Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011

Автор: Коновалова Т.Ю.

Субъективная сторона преступления – это, как известно, психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям. Все признаки субъективной стороны (вина, мотив и цель преступления) в совокупности характеризуют тот внутренний процесс, который происходит в психике лица, совершившего преступление, и отражает связи сознания и воли лица с совершенным им деянием.

Правильная оценка любого поведения, в том числе преступного, невозможна без учета его мотивов и целей. Не случайно уголовно-процессуальное законодательство (ст.117 УПК РК) требует доказательства мотивов преступления в числе обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Пленум Верховного Суда РК в постановлении «О применении судами законодательства, регламентирующего ответственность за посягательство на жизнь и здоровье граждан» обращает внимание судов на то, что при рассмотрении дел об умышленных убийствах особо должны быть установлены мотивы и цели преступления, наряду с другими обстоятельствами дела.

Мотив и цель – это психические явления, которые вместе с виной образуют субъективную сторону преступления.

Психологией достаточно подробно исследовано внутреннее содержание мотива и цели, которые побуждают человека к совершению определенного действия. В основе поведения находится потребность – нужда в чем-то. Под потребностями подразумевают стремление к тем условиям, без которых невозможно поддерживать свое нормальное и психическое состояние.

По мнению Т.Д. Марцинковской, мотив – это побуждение к совершению поведенческого акта, порожденное системой потребностей человека и в разной степени им осознаваемое или неосознаваемое вообще. Потребности аккумулируют энергию, а мотивы побуждают к действию, направляя определенность к определенной цели (1, с. 259).

В психологической литературе, в отличие от данного определения, имеется другая точка зрения, автор которой утверждает, что мотив – это осознанная причина, смысл, необходимость совершения определенного действия, фактор самодетерминации поведения (2, с. 493).

Несмотря на некоторые расхождения в определении мотива, основной смысл заключается в том, что мотив - внутренняя сила, которая побуждает человека к активности, к конкретному выбору, решению и действию, характеризует то, ради чего это делается (3, с. 660).

Словарь основных юридических терминов и понятий определяет мотив преступления как непосредственную внутреннюю побудительную причину преступного деяния индивида (например, ревность, месть, корысть), которая вызывает его активность, направляет и стимулирует противоправное действия или бездействие (4, с. 64).

Цель преступления – это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления. Мотив и цель тесно связаны между собой. Как правило, цель преступления возникает на основе преступного мотива и образует базу, на которой формируется интеллектуальная и волевая деятельность субъекта. Цель как осознанное стремление к удовлетворению возникает из потребности, появляется на основе преступного мотива. Вместе эти элементы субъективной стороны формируют интеллектуальную и волевую деятельность лица при совершении преступления.

Следует согласиться с Л.Д. Столяренко, что мотивы и цели поведения могут не совпадать: одну и ту же цель можно ставить перед собой, руководствуясь разными мотивами. Цель показывает, к чему стремится человек, а мотив – почему он к этому стремится. Мотив имеет сложную внутреннюю структуру:

1) Он возникает вместе с появлением потребности в чем-либо, сопровождаемой эмоциональным беспокойством, неудовлетворением;

2) Осознание мотива многоступенчато: сначала становится понятным, в чем причина эмоционального неудовольствия, что необходимо человеку для существования в данный момент; затем уточняется объект, который отвечает данной потребности и может ее удовлетворить (формируется желание); потом выясняется, каким образом, с помощью каких действий возможно достичь желаемого;

3) Энергетический компонент мотива реализуется в реальных поступках (5, с. 427).

В юридической литературе предметом дискуссий является вопрос о мотивах и целях в умышленных и неосторожных преступлениях.

Общественно опасные последствия преступления охватываются мотивами и целями только в умышленных преступлениях. В случае причинения общественно опасного последствия по неосторожности мотивы и цели поведения человека не охватывают последствий. Поэтому применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, нельзя говорить о преступных мотивах и целях, и законодатель не включает эти признаки в составы неосторожных преступлений (6, с. 183).

Значимость и обоснованность вопроса о наличии или отсутствии мотива в умышленных и неосторожных преступлениях объясняется тем, что, несмотря на форму вины, различное сочетание интеллектуального и волевого элементов, неосторожные преступления являются также волевым актом, при совершении которого лицо предвидит наступление общественно опасных последствий или не предвидит общественно опасные последствия, хотя мог и должен их предвидеть.

Неосторожное преступление также обусловлено определенными побуждениями, мотивами. Однако, в отличие от умышленного преступления, в неосторожном мотив относится не к последствиям, а к действию или бездействию. В неосторожных деяниях мотив не является необходимым или квалифицирующим признаком состава преступления, поэтому не влияет на квалификацию содеянного, но учитывается судом при назначении наказания (7, с. 85).

