Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011

Автор: Беремжанов Даурен Рустемович

Субъективный (человеческий) фактор имеет особое влияние на государственные политические события. Еще значительнее его воздействие на сферу судопроизводства, где традиционный консерватизм и инерция мышления многое определяют в исходе того или иного дела. Естественно также предположить, что в верхней точке судебной пирамиды субъективное мнение судьи имеет более серьезные последствия, нежели на среднем и нижнем ее уровнях. Как справедливо указывал в начале 1940-х гг. Р. К. Карр, «всецело возможно, что тщательный анализ личных качеств и экономико-социального происхождения 80 мужчин, которые служили в Верховном Суде, окажется таким же ценным и реалистичным подходом к изучению Конституции, как и более привычный подход принадлежности к юридической школе, акцентирующий внимание на судебных делах, правиле stare decisis и на устоявшихся юридических принципах» [1].

Подбор судей Верховного Суда это-прерогатива президента США, и здесь действует немало случайных факторов. Единственное обобщение, которое здесь можно сделать, носит достаточно неопределенный характер: «... все судьи (и ранее, и сегодня) происходят из обеспеченных семей, окончили престижные учебные заведения, обладали перед назначением политическим влиянием и имели определенную известность в профессиональных кругах» [2].

Здесь также следует добавить, что значение имеет национальная и религиозная принадлежность претендента, его пол, идеологические предпочтения и его географическое представительство, поскольку важно, чтобы в высшем судебном органе страны были представлены различные (ключевые) регионы. По подсчетам Г. Эбрахама, на 1982 год 102 американца побывали в должности верховного судьи, и при выдвижении их президентами США 26 кандидатур было отклонено (четыре из них — в XX столетии).

Р. Силиано пытался сформулировать некоторые факторы успеха, способствовавшие прохождению претендентов через верхнюю палату. Во-первых, необходимо, чтобы Сенат в целом поддерживал президента, выдвигающего кандидата. Во-вторых, больше шансов на утверждение, когда президент не находится на краю избирательной компании, а лучше если это происходит в начале президентского срока. В-третьих, в соответствие с традициями Сената, президенту следует проконсультироваться с сенаторами того штата, из которого выдвигается претендент [3].

На самом деле процедура прохождения через Сенат более многосложна, чтобы ее успех или неуспех уложить в какую-то законченную схему.

Не факт так же, что выдвинутый президентом представитель его собственной партии сохранит верность, если не партийном флагу, то, по крайней мере, идеологическим принципам выдвинувшего его президента. Президент Г. Трумен во время лекции в Колумбийском университете заявил: «Идеальная «упаковка» Верховного Суда просто не может быть достигнута... Я старался, но ничего не получилось... Как только вы назначаете человека в Верховный Суд, он перестает быть вашим другом» [4].

Можно сформулировать несколько типичных вариантов выдвижения президентом кандидатур в верховные судьи. Например, Б. Кардозо был выдвинут президентом Г. Гувером в 1932 году, исходя из его объективных заслуг, под давлением академической общественности и видных политиков. Благодаря личной дружбе с президентом и политической близости к нему, председателем Суда в 1836 году стал Р. Тэни. Выдвижение У.Б. Ратледжа из Айовы в 1943 году президентом Ф.Д. Рузвельтом было сделано в виду географических соображений, когда уже Суд был до этого заполнен близкими сторонниками президента, и новую вакансию было решено отдать штатам к западу от реки Миссисипи. Наконец, президент может руководствоваться не только личной дружбой, но и идеологической совместимостью претендента с президентским курсом, как это произошло при назначении в 1922 году президентом У. Гардингом бывшего сенатора Дж. Сатерленда [5].

Так уж складываются обстоятельства, что у разных президентов - не одинаковые возможности в назначении судей. Дж. Вашингтон, которому довелось комплектовать первый состав Суда, произвел десять выдвижений, а Ф.Д. Рузвельт, избиравшийся президентом четырежды - девять. Зато Дж. Картеру за четыре года своего президентства не удалось выдвинуть никого. То же самое относится и к президентам XIX в. У. Гаррисону и Тэйлору.

