Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011

Автор: Каленова Оксана Александровна

Концепцией правовой политики Республики Казахстан на 2010-2020 годы признается, что лишение свободы все еще остается основным видом уголовного наказания, и прямо указывается, что «необходимы системные меры, направленные на обеспечение целенаправленной государственной политики в сфере ресоциализации граждан, освободившихся из мест лишения свободы, как полноправных членов общества».

Особенно актуален этот вопрос сейчас, когда президентом подписан закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам дальнейшей гуманизации уголовного законодательства и усиления гарантий законности в уголовном процессе».

По прогнозам в результате введения данного закона в действие из мест лишения свободы будут освобождены порядка двух тысяч осужденных. Отсюда в обществе возникают вполне закономерные вопросы относительно того, как данный факт отразится на уровне преступности в стране, на безопасности отдельных граждан от преступных посягательств и на обществе в целом.

Действительно, с сожалением приходится констатировать тот факт, что в свете гуманизации не продумана система ресоциализации лиц, освобожденных из мест лишения свободы.

Вследствие ряда причин особенно остро стоит вопрос о ресоциализации осужденных несовершеннолетних.

В настоящее время несовершеннолетних крайне редко приговаривают к лишению свободы. Как правило, приговоры о лишении свободы в отношении несовершеннолетних выносятся в случаях совершения тяжких и особо тяжких преступлений, а также в случаях рецидива.

Но и здесь вследствие введения новелл в уголовное законодательство, а именно согласно пункту 3 статьи 63 Уголовного кодекса, применение условного осуждения несовершеннолетним возможно и при повторном совершении преступления небольшой или средней тяжести в период испытательного срока при условном осуждении.

Да, наше общество пришло к тому, что лишение свободы к несовершеннолетним применяется крайне редко, однако, наряду с этим, не выработана система мер по их ресоциализации.

С 2010 года в штат Уголовно-исполнительных инспекций введена штатная единица ювенальных инспекторов, однако очень туманно представляется то, чем именно они должны заниматься, это, во-первых. Во-вторых, как отметил зам. начальника Департамента уголовно - исполнительной системы по ВКО Будрин О.В., в рамках круглого стола на тему внедрения в образовательный процесс междисциплинарного курса «Ювенология», основными критериями при кадровом отборе на должность ювенального инспектора послужило наличие высшего педагогического, психологического либо юридического образования; также на данную должность принимаются выпускники ведомственных образовательных учреждений.

Понятно, что каким бы ни было образование (педагогическим, юридическим либо психологическим), его для данной работы недостаточно, так как каждое из этих направлений одностороннее, на фоне того, что требуется как раз комплексное образование, включающее в себя знание и навыки в области, как педагогики, так и психологии, юриспруденции, социологии; особенно в условиях, когда штат уголовно-исполнительных инспекций не предусматривает наличия психологов, социологов, т.е. специалистов, могущих и умеющих корректировать поведение, психику несовершеннолетних.

Относительно же должностных обязанностей, согласно инструкции по исполнению наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, иных мер уголовно-правового воздействия и контроля за лицами, осужденными условно от 29.12.2009 г., к ведению ювенальных инспекторов относится следующее:

1) осуществление индивидуальной профилактики по предупреждению преступлений и иных правонарушений со стороны несовершеннолетних;

2) обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних;

3) проведение работы по формированию законопослушного поведения несовершеннолетних;

4) взаимодействие с государственными органами, общественными объединениями и организациями по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних.

Согласно этой же инструкции, данные направления работы выражаются в таких мероприятиях, как проведение первоначальной беседы профилактического характера с несовершеннолетним в присутствии родителей или лиц, их заменяющих; разъяснение порядка и условий отбывания наказания, не связанного с изоляцией от общества; уточнение анкетных данных несовершеннолетнего, сведений о близких родственниках и лицах, которые могут оказывать влияние на несовершеннолетнего, а также других вопросов, имеющих значение для осуществления контроля за его поведением; направление в подразделения по делам несовершеннолетних ОВД, в органы опеки и попечительства, администрацию по месту учебы или работы подучетного, а также в местный орган военного управления (в отношении подростков призывного возраста) извещение, сообщение о постановке на учет несовершеннолетнего; проведение сверки по несовершеннолетним, состоящим на учете в Инспекции с подразделением по делам несовершеннолетних ОВД; ежемесячное посещение по месту жительства, учебы или работы несовершеннолетнего и в присутствии родителей или лиц, их заменяющих, проводить с ними беседы профилактического характера; вызов родителей несовершеннолетнего или лиц, их заменяющих, а также приглашение иных лиц для выяснения обстоятельств, связанных с какими-либо правонарушениями, допущенными осужденными; требование объяснения от несовершеннолетнего, его родителей или лиц, их заменяющих, по фактам совершения подростком правонарушение или преступление; запрашивание от должностных лиц предприятий, учреждений, организаций, независимо от форм собственности, учебных заведений сведения о несовершеннолетнем, а также необходимую информацию для приобщения к контрольному или личному делу.