При рассмотрении вопроса о наличии мотивов в неосторожных преступлениях отдельные авторы отграничивают «мотивы поведения» и «мотивы преступления».

Так, по утверждению И.Т. Филановского, мотивы характерны для всех преступлений, совершаемых с прямым умыслом, их наличие просматривается и при совершении действий (бездействий) с косвенным умыслом. Можно говорить о мотивах даже в неосторожных преступлениях, однако это уже мотивы общественно опасного поведения, приведшего к преступному результату, а не мотивы заранее предусмотренного, рассчитанного преступления (8, с. 51-53).

Данную точку зрения можно обосновать тем, что мотивы преступления и мотивы поведения различаются между собой. Если мотивы преступления говорят, почему преступник совершил то или иное деяние, породившее определенные вредные последствия, то мотивы поведения – почему, по каким побуждениям лицо поступило так, что его поведение породило общественно опасные последствия, наступления которых оно не желало. Нельзя не согласиться с тем, что значение мотива преступления и мотива поведения для уголовной ответственности весьма различно. Мотив преступления может быть обязательным или квалифицирующим признаком. Мотив поведения помогает уяснить причину неправомерных действий лица, характеризует личность правонарушителя и может быть учтен при назначении наказания.

Для правильной квалификации преступлений большое значение имеет классификация мотивов. Этому вопросу уделено достаточное внимание в научной литературе.

В истории уголовного права предпринималось много попыток такой классификации. Еще в 1867 г. на конгрессе во Флоренции была установлена четырнадцатичленная градация мотивов преступления.

В дореволюционной русской литературе М.П. Чубинский делил мотивы на две группы:

1) возвышенные или вообще достойные внимания;

2) низменные или достойные порицания.

Соглашаясь с классификацией, предложенной И.Т. Филановским, мотивы можно разделить на два основных вида: мотивы преступления и мотивы поведения (последние лежат в основе совершения неосторожных преступлений).

В основу классификации мотивов следует положить характер и степень их общественной опасности, проявляющиеся в совершении умышленных преступлений. В соответствии с этим мотивы преступлений можно подразделить на следующие виды:

1) человеконенавистнические,

2) корыстные или низменные,

3) личные (ревность, зависть, карьеризм и т.п.).

К первому виду необходимо отнести мотивы, по которым совершаются преступления против мира и безопасности человечества. Остальные мотивы могут проявляться при совершении любых умышленных преступлений (9, с. 203).

Б.В. Здравомыслов считает, что наиболее практически полезной представляется классификация, базирующаяся на моральной и правовой оценки мотивов и целей. С этой точки зрения все мотивы и цели преступлений можно разделить на две группы: 1) низменные и 2) лишенные низменного содержания. К низменным следует отнести те мотивы и цели, с которыми УК РК связывает усиление уголовной ответственности. К таким мотивам относятся: корыстные, хулиганские, национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести и т.д. К низменным целям относятся: цель облегчить или скрыть другое преступление, цель использовать органы или ткани потерпевшего, цель вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий и т.д. Мотивы и цели, с которыми закон не связывает усиление уголовной ответственности, относятся к мотивам, не имеющим низменного содержания: ревность, месть, карьеризм, личная неприязнь. Помимо этих двух групп мотивов и целей, некоторыми учеными выделяется еще и группа мотивов и целей общественно полезного характера: мотив сострадания к потерпевшему, цель пресечения преступления или задержания лица, совершившего преступление (6, с. 184-185).

Наличие в преступлении общественно полезных мотивов и целей вызывает сомнения, поскольку мотивы и цели всегда антисоциальны, поскольку свидетельствуют о желании или сознательном допущении общественно опасных последствий. Они противоречат нормам морали и права, правам и свободам граждан. Хотя при определенных обстоятельствах могут учитываться при назначении наказания (совершение преступления по мотиву сострадания к потерпевшему).

Кроме того, в юридической литературе предлагается такая классификация мотивов преступлений:

1) Мотивы политического характера, являющиеся результатом враждебного отношения к нашему государству, его суверенитету или территориальной целостности. Этими мотивами руководствуются агенты иностранных разведок, а также враждебно настроенные в отношении нашего государства лица;

2) Низменные мотивы, являющиеся различными формами проявления эгоизма. Например, корысть, жажда наживы, стяжательство, ревность. К ним относятся проявления таких низменных качеств человека как карьеризм, месть, злоба, ненависть, трусость, малодушие, стремление избежать ответственности и др.;

3) Мотивы, лишенные политического или низменного характера. К ним относятся: совершение преступления вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств, материальной, служебной или иной зависимости, под влиянием угроз, принуждения или сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего, при защите личности, общественных или государственных интересов, хотя и с превышением пределов необходимой обороны и др. Эта группа мотивов иногда указывается в законе в качестве обязательных признаков конкретных составов преступлений, а также учитывается при назначении наказания в качестве смягчающего ответственность обстоятельства (7, с. 84-85).