Случайность в известной мере сопутствовала и назначению председателем суда Э. Уоррена в 1953 году. Выходец из семьи железнодорожного рабочего, он с детства узнал о всех «прелестях» и пороках окружавшей его жестокой жизни в городке Бейкерсфилд (штат Калифорния), где кормильцы семей нередко проигрывали весь свой заработок в игорных притонах, и на 7 тысяч населения приходилось около 500 проституток. По окончании средней школы он вырвался из этой среды, обучаясь на юриста в университете штата Калифорния в Беркли, а затем служил в армии во время первой Мировой войны.

В 1920 году он получает должность помощника окружного атторнея в третьем по значимости графстве штата - Аламеде, а через три года становится атторнеем. В течение 13 лет ему приходится разбирать букет уголовных деяний, включая бутлегерство, азартные игры, торговлю наркотиками, рэкет, коррупцию во власти, преступления на почве ревности и корыстные преступления. Сам он принадлежит к республиканской партии и в 1928 году возглавляет избирательную компанию в графстве в пользу избрания президентом Г. Гувера. Он резко отрицательно относится к Новому курсу Ф.Д. Рузвельта, видя в попытках государственного регулирования опасный «политический экстремизм». Победивший на президентских выборах 1952 года Д. Эйзенхауэр имел определенный моральный долг перед Э. Уорреном, который, в случае своего желания поучаствовать в президентской гонке, имел шансы быть избранным в качестве «темной лошадки» на республиканском национальном конвенте. Спустя месяц после успешных выборов Эйзенхауэр, получив отказ от Уоррена войти в состав кабинета, пообещал ему в будущем первую вакансию в составе Верховного Суда, что было с благодарностью принято. Ни губернатор Калифорнии, ни президент США не знали тогда, что первой вакансией после неожиданной смерти Ф. Винсона 8 сентября 1953 года станет вакансия председателя суда.

Поскольку единственным судьей - республиканцем в это время был не очень авторитетный и лишенный лидерских качеств Г. Бертон, Белому Дому, если он не хотел нарушать принцип партийности при подборе судей, следовало подумать о назначении председателя вне пределов действующего суда. Президент рассматривал в качестве возможной кандидатуры председателя Верховного суда штата Нью-Джерси А.Т. Вардельбильта, однако переговоры командированного в Калифорнию генерального прокурора и ближайшего советника Браунелла не привели к согласию губернатора на министерский пост. Он был готов приступить к обязанностям председателя Верховного Суда через неделю, что не давало Белому Дому шансов красиво выпутаться из ситуации. 30 сентября 1953 года Эйзенхауэр был вынужден объявить на пресс-конференции о назначении 14 председателя Верховного Суда [6].

Как видим, соображения партийной политики, а не известность в юридических кругах или наличие академических заслуг, или судейского опыта сыграли свою роль в подборе главного лица в высшем судебном органе страны. В этом отношении Э. Уоррен был не лучше Дж. Маршалла, или Р. Тэни, или С. Чейза, когда они выдвигались на аналогичный пост. Опыта судейской работы не было также у М.П. Уэйта и М. Фуллера - следующих по времени председателей назначенных в конце XIX в.

П. Фиш сформулировал обязанности председателя Верховного Суда (или, если придерживаться более точного перевода, главного судьи Верховного Суда) под следующими пятью рубриками: «Юрист (Председательствующее должностное лицо); Управляющий Судом; Защитник Суда; Глава Третьей власти и Государственный деятель».

Председатель Верховного Суда - лидер этого органа, является также главой федеральной судебной системы с несколькими сотнями судей, судов первой инстанции и апелляционных судов. Он также призван быть политическим лоббистом законодательства, благоприятного для всех американских судей. Наконец, он главное должностное лицо в федеральной судебной системе и должен выполнять важные представительские функции [7].

