-разному, был момент, когда планировал развод, именно в это время у жены наблюдалась депрессии вплоть до обращения к психиатру. В настоящее время считает, что семья может быть счастливой и без ребенка, но намерен продолжать попытки. Оба супруга отмечают, что активность в плане лечения сильно снизилась. Связывают это с усталостью от разочарования.

Кроме различий в переживаниях бездетности у мужчин и женщин, мы обнаружили связь между отношением супруга к данной проблеме и уровнем эмоциональной поддержки в адрес жены и уровнем переживания у супруги. В тех семьях, где муж активен в плане лечения, не высказывает обвинений, успокаивает жену, но при этом не запрещает ей проявлять эмоции, сам открыто говорит о своих чувствах, ситуация намного благополучнее. Женщина, получая поддержку, способна справиться с переживаниями личного характера – бездетностью как неспособностью почувствовать радость материнства. Отсутствие понимания со стороны супруга добавляет беспокойства за сохранение семьи, усиливает чувство одиночества. В то же время мужчины также нуждаются в поддержке, но несколько другого плана. В ходе исследования выяснилось, что проблемам в отношениях приводят обвинения со стороны женщин, что он не хочет детей, так как не проявляет эмоций, а также чрезмерный страх за целостность семьи и подозрения, что супруг ищет себе другую женщину. На этой почве происходят семейные конфликты. Можно сделать вывод, что мужчина нуждается в системе рационализации переживания бездетности, и желательно, чтобы женщина не разрушала эту систему.

Таким образом, мы обосновали свои предположения о различиях в переживаниях бездетности у мужчин и женщин. В целом, основной вывод заключается в том, что, во-первых, бездетность является серьезной проблемой в семьях. Наблюдаемые различия не свидетельствуют о том, что мужчины не переживают в связи с отсутствием детей в браке, но иная структура ценностных ориентаций позволяет механизму рационализации снижать интенсивность переживаний. Первичная травма от бездетности (личная трагедия неспособности быть матерью или отцом, почувствовать радость от беременности и родительствования) может быть дополнена вторичной травмой – от отсутствия поддержки со стороны супруга или супруги, от нарушения семейных отношений на почве бездетности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Берн Ш. Гендерная психология / Ш. Берн. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. – 320 с.

2. Василюк Ф.Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций / Ф.Е. Василюк. – М.: Издательство МГУ, 1984. – 200 с.

3. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины // Е.П. Ильин. - СПб.: Питер, 2003 - 366 с.

4. Олиферович Н.И. Психология семейных кризисов / Н.И. Олиферович, Т.А. Зинкевич-Куземкина, Т.Ф. Велента. – СПб.: Речь, 2007. – 360 с.

5. Свяцкевич И.Ю. Социально-психологические аспекты самовосприятия и самооценки женщин в бесплодном браке / И.Ю. Свяцкевич. - Автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.05. – Ярославль., 2002. – 26 с.

6. Узлов Н.Д. Наш ответ Америке из глубинки России: дети – не препятствие, а условие удовлетворенности браком супругов / Н.Д. Узлов // Семья в контексте педагогических, психологических и социологических исследований: Материалы международной научно-практической конференции 5–6 октября 2010 года. - Пенза – Ереван – Прага: ООО Научно-издательский центр «Социосфера», 2010. – С.191-198.

7. Хабалашвили Т.А. Психологические особенности отношений в семейной системе без детей / Т.А. Хабалашвили. – Автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.01. – М., 2009. – 28 с.

8. Хорни К. Психология женщины / К. Хорни. – М.: Академический проект, 2007. – 240 с.

9. Эйдемиллер Э.Г. Семейный диагноз и семейная психотерапия / Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Добряков, И.М. Никольская. – СПб.: Речь, 2003. – 336 с.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