Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2011

Автор: Чумаченко О.В.

Период современной русской литературы – итоговый. Он подводит черту под огромным и бесценным пластом культуры, истории, философии и прочих социальных составляющих. Главным постулатом современного литературного процесса есть и остаётся обращение к постмодернизму – литературному течению рубежа веков.

Философия и эстетика постмодернизма, зародившиеся и широко распространившиеся с середины 1960-х годов, кардинальным образом изменили иерархию ценностей в искусстве, в том числе и общую аксиологию культуры. Постмодернизм оказал значительное влияние и на современную русскую литературу, введя в нее новые измерения языка, сюжета, идеологии текста. Постмодернизм, в основе которого заложена эстетическое многоголосие, не только изменил образ мировой и отечественной культуры, но дал возможность по-новому взглянуть на историю литературы и искусства, ввести в оборот многие периферийные жанры и традиции.

Постмодернизм как художественная структура до конца не классифицирован, не типологизирован. На языке кибернетики это выглядит так: «Сложная система с регулированием вариаций имеет стабильно высокий выход только тогда, когда разнообразие управляющей системы не ниже разнообразия управляемого объекта» (см. Гузеев В.В. Системные основания образовательной технологии. М.: Знание, 1995. С. 19.). В случае с постмодернизмом и попытками его классифицировать мы наблюдаем обратную закономерность: сам объект оказывается разнообразнее управляющей системы.

Если суммировать признаки постмодернистской художественной парадигмы, свойства, качества, характеристики, выявленные в процессе изучения этого явления как зарубежными (Ихаб Хассан, Жан Бодрийяр, Жак Деррида, Жиль Делез), так и отечественными исследователями (М. Эпштейн, Н. Лейдерман, М. Липовецкий, М. Золотоносов, С. Чупринин, В. Курицын, А. Якимович и др.), то окажется, что постмодернизм обладает определенными типологическими характеристиками, которые можно «развести» по разным уровням:

1) На уровне содержания

Неопределенность, культ неясностей, ошибок, пропусков, намеков, ситуация «лабиринта смыслов», «мерцание смыслов».

2) На уровне аксиологии

Деканонизация, борьба с традиционными ценностными центрами (сакральное в культуре человека, этнос, Логос, авторский приоритет), размытость или разрушение оппозиций добро-зло, любовь-ненависть, смех-ужас, прекрасное-безобразное, жизнь-смерть. В этом плане постмодернизм в какой-то степени представляет собой философскую «химеру», антисистему, своего рода модернизированное манихейство, если оперировать понятиями и определениями, например, Л.Н. Гумилева.

3) На уровне композиции

Фрагментарность и принцип произвольного монтажа, сочетание несочетаемого, использование вещей не по назначению, несоразмерность, нарушение пропорций, дисгармоничность, произвольное оформление аморфности, торжество деконструктивистского принципа: разрушение и установление новых связей в хаосе.

4) На уровне жанра

а) Маргинальность как следствие разрушения традиционных жанров, создание форм «промежуточной словесности» - по выражению Л. Гинзбурга (литература, теория, философия, история, культурология, искусствоведение равно наличествуют в рамках одной жанрово-видовой модификации); жанровый синкретизм.

б) Смешение высоких и низких жанров, что проявляется, с одной стороны, в беллетризации литературы, в отходе, декларированном отказе от назидательности, серьезности, добродетельности в сторону занимательности, авантюрности, с другой - в жанровой диффузии.

в) Политекстуальность, интертекстуальность, насыщенность текста внетекстовыми аллюзиями, реминисценциями, наличие широкого культурологического контекста.

5) На уровне человека, личности, героя, персонажа и автора

Представление о человеке с точки зрения антропологического пессимизма, превалирование трагического над идеальным. Торжество иррационального начала, имманентного сознания, апокалиптического мироощущения, эсхатологического мировоззрения.

6) На уровне эстетики

Подчеркнутая антиэстетичность, шок, эпатаж, вызов, брутальность, жестокость зрения, тяга к патологии, антинормативность, протест против классических форм прекрасного, традиционных представлений о гармоничности и соразмерности;

7) На уровне художественных принципов и приемов

а) Инверсия (принцип переворачивания).

б) Ирония, утверждающая ирреальность мира и человека.

