Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2005

Авторы: Чалых Я.Н., Сухоносенко А.В.

Распад Советского Союза обусловил глобальные проблемы внутри каждого из вновь образовавшихся государств. Застойные процессы в экономике во всех странах содружества поставили под угрозу стабильность в обществе, жизнь и благополучие граждан. Система государственно-правового руководства экономикой в корне противоречила тем целям и задачам, которые необходимо было решать странам СНГ на пути социально-экономических реформ и перехода экономики от централизованно управляемой к рыночной.

В начале 90-х годов произошло усиление влияния криминальных группировок. Все новые и новые виды коммерческой деятельности, которая перестала преследоваться государством, стали полем деятельности для преступных сообществ. Наиболее опасным проявлением этих событий стало то, что на внутренний рынок бывшего СССР хлынуло небывалое количество наркотиков и оружия. Это дало колоссальную подпитку преступности, и управлять этим стало практически невозможно. Преступность стала чувствовать себя безнаказанно. Демократизация СССР превратилась в хаотичные действия, дополняемые ежедневным увеличением преступлений. Все то, что раньше СССР не признавал открыто (в частности, существование организованной преступности), стало неотъемлемым атрибутом современной эпохи.

Особое беспокойство вызывает рост преступности, связанной с активизацией устойчивых криминальных группировок с межрегиональными и транснациональными связями. Участники преступных сообществ оказывают негативное влияние на жизненно важные отрасли экономики и финансово-банковские структуры, создают значительные теневые капиталы, вторгаются в деятельность государственных властных структур, лоббируя свои интересы в законодательных, исполнительных и управленческих структурах, обеспечивая принятие выгодных для себя решений, участвуют в нагнетании экстремизма, разжигании политических, национальных и религиозных конфликтов.

Одним из важных факторов глобализации является углубление и расширение международных связей в борьбе с международной преступностью. В связи с этим, в настоящее время в сфере борьбы с преступностью приобретает актуальность такой институт, как «экстрадиция».

В настоящее время существует множество определений понятия выдачи преступников (экстрадиции). Но они не раскрывают все стороны и аспекты данного понятия с точки зрения национального законодательства Республики Казахстан. Названный институт находится на стыке международного (международные договоры, конвенции) и национального права отдельных государств (Конституции, УК, УПК и специальные законы «о выдаче преступников»), правовые системы и правовые средства которых являются основными, а международно-правовые – дополнительными.

Актуальность изучения института выдачи преступников обусловлена, прежде всего, тем, что в настоящее время существует множество определений понятия выдачи преступников. Но, как в законодательстве Республики Казахстан, так и в законодательстве стран СНГ, в Минской конвенции, а также в международных договорах, ратифицированных Республикой Казахстан и регламентирующих процедуру экстрадиции, нет четкого определения понятия экстрадиции. При теоретическом освещении отдельных аспектов института экстрадиции исследователи основывали свои выводы не только на нормах международного права, но и на национальных правовых актах.

Так, согласно определению Л.Н. Галенской, «выдача преступников – это акт правовой помощи, осуществляемый в соответствии с положениями специальных договоров и норм национального уголовного и уголовно-процессуального законодательства, заключающийся в передаче преступника другому государству для суда над ним или для приведения в исполнение вынесенного приговора». В данном определении не говорится, что экстрадиция осуществляется только при наличии требования о выдаче. Похожее определение дают В.К. Звирбуль и В.П. Шупилов, Э. Сименон, Л. Оппенгейм, М.Д. Шаргородский и др. [1].

Кроме того, во многих договорах слово «преступник», выражающее общее понятие, заменено таким конкретным процессуальным термином, как «обвиняемый» или «осужденный», что играет немаловажную роль при составлении самого текста договора и при непосредственном исполнении требования о выдаче.

Сущность института экстрадиции выражает общепризнанный принцип – «aut dedre aut judi care» - лицо, совершившее преступление, должно нести суровое наказание в стране совершения преступления, либо в стране, где оно было задержано, либо в стране, в наибольшей степени пострадавшей от преступления. Следует отметить, что специального закона, как в США, Великобритании, Голландии, Германии и других странах, в Республике Казахстан нет, хотя в некоторых законодательных актах содержатся отдельные нормы по этому вопросу. Республика Казахстан придерживается практики заключения двусторонних договоров о правовой помощи по гражданским и уголовным делам в развитие Минской Конвенции. Так как в национальном законодательстве Республики Казахстан нет четкого определения самого понятия выдачи преступников, А. Куркбаев справедливо отмечает, что «специальный закон своим содержанием должен отразить весь многоступенчатый процесс экстрадиции, начиная с понятия «выдача» и заканчивая расходами, возникшими в связи с данными правоотношениями» [2].

