Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011

Автор: Хаким Венера Зортаевна

В научной литературе понятие «социальное регулирование» определяется по-разному.

Я.В. Гайворонская определяет социальное регулирование как имманентный обществу и определяющий социальный порядок процесс. Его необходимость обусловлена объективными законами общественного развития, которые, однако, вовсе не предполагают фатальную предопределенность поведения человека. Существование и функционирование социального организма требует упорядоченности, организации, стабильности. Эта необходимость возникает на самых низких ступенях развития общества. Упорядоченность общественных отношений является результатом действия множества различных факторов, среди которых в первую очередь необходимо выделить так называемые стихийные регуляторы. Они представляют собой непосредственное проявление естественных законов природы и общества. В процессе общественного развития возрастает удельный вес социального момента регулирования по сравнению с психобиологическими факторами. Не порывая с этими факторами, регулирование, тем не менее, все более освобождается от стихийно-естественных природных элементов и сторон [1].

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что, по существу, подходы к определению понятия «социальное регулирование» сводятся к тому, что под социальным регулированием понимают упорядочивающее воздействие на общественные отношения, поведение людей, их коллективы. То есть объектом социального регулирования являются общественные отношения.

Вместе с тем, на наш взгляд, социальным регулированием является только целенаправленное воздействие на общественные отношения.

Субъект правового регулирования имеет определенную цель, для достижения которой использует средства социального регулирования. Посредством социального регулирования создаются возможности, поддерживается существующее состояние, устанавливаются ограничения деятельности, которые должны вызвать в управляемом объекте мотивацию и целеполагание, желаемые с точки зрения субъекта управления.

Поскольку постановка цели свойственна только человеку, то только человек может осуществлять социальное регулирование общественных отношений.

При отсутствии цели регулирования (заданного результата) можно говорить лишь о социальном воздействии. Социальное воздействие может осуществляться как человеком, так и «стихийными» факторами: погодными условиями, поведением животных и т.д. Например, понижение температуры до определенной отметки может повлиять на то, что дети не пойдут в школу.

Субъект и объект социального регулирования могут совпадать. Так, примером социального регулирования является установка гражданином будильника для пробуждения в определенное время: в данном случае субъект и объект социального регулирования совпадают.

Целенаправленное воздействие человека на свое собственное поведение является социальным регулированием, его формой - социальным саморегулированием.

Социальное саморегулирование может быть первичным и вторичным. Установка будильника для того, чтобы не опоздать на работу, является иллюстрацией вторичного саморегулирования, поскольку первичным регулятором являются правила трудового распорядка организации, устанавливающие обязанность работника явиться в установленное время. Если же будильник устанавливается для того, чтобы не проспать телепередачу, то саморегулирование является первичным. Программа телепередач не является средством социального регулирования, поскольку с ее помощью не осуществляется целенаправленное воздействие на общественные отношения.

Социальное саморегулирование следует отличать от социальной самоорганизации. При социальной самоорганизации отсутствует цель (направленность) на упорядочении общественных отношений; самоорганизация может происходить стихийно. Например, установление рыночной цены на товар вследствие баланса спроса и предложения.

Исследование социальной самоорганизации возможно с применением методов и подходов синергетики.

Современная междисциплинарная теория самоорганизации обязана своим названием профессору Штутгардского университета Герману Хакену, который в 1977 г. заявил: «Я назвал новую науку синергетикой. В ней исследуется совместное действие многих подсистем (преимущественно одинаковых или несколько различных видов), в результате которого на макроскопическом уровне возникает структура и соответствующее функционирование. С другой стороны, для нахождения общих причин, управляющих самоорганизующимися системами, необходимо интегрирование многих различных дисциплин» [2].