Как можно видеть, в функциональных обязанностях ювенальных инспекторов, к сожалению, не в полной мере отражены такие направления работы, как осуществление индивидуальной профилактики по предупреждению преступлений и иных правонарушений со стороны несовершеннолетних; обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних; проведение работы по формированию законопослушного поведения несовершеннолетних. В основном, ювенальные инспекторы осуществляют контрольно-надзорные функции в отношении несовершеннолетних осужденных.

Не хватает содержательной работы по перевоспитанию несовершеннолетних, их ресоциализации, исправлению. Ведь само по себе уголовное наказание не гарантирует исправления осужденного. Более того, мы уверены в том, что гуманизация уголовной политики в отношении несовершеннолетних в том виде, в каком мы ее сейчас имеем, может привести к иллюзорности безнаказанности в глазах несовершеннолетних преступников.

С психологической точки зрения, для подростка такой подход к его преступному поведению только создает основу для дальнейшего преступного поведения, иллюзию безнаказанности, вседозволенности.

Исследователи в области возрастной психологии отмечают, что возраст от 13 до 20 лет обладает специфическими особенностями. Так, Эриксон определяет, что именно для этого возраста характерен кризис идентичности личности, состоящий из серии социальных и индивидуально-личностных выборов, идентификаций и самоопределений. Если юноше не удается разрешить эти задачи, у него формируется неадекватная идентичность, развитие которой может идти по четырем основным линиям:

1) уход от психологической интимности, избегание тесных межличностных отношений;

2) размывание чувства времени, неспособность строить жизненные планы, страх взросления и перемен;

3) размывание продуктивных, творческих способностей, неумение мобилизовать свои внутренние ресурсы и сосредоточиться на какой-то главной деятельности;

4) формирование «негативной идентичности», отказ от самоопределения и выбор отрицательных образов для подражания.

Все обозначенные линии были прослежены нами в ходе анкетирования, проведенного среди воспитанников учреждения ОВ 156/ 22 Департамента уголовно-исполнительной системы Восточно-Казахстанской области.

Нами было опрошено 39 воспитанников, шкала возраста которых распределялась следующим образом (гистограмма 1):

Гистограмма 1

То есть, 59% опрошенных - это юноши в возрасте 17 лет.

На вопрос «Кем Вы хотите быть по профессии?» 12 респондентов не смогли ответить на этот вопрос, вследствие того, что еще не определились, 2 человека ответили соответственно «киллером» и «вором в законе», 25 человек – с той или иной степенью уверенности определили свой выбор профессии. Однако среди профессий, которые хотели бы получить воспитанники, фигурировали специальности, обозначенные в гистограмме 2.

Как мы можем видеть, наиболее востребованные профессии среди несовершеннолетних осужденных – это тренер, автомеханик, водитель и программист. Однако в воспитательной колонии ОВ 156/22 готовят специалистов по таким специальностям, как «повар» и «штукатур-маляр». Данные специальности среди воспитанников не востребованы, не соответствуют их представлениям о «мужских» профессиях, не отвечают их потребностям и амбициям.

Как следствие, обучение по данным специальностям не дает того исправительного эффекта, на который рассчитывает общество.

Гистограмма 2

Отсюда возникает первая проблема на пути ресоциализации осужденных к лишению свободы несовершеннолетних: формирование позитивных целей в их жизненном пути. Если подросток не воспринимает профессию, получаемую им в качестве той, с помощью которой он мог бы достичь своих целей, придти к своей мечте, то зачем же тратить ресурсы на получение такой профессии. Какой в этом смысл, если парень никогда не будет работать по данной специальности, никогда не вернется в общество через эту специальность?..

На наш взгляд, несовершеннолетние осужденные должны получать те профессии, которые востребованы ими и обществом. Почему бы не внедрить обучение по таким специальностям, как автомеханик, программист и т.д.? Стремление к получению желанной специальности приведет и к повышению уровня образованности, который в настоящее время относительно большинства осужденных оставляет желать лучшего.