Проанализировав понятия выдачи преступников, можно выделить некоторые признаки данного комплексного понятия:

1) Экстрадиция – это акт правовой помощи, осуществляемый для оказания правовой помощи иностранным государствам для наказания лица, совершившего преступление и скрывшегося от правоохранительных органов государства, где было совершено преступление;

2) Экстрадиция осуществляется только на основе международных (многосторонних и двусторонних) договоров, конвенций, специальных законов «о выдаче преступников» и национальном законодательстве (Конституции, УК, УПК);

3) Экстрадиция осуществляется только при наличии требования о выдаче, в котором запрашивающее государство предоставляет необходимые документы, сведения о лице, совершившем преступление;

4) Преступление должно быть экстрадиционным, т.е. должно входить в категорию преступлений, за совершение которых можно требовать выдачи. Большинство стран мира договорились, что экстрадиционными являются все преступления, связанные с оборотом наркотиков, терроризмом и угоном самолетов;

5) Двустороннее определение состава преступления или же «двойной преступности», что обозначает, что преступление считается экстрадиционным при условии его наказуемости в уголовном порядке в обеих странах. Важен факт уголовной наказуемости деяния в запрашивающей и запрашиваемой странах;

6) Субъектом выдачи может быть только физическое лицо, обвиняемое в совершении экстрадиционного преступления (обвиняемый), или же осужденное за совершение преступления (осужденный) [3].

Представляется обоснованным следующее определение понятия экстрадиции, в котором отражаются все основные признаки данного понятия: «Экстрадиция – это акт правовой помощи, основанный на положениях международных договоров и нормах национального уголовного и уголовно-процессуального законодательств, при наличии требования о выдаче, заключающийся в передаче обвиняемого или осужденного, совершившего экстрадиционное преступление, одним государством (запрашиваемым), на территории которого он находится, требующему его выдачи государству (запрашивающему), на территории которого было совершено преступление или гражданином которого данное лицо является, в целях привлечения его к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора, вступившего в силу в отношении данного лица».

Правовыми основаниями экстрадиции являются многосторонние соглашения по борьбе с отдельными видами международных преступлений и преступлений международного характера (например, Конвенция о неприменении срока давности к военным преступникам и преступлениям против человечества 1968 года; Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года; Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года и др.), региональные и двусторонние соглашения о правовой помощи (например, Конвенция СЕ о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года; Минская конвенция 1993 года, Кишиневская конвенция 2003 года).

Требование о выдаче преступника должно содержать, кроме наименования органа, в производстве которого находится уголовное дело, анкетных данных, описания внешности, фотографии осужденного (обвиняемого), сведений о месте и времени вынесения приговора или постановления о привлечении в качестве обвиняемого, изложения фактических обстоятельств совершенного преступления с приведением текста закона, предусматривающего ответственность за это преступление, с обязательным указанием санкции. Установлено, что без согласия государства, к которому обращено требование, выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности, подвергнуть наказанию или выдать третьему государству за совершенное до выдачи преступление, за которое оно выдано [4].

Поэтому ст. 530 УПК РК полностью воспроизвела специальное положение международного права и установила, что лицо, выданное иностранным государством, не может быть привлечено к уголовной ответственности, а также передано третьему государству за иное преступление, не связанное с выдачей, без согласия государства, выдавшего его.

Выдача лица для приведения приговора в исполнение производится за такие деяния, которые являются наказуемыми и за совершение которых лицо было приговорено не менее чем к шести месяцам лишения свободы или к более тяжкому наказанию. Существуют и иные положения межгосударственных договоров по вопросам выдачи осужденных.

Международные договоры, в частности, Минская конвенция 1993 года и Кишиневская конвенция 2003 года, установили, что выдача не производится в следующих случаях:

1) если лицо, выдача которого требуется, является гражданином государства, к которому предъявляется требование о выдаче;

2) на момент получения требования уголовное преследование, согласно законодательству государства, к которому предъявлено требование, не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности либо по иному законному основанию;

3) в отношении лица, выдача которого требуется, на территории государства, к которому предъявлено требование о выдаче, если за то же преступление был вынесен приговор или постановление о прекращении производства по делу, вступившее в законную силу;

4) преступление в соответствии с законодательством государства, к которому предъявлено требование о выдаче, преследуется в порядке частного обвинения;

5) если преступление, в связи с которым требуется выдача, совершено на территории государства, к которому предъявлено требование.

Таким образом, содержание п.1, 2 ст. 57 Минской конвенции и аналогичных пунктов Кишиневской конвенции свидетельствует, прежде всего, о приоритете соблюдения прав и свобод своих граждан. Для государства, к которому предъявлено требование, это тоже важно. Этот, один из важнейших принципов международного права, нашел отражение в национальном законодательстве Республики Казахстан.

Граждане Республики Казахстан, совершившие преступление на территории другого государства, не подлежат выдаче этому государству. Это правило основано на ст. 11 Конституции Республики Казахстан и ч. 1 ст. 8 УК РК, согласно которым гражданин Республики Казахстан не может быть выдан другому государству, если иное не установлено международными договорами.

Государство, удовлетворившее требование о выдаче, извещает по дипломатическим каналам государство, направившее это требование, и определяет время и место передачи преступника. Вместе с ним передаются вещи, добытые преступным путем, а также предметы, которые могут быть доказательствами по уголовному делу. Такой порядок является общепринятым и подтверждается практически во всех международно-правовых документах по экстрадиции.

