Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2010

Автор: Кабидолдина Шырын Манарбековна

Лишение свободы как мера наказания характеризуется изоляцией преступника от общества и помещением его в среду таких же, как и он. Осужденный отрывается от привычного для него мира, теряет социально-полезные связи, т.е. дезадаптируется.

Основными детерминантами дезадаптации, в связи с лишением свободы, являются:

- физическая изоляция от общества, которая влечет духовную и информационную изоляцию, психические нарушения в эмоциональной сфере;

- разрушение положительных отношений с семьей;

- постоянное нахождение в неблагоприятной среде, характеризующейся антиобщественными признаками, и «заражение» традициями преступного мира, его нормами и правилами;

- низкие стандарты бытовых и медицинских условий содержания;

- лишение самостоятельности при решении повседневных вопросов питания и быта и др. причины.

Изоляция осужденного от общества приводит к ряду неблагоприятных последствий. Осужденный резко ограничивается в общении, он вынужден, в силу замкнутости пространства, строить свои взаимоотношения не с теми, с кем хотелось бы, а с кем придется. В окружающей его среде встречаются лица разной нравственной направленности, как положительной, так и отрицательной. При изменении социального окружения человек стремится адаптироваться именно к той микросреде, социальные позиции которой совпадают с его собственными. Личность и ее социальное окружение необходимо рассматривать как адаптивную систему: ценностные ориентации человека во многом определяют характер его социального окружения. Как отмечал И.С. Кон, «индивид предпочитает общаться с теми людьми, чье отношение к нему наиболее близко к его самосознанию». Человек вынужден согласовывать свое поведение с требованиями и интересами референтных групп, которые оказывают решающее влияние на поведение личности [1], нежелание подчиниться требованиям этих групп неизбежно приводит к межличностным конфликтам, психологической изоляции осужденного. Поэтому в исправительных учреждениях необходимо организовывать раздельное содержание лиц положительной и отрицательной направленности, с целью недопущения влияния последних на осужденных, вставших на путь исправления или еще колеблющихся.

Отбывание лишения свободы отрицательно влияет и на психологическое состояние осужденных. Как отмечал И.В. Шмаров, у многих присутствуют тревога, страх, скука, апатия, раздражительность, снижение работоспособности. А.Д. Глоточкин и В.Ф. Пирожков, анализируя психические состояния осужденных к лишению свободы, выделяли, что одним из сложных состояний осужденных является фрустрация, в которой объединяются тоска, депрессия, обреченность, апатия. Фрустрация проявляется по-разному, вызывая либо особую активность, агрессивность, либо пассивность и бездеятельность [2]. В социальной психологии фрустрация рассматривается как состояние психики, противоположное адаптации, препятствующее включению освобожденного в жизнь на свободе. Указанные негативные психические состояния перед освобождением не сводятся к минимуму, а только усиливаются. Именно в последние месяцы и недели перед освобождением тревожность, беспокойство усиливаются, а внутренняя напряженность возрастает. Такое состояние психологи называют «эффектом избегания объекта». Около 35% освободившихся из мест лишения свободы нуждаются в специальной психологической или психиатрической помощи [3]. Указанные негативные психические состояния усугубляются духовной и информационной изоляцией осужденных. Малые фонды библиотек, отсутствие интересных книг, журналов и газет, невозможность просмотра любимых телепередач приводит к тому, что мир осужденного сужается до границ его отряда, колонии. За время нахождения в исправительном учреждении у осужденных практически отсутствует объективная информация о внешнем мире, в результате чего перед освобождением многие из них испытывают страх, чувства тревоги и пугающей неизвестности. Общение осужденных становится замкнутым и ограниченным, скученным и витринным, однополовым, строго регламентированным и дозированным [4]. При этом следует учитывать, что осужденные отбывают наказание, и ограничения в общении, получении информации заставляют их задумываться над совершенным преступлением, порождают чувства вины, раскаяния и стыда, т.е. оказывают и положительный эффект. Как отмечает М.С. Рыбак, средства массовой информации помогают восстановить душевное равновесие, снять тоску по дому, близким, обрести веру в будущее 68,9% осужденным в колониях с общим режимом и 76,7% в колониях со строгим режимом отбывания наказания. Больше всего осужденных интересуют сведения о жизни на свободе, о возможном трудоустройстве, правопорядке, экономике, политике, культуре, социальных условиях жизни [5].