Проведенный анализ показывает, что большинство несовершеннолетних осужденных обладают крайне низким уровнем образованности, некоторые из них не умеют читать, не говоря уже о том, чтобы адекватно воспринимать информацию, соответствующую их возрасту, сообразно с теми требованиями, которые ставит перед юношей общество. Безусловно, данный фактор осложняет процесс ресоциализации, как в психологическом, так и в социальном, образовательном плане.

Третья проблема, сугубо психологическая. Как правило, большинство осужденных юношей, в особенности приговоренных к лишению свободы, крайне закрыты. Не замкнуты, но именно закрыты. У многих присутствует напускная бравада, за которой - глухая стена. Они не хотят ни слушать, ни воспринимать никого, кого считают противопоставленными себе. Совсем не обязательно, что это служащие исправительных учреждений, достаточно быть в их глазах частью того общества, которое их отвергло. Но при этом они открыты тем, кого воспринимают за «своих». Отсюда следует их легкая усвояемость криминальных ценностей и ориентиров. Эта ситуация очень сильно усложняет процесс ресоциализации именно несовершеннолетних.

Также к проблемам, заведомо препятствующим ресоциализации несовершеннолетних осужденных, относится проблема качества профессиональной подготовки сотрудников уголовно - исполнительной системы. В настоящее время подготовка сотрудников пронизана идеей кары преступников, однако, как мы уже указывали выше, основным постулатом, на котором должна основываться работа УИС – это цель социального исправления (не юридического!) осужденных, в том числе, и несовершеннолетних. На сегодняшний же день мы видим грубое отношение к воспитанникам колоний со стороны сотрудников УИС, что воспринимается несовершеннолетними крайне негативно, заставляя их думать, что к ним относятся как к людям второго сорта.

Очередная проблема ресоциализации несовершеннолетних осужденных состоит в том, что большинство из них выходцы из так называемых неблагополучных семей, и, как правило, у части из них просто отсутствует позитивная поддержка близких, родных людей, что усугубляет трудности в процессе их исправления, ресоциализации. Исходя из анкетирования, нами выявлено следующее: из 49 опрошенных 21 человек – выходцы из неполных семей, то есть 53%; также из 49 опрошенных лишь с двумя не поддерживает связь семья, то есть у 95% осужденных связь с семьей регулярна (встречаются на свиданиях, присылают посылки, пишут письма).

Но в настоящее время эта проблема может крайне усугубиться вследствие того, что планируется закрытие воспитательных колоний вследствие их малой экономической рентабельности. Действительно, в воспитательной колонии ОВ 156/22 содержится порядка 60 заключенных, соответственно, они обеспечиваются определенным персоналом. Конечно, в сравнении с учреждением ОВ 156/3, где содержится порядка 1700 осужденных, воспитательная колония нерентабельна. Но нам представляется, что экономическая составляющая должна последней учитываться при рассмотрении такого вопроса. Как мы уже говорили, большинство осужденных воспитательной колонии ОВ 156/22 - выходцы из малообеспеченных, многодетных, неблагополучных семей. Если воспитательная колония будет функционировать только в Алматинской области, как это сейчас планируется, речь пойдет о разрыве социальных связей семьи и осужденного несовершеннолетнего, так как немногие семьи смогут позволить себе приехать на свидание к своему сыну, племяннику и т.д. И, как следствие, данный разрыв приведет к тому, что мы еще больше усилим влияние криминала на несовершеннолетних, затруднив их ресоциализацию.

Кроме того, анализ таких показателей, как средний срок лишения свободы, к которому приговорен осужденный, и средний возраст осужденного привел нас к констатации еще одной проблемы. Средний срок лишения свободы, к которому приговорены несовершеннолетние в воспитательной колонии ОВ 156/22, составляет 4 года 6 месяцев. Средний возраст осужденного – 16 лет 9 месяцев. То есть, подавляющее большинство несовершеннолетних осужденных по достижении 18 лет будет переведено в исправительные учреждения для совершеннолетних заключенных, где и общие условия, и режим содержания, и нормы обеспечения совершенно иные. Так, если даже сравнить службу психологов, то на воспитательную колонию, учитывая численность осужденных, приходится три психолога. В учреждении ОВ 156/3 общего режима, где численность осужденных, как мы уже отмечали, порядка 1700 осужденных, психолог в штате один. Безусловно, психологическое сопровождение в воспитательных колониях на порядок выше.

