Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011

Автор: Шахова Ольга Александровна

На современном этапе перед Казахстаном стоит задача обеспечения условий для устойчивого экономического развития, которое характеризуется, прежде всего, соответствующей системой организационно-правовых форм юридических лиц крупного предпринимательства, основанных на объединении капиталов и привлечении инвестиций.

На сегодняшний день в самых различных сферах предпринимательской деятельности широко распространены акционерные общества, что вызывает необходимость четкого и последовательного законодательного регулирования деятельности акционерных обществ с момента их создания до ликвидации, а также защиты прав и интересов акционеров. При осуществлении таких отношений выявляются особенности управления обществом, взаимоотношения различных органов общества и должностных лиц, участие государства в создании и управлении общества, взаимодействие общества с другими субъектами рынка и государством, участия в качестве субъекта рынка ценных бумаг.

При учреждении акционерного общества каждый учредитель становится акционером, таким образом, учрежденное юридическое лицо начинает осуществлять свою деятельность посредством различного рода органов управления.

Акционеры, согласно правового статуса акционерного общества, отделены от собственно акционерного общества, которое обладает самостоятельной правоспособностью. Однако заинтересованность в доходности общества, распределяемой в форме дивидендов, предполагает ответственность и эффективное управление делами и имуществом общества. В связи с этим, Законом об АО [1] предусмотрен круг полномочий, входящих в исключительную компетенцию акционеров, реализовывать которые возможно посредством общих собраний; например, только акционеры могут решить юридическую судьбу общества, имея исключительное право реорганизовать или ликвидировать его, изменить содержание его деятельности, внося поправки в устав, существенно влиять на эффективность и функции управления, формируя органы общества, распределять доход общества, определяя цели и направления его использования, объявляя выплату дивидендов с определением их размера по каждому виду акций либо капитализируя его в качестве увеличения собственного капитала в обществе.

В связи с этим, акционеры, при реализации своих полномочий, как собственники общества, должны осознавать свою ответственность за участие в управлении общества, и, несмотря на то, что участие в общем собрании является волеизъявлением, а не обязанностью, неэффективное управление и его последствия могут привести к убыточной деятельности общества, утрате акций и имущества [2].

Согласно положениям Закона об АО, общее собрание акционеров является высшим органом, тем не менее, общие собрания не представляют общество и не выступают от его имени. Таким образом, данное положение противоречит нормам ГК РК (ст. 37) [3], согласно которого от имени юридического лица выступают только его надлежащим образом сформированные органы. По сути, общее собрание имеет своей целью создать необходимые условия для эффективного управления обществом, а не представлять общество в качестве субъекта гражданско-правовых отношений с другими участниками оборота, которые возникают и реализуются на основании решений совета директоров (далее – СД) посредством действий исполнительного органа.

Формулировка Закона об АО не допускает передачу вопросов, принятие решений по которым отнесено к исключительной компетенции общего собрания акционеров, в компетенцию других органов, должностных лиц и работников общества, одновременно давая право отменить решения иных органов общества по вопросам, относящимся к внутренней деятельности общества, если иное не определено уставом.

Согласно Закона об АО, решением общего собрания акционеров может быть введен, равно как и аннулирован, такой механизм дополнительного контроля за управленческими функциями как «золотая акция», не имеющий ничего общего с собственно понятием акции, как ценной бумаги.

В мировой практике появление понятия «золотой акции» в законодательстве обусловлено несколькими причинами, в том числе и в качестве права государства по участию в управлении в отношении акционерных обществ, создаваемых в процессе приватизации, причем данные специальные права закреплялись как обязательные. Государство, таким образом, не являясь акционером, оставляло за собой право контроля управления общества в сложный период становления экономики в качестве защиты национальных интересов [4].

В законодательстве Казахстана такая норма появилась в Законе об АО от 1998 года [5] и остается почти в неизменной редакции с не претерпевшим изменения смыслом.

Статус «золотой акции», не участвующей в формировании уставного капитала и получении дивидендов, владелец которой обладает правом вето на решения общего собрания акционеров, совета директоров и исполнительного органа по вопросам, определенным уставом общества, к тому же закрепленный в законодательстве в качестве диспозитивной нормы, противоречит смыслу существования общества. Действующим Законом об АО предусмотрены другие механизмы, позволяющие эффективно устранять недоразумения и недоверие, возникшие между акционерами и другими органами общества: право переизбрания советом директоров исполнительного органа, право досрочного прекращения срока полномочий члена СД или всего его состава с последующим переизбранием. Наличие же предложения о введении «золотой акции» на общем собрании будет говорить о возможном недоверии между акционерами, не способствующему эффективному управлению.

