Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2010

Автор: Гладилина Анна Петровна

Миллионы лет на Земле существуют мужчины и женщины, и существует проблема разницы между полами - разницы физиологической, психологической, социальной и мировоззренческой. С относительно недавнего времени в социуме наблюдаются тенденции к размыванию гендерных различий, которые в нашем XXI веке принимают все более острые формы проявления. На улицах, в городской молодежной среде царит стиль в одежде и поведении, который стирает половые различия. Девушки и юноши носят одинаковые джинсы, похожие куртки, обувь, аксессуары. Девушки делают минималистичный макияж и убирают волосы в тугой хвост или делают короткую стрижку, современные парни, напротив, носят длинные волосы или креативные прически, тщательно следят за собой и пользуются косметикой. Порой ситуация доходит до абсурда – с первого взгляда становится сложно отличить, кто перед нами – девушка или юноша.

Андрогинность природы человека и бисексуальность его поведения - это то, о чем упоминается впервые еще в глубокой древности, будучи описано на мифологическом и наивно-натуралистическом уровнях. Элементами когнитивной биполярной системы «мужское – женское» являются: «образы-символы» мужского и женского в мифологии, «образы-идеалы» мужского и женского в религии и морали, «образы-понятия» мужского и женского в науке и философии. Духовно андрогинпроцесс существует параллельно с реальным, материальным, на который влияет как один из факторов макро- и микросоциальной среды [5]. Отражение образов андрогинии мы видим в мифологическом описании появления мира и первочеловека, религиозном объяснении символики брака и богоподобия, а также ритуальных формах андрогинизации, художественном, научно-теоретическом и философском оформлении – восприятии, опыте.

Первыми шагами к явному внешнему выражению этого феномена стало появления стиля "унисекс" в 60-е годы XX века, когда в мире моды появилось новое направление одежды, белья, парфюма и аксессуаров, появившихся под влиянием социальной революции, студенческой борьбы и движения молодежных субкультур. Развитие стиля "унисекс" активно продолжалось и в 70-е годы, когда новая и эпатажная молодежная культура нарушала все принятые нормы, когда существовало четкое разделение на женскую и мужскую одежду. Расцвет "унисекса" пришелся на 90-е годы прошлого века, в момент распространения андрогинных видов одежды, рассчитанных на подростковую аудиторию.

Возникает вопрос, насколько вообще возможно элиминировать гендерные различия? Поскольку они представляют собой институционально закрепленные отношения доминирования и подчинения, их изъятие теоретически возможно на путях политики, права и этики. Но, если правовые и политические нормы вполне поддаются регулированию, то этика, межчеловеческие отношения (нормы общения, представления, вкусы, установки) носят трудно регулируемый характер, столь же спонтанный, сколь и консервативный, в силу привычек и традиций. Возможно ли управление тонкой сферой личных чувств, почти бессознательных предпочтений и насколько это естественный и логичный процесс?

В наши дни мы можем наблюдать чрезвычайно яркие проявления маскулинизации женщин, что выражается не только в их поведении, но и во внешности и в том, что они начинают брать на себя инициативу в развитии интимно-личных отношений. Это проявляется в несомненной моде на девушек с мальчишеским, подростковым типом телосложения и в нейтральных стилях одежды, не закрепленных за определенным гендером. Другая сторона этого же вопроса - феминизация мужчин, которая проявляется не только в их внешнем облике и манерах поведения, но и в особой внутренней изнеженности, гиперчувствительности. Мы видим, как все чаще не сам физиологический пол определяет модель поведения человека, а его главные критерии индивидуальности.

Социум стоит перед необходимостью перехода социоантропологической системы «мужское – женское» в новое фазовое состояние [5].

Отличия будущего мальчика от девочки, уже с момента зачатия: оплодотворения сперматозоидом женской яйцеклетки еще не определяет пола в течение нескольких недель после оплодотворения. Потому что далее предстоит выбор: либо доминирует тестостерон, либо эстроген. При ХХ хромосоме гормональная структура может оказаться мужской по типу, при ХY хромосоме гормональная структура может оказаться по женскому типу. Соответственно, формирование половых органов пойдет либо так, как это определено сущностно, ДНК, либо гораздо более противоречивым образом, и вот здесь появляется следующее.

Y-хромосома, в отличие от Х-хромосомы – генетически более уязвима. Со сменой поколений гены подвергаются мутации, в генотип закрадываются ошибки. Более того, эта хромосома, составляя лишь одну пятидесятую генома, утратила способность к регенерации и постоянно уменьшается. Сегодня ее величина составляет лишь около одной трети величины той хромосомы, какой она была триста миллионов лет назад, у наших предков. За последние пятьдесят лет количество вырабатываемых сперматозоидов у представителей сильного пола упало на невероятные двадцать процентов. Возможно, это связано с ростом потребления алкоголя, загрязнениями окружающей среды и постоянным стрессом. Поэтому через какие-то пять тысяч поколений, примерно через сто двадцать пять тысяч лет, если все будет идти так, как идет, по прогнозам, мужской пол логично исчезает [1]. Существует гипотеза, высказанная В. Искриным, об отмирании пола как феномена и, следовательно, биологического взаимодействия полов, но при сохранении некоего бесполого преемника человека в лице «логической формы материи» [5].