Различные классификации мотивов преступления позволяют раскрыть правовую природу субъективной стороны преступления и находятся в основе правильной квалификации преступлений.

Мотив и цель преступления являются факультативными признаками субъективной стороны преступления, то есть они имеют уголовно-правовое значение не во всех составах преступления. В то же время, если мотив и цель указаны в диспозиции уголовно-правовой нормы, то они становятся конструктивными признаками состава преступления и приобретают характер обязательных признаков.

Например, в составе преступления «Разбой» (ст. 179 УК РК) цель – хищение чужого имущества - является обязательным признаком состава преступления, так как указана законодателем в диспозиции нормы. Отсутствие именно этой цели полностью исключает состав разбоя и в действиях виновного при определенных условиях может усматривать состав преступлений против личности, хулиганство и т.д.

В основном составе преступления «Разглашение тайны усыновления» (удочерения)», предусмотренном ст.135 ч.1 УК РК, мотив – корыстные или иные низменные побуждения - является конструктивным признаком состава преступления и вместе с умышленной виной образуют субъективную сторону преступления. Виновный, зная об имевшем месте усыновления, сообщает об этом другим лицам и желает сделать этот факт достоянием посторонних лиц против воли усыновителя. Мотивами совершения данного преступления являются: стремление получить вознаграждение, месть, зависть и другие низменные побуждения.

Мотив и цель могут иметь различное уголовно-правовое значение в зависимости от того, насколько важным сочтет их законодатель в том или ином составе преступления (6, с. 185).

Если мотив не является обязательным признаком состава преступления, то он не оказывает влияния на квалификацию преступления. Например, клевета (ст. 129 УК РК), оскорбление (ст. 130 УК РК) признаются преступлениями, независимо от того, каким мотивом руководствовался виновный.

В ст. 96 ч. 1 УК РК убийство раскрывается как противоправное умышленное причинение смерти другому человеку. В данном составе преступления мотив и цель не имеют уголовно-правового значения. Это может быть месть, зависть, неприязненные отношения.

Мотив и цель могут изменить квалификацию, т.е. служить признаками, при помощи которых образуется состав того же преступления с отягчающими обстоятельствами. Например, уголовная ответственность за убийство из хулиганских побуждений предусмотрена по ст. 96 ч.2 п. «и» УК РК. Присутствие хулиганских побуждений превращает основной состав убийства (ст. 96 ч. 1 УК РК) в квалифицированный (ст. 96 ч. 2 УК РК).

Анализ судебной практики показывает, что следствие и суд при квалификации убийства из хулиганских побуждений допускают в основном три вида ошибок: а) смешивают хулиганские мотивы с личными неприязненными отношениями, в связи с чем завышают либо занижают общественную опасность действий преступника; б) считают хулиганскими так называемые безмотивные убийства; в) относят к хулиганским убийства, совершенные в ссоре, драке, в состоянии алкогольного опьянения (9, с. 63).

Пленум Верховного Суда РК в постановлении «О применении судами законодательства, регламентирующего ответственность за посягательство на жизнь и здоровье граждан» дает разъяснения судам что следует различать убийство из хулиганских побуждений и убийство, совершенное на почве личных неприязненных отношений, в ссоре или драке. По ст.96 ч.2 п. «и» УК РК следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу, грубого нарушения норм морали и нравственности, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, показать свое чувство превосходства или пренебрежительное отношением к ним. Нередко оно совершается без повода или с использованием малозначительного повода как предлога для убийства.

Таким образом, мотив преступления является основанием для разграничения смежных составов преступления.

В основном составе преступления «Похищение человека» (ст. 124 ч. 1 УК РК) мотив и цель могут быть различными, например, месть, личная неприязнь, устранение конкурента в бизнесе. хулиганские побуждения и другие. Но если преступление совершается из корыстных побуждений, то состав похищение человека становится квалифицированным, и виновный подлежит уголовной ответственности по ст.125 ч.2 п. «з» УК РК. Это может проявиться в стремление получить выкуп, освободиться от материальных затрат (от уплаты алиментов, уплаты долга кредитору).

Анализ действующего уголовного законодательства свидетельствует о том, что корыстный мотив законодатель считает наиболее тяжким из всех возможных, в связи с чем этому мотиву придается статус обстоятельства, повышающего степень общественной опасности в подавляющем большинстве составов преступлений.

Мотив и цель могут служить обстоятельствами, которые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголовную ответственность, если они не указаны законодателем при описании основного состава и не предусмотрены в качестве квалифицирующих признаков (6, с. 185).