К моменту назначения Э. Уоррена в Верховном Суде заседало 5 назначенцев Ф.Д. Рузвельта (Х.Л. Блэк, С.Ф. Рид, Ф. Франкфуртер, У.О. Дуглас, Р.Х. Джексон) из назначенцев Г. Трумена (Г.Х. Бертон, Т.К. Кларк, Ш. Минтон).

Хьюго Л. Блэк - судья полицейского суда, солиситор одного из графств в Алабаме, а затем сенатор от этого штата в течение 10 лет, как и Уильям О. Дуглас - член, а затем председатель федеральной комиссии по ценным бумагам и биржам, были наиболее последовательными либералами, в отличие от других выдвиженцев Ф.Д. Рузвельта, которые постепенно изменили своему либеральному кредо.

Стенли Е. Рид - специальный советник Федеральной Реконструктивной Финансовой корпорации, созданной ещё в период Великой Депрессии президентом Г. Гувером, а затем специальный помощник генерального прокурора и генеральный солиситор.

Таковы же были взгляды и известного профессора права Феликса Франкфуртера. С 1914 года он преподавал в Гарвардском университете, отдаваясь, вместе с тем, работе в органах федеральной исполнительной власти и став затем неофициальным советником президента Ф.Д. Рузвельта.

К указанной группе присоединились после своего назначения Роберт X. Джексон. Его карьерный путь был в чем-то созвучен карьере У. Дугласа. Он также был высоко оценен Рузвельтом и также работал в Федеральной комиссии по ценным бумагам и биржам, а затем был перемещен в Министерство юстиции, как С. Рид (помощник генерального прокурора, генеральный солиситор, генеральный прокурор).

При Г. Трумене, когда общественно-политическая обстановка кардинально изменилась, да и сам президент никогда не был замечен в стойком либерализме, в состав суда выдвигались только умеренные или консервативно настроенные деятели.

Гарольд X. Бертен не имел никакого отношения к юридической деятельности - проделал путь политика от члена законодательного собрания штата до сенатора штата Огайо.

Умеренный консерватизм был характерен для бывшего адвоката из Техаса и генерального атторнея США Т. Кларка и бывшего сенатора от Индианы и судьи окружного суда Шермана Минтона.

При Эйзенхауэре состоялось четыре назначения в Состав Верховного Суда, не считая председателя Э. Уоррена. Первое из них затронуло внука и тезку известного Члена Верховного Суда в 1877 -1911 гг. Джона Маршалла Харлана. Дж. М. Харлан II, получив блестящее образование, прослужил четверть века в известной юридической фирме с Уолл-Стрит и был мало связан с публичной политикой и тем более с судебной системой. В январе 1954 года президент Д. Эйзенхауэр выдвинул его в судьи федерального Апелляционного суда, а в ноябре того же года - в состав Верховного Суда, где он зарекомендовал себя как консерватор.

Второе назначение Д. Эйзенхауэра оказалось на руку либералам. У. Дж. Бреннан мл. был выдающимся студентом и высокопрофессиональным судьей в штате Нью-Джерси, где он дослужился до члена Верховного Суда Штата. При его выдвижении президент учел рекомендации профессионалов. Никто из президентского окружения не мог тогда предположить, что Бреннан на новом месте работы поведет себя как либерал.

Зато третий назначенец - Ч. Э. Уиттейкер - не подвел вашингтонский истеблишмент в плане своей консервативной ортодоксальности, но оказался неважным судьей, в известной мере тяготившейся своей должностью (он проработал с 1957 по 1962 гг.). В этом отношении его менее, чем трехгодичный стаж федерального окружного судьи и менее, чем одногодичный стаж в должности судьи Апелляционного Суда оказался обманчивым, с точки зрения возлагавшихся на него надежд.