При переводе осужденных с воспитательных колоний в учреждения для взрослых несовершеннолетние испытывают большие трудности, связанные с адаптацией, им необходима психологическая поддержка, которой попросту у них нет. Некоторые ребята не справляются. Психологи констатируют, что среди осужденных лиц, отбывающих лишение свободы, совершивших суицид, большой процент приходится на лиц, переведенных из воспитательных колоний.

На наш взгляд, причин у этого факта много. Но один из факторов – это внезапное прекращение работы психологов с осужденными. Если в воспитательной колонии, парень получает постоянную помощь психолога, его поведение корректируется, с ним работают над формированием его личности, системы ценностей, то при переводе эта работа прекращается. Соответственно, он вынужден сам справляться со всеми проблемами, которые у него возникают, а их возникает много, корень которых в том, что действительная реальность исправительных учреждений для взрослых не соответствует его представлениям.

Анализ деятельности государственных и общественных органов, осуществляющих работу по ресоциализации несовершеннолетних, показал несовершенство механизма, осуществления в нашей стране работы по реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Поскольку деятельность уполномоченных государственных органов, общественных институтов в сфере реабилитации несовершеннолетних, не дает достаточно высоких результатов в восстановлении несовершеннолетних и возвращении их в свободную полноценную жизнь.

На данный момент в стране обязанность по ресоциализации несовершеннолетних лиц, освобожденных из мест лишения свободы, возложена на местные исполнительные органы, органы внутренних дел и центры временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних.

Уголовно-исполнительные инспекции, в основном, специализируются на контрольных функциях, хотя Концепцией совершенствования уголовно-исполнительной политики в Республике Казахстан на 2007-2015 годы определено, что служба пробации могла бы функционировать на базе уголовно-исполнительных инспекций и охватывать наряду с исполнением уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы, указанную систему реабилитации и надзор за условно-досрочно освобожденными из мест лишения свободы. Более того, в названной Концепции предлагается уголовно-исполнительную инспекцию переименовать в службу пробации, возложив на нее обязанности по исполнению уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы, контролю за поведением условно-досрочно освобожденных от отбывания наказания, деятельности системы реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

Статья 178 Уголовно - исполнительного кодекса РК указывает, что местные акиматы оказывают содействие в трудовом и бытовом устройстве, а также в предоставлении других видов социальной помощи лицам, освобожденным от отбывания наказания обеспечения занятости. Однако и здесь возникают проблемы, ведь работодатели не хотят брать на себя ответственность за молодых людей, не заинтересованы создавать временные льготы и гарантии при приеме их на работу, в особенности в условиях мирового финансового кризиса.

На органы внутренних дел в соответствии со статьей 178-1 возлагается контроль за поведением лиц, освободившихся условно-досрочно.

В целях предупреждения преступлений, правонарушений и безнадзорности несовершеннолетних в республике действуют центры временной изоляции, адаптации и реабилитации. Центром проводятся сеансы психотерапии, в том числе семейные, коллективные, по адаптации несовершеннолетних совместно с уполномоченными органами. Однако назвать их деятельность эффективной нельзя уже потому, что в Республике таких центров всего два. Более того, по последним данным, данные центры вскоре подлежат закрытию, аргументом чему послужил факт функционирования подобных заведений в рамках деятельности местных исполнительных органов.

Мы считаем, это в корне неверно. Незначительная эффективность данных центров кроется в том, что они получили славу так называемых «бомжатников», и не пользуются популярностью среди осужденных. Если бы работа данных центров была налажена на должном уровне, чтобы человек воспринимал этот центр, как приемлемый вариант для временного жилья, как источник социальной помощи, то не возникла бы необходимость в его закрытии, а как раз наоборот, такие центры могли бы получить развитие и оказали огромную помощь в ресоциализации осужденных, в том числе, и несовершеннолетних.

ЛИТЕРАТУРА

1. Концепция правовой политики Республики Казахстан на 2010-2020 годы/Указ Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858// СПС Параграф

2. О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам дальнейшей гуманизации уголовного законодательства и усиления гарантий законности в уголовном процессе/ Закон от 18 января 2011 года № 393-IV// СПС Параграф

3. Уголовно-исполнительный кодекс РК от 13 декабря 1997 г. № 208 // СПС Параграф

4. Инструкции по исполнению наказаний не связанных с изоляцией осужденного от общества, иных мер уголовно-правового воздействия и контроля за лицами, осужденными условно / Приказ и.о. Министра юстиции Республики Казахстан от 29 декабря 2009 года № 172// СПС Параграф

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