Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2005

Автор: Зайнутдинова Н.М.

С начала 90-х годов казахстанское законодательство пополнилось принципиально новым правовым институтом - компенсацией за нанесенный моральный вред. Необходимо отметить, что сам термин «моральный вред» употреблялся в юридической лексике и ранее, но его характеристика полярно отличалась от теперешней.

Денежное возмещение неимущественного или, так называемого, морального вреда отмечалось в «юридическом словаре» 1953 года - как «унижающее достоинство советского человека, согласно действующему законодательству, не может иметь место».

И через 30 лет после издания этого словаря в юридической литературе по-прежнему утверждалась такая же позиция. Так, достаточно знающие юристы В. Смирнов и А. Собчак категорически указывали, что моральный вред лишен экономического содержания и не подлежит материальному возмещению. Это мнение поддерживали и другие юристы. М. Маркова, например, пишет «Моральный вред, который терпит пострадавший и его близкие от преступления, не подлежит материальной компенсации» [1].

Таким образом, в течение длительного времени считалось, что моральный вред в социалистическом обществе возмещению вообще не подлежит. В обоснование этого обычно приводился аргумент - личность советского человека находится на столь недосягаемой высоте, что ее никак нельзя оценить на деньги. Такая позиция была связана и с отсутствием четких указаний в гражданском законодательстве.

Впервые право гражданина на возмещение морального вреда было установлено в 1990 году в Законе СССР от 12 июня 1990 года «О печати и других средствах массовой информации». В качестве общеправовой нормы, понятие о возмещении в материальной форме за причиненный гражданину вред (физические или нравственные страдания) появилось в казахстанском законодательстве с января 1993 года, когда в Казахстане Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года получили статус республиканского Закона и позволяли устранить препятствия, которые создавались в новых экономических условиях старым Гражданским кодексом.

Возмещение морального вреда в настоящее время предусматривается статьями 352, 951-952 Гражданского кодекса РК. В статье 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР впервые была предпринята попытка определить понятие морального вреда, а также закрепить условия и способы его возмещения. Моральный вред в Основах гражданского законодательства Союза ССР был определен как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Что же касается условий возмещения морального вреда, то в качестве таковых предусмотрены противоправность действий, причинивших вред, и вина причинителя вреда. Предусмотрено, что моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом, причем, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Эти правила действовали до 1 марта 1995 года. С этого времени на смену им пришли нормы о моральном вреде и его возмещении, зафиксированные в Гражданском кодексе РК. Ст. 951-952 Гражданского кодекса РК определяет моральный вред по существу так, как и Основы гражданского законодательства 1991 года, а именно - как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Наряду с этим, законодатель по-разному подходит к случаям причинения морального вреда. Если моральный вред причинен гражданину посягательством на принадлежащее ему нематериальное благо, то он, при наличии предусмотренных законом условий, возмещается независимо от того, предусмотрено ли такое возмещение специальным законом или нет. В указанных случаях достаточным основанием для возмещения вреда служит ст. 951 ГК РК. А вот если вред причинен посягательством на какое-либо материальное благо, которое находит свое выражение в имущественном праве, то он подлежит возмещению лишь тогда, когда существует специальный закон, такое возмещение предусматривающий. Развернутое определение понятия «моральный вред» дал Верховный суд в нормативном постановлении № 3 от 21 июня 2001 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» с изменениями от 20.03.2003 года. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, испытываемые гражданином в результате противоправного нарушения, умаления или лишения принадлежащих ему личных неимущественных прав и благ.

Для более глубокого понимания сущности и содержания морального вреда необходимо уяснить смысл такого психического явления, как страдания. В толковом словаре русского языка страдание определяется как «физическая или нравственная боль, мучение», а боль, в свою очередь, связывается с «ощущениями страдания». Таким образом, боль, страдания неразрывно связаны между собой.

Характерными признаками страдания, которые, в частности, могут быть установлены и использованы в суде, являются поведенческие признаки и психическое состояние человека. Страдающий человек внешне выглядит печальным, отрешенным от происходящих событий, он испытывает одиночество, изолированность, особенно от тех, кто заботится о нем. Чувствует себя неудачником, несчастным, потерпевшим поражение, неспособным к достижению прежних успехов. Уныние, упадок духа, мысли о своей профессиональной некомпетентности, об утрате смысла жизни все чаще посещают его. Понижается общий физический тонус. Появляются сопутствующие этому различного рода функциональные расстройства, нарушается сон, аппетит. В действующем законодательстве употребляются две разновидности страданий: страдания нравственные и страдания физические. Вместе с тем, понятие «нравственность» и относящееся к нему прилагательное «нравственный» имеют несколько смысловых оттенков. Прежде всего, нравственность – это правила, определяющие поведение человека в обществе, но, кроме этого, в понятие нравственности вкладываются «духовные, душевные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил поведения». Наконец, понятие «нравственный» употребляется не только по отношению к человеку, соблюдающему требования нравственности, но и как прилагательное, характеризующее то или иное явление, «относящееся к внутренней, духовной жизни человека» [2]. С этой точки зрения, нравственные или душевные страдания человека напрямую связаны с его глубинными личностными структурами, которые подвергаются посягательству, что и вызывает у него столь сильную ответную эмоциональную реакцию в виде отрицательных переживаний, называемых страданиями.