Наконец, четвертый выдвиженец Д. Эйзенхаура и республиканской партии никого вольно или невольно не обманул. Выходец из известной обеспеченной семьи в г. Цинциннати П. Стюарт, как и его отец, последовательно посвятил себя административно - политической и судейской карьере. После кратковременной работы в качестве адвоката в г. Нью-Йорке он возвращается на родину и дважды избирается в городской совет, на один срок становится вице-мэром, активно участвует в республиканских президентских кампаниях 1948 и 1952 гг. на стороне ультраконсервативного сенатора от Огайо Р.А. Тафта; а затем — Д. Эйзенхауэра. За это он был вознагражден в 1954 году постом судьи Апелляционного Суда, а в 1959 году - членством в Верховном Суде США, где голосовал как умеренно-респектабельный представитель истеблишмента.

Столько же, сколько и республиканская администрация Д. Эйзенхауэра (если не считать председателя Верховного Суда Э. Уоррена), провели своих кандидатов в состав высшего судебного органа страны демократические администрации Дж. Ф. Кеннеди и Л. Б. Джонсона за тот же период в 8 лет. Б. Уайт прославился в своей университетской молодости больше, как выдающийся спортсмен, а затем служил непродолжительное время клерком у председателя Верховного Суда Винсона и 14 лет занимался юридической практикой в столице родного штата Колорадо г. Денвере, где в 1960 году возглавил усилия по выдвижению в президенты от демократической партии Дж. Ф. Кеннеди, а после его выдвижения возглавил общенациональную организацию в пользу избрания этого кандидата. Вознаграждением после победы на выборах стал пост заместителя генерального прокурора, а в апреле 1962 г. - и пост верховного судьи.

Также чисто несудейскую карьеру имел за своими плечами А. Дж. Голдберг - юрист Конгресса производственных профсоюзов и Объединенного профсоюза сталелитейных рабочих, которого президент Кеннеди назначил министром труда, а в августе 1962 года выдвинул в члены Верховного Суда.

Э. Фортас - выдвиженец президента Л.Б. Джонсона Он начал свою карьеру с преподавания в Йельском университете, а продолжал ее в правительственных агентствах в Вашингтоне в период администрации Ф.Д. Рузвельта. После 2-й мировой войны уроженец штата Теннеси занимается частной юридической практикой, а в 1948 году успешно защищает конгрессмена от Техаса Л.Б. Джонсона и становится в дальнейшем его ее доверенным лицом. Фортас отказывается от поста генерального прокурора, но вынужден согласиться с утверждением его в августе 1965 года членом Верховного Суда. После отставки председателя Э. Уоррена Джонсон собирался назначить своего друга на освободившийся пост, но был вынужден отступить из-за несогласия республиканцев и консервативных демократов.

Наконец, первым афроамериканским членом Верховного Суда стал в августе 1967 года Т. Маршалл - активист Национальной Ассоциации цветного населения, которого президент Кеннеди назначил членом Апелляционного суда, а президент Джонсон - генеральным солиситером.

Конституция США и даже политическая традиция не предъявляет к назначенцам в члены Верховного Суда какие-либо особые формальные требования. Так что до 1826 года ни у кого из верховных судей не было стажа работы в рамках федеральной судебной системы. К середине XIX в. опыт федерального судейства имели три человека, а во 2-й половине XIX в. — 6 человек. Правда, были еще судьи с опытом работы в судебных системах отдельных штатов [8].

В XX столетии опыт судейской работы также не стал чем-то общеобязательным, и из 40 назначенцев периода 1900-1970 гг. судейского опыта не было у 19 судей (включая председателей Г. Хьюза, В. Стоуна и Э. Уоррена).

Разумеется, отсутствие опыта работы в судах - это еще не причина сомневаться в полной мере в профессионализме членов высшего судейского синклита. Известны случаи, когда практик или теоретик из какого-либо другого сегмента правовой системы в совершенстве справился с новыми для него судейскими обязанностями и наоборот.