Иногда лицо, выдача которого требуется, по ходатайству может быть взято под стражу и до получения требования о выдаче. При этом в ходатайстве должны содержаться: ссылка на постановление о взятии под стражу или приговор, вступивший в законную силу, и указание на то, что требование будет представлено дополнительно. Ходатайство о взятии под стражу до получения требования о выдаче может быть передано по почте, телеграфу и телефаксу [5].

На современном этапе возрастает роль международных организаций, осуществляющих координацию и ведение деятельности в сфере борьбы с преступностью. 4 ноября 1992 года на 61 сессии Генеральной Ассамблеи Интерпола в Дакаре Республика Казахстан была принята членом Интерпола. В связи с вступлением Республики Казахстан в Международную организацию уголовной полиции (Интерпол) Кабинет министров Республики Казахстан постановлением от 20 июля 1993 года № 629 дал поручение Министерству внутренних дел Республики Казахстан создать Национальное центральное бюро (НЦБ) Международной организации уголовной полиции (Интерпол) [6].

В качестве примера экстрадиции человека, преступившего казахстанский закон, можно привести следующее дело. Гражданин Республики Казахстан В. Сорокин совершил преступление, посягающее на общественные отношения собственности и общественные отношения, обеспечивающие интересы государственной службы и государственного управления Республики Казахстан. В. Сорокин 7 лет находился в розыске - сначала в межреспубликанском, а затем в международном. Последние годы его искал Интерпол. Впоследствии удалось установить, что он скрывался от правосудия в Объединенных Арабских Эмиратах.

Однако поскольку между Республикой Казахстан и Объединенными Арабскими Эмиратами не было заключено соглашения о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, это осложнило процесс выдачи. Несмотря на это, после множественных межправительственных согласований, вопрос решился положительно для казахстанского правосудия. В августе 2002 года в г. Дубаи вылетела группа полицейских Восточно-Казахстанского Главного Управления Внутренних Дел, возглавляемая сотрудником Генеральной прокуратуры Республики Казахстан, и доставила гражданина В. Сорокина с берегов Персидского залива прямиком в следственный изолятор г. Усть-Каменогорска.

В истории суверенного Казахстана это первый случай выдачи преступника из дальнего зарубежья. Органы уголовного преследования инкриминировали В. Сорокину хищение государственных средств в особо крупных размерах и дачу взяток должностным лицам.

Как отметил первый заместитель прокурора Восточно-Казахстанской области В. Олейник: «Только в 2002 году Прокуратура ВКО через Генеральную Прокуратуру Республики направила ходатайство о выдаче 23 уголовных преступников; по 16 фигурантам получен удовлетворительный ответ, 5 из них уже этапированы в г. Усть-Каменогорск. В основном это лица, скрывающиеся в ближнем зарубежье. Но, как показывает случай с Сорокиным, прецедент создан. Главный принцип правосудия - неотвратимость наказания – главенствует» [7].

Выдача преступников относится к тем институтам международного права, которые находятся на стыке международного и внутригосударственного права. Сравнительный анализ определений понятия «экстрадиция», проведенный в данной работе, показал, что различные трактовки отдельных аспектов выдачи в международных конвенциях и двусторонних договорах, в национальных законодательствах вызывают различное толкование многих ее сторон и, прежде всего, самого понятия выдачи преступников.

На сегодняшний момент в Казахстане нет специального закона об экстрадиции, который бы позволил устранить все спорные аспекты в теории и практике выдачи преступников. Однако,практика заключения двусторонних соглашений о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам с иностранными государствами способствует устранению некоторых пробелов в вопросах экстрадиции.

ЛИТЕРАТУРА

1. Валеев Р.М. Выдача преступников в современном международном праве (Некоторые вопросы теории и практики). - Казань: Казанский ун-т, 1976. – С. 128.

2. Куркбаев А. Правовая интеграция // Юр. газета (РК). - 2003. - 2 апреля. – С. 3.

3. Васильев Ю.Г. Региональные системы института выдачи преступников (экстрадиции) // Право и политика. - 2002. - № 10. - С. 96-110.

4. Казиканов Т. Особенности толкования института выдачи преступников по законодательству РК // Вестник Каз ГУ. Сер. Юридическая. - 2002. - №1. - С. 90-93.

5. Казиканов Т. Пределы уголовного преследования лиц, подлежащих экстрадиции // Правовая реформа в Казахстане. - 2002. - №4. - С. 54-57.

6. Токсанбаев А.Б. Организационно-правовые основы создания и правовой статус НЦБ Интерпола в РК // Правовая реформа в Казахстане. - 2002. - №4. - С. 49-53.

7. Васильев С. Нары не Канары: (В городском суде завершился процесс над бизнесменом В. Сорокиным, гражданином ОАЭ, объявленным в международный розыск)// Юр. газета. - 2003.-12 марта. - С. 2.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2005


 © 2017 - Вестник КАСУ