Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2011

Автор: Кириленко Диана Викторовна

Родовой особенностью психики человека является ее способность к саморазвитию. В психологии является общепризнанным положение о наличии в личности побудительной силы, которая выражается в универсальной потенции к самодвижению, усложнению, к самоизменению (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Г.С. Костюк, А.Н. Леонтьев, С.Д. Максименко, С.Л. Рубинштейн и др.; А. Адлер, А. Маслоу, Г. Оллпорт, К. Роджерс, Э. Фромм, К. Юнг и мн. др.)

В современной психологической науке интенсивно исследуются источники, механизмы и условия самоизменения/ саморазвития личности (К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анциферова, Н.Р. Битянова, М.Й. Боришевский, А.В. Брушлинский, Ф.Е. Василюк, И.С. Кон, Н.Ф. Калина, Л.М. Куликова, А.Н. Лактионов, Д.А. Леонтьев, В.А. Татенко, Т.М. Титаренко, Г.А. Цукерман, И.И. Чеснокова и др.) Разработка указанных проблем ведется в контексте психогенетического (С.Д. Максименко) и субъектно-генетического подходов (В.А. Татенко, Т.М. Титаренко). А также: в контексте изучения различных видов активности и самоактивности личности – субъектной, адаптивной, неадаптивной, творческой, жизнетворческой (Г.А. Балл, Д.Б. Богоявленская, М.Й. Боришевский, В.А. Петровский, В.А. Татенко, В.М. Ямницкий и др.); аутопсихологической компетентности (А.С. Гусева, А.А. Деркач, Л.А. Степнова и др.); психологической культуры (О.И. Мотков, В.А. Носков); регулятивной культуры мышления и саморегуляции (М.Й. Боришевский, О.А. Конопкин, В.И. Моросанова, Н.И. Повякель, А.Я. Чебыкин); самоактуализации, духовности, творчества, личностной свободы, процесса достижения акме (Г.А. Балл, А.А. Бодалев, Н.Ф. Вишнякова, В.В. Давыдов, Н.Ф. Калина, А.П. Колесник, Д.А. Леонтьев, В.А. Моляко, Т.М. Титаренко).

Выше перечисленный ряд можно продолжить. Численность исследований проблемы самоизменения/ саморазвития личности указывает на ее многогранность, на то, что решение различных ее аспектов связано с большим кругом теоретических и практических вопросов психологии.

Наши исследования также относятся к контексту изучения данной проблемы. В фокусе находится феномен склонности к самоизменению, рассматриваемый как сложное свойство личности, его психологические составляющие и индивидуально-психологические особенности проявления. Последнее особенно важно, так как позволяет находить нужные решения для психологической практики: создание условий для саморазвития личности профессионала (особенно социономической области), учет индивидуальных особенностей склонности личности к самоизменению при оказании ей психологической помощи, а также в процессах психологической самопомощи, управления своим изменением и развитием и пр.

В настоящей статье изложены результаты изучения особенностей личности у лиц с разным типом склонности к самоизменению с помощью факторной модели Р. Кеттелла.

Прежде всего, раскроем содержание основных понятий исследования и опишем структуру изучаемого свойства.

Основой формально-логической представленности феномена склонности к самоизменению являются понятия «самоизменение» и «склонность».

В разработке проблемы самоизменения личности выделяются два направления. В рамках первого самоизменение (высшая форма личностного изменения) изучается как процесс (А.В. Киричук, П.В. Лушин; Дж. Гурин, С.С. Ди Клементе, Дж. Нокрос, Дж. Прочаска, К. Роджерс). В рамках второго направления самоизменение понимается как фундаментальное качество личности, и предметом исследования выступают способность к саморазвитию, способность и готовность к самоизменению, способность к профессиональному росту, личностный динамизм и пр. (П.П. Горностай, В.В. Давыдов, В.В. Завирюха, А.Ф. Копьев, Д.А. Леонтьев, С.Д. Максименко, Л.А. Степнова, Е.Л. Яковлева).

Есть работы, в которых под самоизменением понимается процесс, представленный «системой форм, раскрывающих определенную способность» (П.В. Лушин) (4, с. 10). По нашему мнению, такой синтез правомерен, поскольку самоизменение можно рассматривать как специфическое и неспецифическое проявление психической активности, самоактивности личности.