Поэтому они могут получать от родственников интересующую их литературу. В системе карательных элементов наказания наиболее остро воспринимается осужденными изоляция от семьи и близких. Во время отбывания наказания семья оказывает моральную и материальную поддержку.

Особенно велика роль семьи после освобождения. По данным выборочного исследования осужденных, у которых сохранилась семья, после освобождения в течение 3-х недель трудоустроились 76% освобожденных [6]. Наибольшие отрицательные психические состояния возникают в случае распада семьи за время отбывания наказания. Распад семьи значительно снижает адаптивные способности осужденных после освобождения, они не желают работать, недобросовестно относятся к выполнению трудовых обязанностей, не учатся. Поэтому укрепление связей с семьей, помощь осужденным в поддержании нормальных отношений с родственниками и обеспечении их положительного влияния служит важнейшей предпосылкой успешного включения освободившихся в общество. Данное положение подтверждается многочисленными исследованиями в области криминологии [7], в т.ч. и нашими.

Жесткая регламентация всех сторон жизни отбывающего наказание в виде лишения свободы, требования режима и безопасности содержания, распорядок проведения воспитательных мероприятий, в конечном итоге, приводят к тому, что осужденные, особенно на длительные сроки лишения свободы, полностью лишаются самостоятельности при решении повседневных вопросов быта, питания, зарабатывания и расходования денег. Постепенно у них снижаются адаптивные способности, появляется пассивность [8] в поведении, иждивенческие настроения. Регламентация поведенческих норм, при которых правила предстают в качестве навязанных, когда нет возможности оспорить их, разрушает активность, заставляет человека бояться перемен. Тотальное принуждение подготавливает опору в виде психологии, главной чертой которой является пассивность [6]. Освобождённые не могут сразу включиться в активную жизнь общества, быстро освоить новые социальные роли. Действенным средством в данном случае является обыгрывание, моделирование осужденными под руководством воспитателя и психолога тех жизненных ситуаций и ролей, с которыми им придется столкнуться после освобождения. В такой игровой форме осужденным приходится самостоятельно определять свое поведение и просчитывать дальнейшие ходы, что позволяет уже в местах лишения свободы выработать у них навыки и законопослушные стереотипы поведения в аналогичных ситуациях. Такая практика широко применяется в образовательных учреждениях системы Министерства образования и науки РК. В США ряд тюрем распространили и успешно применяют метод «символической экономики». Осужденные за хорошее поведение зарабатывают определенное количество бумажной валюты и используют эти символические деньги для покупки «привилегий», например, в виде дополнительного времени на просмотр телепередач или др. услуг. Так осужденные не теряют навыков по разумному расходованию денежных средств и после освобождения.

Условия содержания осужденных должны быть приближены к мировым стандартам в плане их бытового и медицинского обеспечения, хотя для некоторых они являются более благоприятными, нежели те, в которых они жили раньше. Гуманное отношение ко всем осужденным, забота об их здоровье с учетом требований безопасности и воспитательного воздействия наказания вознаграждаются изменением поведения отбывающих наказание в сторону исправления, уважительного отношения к окружающим, нормам и правилам человеческого общежития.

Все рекомендации по снижению отрицательного влияния лишения свободы на социализацию индивида можно свести к следующему. В исправительных учреждениях необходимо организовывать раздельное содержание лиц положительной и отрицательной направленности с целью недопущения влияния последних на осужденных, вставших на путь исправления или еще колеблющихся.

Психологи и начальники отрядов должны проводить воспитательную работу с осужденными, снимая состояние тревоги, страха, апатии, вырабатывая у них умение преодолевать трудности, противостоять негативному влиянию и оказывать осужденным всяческую помощь в закреплении достигнутых результатов. Тем не менее, как отмечают некоторые ученые, существуют проблемы в обеспечении колоний квалифицированными психологами.