Поскольку с помощью понятий «личность», «личностный» раскрывается включенность человека в общественные отношения, его положение в обществе, есть все основания утверждать, что источником нравственных страданий субъекта являются, прежде всего, посягательства на его социальный статус, честь и достоинство, личные убеждения (если они, разумеется, не носят антиобщественный, противоправный характер), на его самооценку, сложившуюся систему его межличностных отношений.

Все это, безусловно, связано с правами человека и его свободами, гарантированными Конституцией РК. Поэтому посягательства на его неприкосновенность, свободу, мировоззрение, ценностные ориентации, то есть на все то, что позволяет ему быть, оставаться личностью в обществе, могут вызвать нравственные (душевные) страдания. Как подчеркнул Верховный суд в своем постановлении от 21 июня 2001 года, под нравственными страданиями следует понимать испытываемые чувства унижения, раздражения, подавленности, гнева, стыда, отчаяния, ущербности, состояние дискомфорта, которые могут быть вызваны противоправным посягательством на жизнь и здоровье, как самого потерпевшего, так и его близких родственников (родителей, супруга, ребенка, брата, сестры); незаконным лишением или ограничением свободы либо права свободного передвижения; причинением вреда здоровью, в том числе, уродующему открытые части тела человека шрамами и рубцами; раскрытием семейной, личной или врачебной тайны; нарушением тайны переписки, телефонных или телеграфных сообщений; распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина; нарушением права на имя, на изображение; нарушением его авторских и смежных прав и т.д. Хотя Верховный Суд не дал общего определения страданий, из приведенного текста следует, что суд раскрывает содержания одного из видов морального вреда - нравственных страданий. Что же касается физических страданий, то они связаны с причинением человеку физической боли, мучений, всегда сопутствующих нанесению телесных повреждений, различного рода увечий, истязаний, заражению какой-либо инфекцией, заболеванию, которое может быть результатом, в том числе, и перенесенных нравственных страданий.

Общая норма, устанавливающая случаи, порядок и способы компенсации морального вреда, содержится в ст. ст. 141, 143, 951 952 ГК РК. Детальное же регулирование этих вопросов предусмотрено нормативным постановлением Верховного Суда РК от 21 июня 2001 года № 3 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда». Компенсация морального вреда по общему правилу допускается при наличии вины причинителя. Вместе с тем, в соответствии с п. 1 статьи 922, п.п. 1, 2, ст. 923, п. 3, ст. 951 ГК РК и постановления Верховного суда № 3, предусмотрены случаи, когда моральный вред компенсируется независимо от наличия вины:

- издание государственными органами актов, не соответствующих законодательным актам;

- незаконное отчуждение;

- незаконное привлечение к уголовной ответственности;

- незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу, домашнего ареста, подписки о невыезде;

- незаконное наложение административного взыскания в виде ареста;

- незаконное помещение в психиатрическое или другое лечебное учреждение;

- в иных случаях, предусмотренных законодательными актами (например, ст. 14 Закона «О статусе и социальной защите военнослужащих и членов их семей» при получении военнослужащим телесных повреждений, незаконном понижении в должности или воинском звании, в случае несоблюдения условий контракта).

Моральный вред компенсируется лишь при подтверждении факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий. Обязанность доказывания, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, лежит на самом потерпевшем.

Моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан. При нарушении имущественных прав граждан компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. В соответствии с п. 4 ст. 951 Гражданского кодекса РК, под имущественными правами физических лиц, нарушение которых исключает возможность компенсации морального вреда в денежном выражении, следует понимать, в частности: права, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом; имущественные требования, которые возникают между участниками гражданских правоотношений (вещные или обязательственные права, в том числе, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни, здоровью гражданина и т.п.), а также права авторов на получение вознаграждения за созданные ими произведения или сделанные изобретения; наследственные права.

Если нарушение имущественных прав гражданина имело место одновременно с нарушением его личных неимущественных благ и прав, то, наряду с удовлетворением требований о возмещении причиненного имущественного вреда, подлежит удовлетворению и заявленное требование о возмещении морального вреда (противоправное владение имуществом потерпевшего с одновременным нарушением неприкосновенности жилища; нарушение прав потребителя на качественный товар; присвоение авторства; нарушение права преимущественной покупки и т.д.).