Термин «синергетикос» в переводе с греческого означает «совместное действие». Подчеркивая тот факт, что процессы самоорганизации протекают при обязательном участии большого числа разноплановых объектов, и, следовательно, определяются совокупным, кооперативным действием, Хакен и ввел в науку рассматриваемый термин. Одновременно сам автор указывает на его неоднозначность, при этом обосновывая и подчеркивая необходимость сотрудничества ученых самых различных отраслей знания. Особенностью синергетики является то, что она «опирается на сходство математических моделей, игнорируя различную природу описываемых им систем». Таким образом, синергетика, возникшая в процессе взаимодействия целого ряда наук, выступает в виде междисциплинарного направления исследований, общего как для математики и физики, химии и биологии, так и для социологии и политологии, экономики.

Теоретический потенциал синергетического подхода дал основания к исследованиям и в теории права, что говорит об универсальности применяемых в рамках данного подхода методов. Так, А.Б. Венгеров в своих исследованиях от общих описаний применения синергетики в праве пришел к теоретическому ее освоению в качестве одного из методов, способного заменить диалектику. В состав предмета теории права А.Б. Венгеров включает случайное, непредсказуемое и вероятностное. Их изучение намного сложнее, чем закономерных и последовательных процессов. Однако случайные явления и процессы «... не только могут, но и должны быть такой же областью научных интересов, как и закономерности», - приходит к выводу ученый [3].

В сильно упрощенном виде суть теории синергетики сводится к следующему. Большинство систем во Вселенной являются открытыми — они обмениваются энергией, веществом, информацией с окружающей средой. Открытый характер подавляющего большинства систем во Вселенной наводит на мысль о том, что реальность отнюдь не является ареной, на которой господствует порядок, стабильность и равновесие: главенствующую роль в окружающем нас мире играют неустойчивость и неравновесность. Все системы содержат подсистемы, которые непрестанно флуктуируют. Флуктуация - случайное отклонение величины, характеризующей систему из большого числа частиц, от ее среднего состояния структуры. Иногда отдельная флуктуация или комбинация флуктуации может стать (в результате положительной обратной связи) настолько сильной, что существовавшая прежде организация не выдерживает и разрушается. Система становится неустойчивой в точках бифуркации. В этих точках перед системой открывается множество путей развития. В этот переломный момент принципиально невозможно предсказать, в каком направлении будет происходить дальнейшее развитие: станет ли состояние системы хаотическим или она перейдет на новый, более дифференцированный и более высокий уровень упорядоченности или организации, на уровень диссипативной структуры. Так, возможно спонтанное возникновение порядка и организации из беспорядка и хаоса в результате процесса самоорганизации. Таким образом, случайное воздействие на микроуровне может способствовать упорядочению системы на макроуровне. Это так называемый синергетический эффект.

Рассмотрим, насколько возможно применение синергетического подхода к теории права. Центральным объектом изучения теории права является, собственно, само право. Право - это система общепризнанных нормативных установок, выраженная большей частью в законодательстве, регулирующая общественные отношения и обеспеченная государственным принуждением. Право также можно считать самоорганизующейся системой, поскольку оно возникло в силу объективных причин.

Системность права - это одна из проблем, которая постоянно находится в центре внимания правоведов. В юридической литературе отмечается существование теории системы права, наличие у логической абстракции «система права» собственного понятийного аппарата [4]. Обстоятельное освещение вопросы системности получили в рамках проблем соотношения системы права, предмета и метода правового регулирования.

С позиций синергетического подхода любое правовое образование, состоящее из двух и более взаимосвязанных компонентов, представляет собой систему. Каждый компонент системы, в свою очередь, может быть расчленен на ряд составляющих. Таким образом, право является сложноорганизованной системой. Состав системы права образуется совокупностью основных элементов его содержания (нормативно-правовых предписаний, институтов и отраслей права), форм (нормативных актов, договоров и т.п.). Все эти элементы взаимодействуют между собой и образуют единую целостность - право.