Для поддержания связи осужденных с окружающим миром администрация ИУ могла бы в свободное от работы и воспитательных мероприятий время организовать просмотр ежедневных информационных телепередач, развлекательных фильмов. Значительно большее время следует уделять проведению различных тематических вечеров и ролевых игр с тем, чтобы заключённые могли попробовать себя в тех ролях, которые им придется выполнять после освобождения. Воспитателям необходимо проявлять искреннюю заинтересованность в судьбе каждого осужденного, оказывать содействие, чтобы преодолеть недоверие и отчуждение, проявлять заботу о будущем каждого, поддерживать активную связь с родственниками и возможными работодателями, поощрять полезную деятельность отбывающих наказание, говоря о перспективе условно-досрочного освобождения, развивать в них уверенность в завтрашнем дне.

В концепции воспитательной работы с осужденными поддержание социально полезных связей названо одной из первостепенных задач проведения воспитательной работы в исправительных учреждениях, а расширение возможностей влияния на осужденных семьи и близких родственников посредством создания при исправительных учреждениях общественных комитетов и иных формирований родственников, поддержания связей с семьями осужденных, привлечения к воспитательной работе родственников осужденных, способных оказывать на них позитивное воздействие, как основные направления совершенствования воспитательной работы.

Перечисленные меры по устранению детерминант десоциализации осужденных в исправительных учреждениях должны осуществляться с момента поступления их в исправительном учреждении.

Исправление, как стадия ресоциализации, является необходимой предпосылкой успешности прохождения процесса социальной адаптации. Если рассматривать лиц, условно-досрочно освобожденных из исправительном учреждении с точки зрения степени их исправления, социально-нравственной испорченности, то следует констатировать, что условно-досрочно освобождаются, как правило лица, доказавшие свое исправление примерным поведением, добросовестным отношением к труду, обучению, проводимым воспитательным мероприятиям и готовые к правопослушному поведению на свободе. Они получили необходимую нравственную и психологическую подготовку, не утратили социально-полезных связей с семьей и др. членами общества, могут достаточно быстро и с большой долей вероятности вернуться к полезной деятельности, освоить новые социальные роли. Начатый процесс исправления может быть успешно закреплен с помощью ресоциализационных мер. Со стороны государства требуется осуществлять контроль над поведением освобожденного на свободе для предупреждения совершения им новых преступлений либо нарушения условий условно-досрочного освобождения, а также оказывать необходимую помощь в трудовом, бытовом и семейном устройстве. Исправление осужденных является необходимой предпосылкой успешного завершения процесса ресоциализации.

Следующая стадия ресоциализации – подготовка осужденных к освобождению. Анализ действующего законодательства показывает, что подготовка осужденных к освобождению бывает двух видов: подготовка к освобождению, которая планируется и начинается с момента прибытия осужденного в исправительное учреждение; и подготовка, начинающаяся непосредственно за шесть месяцев до освобождения осужденного по отбытии срока наказания.

Первый вид подготовки их к освобождению заключается в проведении воспитательных мероприятий и преследует цель исправить их поведение, взгляды на жизнь, ценностные ориентации. Она осуществляется с учетом характера совершенного преступления, прошлой преступной деятельности, срока отбытого наказания, поведения в исправительном учреждении, пола, возраста, состояния здоровья и др. особенностей личности.

Второй вид подготовки к освобождению заключается в непосредственной работе с конкретными лицами, их психологическому тренингу к грядущему освобождению по снятию состояния тревожности, оформлению недостающих документов осужденного, оказанию содействия в восстановлении социально-полезных связей, в решении вопросов бытового и трудового устройства, усвоении знаний о действующем законодательстве в сфере труда, административных правоотношений и социального обеспечения. Подготовка осужденных к освобождению оказывает существенное влияние на их социальную адаптацию после отбытия наказания [9].