Андрогинность души, сознания и психики человека, отражающая андрогинность пола, по-другому, двуполость как одновременное существование и противоборство двух критериев в сознании и психике человека с разными характеристиками - это одно из наиболее важных психологических объяснений процесса стирания гендерных границ. И хотя об андрогинности говорилось ещё со времён древних греков, которые понимали андрогинность как присутствие и мужских, и женских признаков в одном организме, двуполярность пола, проявляющаяся в духовно-душевных движениях и во внешнем поведении, заинтересовала людей лишь, когда психология выделилась в отдельную самостоятельную науку, а К.Г. Юнг развил в психологии идею присутствия женских и мужских черт в личности.

Об этом же, но, выходя в духовное пространство, говорят Ш. Рише, И. Кант, В. Войно-Ясенецкий и многие другие. З. Гиппиус, Б. Вышеславцев, Д. Мережковский и др. рассматривали человеческое бытие сквозь призму мужского и женского начал, осознавали, что человек заведомо обречен быть творением конкретного пола, облачен мужской или женской формой жизни. Вместе с тем, его бытие не самотождественно только маскулинному или только феминному началу. Согласно концепции В. Соловьева, андрогиническое сочетание мужского и женского открывает возможность появления новой реальности, благоприятствует эволюции индивидуально человеческой, общецивилизационной и космической. Проблема пола тесно переплетается с борьбой родового и личностного в человеческой природе. Высшим проявлением личной половой любви является андрогинизм, в нем восстанавливается целостность человека, но в пределах земного мира это невозможно, а осуществляемо только в богоподобном бытии. Русские философы в анализе природы пола, андрогинности, любви, семьи, брака, религии переходят от реальных взаимоотношений мужчин и женщин к космизации этих понятий. Русская феминно-маскулинная антропология раздвигает границы применимости понятий мужское и женское: от полового диморфизма до новозаветной, а также космической символики [5].

Достаточно явно мы наблюдаем постепенную андрогинизацию общества, межполовые границы и стереотипы становятся все более прозрачными, неточными, и можно выдвинуть гипотезу, что намечается явная тенденция к историческому слиянию гендеров. Понятия «андрогин», «андрогинность», «андрогиния» философы традиционно используют при обращении к проблемам метафизики пола, религиозного и мифологического знания. Андрогинность — это явление, при котором человек проявляет одновременно женские и мужские качества; андрогин — человек, который не подходит ни под определение маскулинной, ни феминной гендерной роли, сформировавшейся в том обществе, где он находится [9]. Понятие «андрогиния» обозначает встречу мужского и женского и является результатом синергии мужской и женской субстанции в процессе самоорганизации систем различного уровня в универсуме. Андрогинизацией является процесс восстановления единства «мужского и женского», неустанные усилия мужчин и женщин, предпринимаемые с целью гармонизации отношений между собой [5]. Степень маскулинности и феминности может варьироваться, независимо от биологического пола индивида, и зависит от культуры того социума, в котором индивид воспитывался.

Также существуют и другие термины, описывающие схожие явления, в частности «гендерквир» — человек, который идентифицируется в гендере, отличном от «мужчины» или «женщины», или как не относящийся ни к какому гендеру, или относящийся к обоим, или к их комбинации. Относящие себя к этому типу люди могут идентифицироваться как агендер, некоторые рассматривают свою идентичность как третий пол в добавление к традиционным двум полам. Общее между ними состоит в том, что гендерквирные люди отвергают представление о том, что в мире существуют два и только два гендера. Термины андрогин, интергендер, бигендер, третий пол, гендерно флексибельный могут также быть использованы для описания положения человека на гендерном спектре или в гендерной сфере (за пределами нормальных бинарных гендеров).

Некоторые гендерквирные люди идентифицируют себя как трансгендер (в широком смысле этого слова как люди, которые идентифицируются в гендере, отличном от того, который был им предписан при рождении на основании воспринимаемого физического пола), а некоторые нет. Эти термины не эквивалентны, но они пересекаются. Гендерквирные люди могут совершать физический переход с использованием хирургии, гормонов, электролиза и других методов, но они могут принимать решение не изменять свои тела этими способами. Они могут также совершать переход в другой социальный статус, а могут продолжать одеваться и говорить о себе в соответствии со своим паспортным полом.

Некоторые гендерквирные люди рассматривают гендер как континуум между мужчиной и женщиной с двумя традиционными гендерами на полюсах и их собственным гендерквирным местом внутри этого континуума. Другие считают, что существует столько же гендеров, сколько существует людей [9].

Психологическая андрогинность выявляется по высоким показателям одновременно и по шкалам маскулинности (уподоблению мужчине) и по феминности (уподобление женщине), тогда как андрогинность во внешнем виде является одновременным сочетанием мужских и женских признаков. Под андрогинизацией же мы понимаем некоторую форму сотрудничества или синергии полов, гендеров, между собой.