В свою очередь, в понимании сути этой активности также можно выделить разные подходы и точки зрения. Один из подходов связан с позитивностью (саморазвитие со знаком «+», конструктивность активности личности) и негативностью (саморазрушение) самоизменения (О.П. Елисеев, П.В. Лушин, А.В. Мудрик, Л.А. Худорошко, И.И. Чеснокова); другой – с его адаптивной и неадаптивной сущностью (Г.А. Балл, Д.А. Леонтьев, В.А. Петровский).

В нашем исследовании под самоизменением понимается конструктивное проявление как адаптивной, так и неадаптивной активности, которая направлена на самостоятельно инициированное осуществление изменений (преобразований) собственных психических качеств и поведения (5, с. 16-39). Если такие проявления становятся характерными для личности, т.е. устойчивыми, их можно рассматривать как ее свойство. Для обозначения данного свойства была выбрана категория склонности, поскольку она описывает специфическую направленность личности, влечение, жажду, потребность в определенной деятельности, наличие определенных предпосылок для ее осуществления, а также для развития определенного состояния или свойства (6, с. 255). Склонность может рассматриваться как глобальная черта личности, включающая стремление к определенной деятельности и класс характеристик потребностно-мотивационной сферы (8). В любом случае данная категория является «пред-деятельностной» (10, с. 31), но без деятельности, без активности лишается своего психологического смысла. В этой связи можно напомнить взгляд К.А. Абульхановой-Славской на проблему активности. По ее мнению, активность вытекает из потребности в деятельности, она предшествует ей и сопровождает ее (1). Устойчивая потребность в деятельности, как показывает теоретический анализ, и является основой склонности (3; 6; 8).

Таким образом, под склонностью к самоизменению мы понимаем устойчивое проявление психической активности, направленной на осуществление личностью изменений в себе и своем поведении. Другими словами, активности, направленной на внутреннюю форму самореализации (С.И. Кудинов), на достижение и поддержание психологического благополучия, включающего не только психологическое здоровье, но и реализацию личностью своего потенциала (В.М. Духневич). Склонность к самоизменению является естественной предпосылкой развертывания активности саморазвития, проявляется в ней и закрепляется посредством нее в структуре личности. Она входит как составляющая в соответствующую способность, и вместе с нею является важной основой для развития готовности личности к самоизменению (5, с. 16-39).

В ходе теоретико-эмпирического исследования нами была предложена структура склонности к самоизменению. В выделении структурных компонентов мы опирались на представление О.П. Санниковой о макроструктуре личности как континуально-иерархическом образовании, включающем в себя формально-динамический, содержательно-личностный и социально-императивный уровни. Автор концепции указывает, что принцип континуальности, недискретности равно относится как ко всей структуре личности, так и к отдельным ее свойствам (9, с. 128-136). С позиций данного континуально - иерархического подхода различные проявления склонности к самоизменению можно рассматривать целостно, как характеристики одного сложного свойства. На формально-динамическом уровне такими характеристиками выступают энергетичность, форма и динамика, качественные стороны активности изменения и работы над собой; на содержательно-личностном – ценности, идеалы и интересы саморазвития, мотивы самоизменения и др.; на социально-императивном – различные представления о социокультурных нормах, касающихся самоизменения, моральные ценности, духовность и их реализация в социуме) (5, с. 39-51).

Предложенная нами структура охватывает состав формально-динамических и качественных компонентов свойства, поскольку именно они отражают количественные характеристики и психологическую сущность активности (10), направленной на самоизменение. Мы эксплицировали своеобразные «психические контуры», в пространстве которых разворачивается индивидуальное психологическое содержание, т.е. проявляются многообразные содержательные и социально-императивные характеристики свойства. В качестве формально-динамических компонентов были выделены: потребность в самоизменении, инициативность, устойчивость направленности на самоизменение, широта поля самоизменения, легкость и гибкость. Качественные составляющие представлены: 1) принятием переживаний самоизменения (аффективная составляющая) – конструктивное отношение к опыту изменения; 2) склонностью к анализу самоизменения (аналитическая составляющая) – склонность субъекта к самоанализу, размышлениям над собой, своим поведением и опытом с перспективой самоизменения; 3) склонностью к действиям, направленным на самоизменение (конативная составляющая) – тенденция субъекта к осуществлению конкретных действий, направленных на самоизменение (самокоррекция мыслей, эмоций, поведения); 4) открытостью новому опыту – стремление ко всему новому, что может способствовать самоизменению, тенденция к расширению возможностей изменения и развития; 5) чувствительностью к стимуляторам самоизменения – способность субъекта избирательно воспринимать сигналы окружающей среды (пожелания окружающих, социальные ожидания, образы других людей) и внутренние сигналы (собственные психические состояния, чувство неудовлетворенности собой, различные психологические изменения, события собственной жизни и т.д.) как стимуляторы работы над собой.