Право, как и любая другая система, не может функционировать в идеальном состоянии. Этому объективно противостоят возмущения - флуктуации. В праве разновидностью внутренних возмущений выступают коллизии. Однако право не безразлично к возмущениям, поэтому в нем имеются системосохраняющие факторы, например, механизм выработки коллизионных норм, призванных разрешать такие возмущения как коллизии. Наличие таких системосохраняющих факторов присущи только высокоорганизованным системам, обладающим элементами частичного саморегулирования. Таким образом, с точки зрения синергетики, у права имеются такие признаки как нелинейность, бифуркационность (неравновесность) и диссипативность.

Метод синергетики, синтез системного подхода к познанию окружающего мира с пониманием происходящих в нем нелинейных, хаотических, спонтанных процессов представляется эффективным механизмом изучения как природных, так и социальных процессов.

Содержание синергетического подхода образуют основные законы и категории синергетики. Используя их при анализе в теории права, можно проникнуть в сущность права, выяснить его природу, особенности, механизм правотворчества и правоприменения.

К основным принципам синергетики можно отнести принципы фазы Бытия и фазы Становления [5].

К принципам фазы Бытия относятся: 1) гомеостатичность (поддержание программы функционирования системы в некоторых рамках, позволяющих ей следовать к своей цели) и 2) иерархичность. Они характеризуют фазу стабильного функционирования системы, ее жесткую антологию, иерархическую подчиненность, наличие устойчивых диссипативных структур, на которых функционирует, в частности, система теории права.

Принципы Становления характеризуют фазу трансформации, обновления системы, прохождения ею последовательно, путем гибели старого порядка, хаоса альтернатив, и, наконец, рождения нового порядка.

К принципам Становления относят: 1) нелинейность (результат суммы воздействий не равен сумме результатов этих воздействий - результат не пропорционален усилиям); 2) неустойчивость; 3) незамкнутость (открытость); 4) динамическая иерархичность; 5) наблюдаемость (например, относительная наблюдаемость становления системы права в зависимости от уровня и глубины познания).

Каждый из этих принципов проявляет себя в любом из юридических явлений, процессов. Так, любая юридическая норма и, прежде всего, вновь принятая, находясь на иерархической ступени законодательства, стремится к упорядочению общественных отношений. Новые общественные отношения сменяют прежние, а вновь принятая юридическая норма является динамическим параметром порядка, который может быть изменен в зависимости от складывающихся социальных потребностей, и будет обладать определенной степенью неустойчивости в зависимости от иерархического положения.

Одна из основных идей синергетики - идея открытых систем - является принципиальной для понимания самоорганизации в теории права. Ее исторически первое применение принадлежит французскому философу А. Бергсону. Идея синергетического восприятия мира заключается в господстве в нем систем открытого типа, обменивающихся со средой энергией, веществом, информацией. Связано это с тем, что все системы мира являются его неотъемлемой частью, испытывая на себе его непрерывное воздействие. Так, законодателю принципиально важно знать, что пренебрежение социальными потребностями общества может привести к созданию «мертвых» юридических конструкций. Между правовой системой и обществом постоянно происходит «взаимообмен», совершающийся в процессе правового регулирования общественных отношений.

При рассмотрении основных принципов и категорий синергетики нельзя обойти вниманием само понятие самоорганизации. Под самоорганизацией понимается «способность к саморазвитию тех или иных систем, использующих при этом не только приток энергии, информации и вещества извне, но также внутренние возможности» [6]. Действительно, рождение нового порядка из хаоса не вынуждается какой-то внешней силой, а имеет спонтанный характер, потому-то синергетика и является теорией самоорганизации (а не организации).

В рамках исследования теории права к важнейшим понятиям синергетики относятся также «бифуркации в теории права» (состояние, вблизи которого перестает действовать «основной закон», и где небольшая флуктуация, малое нормативное воздействие может послужить началом эволюции в совершенно новом направлении) и «открытые правовые системы» как господствующий тип правовых систем мира в целом. Это аналогично ситуациям с государством и живой клеткой, изоляция которых от окружающей среды, из которой они черпают все необходимое для своего существования средства, неминуемо ведет к гибели.

