Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2011

Автор: Муратова Баян Ашимовна

Главный вопрос лексической синонимии – это, по признанию всех языковедов, проблема идентификации (тождества) и дифференциации (различия) значений слов.

Под синонимией, таким образом, надо понимать не смысловое совпадение целых слов, а смысловое совпадение их отдельных значений (лексико-семантических вариантов). Отдельное значение слова является предельной семантической единицей, рассматриваемой в синонимическом словаре. Однако, если предельной, далее не делимой единицей семасиологического уровня рассматривать не отдельное значение слова, а отдельную сему (семантический компонент, семантический множитель и т. п.), то можно успешнее решить некоторые вопросы, относящиеся к лексической синонимии. Во-первых, можно уточнить само понятие “синонимы”. Под синонимами можно понимать семантические ряды слов (словоформ), тождественные по всем лексическим и грамматическим семам, свойственным доминанте данного ряда. Все семы словоформы-доминанты должны повторяться в значении всех членов синонимического ряда (1, с. 19).

Итак, синонимы в учебных целях – это не абсолютно тождественные по своей семантике и эмоционально – стилистическим свойствам слов, а слова, отличающиеся друг от друга: 1) некоторыми оттенками значений; 2) своей эмоционально-экспрессивной окраской; 3) стилистической принадлежностью к определенному жанру речи; 4) лексико-синтаксической сочетаемостью; 5) употребительностью.

При отборе материала для учебного словаря синонимов русского языка мы исходим из учета комплекса лингвистических и дидактических принципов, так как “отбор учебного материала определяется особенностями самого предмета отбора, а также спецификой обучения русскому языку нерусских учащихся”.

Ведущий принцип отбора слов для словаря – это употребительность. Употребительность слова определяется по существующим частотным словарям. Однако имеющиеся частотные словари недостаточно учитывают специфику текстов, которыми приходится пользоваться нерусскому школьнику в национальной школе. С целью уточнения показаний частотных словарей проводится эксперимент, который выявит знание учащимися русских слов-синонимов и позволит отобрать наиболее употребительные из них.

При отборе словника синонимического словаря мы используем также и ситуативно-тематический принцип: в словаре представлена лексика, дающая возможность учащимся говорить на различные темы, предусмотренные “Ситуативно-тематическим минимумом для учащихся национальных школ союзных республик”. По данному принципу в учебный словарь синонимов включена конкретная лексика, отличающаяся низкой частотностью и не входящая в число наиболее употребительных слов, но необходимая для говорящего на данном языке.

Все эти части словарной статьи фразеологического словаря целиком направлены на то, чтобы раскрыть перед нерусскими учащимися (и шире - читателями) смысл того или иного фразеологизма.

Объяснение нерусским учащимся смысловой мотивировки фразеологизмов предполагает поиски ответов на некоторые вопросы, первый из которых – где, собственно говоря, существует мотивировка значения фразеологизма?

Включение этимологических пояснений в толковые фразеологические словари учебного типа оправдано (с теоретической и методической точек зрения) тем, что дословное значение – это часто ключ к пониманию становления фразеологизма.

Учебные и неучебные фразеологические словари в части приводимых этимологических пояснений содержат нечто общее и нечто различное. Общим для тех и других словарей является то, что этимологические пояснение дается «1) ... исконно русским фразеологизмам непроизводного характера, представляющим собой фразеологические сращения; 2) ... исконно русским фразеологизмам производного характера (единства, сочетания, выражения), если они пережили деэтимологизацию и изменение своего лексико-грамматического состава или структуры; 3) ... фразеологическим калькам и полукалькам; 4) ... фразеологическим оборотам, употребляющимся без перевода». Различным же является то, что в учебных фразеологических словарях этимология, во-первых, должна обязательно служить целям понимания современного значения фразеологизма, во-вторых, может быть объяснена несколько шире, чем в неучебных фразеологических словарях. Поясним это на конкретном примере: Очертя голову – ‘не думая, безрассудно, опрометью, очень быстро’. Митя бросался в бой очертя голову (Крон); Беридзе представлялся им человеком безрассудным, азартным, действующим очертя голову (Аж.); - Может быть, он встретил такую женщину... девушку, с которой можно броситься куда угодно очертя голову! И если такую встретил – его счастье (Бонд.). Один из главных семантических компонентов фразеологизма – ‘безрассудно, не думая’. Этот вывод подкрепляется этимологией: в составе фразеологизма слово очертя означало ранее магический жест, круг, проведенный (очерченный) мечом вокруг головы. Считалось, что после этого жеста можно смело бросаться в бой, идти на риск, вообще делать что-нибудь смело, безбоязненно, не раздумывая.