в) Знаковый характер, отказ от изобразительного начала, разрушение знаковой системы как обозначения торжества хаоса в реальности;

г) Поверхностный характер, отсутствие психологической и символической глубины.

д) Игра как способ существования в реальности и искусстве, форма взаимодействия литературы и действительности, возможность сокрытия подлинных мыслей и чувств, разрушение пафоса.

Следует особо отметить, что все эти характеристики не являются безусловными и исключительными, характеризующими литературу именно данного направления. Более того, они могут присутствовать в творчестве современных писателей в разной мере и степени, иногда на уровне лишь интенции, но несомненно, что подобные тенденции носят в русской литературе XXI века все более объемный характер.

Жанровое своеобразие литературы постмодернизма весьма разнообразно и неупорядочено в полном объеме. Рассмотрим наиболее оптимальный и логически выверенный вариант данной жанровой типологии, представленной в работах Лихиной Н.Е.:

1) Концептуальная литература. В основе - множественность и произвольность интерпретаций объекта (реальности, человека, фактов истории и др.), трансформация архетипа, визуальная бессодержательность, образная транслитерация, разрушение литературного штампа, заимствования на уровне намеков, аллюзий, реминисценций, цитатной мозаики. В качестве предмета искусства в концептуализме может быть представлен любой объект, все, что можно интеллектуально интерпретировать. Другими словами, концептуализм - интеллектуальная интерпретация объектов, которые могут включать в сферу своих размышлений, будь то текст, физический элемент реальности, любая коммуникация. Формальная репрезентация такого объекта, который носит название концепт, особого значения не имеет.

Например:

Пригов Д. Махроть всея Руси. Явление стиха после его смерти. Сборник предуведомлений к разнообразным вещам.

Сорокин В. Очередь. Норма. Заседание завкома. Месяц в Дахау. Открытие сезона. Тридцатая любовь Марины и др.

Рубинштейн Л. Мама мыла раму.

Кибиров Т. Сортиры. Когда был Ленин маленьким.

2) Бестенденциозная проза. В основе - деканонизация, десакрализация, разрушение традиционных ценностных центров, аморфность жанровой системы, активное использование приемов абсурда.

Например:

Соколов Саша. Школа для дураков. Между собакой и волком. Палисандрия. Тревожная куколка. На сокровенных скрижалях.

Кудряков Е. Ладья темных странствий.

Попов Е. Восхождение. Душа патриота. Хреново темперированный клавир.

Алешковский Ю. Синенький скромный платочек. Николай Николаевич. Смерть в Москве. Ру-Ру. Маскировка.

3) Неонатурализм. В художественном принципе - ориентация на «сырую реальность», отождествление природных стихийных процессов с законами истории, особое внимание к кризисным состояниям человеческой психики, ломающейся под воздействием жестоких обстоятельств. Как следствие, анатомически подробного исследования «низкой» действительности - беспомощность автора, лишь фиксирующего многообразные формы непредсказуемого и беспредельного по своим возможностям зла.

Например:

Головин Г. Чужая сторона.

Каледин С. Смиренное кладбище. Стройбат.

Петрушевская Л. Время - ночь. Свой круг. Изолированный бокс. Новые Робинзоны. Сырая нога, или Встреча друзей.

Кураев М. Ночной дозор. Блок-ада.

4) Философская фантастика. Строится на продолжении традиций антиутопии в мировой литературе (Е. Замятин, Дж. Оруэлл, О. Хаксли и др.). Несет на себе черты притчи, фантастики, мифа. Особую роль играют формы художественной условности, приемы гротеска и пародии.

Например:

Пелевин В. Проблемы верволка в средней полосе. Шестипалый и Затворник. Девятый сон Веры Павловны. Омон Ра. Чапаев и Пустота. Хрустальный мир.

Бородыня А. Функ-Элиот.

5) Эротическая проза. В качестве предмета изображения интимная сфера жизни человека, исследование потаенных, темных сторон природы личности. Современная эротика не утверждает идеал телесной красоты, а, скорее обозначает трагедию ее утраты, искажения, деформации эротического чувства.

Например:

Нарбикова В. Около эколо. Равновесие света дневных и ночных звезд. И путешествие Ремен. Видимость нас.

Королев А. Эрон. Ожог линзы.

6) «Брутальная» литература. Опирается в своих исканиях на декларированный антиэстетизм, разрушение нормы прекрасное-безобразное, поэтизацию зла, эстетизацию ужасного, изобилует обсценной лексикой.