Преодоление таких ситуаций необходимо усматривать в поиске компромиссов и предложений различных способов решения проблем, поскольку, акционеры – это партнеры и товарищи, объединенные общей целью и заинтересованные в благополучном исходе ведения дел – что и имеет место при осуществлении практической деятельности.

По мнению ученых-цивилистов, занимающихся исследованием данного вопроса, понятие «золотой акции» также не отвечает требованиям реалий, и «положение о «золотой акции» уже было и в старом законе себя никак не проявило. Введение «золотой акции» - шаг назад, может получиться, что этой акцией будет владеть акционер, который будет блокировать работу общества» (А. Попелюшко) [6]. Также «существенно осложняет хозяйственную деятельность и то, что решения исполнительного органа акционерного общества по вопросам, в отношении которых установлено право вето, подлежат обязательному согласованию с владельцем «золотой акции» (А. Лобков) [7]. Поскольку решения, принимаемые советом директоров, а также решения исполнительного органа подлежат согласованию с владельцем «золотой акции» по вопросам, в отношении которых установлено право вето, становится непонятной ситуация, при которой владелец «золотой акции» может воспользоваться таким правом. Кроме того, Законом об АО не установлены требования и статус владельца такой акции, что может привести к тупиковой ситуации при реализации данного права, а не разрешить проблему.

В настоящее время, учитывая динамику развития всех отраслей экономики, а также то, что законодатель императивно запрещает введение такого механизма для публичных компаний, справедливо предполагая ненадобность и возникновение управленческих проблем с его введением, положения о «золотой акции» теряют смысл, поскольку ставят под сомнение управление обществом всеми его органами. На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что положения о «золотой акции» в действующем законодательстве потеряли актуальность в условиях современной экономики и должны подлежать исключению из Закона об АО.

Проблемные вопросы государства, занимающегося предпринимательской деятельностью посредством созданных акционерных обществ нужно рассматривать как в разрезе того, что государство является субъектом, ответственным за реализацию и соблюдение принципов Конституции и гражданского законодательства, так и в разрезе того, что государство – участник гражданских правоотношений, обладающий собственностью. В случае осуществления деятельности акционерных обществ с государственных участием возникает вопрос о балансе публичных (государственных) и частных (предпринимательских) интересов государства.

По мнению казахстанского ученого Ф.С. Карагусова [8], публичный интерес имеет свои границы, которые определены в ст. 1 Конституции РК [9], и по своей сути представляют собой обязанность государства обеспечить безопасность и благосостояние своих граждан. Необходимость исполнения этого требования дает государству необходимые для этого права и полномочия, правомерность реализации которых, в том числе при участии государства в частноправовых отношениях ограничивается соблюдением вышеуказанного требования. Таким образом, публично-правовой аспект деятельности государства заключается в осуществлении его функции по эффективной реализации государственной экономической политики, создающей условия для экономического роста государства и общества, свободного предпринимательства, личной и имущественной безопасности граждан, социальной защищенности и благополучия людей. В этих целях государство может и должно использовать все доступные ему механизмы.

Что касается содержания частноправовых интересов, то это, прежде всего, юридическое равенство лиц, возможность лиц самостоятельно в своих интересах определять условия своего поведения и недопустимость вмешательства власти, т.е. применение властных полномочий в гражданско-правовых отношениях в интересах государства как участника этих отношений должно быть недопустимым.

Поскольку государство имеет определенные имущественные интересы, обладает государственной собственностью, вступает в сделки, возникает вопрос о том, где заканчивается принудительная сила государства, обеспечивающая безопасность участников сделок и их имущества, справедливость в общественных отношениях, и где начинается его гражданская правоспособность, не отличающая его от других участников имущественного оборота. В качестве субъекта гражданских правоотношений государство признается равноправным участником наряду с другими, это означает не только наличие прав, предусмотренных гражданским законодательством, но также и обязанность государства отказаться от применения доступных для него средств принуждения при реализации своих имущественных интересов, нарушая тем самым права и ущемляя интересы других участников оборота, особенно в сфере предпринимательства [8].

Тем не менее, в современной теории права признается специфичность такого субъекта, как государство, в роли участника гражданско-правовых отношений, так как, помимо того, что государство через одни и те же государственные органы участвует в гражданских правоотношениях, посредством работы тех же органов реализует контрольные и регулирующие функции.