Для диагностики изучаемого свойства был разработан психодиагностический инструментарий: «Формально - динамический профиль склонности к самоизменению» и тест-опросник качественных показателей «Склонность к самоизменению» (О.П. Санникова, Д.В. Лущикова) (5). Выявление типов склонности к самоизменению осуществлялось путем анализа качественных показателей свойства. Были выделены следующие типы: 1) склонный (ОПС+) и несклонный к самоизменению (ОПС¯) – по значению общего показателя; 2) мономодальные – аффективный (АТ), аналитический (АнТ) и конативный (КТ) – по доминированию одного из трех компонентов, т.н. «ведущих сил»; 3) мультимодальний (МТ+) – характеризующийся выраженностью всех пяти составляющих.

Теперь перейдем к изложению результатов изучения психологических профилей (по Р. Кеттеллу) лиц, отличающихся по склонности к самоизменению. Выборку исследования составили 249 студентов (социономические профессии), возрастом от 18 до 45 лет. Не останавливаясь на деталях методических процедур, сосредоточимся на психологической интерпретации полученных данных.

Рис. 1 Профили личности у лиц, склонных и несклонных к самоизменению

Примечание. Тут и далее: на рис. 1 изображены профили личности (по Р. Кеттеллу) у лиц с высоким (ОПС+ - 68 человек) и низким (ОПС‾ - 63 человека) уровнем склонности к самоизменению. На оси абсцисс размещены показатели факторов личности (фактор В не учитывался); на оси ординат – их значения в стенах. Среднее значение - 5.5. Показатели, расположенные выше 5.5, свидетельствуют о положительном полюсе фактора, ниже – об отрицательном

Сравнительный анализ профилей (рис. 1) показывает ряд визуальных различий между одноименными факторами личности у представителей типов ОПС+ и ОПС¯. Для интерпретации взяты несколько факторов, значения которых более всего отличаются от среднего (выявились путем ранжирования). Также учитывались те факторы, значения которых значимо различаются в обеих группах (вычислялись с помощью t-критерия Стьюдента).

Лица, склонные к самоизменению (профиль ОПС+), отличаются отрицательным значением вторичного фактора QII¯ (приспособленность-тревожность), что может свидетельствовать о психическом здоровье и общей удовлетворенности жизненной ситуацией. Для более полного раскрытия значения этого фактора необходимо обратиться к соответствующему комплексу черт, который представлен выраженной силой «Я» (C+), смелостью (H+), доверчивостью (L¯), самоуверенностью или уверенной адекватностью (O¯), самоконтролем (Q3+) и нефрустрированностью (Q4¯). Выраженность силы «Я» свидетельствует об эмоциональной устойчивости, зрелости, способности к управлению эмоциями и настроением, адаптивности. Они не испытывают особых трудностей при достижении целей, являются реалистичными и самокритичными, что проявляется в отношении к собственным недостаткам, к жизни. Среди выраженных черт особенно выделяются смелость (социальная смелость), предприимчивость, склонность к риску, активность, решительность, контактность, чувствительность, доброжелательность, отзывчивость. Лица, склонные к самоизменению, способны справляться с неожиданными обстоятельствами, не чувствуют опасности, быстро забывают поражения и не всегда выносят нужные уроки. Им свойственно доверять людям, что может быть связано с их убеждением в позитивности человеческой природы. В литературе указывается, что невысокое значение фактора L (доверчивость - подозрительность) свидетельствует о психологическом здоровье и социальной адаптированности (2; 7).