Подготовка осужденных, отбывающих лишение свободы к условно-досрочному освобождению, требует учета как фактически отбытого ими срока, так и оценки степени их исправления, всестороннего анализа данных, характеризующих этих лиц.

Сложность процесса ресоциализации условно-досрочно освобожденных заключается в том, что администрация исправительных учреждений не всегда успевает в достаточной мере подготовиться к выходу осужденного на свободу: не получены необходимые документы (например, удостоверение личности, пенсионное удостоверение), нет сведений о предполагаемом месте жительства и месте работы после освобождения. Зачастую запросы, направленные в различные учреждения и организации по поводу восстановления утраченных документов, остаются без ответа или ответы на них не приходят в течение нескольких месяцев.

Работу по подготовке осужденных к освобождению во всех исправительных учреждениях проводят психологи, начальники отрядов как непосредственные воспитатели и инспектора по трудовому и бытовому устройству (ТБУ). Начальник отряда разрабатывает индивидуальную программу проведения всех ресоциализационных мероприятий при участии указанных выше специалистов.

Подготовка осужденных к освобождению как одна из стадий их ресоциализации должна обеспечивать преемственность воспитательного воздействия на лиц, освобождаемых от наказания, в процессе их последующей социальной адаптации. Эта работа строится с учетом степени исправления, совершенного преступления и направленности личности. Очевидно, что преемственность в работе этих учреждений обеспечивается тесным взаимодействием всех органов и общественных организаций по ресоциализации освобожденных от наказания. Так как и у исправительных учреждений, и у уголовно-исполнительных инспекций один объект воспитательного воздействия, то начальники отрядов должны передавать все сведения об осужденном, его прошлой деятельности, отношениях с семьей, месте жительства и предполагаемом месте работы в уголовно-исполнительные инспекции. Мы уже говорили о необходимости составления личного дела осужденного с момента начала следствия в отношении него. Это личное дело должно сопровождать осужденного к месту отбывания наказания, дополняться сведениями о его поведении в исправительном учреждении, а затем направляться в уголовно-исполнительные инспекции для повышения эффективности проводимых воспитательных мероприятий и выбора наиболее целесообразных средств воздействия на поведение освобожденного.

Следует учитывать, что поведение осужденных в исправительном учреждении не всегда остается таким же после освобождения. Только в условиях жизни на свободе, без изоляции и ограничений, регламентации всего образа жизни, поведение осужденного проходит всестороннюю проверку. Как подчеркивал И.И. Карпец, «исправился он или нет, в действительности покажет его жизнь на свободе» [10]. Исследование поведения 500 освобожденных из ИТУ в первые два месяца после освобождения, проведенное И.В. Шмаровым, показало, что после освобождения увеличилось число лиц с неустойчивым поведением и сократилось число лиц, характеризовавшихся положительно. Так, из 311 осужденных, положительно зарекомендовавших себя в период отбывания наказания, только 223 человека (или 71,7%) продолжали вести себя положительно после освобождения, неустойчиво – 63 человека, отрицательно – 25. Изменение поведения осужденных после освобождения объясняется целым рядом причин: умением скрыть свои истинные взгляды и убеждения, неподготовленностью к жизни на свободе, утратой социально-полезных связей, невозможностью трудоустройства, отсутствием средств к существованию, несоответствием жизненных ориентаций и ожиданий требованиям социальной среды, недостатками в деятельности государственных органов по ресоциализации освобожденных [11].

После выхода на свободу лица, условно-досрочно-освобожденные, как, впрочем, все освобожденные, вступают в новый этап ресоциализации. В это время необходимо исключить или нейтрализовать неблагоприятное влияние окружающей социальной среды, оказать условно-досрочно-освобожденному помощь в трудовом и бытовом устройстве, а также вести постоянный контроль над его поведением.