Приведение этимологии (ситуации возникновения) фразеологизма значительно конкретизирует семантику фразеологизма, общую по своему характеру и широкую по ситуативному употреблению.

Одной из особенностей этимологических пояснений в учебных толковых словарях, как мы уже говорили, является то, что этимология может быть объяснена намеренно шире, чем в неучебных толковых словарях. Следует давать всевозможные пояснения внутренней формы фразеологизма, которые, может быть, излишни для русских людей, но совершенно необходимы для нерусских учащихся. Речь идет, прежде всего, об особенностях семантики фразеологизмов, связанных с символическими значениями входящих во фразеологизм слов-компонентов, с теми или иными экстралингвистическими фактами (например, повадками животных и их пониманием в народе, особенностями растений и т.п.). Поясним это на примерах.

Отогревать (отогреть) или согревать (согреть) змею на груди – ‘проявлять любовь, заботу, внимание и т.п. к человеку, который впоследствии оказывается очень неблагодарным’. Слово змея формирует семантическое ядро всего фразеологизма. Усвоение фразеологизма у нерусских с неизбежностью строится на понимании символического значения слова змея в русском языке. Поясняя внутреннюю форму этого фразеологизма, необходимо сказать учащимся, что у русского народа змея - символ коварства. Собственно, в этом и заключается смысл этимологических пояснений внутренней формы данного фразеологизма. Такое пояснение необходимо сделать потому, что во многих других языках змея вовсе не несет в себе никаких признаков «коварства» (например, в языках банту, малагасийском и др. – это символ хитрости, ума, мудрости; в кхмерском, бирманском, хинди, тао и др. – это символ защитницы, охранительницы и т.п.).

Слова в языке обладают, помимо своего лексического значения, помимо определенной морфологической формы, еще одним важным свойством грамматической валентностью - термин, привнесенный в языкознание из естественных наук профессора С.Д. Кацнельсоном.

Наряду с грамматической валентностью, можно говорить также и о лексической валентности.

В большей части западноевропейских языков, а также в тюркских и во многих других языках отсутствует выражение разграничения способа прибытия куда-либо и отправления откуда-либо. Так, оба русских предложения будут передаваться одним английским he came home, одним французским il est verm (vint) a la maison, одним шведским han kom hem, одним турецким (о) eve geldi и т. д. То же относится к глаголом уехать, отвезти, привезти и некоторым другим. Так, русскому предложению его отвезли в больницу будет соответствовать английское he was taken to hospital. Таким образом, мы видим, что русский глагол приходить обладает более ограниченной способностью избирательно сочетаться с другими словами в речевой цепи, чем английский come, французский venir, шведский komma, турецкий gelmek.

Русскому существительному язык, обозначающему как орган тела, так и основное средство человеческого общения, в немецком и в английском языках соответствуют по два слова – нем. Zunge и Sprache, англ. Tongue и language. В казахском одно слово - тіл.

В одних случаях, как, например, с глаголом приходить, эта способность ограничена предметно-понятийном содержанием, поскольку в лексической системе русского языка существуют два глагола с общей семой ‘прибывать’, но различающиеся семами ‘способ движения’, т.е. глаголы приходить и приезжать. В других случаях, как с глаголом идти, эта способность не только распространяется на лексический разряд слов с общей семой ‘живые существа’ (человек, животные, птицы, рыбы, насекомые), но также и на разряд слов с семой ‘явления погоды’.

Мы можем убедиться в том, что способность слов сочетаться с другими словами в речевой цепи объясняется факторами, заключающимися в самой лексической системе языки, и главным образом, в несовпадении объема значений слов, а также в наличии синонимов и ряда других чисто лингвистических причин. Вот такая потенция слова получила название лексической валентности слова - свойство, которое, как мы указали выше, составляет одну из характеристик слов как единиц языка и, следовательно, входит в лексическую парадигматику.