Например:

Ерофеев В. Русская красавица. Страшный суд. Жизнь с идиотом. Говнососка. Запах кала изо рта. Белый кастрированный кот с глазами красавицы.

Лимонов Э. Это я - Эдичка! Палач. Молодой негодяй. The night souper.

Яркевич И. Детство (Как я обосрался), Отрочество (Как меня чуть не изнасиловали), Юность (Как я занимался онанизмом). Как я и как меня. Солжеицын, или Голос из подполья.

Кисина Ю. Полет голубки над грязью фобии.

Коляда Н. Рогатка. Нелюдимо наше море. Мурлен Мурло.

7) Эсхатологическая (апокалиптическая) литература. Взгляд на человека и мир с точки зрения онтологического и антропологического пессимизма, трагическое мироощущение, предвестие конца, тупика, в котором оказалась человеческая цивилизация.

Например:

Горенштейн Ф. Псалом. Искупление. Последнее лето на Волге. С кошелочкой.

Кондратов А. Здравствуй, ад!

Садур Н. Юг. Девочка ночью. Ведьмины слезки.

Ерофеев Вен. Москва-Петушки. Вальпургиева ночь, или Шаги Командора.

8) Маргинальная («промежуточная словесность»).

Например:

Галковский Д. Бесконечный тупик.

Синявский А. Прогулки с Пушкиным.

Шаров В. Репетиция. До и во время.

Харитонов М. Линия судьбы, или Сундучок Милашевича.

Эрскин Ф. Росс и Я.

Ильянен. И финн.

9) Ироническая проза. Ирония становится способом разрушения штампа на уровне идеологии, морали, философии, формой защиты человека от бесчеловечной жизни.

Например:

Пьецух В. Новая московская философия. Заколдованная страна. Ночные бдения с Иоганном Вольфгангом Гете.

Веллер М. Легенды Невского проспекта.

Поляков Ю. Козленок в молоке.

Кабаков А. Бульварный роман. Последний герой.

Губерман И. Иерусалимские гарики.

Вишневский В. Одностишия.

Довлатов С. Заповедник. Компромисс. Иностранка. Соло на ундервуде.

Данная классификация носит субъективный характер, как любая система, обладающая многообразными и часто противоречащими друг другу признаками, но, тем не менее, дает возможность в какой-то степени типологизировать явление современной литературы.

Как известно, в развитии постмодернизма в русской литературе условно можно выделить четыре периода (по классификации Скоропанова):

1) конец 60-х – 70-е гг. – (А. Терц, А. Битов, В. Ерофеев, Вс. Некрасов, Л. Рубинштейн, и др.);

2) 70-е – 80-е гг. – утверждение в качестве литературного направления, в основе эстетики которого лежит постструктурный тезис “мир (сознание) как текст”, и основу художественной практики которого составляет демонстрация культурного интертекста (Е. Попов, Вик. Ерофеев, Саша Соколов, В. Сорокин, и др.);

3) конец 80-х – 90-е гг. – период легализации (Т.Кибиров, Л.Петрушевская, Д.Галковский, В.Пелевин и др.);

4) Начало ХХ века.

Рассмотрим ведущую тенденцию четвертого периода русского постмодернизма.

Одной из наиболее актуальных ипостасей постмодернизма начала ХХ столетия является женская проза, а именно тема феминизма и женской литературы в контексте современной культуры.

Феминизм, долгое время находившийся на периферии общественного сознания, в настоящее время становится одним из центральных направлений развития гуманитарных наук. Несомненно, он оказывает все более глубокое воздействие на самые различные аспекты современной культуры.

Серьезные исследования российской женской прозы начали появляться сравнительно недавно. Этому предшествовало появление самой женской прозы как массового явления в конце 80-х - нач. 90-х гг. XX века. Отдельные произведения отдельных женщин-писательниц выходили и в XVIII и в XIX столетии, но именно конец 80-х годов XX века характеризуется появлением целой серии разнообразных коллективных сборников женской прозы («Женская логика», 1989, «Чистенькая жизнь», 1990, «Не помнящая зла», 1990 и др.). Вышло в свет девять сборников, что позволило исследователям заявить о необходимости перехода к анализу произведений современных писательниц как проявлению «гендерномотивированного женского коллективного сознания. Само литературное явление предстает при этом как проекция коллективного культурного психотворчества» (см. Ровенская Т.А. Переход от личности к культурному феномену. К проблеме рассмотрения женкой прозы 80-х-90-х годов). С середины 90-х годов прошлого века для осмысления явления женской прозы в литературоведении начинает использоваться термины «гендер» и «феминизм».