Будучи открытой социальной системой, право тесным образом взаимодействует с другими социальными системами - экономической, политической, нравственной и т.п., поскольку возникновение, существование и функционирование права тесно с ними связано.

Предметом познания синергетики в области теории права являются закономерности происхождения, развития и действия элементов правовой системы, противоречия в ее развитии под воздействием изменяющихся потребностей правового регулирования в обществе. Синергетика в теории права выступает в роли метода, реализуя свои идеи в исследовании ее элементов. При изучении права синергетический подход позволяет представить право как системное явление, которое имеет не единственный способ функционирования, а множество собственных, отвечающих его открытой природе путей развития.

Стоит отметить, что круг авторов, исследовавших проблемы применения синергетики в правовой сфере не так уж велик: А.Б. Венгеров, Ю.Ю. Ветютнев, В.В. Залесский, Е.В. Кирдяшов, Ю.В. Павлова и ряд других.

Большой интерес представляет работа А.Б. Венгерова «Синергетика и политика». А.Б. Венгеров верно отмечает, что политическая сфера является одной из благодатных областей синергетического анализа. «В сфере политики все буквально кипит от столкновения необходимых и случайных явлений. В ней возникает множество нестабильных неустойчивых процессов, действуют синергетически неравновесные социальные институты. Задуманное и спланированное столь часто при осуществлении оборачивается прямо противоположным, начинает развиваться совершенно иначе, подчиняясь каким-то своим самоорганизационным началам...». Венгеров полагает, что «... возникает новая сфера знания социальная, политическая, юридическая синергетика - и будущее за ней» [7].

Ю.Ю. Ветютнев в статье «Синергетика в праве» пытается рассмотреть некоторые постулаты синергетики применительно к элементам правовой системы. Чтобы обнаружить самоорганизацию, Ю.Ю. Ветютнев обращается к процессам складывания правовой нормы, формирования ее содержания. Он полагает, что каждому источнику (форме) права соответствует свой уровень самоорганизации: для нормативного правового акта она характерна в самой незначительной мере, самую концентрированную форму самоорганизация принимает в правовом обычае [8].

В статье «Вероятность и самоорганизация в гражданском праве» В.В. Залесский подчеркивает, что для гражданского права чрезвычайно важен процесс самоорганизации гражданских правоотношений, в значительной степени подверженных действию случайных, вероятностных факторов [9].

Действующим началом процесса самоорганизации, по мнению В.В. Залесского, выступает юридический факт: «Придавая тем или иным обстоятельствам свойство юридического факта, законодатель несвободен — его действия обусловлены потребностями общества, складывающимися на определенном этапе его развития. Но отражают ли реальные (объективные) потребности общества решения законодателя о придании свойств юридического факта тем или иным обстоятельствам? Идеальных правовых норм не бывает, иначе не было бы необходимости в постоянном совершенствовании законодательства. Следовательно, в придании свойств юридического факта есть элемент случайности, прежде всего в том, будет ли достигнута цель, поставленная законодателем и определенная во многом субъективно». Явление отрицательной самоорганизации В.В. Залесский иллюстрирует на следующем примере. Законом о государственной регистрации юридических лиц достаточным юридическим фактом, с которым связывается возникновение юридического лица, объявлено предоставление пакета документов без предварительной их проверки. В результате появились сотни тысяч коммерческих юридических лиц, по существу являющихся «мертвыми душами». Цель упорядочения процесса создания юридических лиц не была достигнута. Вероятность такого развития событий могла быть просчитана, но осталась неучтенной, произошла отрицательная самоорганизация системы, направившая созидательный по своей природе процесс в нежелательном для экономики страны направлении.