Тем не менее, отсутствие жестких формальных критериев при выдвижении в судьи - это американская традиция, и она не лучшим образом характеризует государственную систему США. В составе суда Э. Уоррена из 17 судей 10 не имели никакого судейского опыта.

В то же время все назначенные в верховные судьи были юристами, но преимущественно юристами-политиками. За период 1789-1957 гг. таковых была примерно половина; четверть верховных судей были в своей предшествующей карьере федеральными судьями или судьями штатов, десятая - корпоративными юристами.

В середине XX в. на фоне острых социально-экономических противоречий и политических катаклизмов число юристов-политиков резко возрастает за счет профессиональных судей и корпоративных юристов. В то же время, практически впервые в состав Суда привлекаются представители университетской науки.

Не только биографические и профессиональные данные характеризуют верховных судей, но и мнения профессионалов о них. Так, А. Блоштейн и Р. Мерски опросили 65 деканов и профессоров юридических школ, а также профессоров истории и политологии на предмет оценки ими 96 верховных судей, занимавших свои должности в 1789-1969 гг. Три судьи периода 1950-1960-х гг. – Блэк, Франкфуртер и Уоррен - удостоились определения «великие». Пять судей — Дуглас, Джексон, Харлан, Бреннан, Фортас – были оценены как «почти великие». Шесть судей – Рид, Кларк, Стюарт, Уайт, Голдберг и Маршал - были упомянуты как «средние» по своим заслугам, а три – Бертон, Минтон и Уиттейкер – были названы «неудачниками» [9].

Основоположник сильного, интервенционистского Верховного Суда — его председатель Дж. Маршалл – мог похвастаться на протяжении длительного срока единомыслием в своем коллективе. В принципе, в течение XIX в. и даже в первой трети XX столетия судьи достаточно часто выражали корпоративную солидарность. Разногласия начались в 1940-е годы, когда, казалось бы, в Суде единомышленников, чьи назначения состоялись благодаря Ф.Д. Рузвельту, начались разногласия как реакция на интерпретацию мероприятий и духа Нового курса.

В последующие годы острые коллизии стали нормой, хотя степень их варьировалась время от времени.

На степень единогласия решений могли влиять как идейно-политические позиции судей, так и авторитет и умение председателя гасить конфликты и добиваться консенсуса. Известно, например, что идейно-политическая конфигурация Суда накануне прихода туда Э. Уоррена была непропорционально консервативной. Это не помешало трениям среди судей и не способствовало укреплению председателя Винсона.

В середине 1950-х гг. расстановка сил в Суде серьезно поменялась. Суд стал сильно поляризованным, в том смысле, что число либералов сравнялось с числом консерваторов.

Но, поскольку председатель Уоррен обладал сильными лидерскими качествами, то либералам удавалось нередко перетягивать на свою сторону умеренно настроенного Кларка и консерватора Франкфуртера, а иногда и других судей.

Нажим консервативной общественности на Суд в конце 1950-х гг. (вплоть до призывов подвергнуть импичменту председателя Уоррена) воздействовал на колеблющихся судей, и либералы потеряли непрочное большинство. Одновременно на позицию суда воздействовали некоторые персональные изменения в его составе. Усиление консерватизма в высшем судебном органе страны прекратилось в 1962 году с отставкой старейшего из его консерваторов - Франкфуртера. Но самое главное - устойчивый и усиливающийся ренессанс либерализма был связан с усилением умеренно-прогрессивных и даже левых настроений в стране. К концу председательского срока Э. Уоррена мы можем говорить о практическом «испарении» консервативной составляющей (см. таблицу).