Отдельно отметим следующее. Значение фактора О в профиле данных лиц свидетельствует об уверенной адекватности (или самоуверенности), жизнерадостности, энергичности, смелости и, вместе с тем, спокойствии. Выраженность положительного полюса фактора Q3 (самоконтроль) указывает на характерную представителям типа ОПС+ произвольность и осознанность, что проявляется в достаточно сильном самоконтроле поведения и, более глобально, планомерном подходе к жизни. Свойственная таким лицам настойчивость проявляется в умении преодолевать препятствия, продуктивно действовать в направлении достижения цели даже при столкновении с трудностями. Они не распыляют энергию, а могут управлять ею, аккумулировать и направлять в нужное русло. Умеренная выраженность фактора Q3, по данным литературы, может свидетельствовать о тенденции к творчеству и продуктивной деятельности, что предполагает и толерантность к неопределенности (2; 7). Содержание отрицательного полюса фактора Q4¯ (нефрустрированность) в некоторых аспектах противоречит психологическому портрету склонной к самоизменению личности. Особенно это касается таких его характеристик, как отсутствие сильных побуждений и желаний относительно достижений и изменений и удовлетворенность любым положением вещей. Однако отрицательный полюс этого фактора также указывает на нефрустрированность, отсутствие невроза, разбитости, усталости, подавленного настроения, нетерпимости к критике в свой адрес, раздражительности и бессоннице.

Представители группы ОПС+ характеризуются выраженной экстраверсией (QI+), «направленностью вовне», что является показателем способности человека к нормальному психофизиологическому и психосоциальному функционированию.

Лица, не склонные к самоизменению (ОПС¯), характеризуются иным комплексом характерных факторов личности. Среди них отрицательный полюс фактора QIV¯ – покорность, указывающий на проявление конформности, зависимости (E¯), а также подозрительности (L+), практичности (M¯), консерватизма (Q1¯) и зависимости от группы (Q2¯). Это дает основание характеризовать данных лиц как практических, направленных на решение повседневных задач людей, которые отличаются уравновешенностью, реалистичностью, надежностью, адекватным мышлением, разбираются в важных жизненных вопросах, Такие люди бывают склонны к отказу от интеллектуального поиска и расширения эстетических интересов и могут некомфортно себя чувствовать в ситуациях неопределенности. Отрицательный полюс Q1, выраженный в профиле лиц указанной группы, свидетельствует о тенденции к ригидности и консерватизму. Фактор N+ свидетельствует об осмотрительности, искусственности и социальной опытности.

На рис. 2 изображены профили личности лиц с моно- и мультимодальным типами склонности к самоизменению.

Рис. 2 Профили личности у лиц с разным типом склонности к самоизменению

Примечание. АТ (15 человек) – аффективный тип; АнТ (27 человек) – аналитический тип; КТ (10 человек) – конативный тип; МТ+ (9 человек) - мультимодальный тип склонности к самоизменению

Визуальный и статистический анализ различий показал, что наиболее отличаются между собой профили представителей аналитического и конативного типов, а также аналитического и мультимодального типов склонности к самоизменению. Не обнаружено значимых различий у представителей конативного и мультимодального типов.

Представители аффективного типа склонности к самоизменению (АТ) характеризуются выраженностью отрицательного полюса вторичного фактора QIV¯ (независимость-покорность). Очевидно, ярко выраженная склонность к принятию любых переживаний самоизменения была бы невозможной, если бы сопровождалась выраженными чертами радикализма и доминантности. Данным лицам также присущи смелость, решительность, склонность к риску, легкость в установлении контактов (H+). Они отличаются проницательностью, социальной опытностью, дипломатичностью, способностью не поддаваться эмоциональным порывам (N+). Характеризуются открытостью, эмоциональностью, доверчивостью, гибкостью (A+); пониженным уровнем тревожности (QII¯), преобладанием положительных эмоциональных переживаний и контролем над своими эмоциями и поведением.

Лицам с аналитическим типом (АнТ) также присущи характеристики отрицательного полюса вторичного фактора независимость-покорность (QIV¯). Они склонны к подчинению, к переживанию вины, неуверенности в себе. Высокая выраженность аналитической составляющей склонности к самоизменению при низкой выраженности конативного и аффективного компонентов сопровождается тенденцией к зависимости и ведомости (Е¯). Склонные к анализу себя, возможностей изменения жизни, но не подкрепляющие это конкретными действиями и поступками, лица с аналитическим типом характеризуются сниженной гибкостью, им трудно воспринимать новый опыт и реализовывать его в жизни (Q1¯). Их аналитичность проявляется в рациональном, разумном подходе к разным аспектам жизни, в оценке возможных шансов, постоянном их взвешивании, а также в проницательности, осмотрительности, сдержанности. Интересно, что представители именно этого типа не считают обязательным реализовывать свои способности в деятельности. Их эмоциональность, экспрессивность, легкость в общении могут быть обусловлены осмотрительностью, потребностью в формировании определенной линии поведения. Хотя они действительно могут стремиться к открытому и теплому общению (A+), это все равно подчинено их общей рациональной направленности.