Применительно к положениям статьи 352 ГК РК, неисполнение обязательств, предусмотренных ст. ст. 278-288 ГК РК, может являться основанием для возмещения морального вреда, если ненадлежащее исполнение обязательств должником не связано с нарушением имущественных прав кредитора. Ненадлежащее исполнение обязательства, затрагивающих имущественные права должника (например, уклонение от возврата денег по договору займа; неисполнение обязательства по договору купли-продажи в части оплаты покупки или передачи предмета сделки), в соответствии с п. 4 ст. 951 ГК РК, исключает возможность компенсации морального вреда в денежном выражении. Вышеуказанными примерами охватывается, конечно, крайне малая часть деяний, связанных с посягательством на имущественные права граждан. Вместе с тем, нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются более серьезными, по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности. Это выражается, в частности, в физических страданиях при невозможности обеспечить удовлетворение зачастую даже первичных потребностей, а также и в нравственных страданиях в результате осознания невозможности воспользоваться провозглашенными правами при отсутствии материальных средств, ограничении своей свободы, понимании даже формального неравноправия, ощущении незащищенности себя и своей семьи. На проблему взаимосвязи права собственности гражданина и его неимущественных прав можно взглянуть и под иным углом зрения. Как известно, согласно ст. 141 Гражданского кодекса РК, право на здоровье однозначно отнесено к неимущественным правам личности. Определенный интерес представляет сам термин «здоровье». Всемирная организация здравоохранения, например, определяет его так: «Здоровье - это состояние полного социального, психического и физического благополучия» [3]. Из этого следует, что к посягательствам на здоровье можно отнести не только действия, нарушающие анатомическую целостность человека, но и деяния, нарушающие его социальное и психическое благополучие.

Поэтому очевидно, что, посягая на собственность гражданина (с прямым умыслом), преступник посягает одновременно (с косвенным умыслом) и на психическое благополучие потерпевшего, то есть на его здоровье, являющееся неимущественным благом личности. Следовательно, если потерпевший от правонарушения против собственности сможет доказать, что причиненный ему имущественный ущерб серьезным образом отразился и на его психическом благополучии, то, думается, нет никаких оснований для отказа в компенсации причиненного ему морального вреда. Возможность компенсации морального вреда напрямую зависит и от сроков. В связи с чем следует рассмотреть проблему применения к требованиям о компенсации морального вреда института исковой давности. Ст. 187 подпункт 1 ГК РК устанавливает, что на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Причем, как утверждает нормативное постановление Верховного Суда от 21 июня 2001 года, судам надлежит иметь в виду то, что, в соответствии с Законом «О нормативно-правовых актах», законодательные акты, предусматривающие защиту личных неимущественных прав граждан, применяются к правоотношениям, возникшим после введения их в действие, если иной порядок не предусмотрен законодательными актами. А пунктом 8 Закона «О введении в действие Гражданского кодекса Республики Казахстан» (Особенная часть) установлено, что возмещению подлежит неимущественный вред, причиненный в предусмотренных статьями 922 и 923 Гражданского кодекса случаях, если он был причинен до 2 июля 1999 года, но не ранее 1 июля 1996 года, и оставался не возмещенным. Требования о возмещении морального вреда, причиненного до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на возмещение такого вреда, удовлетворению не подлежат. Такой вред не подлежит возмещению и в тех случаях, когда после введения законодательного акта в действие гражданин испытывает нравственные или физические страдания. Если же противоправное действие (бездействие) началось до введения законодательного акта в действие и продолжается после введения в действие, то подлежит возмещению только моральный вред, причиненный противоправным действием (бездействием), совершенным после введения законодательного акта в действие.

Итак, возмещение вреда - это одно из требований, которые могут вытекать из нарушения личных неимущественных прав. Моральный вред и вред, причиненный жизни и здоровью, являются разновидностями неимущественного вреда. Но обратимся к ст. 187 п.3 Гражданского кодекса, в которой среди требований, на которые не распространяется срок исковой давности, указаны требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина. Но ведь это требование вытекает из нарушения личных неимущественных прав, а законодатель уже предусмотрел неприменимость исковой давности к этим требованиям. Почему же он повторяется еще раз? Один из возможных ответов на этот вопрос - потому что в отношении требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, законодатель предусматривает специальные правила о неприменении исковой давности - требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, которые удовлетворяются за прошлое время, но не более чем за 3 года, предшествовавшие предъявлению иска. По существу, это означает, что исковая давность применяется к этим требованиям в той их части, которая находится за пределами общего давностного срока. Законодатель представляет возможность потерпевшему в любой момент устранить в ограниченных 3-мя годами пределах негативные последствия нарушения его неимущественных прав. Этой цели законодатель мог бы достигнуть, например, следующим изложением: «Исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом. Однако требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, предъявленные по истечении срока исковой давности, удовлетворяются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска». Между тем, законодатель выделяет требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, в самостоятельный пункт. В свете изложенного, более обоснованным представляется другой ответ: законодатель вообще не включает требования о возмещении неимущественного вреда в состав тех требований, на которые не распространяется исковая давность. Он имеет в виду лишь те требования, которые направлены на восстановление личных неимущественных прав. Отсюда следует, что на требования о возмещении морального вреда исковая давность должна распространяться.

ЛИТЕРАТУРА

1. Смирнов В., Собчак А. – «Общие учения о деликтных обязательствах в Советском гражданском праве». М., 1983.

2. Ожегов С. Словарь русского языка М.., 1998.

3. Ведомости Съезда народных депутатов ВС РФ. 1993. № 6.

4. Гражданский Кодекс РК (часть общая). - «Жеты жаргы», 1998.

5. Комментарий к ГК РК /под ред. М.К. Сулейменова. - «Жеты Жаргы», 2000.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2005


 © 2017 - Вестник КАСУ