От того, насколько быстро осужденные включатся в нормальную жизнь общества и освоят новые социальные роли, зависит вероятность возвращения их к преступному образу жизни. По мнению И.В. Шмарова, процесс адаптации осужденных продолжается в течение 6 месяцев после освобождения [12]. По мнению других ученых – от года до трех лет. Перед вторым этапом ресоциализации условно-досрочно освобожденных стоят такие задачи, как исключение или нейтрализация неблагоприятного воздействия окружающей социальной среды; восстановление и укрепление положительных связей с семьей осужденного; его трудоустройство; бытовое устройство по месту жительства; контроль над выполнением условий условно-досрочного освобождения специализированным государственным органом.

Значительное влияние на освобожденных оказывает социальное окружение по месту их пребывания или жительства. Человек стремится к вступлению в те микрогруппы, интересы и взгляды которых наиболее близки его собственным, но они не всегда положительно влияют на его поведение. Преступные сообщества с готовностью заключают освобожденного в свои объятия, предоставляя ему и жилье, и средства к существованию в большом количестве в обмен на служение их интересам. Поэтому нельзя допускать приобщение освобожденных к традициям преступного мира, заменяя его социально поощряемыми и полезными нормами и правилами поведения. В данном случае, эффективным средством является воспитательная работа с освобожденными, положительное влияние семьи и общественных организаций, патронажных обществ, оказание действенной помощи в устройстве его судьбы.

Особое значение в данном случае приобретает контроль над поведением условно-досрочно освобожденного после выхода на свободу. Недопущение контактов с лицами криминальной направленности является одним из условий успешности социальной адаптации. Обязанности не посещать места распития спиртных напитков, возместить вред, причиненный преступлением, содержать семью и др. призваны способствовать социальной адаптации освобожденного условно-досрочно. Но все они только тогда возымеют должный эффект, когда будут сопровождаться действенными мерами контроля. Кроме того, условно-досрочно освобожденные нуждаются в проведении с ними и воспитательных, и ресоциализационных мероприятий.

Большие сложности на практике вызывают трудоустройство и обеспечение условно-досрочно освобожденных жильем, как временным, так и постоянным. В условиях, когда безработица в стране в 2008 г. составляла около 7% [13], проблема трудоустройства бывших осужденных была особенно остра. Это проблема и профориентации осужденных в самих исправительных учреждениях, когда они работают по специальности, не востребованной на свободе. Но, даже имея специальность, не все желают работать за мизерную заработную плату, которую предлагают им работодатели. На республиканском уровне программы трудоустройства осужденных разрабатывались, но вследствие недостаточности финансирования не были исполнены на 100%, что привело к неэффективности предпринятых усилий в рамках программ. Службам занятости, совместно с руководством местных исполнительных органов, следует разработать программу трудоустройства освобожденных условно-досрочно, аналогичную программе под названием «Молодежная практика» для трудоустройства выпускников учебных заведений, не имеющих опыта работы. Так, например, освобожденные условно-досрочно трудоустраиваются на какое-либо предприятие с испытательным сроком на 3 месяца с оплатой их труда за счет средств службы занятости. По истечении испытательного срока, если освобожденный зарекомендовал себя с положительной стороны, он трудоустраивается на постоянную работу на данном или другом предприятии аналогичного профиля. Органы местного самоуправления для обеспечения реализации этих программ должны заключать с предприятиями, учреждениями и организациями, независимо от формы собственности, договоры о приеме на работу лиц, освобожденных условно-досрочно с предоставлением налоговых льгот пропорционально трудоустроенным освобожденным. При этом законом или договором может быть предусмотрено квотирование рабочих мест для таких лиц.

Но если проблема с трудоустройством или постановкой освобожденных условно-досрочно на учет в службе занятости еще разрешима, то бытовое устройство таких лиц вообще никем не осуществляется. На Западе уже давно обратили внимание на эту проблему и воплотили в жизнь действенный вариант ее разрешения. Например, автор этих слов, изучая опыт тюремной системы США, видел, что те условно-досрочно освобожденные, в отношении которых имеется значительный риск совершения преступлений на свободе, помещаются в специальные учреждения, именуемые «на полпути домой». Это некое подобие гостиницы, в которой условно-досрочно освобожденные обязаны пребывать. Они могут покидать учреждение на выходные дни или для поиска работы, но только в течение дня. Этот тип учреждений сохраняет некоторые меры безопасности, установленные в исправительных учреждениях, но, вместе с тем, позволяет освобожденным поддерживать связи с семьей и постепенно приспосабливаться к жизни в обществе. Особенно это благоприятно для условно-досрочно освобожденных, отбывших длительные сроки наказания.