Понятие юридического лица предполагает рассматривать его как неотъемлемого участника хозяйственного права и гражданского оборота. В рамках этой концепции учредители и акционеры должны рассматриваться собственниками юридического лица как своеобразного актива, за сохранность и увеличение стоимости которого несут перед ним ответственность менеджеры, назначенные или выбранные управлять деятельностью и имуществом соответствующего лица. В связи с этим, должен признаваться имущественный интерес упомянутых учредителей, акционеров, владельцев долей участия в деятельности соответствующей организации. Соответственно, должна быть признана и недопустимость вмешательства в управление правомерно существующей и функционирующей организации со стороны кого бы то ни было. Ограничение этого правила может быть обусловлено только необходимостью сбалансировать интересы этих собственников с публичными интересами.

Если рассматривать полномочия органов управления (акционера и СД) в разрезе управления бизнесом, то такие полномочия не могут быть государственными, поскольку в данном контексте государство выступает как специфический субъект гражданских правоотношений в сфере предпринимательства. Наличие такой специфичности требует в некоторых случаях поведения, когда в рамках функций управления деятельностью общества для обеспечения эффективных решений государство должно выступать против самого себя, с одной стороны, и как обладатель монополии на законотворческую деятельность имеет возможность принимать и реализовывать нормативно-правовые акты для защиты своих прав, с другой.

Современная практика осуществления деятельности хозяйствующими субъектами в Казахстане свидетельствует о том, что при всей достаточной определенности норм законов, требующей должной правовой охраны прав граждан и предпринимателей, в деятельности самих государственных органов усматриваются нередкие нарушения правомерных интересов участников гражданского оборота, особенно в вопросах права собственности и управления имуществом. Такое положение не является уникальным только для Казахстана, факты государственного произвола, превышения полномочий имели и имеют место в других странах [8].

Значительными особенностями отличается правовое положение обществ, созданных в процессе преобразования государственных предприятий и иных акционерных обществ, единственным учредителем которых, а равно и акционером является государство. Так, согласно Закона об АО (ст. 34), государственный орган, осуществляющий права владения и пользования государственным пакетом акций, представляет интересы государства как акционера по вопросам, отнесенным к компетенции общего собрания акционеров. Кроме того, Правительством Республики Казахстан устанавливается перечень вопросов, по которым государственные органы, осуществляющие владение и пользование государственными пакетами акций, обязаны обеспечивать предварительное письменное согласование проектов решений, предлагаемых для принятия на общих собраниях акционеров с участием государства, с Правительством Республики Казахстан и (или) государственным органом, уполномоченным на распоряжение государственной собственностью.

Таким образом, решения по вопросам, отнесенным законодательством РК и уставом общества к компетенции высшего органа оформляются таким акционером единолично в виде нормативных актов государственного органа, которому переданы права владения и пользования пакетом акций данного акционерного общества.

Совет директоров общества, контрольный пакет акций которого принадлежит государству, за исключением национального управляющего холдинга и национальных компаний, в рамках полномочий утверждает среднесрочные планы финансово-хозяйственной деятельности общества (по представлению исполнительного органа), которые представляются государственным органам в порядке и сроки, установленные законодательством Республики Казахстан. Планы развития национальных компаний, акционером которых является государство, утверждаются Правительством Республики Казахстан.

Несмотря на то, что основной функцией совета директоров является управление, законодательство РК не содержит никаких специальных требований к членам СД за исключением общей правосубъектности. В связи с этим, представляется недостаточным применять к членству в СД квалификационные требования на общих основаниях как к руководящим должностям: необходимо установить дополнительные требования, главные из которых – образование и опыт работы, соответствующий профилю деятельности общества.

В связи с вышеизложенным, существует еще одна проблема, наиболее остро проявляющаяся в обществах с полным государственным участием, где решения акционера принимаются единолично, а в членах СД присутствуют должностные лица – государственные служащие: разграничение полномочий единственного акционера и СД размыто либо существует формально. Наличие государственных служащих в составе СД заставляет в первую очередь действовать в интересах акционера, когда прямой обязанностью СД является эффективное управление деятельностью общества с соблюдением прав акционеров.

Государство в целях защиты своих интересов может оставить за собой право единственного или крупного акционера, но должно установить требования к качественному составу СД, избирая в членство СД не определенные должности государственных служащих, а, прежде всего, эффективных управленцев с опытом работы и специальным образованием.

В управлении обществом, принадлежащем государству, участвуют работники государственных органов, для которых членство в СД является, по определению, второстепенной функцией. С учетом нечетко обозначенной ответственности таких членов СД как по отношению к государству за эффективность управления, так и по отношению к акционерному обществу – за достижение поставленных целей и задач, становится понятной низкая оценка качества работы СД казахстанских компаний, данная международным независимым рейтинговым агентством «Standard &Poor’s» - 5,7 баллов из 10. При рассмотрении данной проблемы уже предлагалось ранее усовершенствовать систему управления государственными активами путем имплементации мировых практик и стандартов корпоративного управления, в которых определен запрет либо ограничение участия чиновников в СД с государственным участием [10].