Различение этих двух понятий имеет, как нам кажется, самое непосредственное отношение к проблеме содержания лексикографической статьи. Если обратиться к существующим толковым и наиболее крупным, пользующимся заслуженным авторитетом, переводных словарям, то легко можно увидеть, что, за исключением единичных изданий, лексическая сочетаемость в них почти не представлена. Во многих словарях мы обнаружим некоторое число устойчивых словосочетаний, под ромбом даются фразеологические единицы с соответствующим толкованием, если словарь одноязычный, и с переводом, если словарь двуязычный.

Учебный словарь данного языка – это совершенно новый тип словаря, призванный служить не только справочником, но также и активным помощником для всех, кто изучает иностранный язык. К такому словарю обращаются люди, желающие получить дополнительную языковую информацию к тем знаниям, которые они уже имеют.

Как показывает долголетний опыт преподавания языков, накопленный многими десятками поколений преподавателей, учащиеся средней школы и студенты, изучающие иностранный язык, могут усвоить многие тысячи слов, оборотов иностранного языка, овладеть произношением и всеми интонационными структурами, выучить грамматику и развить необходимые речевые навыки. И тем не менее, они допускают удивительные с точки зрения русского языка ошибки, вроде Я пришел (вместо приехал) в Москву три дня тому назад или еще: Я пришел в Москву на самолете, потому что в соответствующем родном языке, например, узбекском, азербайджанском, казахском, а также в западноевропейских языках сема ‘прибытие’ не расчленяется в зависимости от способа прибытия.

Глагол стоять в русском языке сочетается со всеми словами, обозначающими состояние погоды, времени года, дня и части дня и т.д.; ср.: стояло жаркое лето, стояла дождливая погода, стоял ноябрь уж на дворе. Казахское слово такой сочетаемости не имеет и в отношении погоды соответствовать русскому глаголу стоять не может. Отсюда возникает лексическая трудность, которая должна найти свое отражение в учебном словаре (2, с. 29).

Как во всяком словаре, в учебном словаре, прежде всего, располагаются значения данного слова в убывающем по степени употребительности порядке, т.е. первое значение - самое употребительное, последнее – наименее употребительное для данного периода развития языка. После каждого значения целесообразно дать те слова, с которыми заглавное слово образует свободные словосочетания именно в этом значении. Порядок их расположения ограничен теми типами словосочетаний, которые могут быть использованы с данным заглавным словом.

Так, если мы имеем словарную статью на слово, представляющее собой имя существительное, то прежде всего целесообразно дать слова, образующие с ним атрибутивные словосочетания со структурой (Аа + Кn), где Аа – зависимый компонент, выраженный прилагательным; Кn – стержневой компонент, включающий заглавное слово – существительное; скобки обозначают синтаксическую связь – согласование, характерную для атрибутивных словосочетаний русского языка. Эти словосочетания выражают признак предмета.

Для примера возьмем слово лето. После передачи значения на соответствующий язык нужно дать все прилагательные, с которыми это слово образует свободные словосочетания, и которые имеются в словнике этого словаря.

Лето с. ср. жаз: 1) жаркое, теплое, холодное, прохладное, сырое, раннее, позднее и т.д. Отбор прилагательных регулируется составом словника учебного словаря, так как приводить прилагательные, с которыми данная вокабула сочетается вообще, но которые не включены в состав данного словника, вряд ли целесообразно.

Слово лето образует с существительными предложные словосочетания со структурой Кп+рг+Аnprep где Кn – стержневой компонент – существительное, т.е. в данном случае лето, рг – предлог, управляющий зависимым компонентом, А – существительное в предложном падеже, т.е. Аnprep . Слова, образующие эти словосочетания, могут быть даны под цифрой 2): на даче, на юге, в городе, в деревне, в лагере, в больнице и т.д. Слово лето может входить в беспредложные словосочетания со структурой Кn -|- Аngen, где оно является зависимым компонентом в форме родительного падежа. Слова, входящие в этот тип словосочетаний, могут занять третье место в статье 3) (начало, середина) конец лета. Слово лето в соединении с глаголом субъектной валентности образует предложение с непереходными глаголами. Этот вид сочетаемости можно дать под номером 4: наступает, наступило, промелькнуло, прошло, пролетело, стоит. Наконец, слово лето может быть объектом в объектном словосочетании с глаголами объектной валентности: 5) провести лето, пережить лето и т.д. Суммиуя все сказанное о слове лето, мы даем его лексикографическую разработку для учебного словаря:

Лето с. ср. summer (или Summer) 1) жаркое, теплое, холодное, прохладное, сырое; 2) на даче, на юге, в городе, в деревне, в лагере, в больнице; 3) (начало, середина) конец лета; 4) наступает, наступило, промелькнуло, прошло, пролетело, стоит; 5) провести лето, пережить лето.

Мы выбрали в качестве примера существительное лето, так как у него относительно простая смысловая структура. У слов с более сложной смысловой структурой, включающей несколько значений, каждое значение сопровождается словами, с которыми данное заглавное слово сочетается именно в этом значении. После того, как все значения слова перечислены, и даны все слова, с которыми оно сочетается, целесообразно привести устойчивые словосочетания и фразеологические единицы с этим словом.

Если заглавным словом является прилагательное, то после каждого его значения целесообразно в скобках указать лексический класс слов, с которыми это прилагательное сочетается в данном значении, а после этого перечислить конкретные существительные, образующие словосочетания с заглавным словом в этом значении. Указание на лексический класс слов имеет обобщающий характер и способствует лучшей ориентации учащихся в круге сочетаемости заглавного слова.

Для примера рассмотрим словарную статью с заглавным словом сильный. Это прилагательное в русском, как, впрочем, и в других языках, имеет сложную смысловую структуру. Она образована несколькими значениями. Тут мы находим значения ‘сильный физически’, ‘мощный’, ‘суровый’, ‘интенсивный’ и еще некоторое количество менее употребительных значений. Однако все эти и еще многие другие значения совершенно не воспринимаются иностранцами.

Все эти соображения дают основание предложить следующую примерную словарную статью прилагательного сильный с расчетом на носителей английского языка:

сильный пр. 1. strong (живые существа, части тела) – человек, мужчина, женщина, парень, голос.

2. powerful (организации) – государство, армия, флот, страна, власть, партия.

3. severe (погода) – холод, мороз, буря.

4. heavy (осадки) – дождь, град, снег.

5. bad, intensive (болевые ощущения, болезни) – боль, страдание, кашель, насморк, простуда.

После этого могут быть даны устойчивые словосочетания и фразеологические единицы.

Если заглавное слово глагол, то необходимо принимать во внимание его переходность или непереходность. Если глагол переходный, то он обладает двойной валентностью – субъектной и объектной. При учете субъектной валентности рассматривается сочетаемость глагола с подлежащим, реализующаяся в предложении. Объектная валентность глагола получает выражение в объектных словосочетаниях со структурой Kv-f-AaCc. Кроме этого, глагол с наречием образует словосочетания со структурой Aadv-f-Kv или Kv+Aadv. Некоторые переходные глаголы, выражающие эмоции, умения, способность выполнять какие-либо процессы, образуют объектные словосочетания со структурой Kv+A;nf (3, с. 9).

В обратном словаре в алфавитном порядке не по первым буквам, а последним расположены слова: в начале слова, оканчивающиеся на а, потом на б и т.д. «Обратный словарь русского языка» содержит 125000 слов, например, на конечную букву щ (их 17 из 125000): плащ, пращ, лещ и т.п.

К обратному словарю близок по строению «Грамматический словарь русского языка», составленный А.А. Зализняком, в нем слова располагаются по алфавиту конечных букв. В этом словаре 100000 слов. Задача этого словаря – представить лексику с грамматическими характеристиками.

ЛИТЕРАТУРА

1. Грамматика современного русского литературного языка.. - М., 1970.

2. Ермоленко Г.В. Обратный частотный словарь современного русского литературного языка. - В кн.: Методика преподавания русского языка в казахских группах вузов. - Алма-Ата, 1965.

3. Учебный словарь сочетаемости слов русского языка. - М., 1989.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2011


 © 2017 - Вестник КАСУ