Велика роль и органов местной власти, в чьем распоряжении находятся жилищный фонд данного населенного пункта и административные ресурсы. Для оказания содействия органам, исполняющим наказания, в организации мер по адаптации освобожденных осужденных и созданию домов, аналогичных американским «на полпути домой», в их распоряжение должны быть переданы рабочие общежития. Лица, освобожденные условно-досрочно, но не имеющие прочных связей с семьей или нетрудоустроенные, а также те, в отношении которых есть значительный риск нарушения условий условно-досрочного освобождения, отбывшие значительные сроки лишения свободы, помещаются в такие общежития с соблюдением мер безопасности на срок, равный неотбытой части наказания. В такие центры временного проживания по их желанию могут помещаться и те освобожденные по отбытии срока наказания, которые не имеют постоянного жилья и не могут найти работу на срок не более шести месяцев. В течение этого времени условно-досрочно освобожденный должен трудоустроиться, или встать на учет в службе занятости, или поступить на курсы профессиональной переподготовки. Вопрос о месте постоянного жительства условно-досрочно освобожденного решается совместно с администрацией предприятия и органами местного самоуправления, а также его родственниками. Правовой основой деятельности Центров временного проживания освобожденных от уголовного наказания должно стать Положение о них. Создание данных центров, несомненно, потребует весьма значительных затрат, но вместе с тем совершенно необходимо для снижения уровня преступности, в т.ч. и рецидивной.

Еще одной вспомогательной мерой в достижении целей исправления и ресоциализации освобожденных условно-досрочно является создание и деятельность попечительских обществ, родительских комитетов и т.п. Общество должно прийти на помощь государству и развивать такие формы патронажной деятельности. Но т.к. условно-досрочное освобождение связано для осужденных с определенными ограничениями организационного характера и предполагает осуществление строгого контроля над их поведением на свободе, передача их на поруки родственникам и общественным организациям неприемлема.

Вместе с тем, попечительские общества и родительские комитеты могут сыграть ключевую роль в оказании помощи лицам, освободившимся из исправительных учреждений по отбытии срока наказания, оказывая таким освобожденным правовую и организационную помощь, а также содействие им в помещении в Центры временного проживания, помогая найти работу.

В отношении лиц, освобожденных условно-досрочно, функции специализированного государственного органа по контролю за условно-досрочно освобожденными и одновременно оказанию им помощи в социальной адаптации с успехом могли бы выполнять уголовно - исполнительные инспекции, о чем уже говорилось в первом параграфе данной главы. Аналогичные функции уголовно - исполнительные инспекции осуществляют в отношении условно осужденных в период испытательного срока и осужденных с отсрочкой исполнения приговора в период отсрочки. В них следовало бы создать отдел по социальной адаптации лиц, осужденных условно, с отсрочкой отбывания наказания и освобожденных условно-досрочно.

Во многих странах Европы и Америки аналогичные функции выполняют службы пробации. Они же осуществляют контроль и помощь освобожденным условно-досрочно. Так, например, в США освобожденные условно-досрочно находятся под наблюдением службы пробации и пароля, ее так называемого «полевого агента», как правило, профессионала со средним юридическим образованием, отобранным для работы на основе конкурса, с опытом работы и знаниями психологии. Его задача – наблюдение за поведением освобожденного, заключающееся в своевременном посещении агента, приобщение к законопослушной жизни, включая отношения с семьей, работодателями и проведением досуга. Агент может давать рекомендации, когда это необходимо, и выступать своеобразным «брокером», реализуя интересы подопечного. Полевые агенты предлагают освобожденным прямую помощь, содействуя им в трудоустройстве или оформлении на биржу труда, или прохождении профессиональной переподготовки. На них лежит также обязанность обеспечивать безопасность общества и сообщать суду о любых отклонениях от исполнения освобожденными правил и инструкций.