В целом для современного человечества, численность которого превышает допустимые биосферой параметры (более 6 млрд. против допустимых 0,5 млрд. человек), естественным адаптивным признаком становится инверсия пола - как фактическая (транссексуализм) и поведенчески-ролевая (гомосексуализм), так и имиджевая (трансвестизм и андрогиния). В связи с этим, постепенная элиминация полов не только биологически обусловлена, но и исторически наиболее логичный сценарий развития человеческого общества. Нельзя не отметить резкий рост в XXI веке количества бисексуалов. В США так же, как в Европе, открытая, не скрываемая мода на бисексуальность распространилась с огромной скоростью. Свобода слова и сексуальная свобода позволяют утверждать, что нельзя считать принадлежность к мужскому или женскому полу отличительной особенностью человека, и высказываются предположения, что именно бисексуальная ориентация, спустя небольшое количество времени, станет сексуальной ориентацией большинства. За последний месяц телевизионные ток-шоу посвятили бисексуалам такое же количество эфирного времени, сколько за все последние 10 лет, а число организаций бисексуалов выросло с 40 до 4500. Одним словом, мы наблюдаем расцвет бисексуальной культуры и, опять же, возникновение существ так называемого третьего пола.

На данном этапе социально-исторического развития женщины прошли кризисный период, и у них уже нет кризиса идентичности, мужчины, наоборот, погрузились в растерянность по поводу своей идентичности, ибо сегодня их обязанности в семье и в обществе все менее требуют традиционно мужских качеств. Им все более трудно находить себя или становиться собой, или преобразовывать себя по направлению к некоторому абсолютному идеалу [1]. Мужественность мужчины, таким образом, определяется на семантическом, вернее, семиотическом характере ритуалов индивидуального поведения, в конспективной форме содержащих необходимую и достаточную информацию о половой идентичности их исполнителя, а половую идентичность трактуют, как совокупность усвоенных и публично демонстрируемых знаковых образов и действий. Можно дальше развить мысль

Стирание границ «мужское - женское» в современных обычаях произошло под влиянием не только социальных изменений, но и андрогинического пласта. Это следствие прогресса и всестороннего развития личности, дающее более широкие возможности для развития личности, содержащей психические черты обоих полов, что становится не столько отклонением, сколько гармонизацией внутриличностных структур.

Объективная включенность индивида в сложную биологическую систему процессов и взаимодействий мужского и женского может быть определена как биологический аспект сексуальности, т.е. реализация себя физиологически в качестве представителя того или иного пола или сублимация своего полового влечения [5]. Одним из понятий психофизиологии человека является контректация, т.е. стремление к близкому соприкосновению с представителем другого пола. Можно смело предположить, что именно андрогинические партнеры способны идеально приспособить свое поведение к взаимным ожиданиям и потребностям. Способность быть в роли как одного, так и другого пола дает возможность глубже погрузиться в мир сексуальных переживаний и создавать идеальное партнерство.

Суть мужского и женского начал такова, что они проявляют себя по принципу дополнительности, и их органическое целое будет тем многообразнее и гармоничнее, чем более мужское и женское устремятся к единому синтезу, так как андрогинное начало заложено в каждом человеке и может обнаруживать себя в бисексуальном или ином поведении, а может "жить" в глубинах подсознания, формируя мифы и сны, образы искусства и другие плоды действия нашей неосознаваемой психической жизни [5].

Во многом процесс андрогинизации и стирания гендерных различий в наши дни обусловлен стремительно протекающими процессами глобализации, благодаря которым стираются любые различия – национальные, религиозные и, как мы можем наблюдать, даже половые. Гендерная самоидентификация становится более размытым понятием, поскольку в нашу жизнь очень тесно вклинился новый вид общения - электронная коммуникация.

Человек в электронной коммуникативной системе становится не менее значимым, чем технологии, следовательно, и изучение всех сторон виртуальной личности (в том числе, и гендерного параметра) может представлять определенный исследовательский интерес [6].

Таким образом, вполне логичным представляется развитие социума с упором на дальнейшее увеличение разнообразия гендерных ролей, сочетания в них мужских и женских качеств, обеспечивающих пронизанность всей человеческой деятельности андрогинностью, уравновешиванием мужского – женским, женского – мужским. Половые различия уже сглаживаются и спустя некоторое время, возможно, бесследно исчезнут. Масштаб распространенности этого явления растет вместе с ускоряющимися процессами глобализации, успехами медицины, пластической хирургии и транссексуальное поведение становится кросскультурным феноменом.

ЛИТЕРАТУРА

1. Тыщенко В.П. Концепт синергии гендерного эссенциализма и антиэссенциализма. – М., 2001.

2. Ушакин С. "ЧЕЛОВЕК РОДА ОН": Знаки отсутствия. – М., 2003.

3. Бэр Б.Д.. Возвращение денди: гомосексуализм и борьба культур в пост-советской России. – М., 2000.

4. http://ru.wikipedia.org/



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2010


 © 2018 - Вестник КАСУ