При формировании совета директоров закрепленный в законодательстве кумулятивный метод голосования позволяет при наличии небольшого количества акций достаточно эффективно использовать их голоса для избрания тех или иных членов СД, что также можно рассматривать как косвенный способ защиты интересов миноритарных акционеров. Тем не менее, формулировка определения кумулятивного способа голосования, согласно Закона об АО, некорректна, поскольку кумулятивное голосование при таких выборах утрачивает смысл из-за отсутствия «фактора множителя». В данном случае он равен одному, что приравнивает его к обычному голосованию. На самом деле, под понятием кумулятивного голосования следует понимать умножение не на количество избираемых членов СД, а на количество мест в совете директоров [11].

Однако, учитывая недолгий срок существования каждого состава СД – всего год – до следующего общего собрания акционеров, можно предположить, что плюсы защиты интересов акционеров оборачиваются минусами в деятельности СД как органа управления. Для решения проблемы предлагается применить зарубежный опыт и обновлять состав СД в больший промежуток времени, сочетая с возможностью переизбрания отдельного члена СД, а не всего его состава в целях сохранения эффективности управления и возможности привлечения к ответственности [12].

Низкий уровень корпоративного управления - одна из важнейших причин тех сложностей, которые возникают у компаний с привлечением инвестиционных ресурсов. Сложности обусловлены не только уровнем корпоративного управления, но и участившимися корпоративными спорами, приводящими к банкротству корпораций. Корпоративные споры являются одной из серьезнейших проблем, препятствующих развитию организаций всех форм собственности, поскольку отвлекают внимание руководства общества от непосредственного управления деятельностью предприятия и достижения поставленных целей развития общества.

В настоящее время существует законодательная нормативная база, регулирующая отношения, связанные с созданием и деятельностью акционерных обществ. Несмотря на то, что статус должностных лиц, согласно законодательства является достаточно определенным, требует модернизации система управления, делегирования полномочий и взаимоотношений между органами общества, поскольку функционирование акционерных обществ в реальных экономических условиях показывает недостаточность и неполноту норм, регулирующих такие отношения, а в некоторых случаях, напротив, практическую неприменимость изживших себя и неактуальных норм.

Концепция правовой политики РК на период с 2010 до 2020 года, утвержденная Президентом Республики Казахстан, справедливо отмечает о необходимости внесения изменений в законодательство в целях совершенствования национального права, в том числе и касающихся статусов акционерного общества и ценных бумаг: «требуют рассмотрения вопросы статуса акционерных обществ с учетом их правовой природы и комплексности решаемых вопросов, в том числе в контексте так называемых «публичных корпораций». Следует концептуально решать вопрос о возможности использования организационно-правовой формы акционерного общества в качестве некоммерческой организации. Необходимо также рассмотреть вопрос фиксации в Гражданском кодексе всего спектра ценных бумаг, участвующих в гражданском обороте» [13].

ЛИТЕРАТУРА

1. Об акционерных обществах: Закон Республики Казахстан от 13 мая 2003 года // Информационная система «Параграф»

2. Карагусов Ф.С. Основы корпоративного права и корпоративное законодательство Республики Казахстан. – Алматы: Бастау, 2010. – 140-141 с.

3. Гражданский Кодекс Республики Казахстан // Информационная система «Параграф»

4. Гражданское право. Том 1. Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М: «ПБОЮЛ Л.В. Рожников», 2000. – 161с.

5. Об акционерных обществах: Закон Республики Казахстан от 10 июля 1998 года (утратил силу) // Информационная система «Параграф»

6. Попелюшко А. Закон об акционерных обществах противоречив и имеет обратное действие // Рынок Ценных Бумаг Казахстана, 2003, № 6. – 22-25 с.

7. Лобков А. Новый закон об акционерных обществах // Рынок Ценных Бумаг Казахстана, 2003, № 6. – 19 с.

8. Карагусов Ф. О расширении государственного контроля по некоторым аспектам корпоративного управления в казахстанских банках. – Алматы: Юрист, 2008, №8. – 12-15, 16 с.

9. Конституция Республики Казахстан // Информационная система «Параграф»

10. Мауленов М. Об эффективности представительства государственных органов в советах директоров компаний с государственным участием. – Алматы: Юрист, 2009, №12. – 53-54 с.

11. Жакупов Б. Судебная практика применения Закона «Об акционерных обществах». – Алматы: Юрист, 2009, №12. – 64 с.

12. Койшибаев Б. Статус совета директоров в Республике Казахстан и зарубежных странах. – Алматы: Юрист, 2008, №11.

13. Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года // Информационная система «Параграф»



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