В деятельности Суда, при всей важности упомянутых нами идейно-политических обстоятельств управленческого и персонального фактора, нельзя абстрагироваться от личных симпатий и антипатий судей, которые также в определенной (хотя и не в решающей степени) влияют на принимаемые решения. Так, еще до прихода Э. Уоррена работе суда не способствовала острая неприязнь между Джексоном и Блэком, и вопрос этот разрешился со смертью первого в конце 1954 года. Личный конфликт имел место между бывшим университетским профессором Ф. Франкфуртером и председателем суда Э. Уорреном, поскольку первый не только идейно разошелся со вторым, но и болезненно воспринимал неожиданно раскрывшиеся организационные и судейские таланты своего начальника, пришедшего на свою должность из структур исполнительной власти.

Таким образом, подводя некоторые итоги, следует отметить, что в целом при Уоррене сложилась достаточно работоспособная и лояльная по отношению к председателю команда, что дало возможность решить те неординарные задачи в области правовой политики, с которыми США столкнулись в 1950-60-е годы.

Э. Уоррен оказался эффективным лидером небольшого судейского коллектива. Он сумел установить теплые дружеские отношения со всеми членами. Даже весьма сложный по своему характеру, чрезвычайно амбициозный судья - интеллектуал Ф. Франкфуртер долгое время был уверен, что он сумел стать для новичка - председателя своеобразным гуру. Со временем Франкфуртер вступил в неприязненные отношения и с председателем, и эту ситуацию оборвала отставка судьи. Близкий к последнему по своей судейской идеологии Дж. М. Харлан имел ровные отношения с коллегами. Вообще же Уоррен умел контролировать свои эмоции. Единственный политик, к кому он питал ярко выраженную антипатию, был земляк Р. Никсон, известный своей беспринципностью.

Удалось Уоррену также и рационализировать работу Суда. В июне 1955 года было объявлено об изменениях в его рабочем графике: за счет более продолжительного рабочего дня, начинавшегося теперь не в полдень, а в 10 часов утра, судьи получили дополнительный выходной в субботу, а в июне 1958 года было покончено с еще одной нерациональной традицией: решения по делам объявлялись теперь не по понедельникам, а по мере их готовности.

Тем не менее, не только личность председателя определяет во многом деятельность Суда, но и активность его наиболее выдающихся членов. Так, например, Х.Л. Блэк и У.О. Дуглас служили при 5 председателях - Хьюзе, Стоуне, Винсоне, Уоррене и Бергере. Если задаться вопросом, кто был эффективным лидером Суда, многие назовут У. Бреннана, а кое-кто готов даже говорить не о «Суде Уоррена», а о «Суде Бреннана». Последнее утверждение все же является, с нашей точки зрения, сильным преувеличением, ибо председатель Э. Уоррен, как никто другой, сумел сплотить в середине 1950-х гг. до этого достаточно разобщенный коллектив судей.

ЛИТЕРАТУРА

1. The Supreme Court and Judicial Review. -N.Y.: Farrar and Rhine hart, 1942. - P. 235.

2. Голдобина З.Г. Судьи Верховного Суда США: практика назначения на должность // Российский юридический журнал. - 2007. - №1. - С. 76.

3. Scigliano R. The Supreme Court and the Presidency. - N.Y., 1971. - P. 97-105.

4. Abraham H. Justices and Presidents. - N.Y., 1975. - P. 61.

5. Abraham Н. A bench happily failed': Some Historical Reflections on the Supreme Court appointment Process // Path to and From the Supreme Court. Ed. by K.L. Hall. - N.Y. & L. 2000.

6. Schwartz В. with S. Lesher. Inside the Warren Court. Garden City.-N.Y., 1983.-P. 14-19

7. Steamer R J. Chief Justice. Leadership and the Supreme Court. Columbia: Univ of south Carolina Press. P. X.

8. Саломатин А.Ю. Модернизация государства и права в США, конец XVIII-XIX вв. - Пенза, 2003. -С. 197-199.

9. Gallowy R. The Rich and the Poor in the Supreme Court History. 1790-1982. - Greenbrae.: Paradigm Press, 1982.-P. 153.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