К сожалению, в Казахстане система органов, оказывающих помощь освобожденным из мест лишения свободы и контролирующих их поведение, отсутствует. Эта проблема не решена ни теоретически, ни практически. Мировая практика в данной области различна.

В научной литературе встречаются разные точки зрения на вопрос о центральном органе, проводящем работу по социальной адаптации освобожденных. Одни авторы обосновывают передачу этих функций органам местного самоуправления, говоря, что реально именно они обеспечены материальными и административными ресурсами по трудовому и бытовому обустройству осужденных, а правоохранительные органы такими средствами не обладают и поэтому не могут эффективно осуществлять процесс социальной адаптации освобожденных от наказания [14]. Другие ученые предлагают возложить обязанности по ресоциализации осужденных на общественные организации, или патронажные общества, обязав остальные государственные и местные органы власти оказывать им помощь и содействие [15]. Третьи предлагают распределить обязанности по социальной адаптации освобожденных между органами МВД, местного самоуправления и общественными организациями [16]. К последней концепции относятся предложения А.И. Зубкова, В.И. Селиверстова и М.С. Рыбака о создании патронажной службы при администрации муниципальных образований [17]. М.С. Рыбак перед патронажной службой ставит такие цели, как оказание помощи отбывшим наказание в трудовом и бытовом устройстве, законопослушном поведении и устранении последствий пребывания в изоляции. При этом на патронажную службу возлагается осуществление учета лиц, отбывших наказание, и иных мер принудительного характера; помещение в общежития временного проживания центров социальной адаптации, координация деятельности по оказанию социальной помощи, надзор за лицами, отбывшими наказание, при содействии органов внутренних дел.

Несомненно, создание такой системы органов необходимо уже сейчас. Вместе с тем, уже сейчас условно-досрочное освобождение осужденных к лишению свободы требует проведения активных действий по контролю за соблюдением возложенных на них обязанностей и оказание им постпенитенциарной помощи. Признавая необходимость создания подобного органа по социальной адаптации освобожденных от отбывания наказания, следует отметить особенность лиц, освобожденных условно-досрочно, как специфичной категории. Во-первых, данная категория лиц характеризуется положительно и имеет ценностные ориентации, во многом совпадающие с ориентациями правопослушных граждан, а значит, не нуждается в интенсивном воспитательном воздействии. Во-вторых, условно-досрочное освобождение связано со значительными правоограничениями и осуществлением строгих мер контроля за поведением лиц, освобожденных условно-досрочно. Данную работу должны проводить профессиональные пенитенциарные сотрудники, имеющие определенные знания в области психологии и социологии. Поэтому передача полномочий по контролю за условно-досрочно освобожденными патронажной службе нецелесообразна, а оказание помощи освобожденным в социальной адаптации может осуществляться уголовно-исполнительными инспекциями при содействии патронажной службы.

На уголовно-исполнительные инспекции должны быть возложены функции по координации деятельности всех органов и служб по социальной адаптации освобожденных условно-досрочно, а также осужденных условно и с отсрочкой отбывания наказания, как это существует во многих зарубежных государствах.

В рамках реформы уголовно-исполнительной системы уже сделаны первые шаги в процессе правового обеспечения ресоциализации осужденных. Во-первых, новое казахстанское законодательство, не в пример советскому, уделяет более существенное внимание вопросу обеспечения прав, свобод осужденных, их адаптации к жизни в обществе после отбывания наказания в местах лишения свободы. Об этом говорит тот факт, что были приняты и одобрены Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г.). Конечно, эти правила далеко не панацея от всех бед, однако нормы, в них продекларированные, призваны служить цели наименьшей десоциализации осужденных. Впервые отдельной главой в УИК РК закрепляется помощь осужденным, освобождаемым от отбывания наказания, и контроль над ними, хотя и осуществляется эта помощь поверхностно и без достаточных мер контроля со стороны общества и государства.