Лица с конативным типом склонности к самоизменению (КТ) характеризуются низким значением QII¯, что указывает на определенную степень удовлетворенности жизнью, способность добиваться желаемого (но иногда и на слабую мотивацию относительно сложных целей). Такие лица отличаются смелостью и предприимчивостью, склонны к риску, общительны, активны и достаточно свободны в выборе вариантов поведения (Н+). Им не свойственна склонность к переживанию вины. Они достаточно уверенны, возможно, даже самоуверенны. У них не развито чувство опасности. Их можно охарактеризовать как активных и при этом расслабленных, веселых и жизнерадостных, и одновременно холодных и спокойных (O¯). Такие лица умеют контролировать свои желания и поведение, организованы, способны к управлению своими эмоциями и «психической энергией» (Q3+), к воплощению ее в действие, способны тщательно планировать свою жизнь, преодолевать препятствия и продвигаться вперед даже при столкновении с трудностями. В целом, представителей конативного типа можно охарактеризовать как людей, стремящихся к достижению целей, доведению дел до конца. Им свойственны экстравертность (QI+), доброжелательность, открытость, склонность к доверию, гибкость и адаптивность (A+).

Лица с мультимодальным типом (МТ+) обнаружили схожую с представителями конативного типа специфику факторов личности. Отличие в том, что, вместо высокого уровня контроля поведения (Q3+), им присущ иной тип регуляции, выраженный положительным полюсом фактора С+ – сила «Я». Это характеризует их как эмоционально стабильных, реалистичных, упорных, способных владеть собой. У них проявлены характеристики жизнерадостности, бодрости, энергичности и гибкости (F+), мечтательности и оригинальности (М+), независимости и смелости (Е+).

Изучение психологических профилей лиц, отличающихся по склонности к самоизменению, показало, что некоторые из выявленных типов отличаются спецификой характерологических и темпераментальных качеств, представленных в модели Р. Кеттела. Сравнивая профили, можно констатировать, что лицам с высокой выраженностью склонности (ОПС+), с конативным и мультимодальным типами более, чем другим, свойственны положительный эмоциональный фон, качества контроля, гибкости, настойчивого достижения целей, управления эмоциями, планирования жизни. Полученная информация частично пересекается с другими данными наших исследований, направленных на изучение индивидуально-психологических особенностей (толерантности к неопределенности, жизнестойкости, самоактуализации, локуса контроля, адаптивности и др.) указанных типов, что подтверждает ее достоверность.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни / Ксения Александровна Абульханова-Славская. – М.: «Мысль», 1991. – 299, [2] с.

2. Батаршев А.В. Многофакторный личностный опросник Р. Кеттелла: Практическое руководство / Батаршев А.В. – М.: ТЦ Сфера, 2002. – 96 с.

3. Краткий психологический словарь / [ред.-сост. Л.А. Карпенко; под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского.]. – 2 изд., расш., испр. и доп. – Ростов н/Д: идз-во «Феникс», 1999. – 512 с.

4. Лушин П.В. Личностные изменения как процесс: теория и практика. – Одесса: аспект. 2005. – 334 с.

5. Лущикова Д.В. Психологічні складові схильності особистості до самозмінювання: дис. ... канд. псих. наук: 19.00.01 / Лущикова Діана Вікторівна. – Одеса, 2009. – 240 с.

6. Ребер А. Большой толковый психологический словарь / Артур Ребер. Том 2 (П-Я). – Вече, АСТ, 2000. – 560 с.

7. Рукавишников А.А. Факторный личностный опросник Р. Кэттелла. Руководство по использованию / А.А Рукавишников, М.В Соколова. – Санкт-Петербург, 1995. – 89 с.

8. Санникова О.П. Стилевые аспекты интеллектуальной деятельности / О.П. Санникова // Развитие личности современного менеджера / [Г.Ф. Кивалов и др.]. – Киев-Одесса: СМИЛ, 2007 – С. 79-124.

9. Саннікова О.П. Феноменологія особистості: Вибрані психологічні праці / Ольга Павлівна Саннікова. – Одеса: СМИЛ, 2003. – 256 с.

10. Санникова О.П. Формально-динамические и качественные метахарактеристики индивидуальности / О.П. Санникова // Наука і освіта. - № 6-7. – 2007. – С. 30-32/



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