По мнению В.В. Залесского, самоорганизация выступает элементом содержания договора-правоотношения. Так, в процессе самоорганизации правоотношения безусловное достижение цели договора не обеспечивается. При заключении договора стороны уверены в получении правового результата. В действительности же присутствует лишь вероятность реализации их намерений. Желаемый правовой результат может быть достигнут с некоторой степенью вероятности, определение которой чрезвычайно сложно из-за невозможности предвидеть разнообразные случайные явления, способные вызвать флуктуации в возникшем договорном правоотношении [9].

Возникновение новых видов договорных правоотношений также следует считать проявлением самоорганизации. Так, развитие договорных отношений обгоняет законотворческую деятельность, подталкивая законодателя к фиксации и регулированию стихийно сложившегося порядка взаимоотношений. Противостоять этому процессу невозможно. Это - процесс самоорганиизации общественных отношений.

Возникновение и деятельность юридических лиц также связано с действием в обществе механизмов самоорганизации. Вероятность появления того или иного конкретного юридического лица может быть просчитана весьма приблизительно. Здесь действует закон самоорганизации имущественных отношений через реализацию инициативы заинтересованных лиц. «Коммерческая организация возникает там и тогда, когда в системе рыночных отношений обнаруживается незаполненная ниша удовлетворения потребительского или производственного спроса».

В указанных работах предпринята попытка реализовать методологический потенциал синергетики применительно к специфике права. Однако адаптируются лишь отдельные, единичные понятия синергетики, при этом, как правило, содержание понятий не уточняется. В результате представление об общей, «синергетической картине» правовой реальности выгладит крайне расплывчатым.

Таким образом, процесс редукции синергетики к праву в настоящее время еще не завершен. Можно предположить, что он будет проходить в несколько этапов. Данные этапы не имеют строгих границ, поэтому рассмотрим только наиболее характерные их черты. На первых стадиях происходит описание отдельных правовых явлений с использованием специфических понятий и принципов синергетики. От описания отдельных явлений будет зависеть описание системных образований в правовой сфере. В дальнейшем идет наполнение синергетических понятий конкретным правовым содержанием и построение теоретических синергетических моделей функционирования и развития системных образований правовой действительности. И, наконец, на завершающем этапе, вероятно, должна произойти адаптация математического аппарата синергетики применительно к сконструированным теоретическим синергетическим моделям.

На наш взгляд, при анализе вариантов самоорганизации общественных отношений, в том числе урегулированных правом, должны приниматься во внимание: субъектный состав общественных отношений; характер общественных отношений; социальная ценность общественного отношения в конкретных исторических условиях; социальная (в т.ч. юридическая) практика.

Что касается классификации социального регулирования, то по используемым средствам социальное регулирование подразделяется на 1) правовое и 2) неправовое (экономическое, идеологическое, морально-этическое, техническое, обычное и т.д.).

По типичности и повторяемости социальное регулирование подразделяется на 1) нормативное и 2) ненормативное.

По методам воздействия социальное регулирование классифицируется на 1) дозволительное, 2) запретительное, 3) обязывающее, 4) поощрительное, 5) рекомендательное.

По основанию длительности воздействия социальное регулирование подразделяется на 1) постоянное и 2) временное.

Кроме того, в системе социального регулирования можно классифицировать ее элементы по субъектам: внешнее регулирование и саморегулирование; по степени достижения результатов: эффективное, неэффективное; по типичности: типичное и нетипичное и т.д.

Система социального регулирования является основой правового регулирования общественных отношений.

Право является одним из социальных регуляторов. С другой стороны, правовое регулирование не сводится только к регулированию при помощи права, а связано с воздействием иных социальных средств упорядочения поведения: мораль, обычаи, традиции, политическая воля и т.д.

В целом, система социального регулирования не всегда приводит к упорядочиванию общественных отношений. Напротив, иногда субъекты регулирования заинтересованы в дестабилизации общественных отношений (например, регулирование в организованных преступных группах).

Кроме того, излишняя регламентация общественных отношений побуждает субъекта упорядочивающего воздействия (в т.ч. правового), к снижению интенсивности социального регулирования, либо осуществлению воздействия, направленного на минимизацию осуществляемого ранее социального регулирования.