Правовой основой деятельности этих органов и предложенных нововведений должны стать изменения Уголовно-исполнительного кодекса РК, принятие закона о ресоциализации лиц, осужденных к отбыванию наказания в виде лишения свободы и закона о службе Пробации.

Ресоциализация освобожденных из мест лишения свободы – процесс многогранный. Он охватывает собой комплекс вопросов нравственной, психологической и практической подготовки осужденных к освобождению, усвоению ими положительных социальных ролей после отбытия наказания, восстановления полезных социальных связей, активного управления этим процессом со стороны государственных органов, общественных организаций, устранения или нейтрализации отрицательных факторов, препятствующих возвращению освобожденных к полезной деятельности. Это предполагает комплексный подход к изучению проблемы ресоциализации лиц, отбывших наказание, с позиций не только социальной психологии, но и педагогики, и криминологии. Сейчас следует закладывать основы национальной концепции ресоциализации осужденных, добиваться приближения условий отбывания наказания в отечественных исправительных учреждениях к мировым стандартам и условиям жизни на свободе, что позволит сократить реабилитационный период по отбытии наказания.

Введение этих мер позволит существенно повысить качество работы исправительных учреждений в их настоящем виде и во многом будет способствовать, как сокращению преступности, так и повышению демократичности и гуманности в нашем обществе. Это поможет во многом изменить и отношение к личности самих осужденных, что разрешит обществу не только избежать новых правонарушений с их стороны, но и вернет ему новых полноценных членов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Шмаров И. В. Указ соч. – С. 17.

2. Глоточкин А. Д., Пирожков В. Ф. Психологические состояния человека, лишенного свободы. – М., 1968. – С. 32–33.

3. Хохряков Г.Ф. Криминология. – М., 2000. – С. 302–303.

4. Сухов А. Н. Деформация общения осужденных и пути воздействия на нее // Концепция перестройки исправительно-трудовой деятельности в СССР на современном этапе. Материалы обсуждения. – Рязань, 1990. – С. 94–95.

5. Рыбак М. С. Ресоциализация осужденных к лишению свободы: проблемы теории и практики. – Саратов, 2001. – С. 206–207.

6. Шмаров И. В. Указ соч. – С. 28–29.

7. Хохряков Г. Ф. Криминология. – М., 2000. – С. 173;

8. Шмаров И. В. Указ соч. – С. 28–29.

9. Хохряков Г.Ф. Указ соч. – С. 299.

10. Детков М.Г. Организационно-правовые вопросы подготовки осужденных к освобождению из исправительно-трудовой колонии: Автореф. канд. дисс. – М., 1980. – С. 6–9.

11. Карпец И.И. Проблема преступности. … – С. 157

12. Шмаров И.В. Предупреждение преступлений. – С. 42–43.

13. Там же. – С. 46

14. http://www.zakon.kz/

15. Шмаров. И. В. Предупреждение преступлений среди освобожденных от наказания. – М., 1974. – С. 108–118

16. Познышев С. В. Очерк основных начал науки уголовного права. Общая часть. – М. 1923. – С. 255–257.

17. Коваль М. И. Социально-правовая адаптация лиц, отбывших длительные сроки лишения свободы: Автореф. дисс. … кандидата юридических наук. – Рязань, 1995. – С. 20–21.

18. Галикеев Р. Г., Чакубаш Ю. В. Ресоциализация как цель исполнения наказания // Сб. матер. межвузовской научно-практической конференции «Биологическое и социальное в личности преступника и проблемы ее ресоциализации». – Уфа, 1994. – С. 133–135.

19. Детков М. Организационно-правовые вопросы подготовки осужденных к освобождению из исправительно-трудовых колоний: Автореф. дисс. … кандидата юр. наук. – М., 1980. – С. 12–13 и др.

20. Основы уголовно-исполнительного законодательства Союза ССР и союзных республик (альтернативный проект). – Рязань, 1990.

21. Рыбак М.С. Ресоциализация осужденных к лишению свободы: проблемы теории и практики. – Саратов, 2001. – С. 190–196.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2010


 © 2017 - Вестник КАСУ