Так, в соответствии со ст.54 ч.1 п. «е» УК РК, совершение преступления по мотиву национальной, расовой и религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение являются обстоятельствами, отягчающими уголовную ответственность и наказание.

Содержанием этого мотива является неприятие виновным принадлежности потерпевшего к определенному социальному положению, расе, национальности или конфессии либо стремление, напротив, утвердить исключительность собственной национальной, расовой или религиозной принадлежности.

Совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц повышает наказание потому, что виновное лицо препятствует другим поступать по закону, осуществлять свои конституционные права и свободы. Совершение преступления с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение усиливает наказание потому, что одновременно совершается два преступления, а во втором случае, чтобы уклониться от ответственности за первое преступление (10, с. 131)

В то же время, совершение преступления вследствие стечения тяжелых личных или семейных или иных обстоятельств либо по мотиву сострадания являются обстоятельствами, которые смягчают уголовную ответственность и наказание (ст. 53 ч. 1 п. «е» УК РК).

Тяжелые жизненные обстоятельства могут быть различными: болезнь самого виновного, болезнь или смерть близких родственников, тяжелые материальные, жилищные, бытовые условия. По мотиву сострадания, например, может быть совершена кража в пользу остро нуждающегося или лишение жизни тяжелобольного по его настоятельной просьбе и т.п. (10, с. 127).

В соответствии со ст.53 УК РК, если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Аналогичное правило распространяется также на отягчающие обстоятельства.

Цель может быть не в каждом преступлении, а лишь в таком, которое совершается с прямым умыслом. Так, преступление – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст.103 ч.1 УК РК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. При прямом умысле виновный желает наступление последствий в виде тяжкого вреда здоровью, а при косвенном – не желает, но сознательно допускает причинение тяжкого вреда здоровью или относится к таким последствиям безразлично.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с целью использования органов или тканей потерпевшего (ст. 103 ч. 2 п. «и» УК РК) совершается только с прямым умыслом. Преследуя данную цель, субъект желает наступления последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью. Цель в этом составе преступления является обязательным признаком преступления, совершенного с прямым умыслом. Мотив преступления уголовно-правового значения не имеет, это может быть корысть - продажа для прямой пересадки другому лицу или профессиональный эксперимент по внедрению новой методики трансплантации органов. Таким образом, цель преступления не только определяет направленность действий субъекта преступления, но и влияет на вид умысла.

В результате проведенного исследования можно сделать вывод о том, что мотив и цель характеризуют субъективный процесс в сознании лица в связи с совершением преступления. Раскрытие содержания мотива и цели является предметом исследования психологической науки. Различные классификации мотивов и целей преступления позволяют определить меру общественной опасности как преступления, так и самого преступника. В уголовно-правовом значении мотив и цель играют троякую роль.

Во-первых, они могут превращаться в обязательные признаки, если законодатель вводит их в состав конкретного преступления в качестве необходимого условия уголовной ответственности. Во-вторых, мотив и цель могут изменять квалификацию, т.е. служить признаками, при помощи которых образуется состав того же преступления с отягчающими обстоятельствами. В-третьих, мотив и цель могут служить обстоятельствами, которые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголовную ответственность, если они не указаны законодателем при описании основного состава преступления и не предусмотрены в качестве квалифицирующих признаков.

ЛИТЕРАТУРА

1. Общая психология: учеб. пособие для студентов высш. учеб. зав. / Т.Д. Марцинсковская. - М.: Издательский центр «Академия». - 2010. - 384 с.

2. Еникеев М.И. Общая и юридическая психология (в 2-х частях). Часть 1, «Общая психология». Учебник. – М., Юрид. лит., 1996. - 512 с.

3. Крысько В.Г. Социальная психология: учебник для вузов / 3-е изд. перераб. и доп. - М.: Эксмо, 2010. – 688 с. - (психол. образов).

4. Журсимбаев С.К. Словарь основных юридических терминов и понятий. – Алматы, ИК «НАS», 2004. – 152 с.

5. Столяренко Л.Д. Психология: Учебник для вузов. – СПб.: Лидер, 2007.- 592 с.

6. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В Здравомыслова. - М., 1999. – 480 с.

7. Уголовное право Казахстана (Общая часть). Учебник для вузов / под ред. И.И. Рогова и С.М. Рахметова. – Алматы, 1998. – 228 с.

8. Филановский И.Г. Социально - психологическое отношение субъекта к преступлении. - Л., 1970. - С. 51-53.

9. Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов. / Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. – М., 1998. – 516 с.

10. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан / под ред. И.И. Рогова и С.М. Рахметова – Алматы, 1999. – 808 с.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