Собственно научных работ о современной женской прозе в российском литературоведении практически нет, если говорить не об исследовании творчества той или иной писательницы, а о явлении женской прозы в целом. Но есть и положительные тенденции в изучении феномена женской прозы. В настоящее время литературоведение перешло на новый этап изучения женской прозы, свидетельствующий, что явление уже отложилось в общественном сознании - это появление в словарно-справочной и учебной литературе информации о современных женщинах-писательницах. Так, в биобиблиографическом словаре «Русские писатели. XX век» (1998 г.) есть словарные статьи о Л. Петрушевской, Т. Толстой, В. Токаревой, а в биографическом словаре «Русские писатели 20 века» (2000 г.) - к этим персоналиям прибавлена С. Василенко. В пособии для гуманитарных вузов К.Д. Гордович «История отечественной литературы XX века» (2000 г.) присутствует целый раздел под названием «Женская проза», где предпринята попытка дефиниции категории «женская проза» и анализа некоторых произведений Л. Петрушевской, В. Токаревой, Г. Щербаковой, Л. Улицкой, М. Палей. Н.Л. Лейдерман и М.Н. Липовецкий, авторы нового учебника по литературе «Современная русская литература. В 3-х книгах», не выделяют женскую прозу в отдельный раздел, однако дают ее глубокий анализ в связи с общими тенденциями развития современного литературного процесса (от неонатурализма к неосентиментализму), персонально исследуя творчество Л. Петрушевской и Т. Толстой.

Таким образом, можно отметить, что хотя женская проза как категория литературоведения еще не сформировалась, начинается активный процесс ее освоения.

Постмодернизм первым целенаправленно разрушил фундаментальную черту русской культурной традиции, как преобладание дуальных моделей, иначе говоря, максимализм культурного сознания. Результатом этого стала гомогенность, то есть однородное единство в текстах “высокого” и “низкого”, “трагического” и “комического”: канона высокой русской классики и фиктивного бытия Левы Одоевцева; христианской (и не только) традиции и рецептов фантастических коктейлей в поэме Вен. Ерофеева.

Итак, русский постмодернизм неоднороден. Помимо того, что он представлен тенденциозной ветвью (соц-арт, концептуализм), и в бестенденциозном русле можно выделить два полюса притяжения. Один определяется русской традицией, и сквозь постмодернистскую связь проглядывает связь с классическим реализмом (Вен. Ерофеев “Москва – Петушки”, А. Битов “Пушкинский дом” и “Близкое ретро”, М. Харитонов “Линии судьбы или сундучок Милашевича”). Другой дает как бы снятый западный вариант (Д. Галковский “Бесконечный тупик”, А. Богданов проблески мысли и еще чего-то…”, В. Зуев “Черный ящик”, А. Жолковский “НРЗБ”). Кроме прозы, в современной литературе наблюдаются так же представители поэзии, примыкающие к постмодернизму в основных художественных принципах и представляющие концептуализм, соц-арт и другие экспериментальные направления; Это такие поэты, как Д.А. Пригов, Т.Ю. Кибиров, Вс. Некрасов, Л. Рубинштейн и др.

ЛИТЕРАТУРА

1. Лихина Н.Е. Актуальные проблемы современной русской литературы: Постмодернизм: Учеб. пособ. / Калинингр. ун-т. - Калининград, 1997. - 59 с.

2. Русские писатели. XX век. Биобиблиграфический словарь. В двух частях. Под ред. Н.Н. Скатова. – М., 1998.

3. Русские писатели 20 века. Биографический словарь. Гл. ред. и сост. П.А. Николаев. - М., 2000.

4. Гордович К.Д. История отечественной литературы XX века. Пособие для гуманитарных вузов. - СПб., 2000.

5. Лейдерман Н. Л., Липовецкий М. Н. Современная русская литература. Книга 3. В конце века (1986-1990-е годы). - М., 2001.

6. Гузеев В.В. Системные основания образовательной технологии. - М.: Знание, 1995.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