При определении, избыточно ли урегулировано данное общественное отношение, должны приниматься во внимание следующие обстоятельства:

- возможность урегулирования отношения правовыми и иными социальными нормами, поскольку некоторые общественные отношения не могут быть урегулированы как правовыми, так и иными социальными нормами (например, отношения, возникающие в силу родственных чувств, чувства долга, самопожертвования и др.);

- значимость общественного отношения (вряд ли стоит регулировать среднюю скорость пешехода);

- количество норм, соблюдение, исполнение, использование, применение которых необходимо для достижения цели регулирования;

- количество действий, событий, необходимых для достижения цели регулирования;

- особенности социально- правового статуса лиц, выступающих субъектами регулирования;

- эффективность социального (в целом), и правового регулирования (в частности) до и после введения новых средств регулирования.

Социальное, в том числе, правовое регулирование, достигнет конечной цели только в случае, если будет эффективным.Под эффективностью социального (в том числе, и правового) регулирования понимается степень достижения конечной цели целенаправленного воздействия наиболее минимальными средствами социального регулирования.

Количественно эффективность социального регулирования определяется как отношение достигнутого результата воздействия к цели воздействия (выраженных в натуральных числах). В случае необходимости сравнить эффективность регулирования нескольких субъектов регулирования, выполняющих регулирование в однородных сферах, частное, полученное при делении достигнутого результата воздействия на цель воздействия, необходимо разделить на затраты на средства социального регулирования.

В результате проведенного исследования можно сделать некоторые выводы.

Социальным (в том числе, и правовым) регулированием является только целенаправленное воздействие на общественные отношения. В этой связи, имеющаяся в литературе позиция, согласно которой к ненормативному социальному и правовому регулированию относят, в том числе, явления природы, индивидуальные условия жизни каждого индивида, является неточной. Явления природы и иные стихийные, не управляемые человеком явления, относятся не к средствам ненормативного регулирования, а к факторам ненормативного воздействия.

В литературе целенаправленность зачастую рассматривается как неотъемлемая характеристика регуляции. Однако активная организующая деятельность определенных структур (что можно обозначить понятием управления) является лишь одним из проявлений объективной потребности социальной материи в упорядоченности, наряду с саморегуляцией, действием факторов стихийного регулирования.

Целенаправленное воздействие человека на свое собственное поведение является социальным регулированием, его формой, называемой в работе социальным саморегулированием.

К исследованию процессов социального регулирования (как внешнего, так и саморегулирования) возможно применение синергетического подхода.

Под эффективностью социального, в том числе правового регулирования, понимается степень достижения конечной цели целенаправленного воздействия наиболее минимальными средствами социального регулирования.

Правовое регулирование, являясь видом социального регулирования, в качестве видообразующего признака имеет специальное средство регулирующего воздействия — право. Вместе с тем, правовое регулирование не сводится только к воздействию на общественные отношения при помощи права, а связано с воздействием иных социальных средств, упорядочивающих поведение.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гайворонская Я.В. Концепция нормативности права в отечественном правоведении (советский и постсоветский периоды): дис. ... кюн. - СПб., 2001. С. 108.

2. Хакен Г. Синергетика. - М., 1980. - С. 15.

3. Данилов Ю.А, Герман Хакен о синергетике. // Синергетическая парадигма: нелинейное мышление в науке и искусстве. - М., 2002. - С. 23.

4. Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей. - М., 1976. -

5. В.И. Аршинов, В.Г. Буданов, В.И. Войцехович. // Труды XI Международной конференции «Логика, методология, философия науки». - М., 1995.

6. Пригожая И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. - М., 1986. - С. 180.

7. Венгеров А.Б. Синергетика и политика. // Общественные науки и современность. 1993. №4. - С. 58.

8. Залесский В.В. Вероятность и самоорганизация в гражданском праве // Журнал российского права. 2005. № 10.- С. 86.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