Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2010

Автор: Даутбаева Д.А.

Необходимость привлечения иностранных инвестиций в экономику и развитие внешнеэкономических связей Республики Казахстан, расширение контрактных отношений казахстанских предпринимателей с зарубежными партнерами обусловливают особую актуальность исследования правовых проблем внешнеэкономических контрактов как форм осуществления внешней торговли и иностранного инвестирования.

В Казахстане пока нет специальных научных исследований по проблемам внешнеэкономических контрактов. Тем важнее их разработка с точки зрения международного права: необходимо развитие законодательства для принятия многих, распространимых на внешнеэкономические контракты, международно-правовых норм путем присоединения к международным конвенциям по внешнеэкономическим контрактам и нормам международных торговых организаций, например, правилам Всемирной торговли организации, являющейся с 1 января 1995 г. правопреемницей Генерального Соглашения о тарифах и торговле.

Основным регулятором общественных отношений в инвестиционной сфере становится инвестиционный контракт. Инвестиционный контракт - это сравнительно новое явление для Республики Казахстан, как и для других стран СНГ, появившееся на экономической арене благодаря тому, что возникли объективные причины для регулирования инвестиционных отношений посредством договора. Если раньше, при социалистической системе хозяйствования, инвестиционные отношения строго регулировались государством, то теперь их регулятором стали законы рынка с его основными принципами свободы и равенства. Инвестиционный контракт следует рассматривать в качестве договора, базирующегося на принципах свободы договора и свободы волеизъявления сторон, которые равны между собой независимо от принадлежащего им статуса. Этими сторонами могут быть и государство, и административно-территориальные единицы, и юридические и физические лица [3, с. 41].

Многообразие форм инвестиционно-договорных отношений обусловливает сложность правовой природы инвестиционного контракта.

Необходимость в научном определении понятия «инвестиционный контракт» возникла относительно недавно. Причиной тому послужило активное развитие инвестиционных гражданских и инвестиционных международных договорных отношений. Само формирование рассматриваемого понятия является прерогативой юридической науки, которая путем выявления общих присущих ему признаков формулирует его определение и дает общую характеристику. Понятие «инвестиционный контракт» складывается на основе общих признаков, объединяющих различные его виды.

Сегодня данное понятие уже существует в казахстанской и российской юридической литературе, чего нельзя сказать о национальном и международном законодательствах. В казахстанском законодательстве присутствует только определение понятия «контракт», которое в силу регулируемых им инвестиционных отношений указывает на инвестиционный характер данного контракта. Имеются в виду новый Закон РК «Об инвестициях» [2].

Начнем с анализа самого термина «инвестиционный контракт». Термин «контракт» не получил достаточно широкого официального применения в гражданском праве, ибо его адекватно заменяет термин «договор». Термин «контракт», можно сказать, «популярен» в международном частном праве, где отношения с иностранным лицом легче регулировать именно посредством использования данного термина (в силу того, что он заимствован нами из зарубежной литературы). Отметим, однако, что он активно применяется и в гражданском праве, и в международном частном праве в тех случаях, когда в инвестиционных договорных отношениях одним из участников выступает государство. Возможно, именно по этой причине сегодня утвердилось мнение, что инвестиционный контракт есть договор с участием государства.

При рассмотрении понятия «инвестиционный контракт», необходимо остановиться на второй его составляющей - «инвестиционный». Смысл определения «инвестиционный» в составе термина «инвестиционный контракт» имеет своим источником базовое понятие «инвестиция», которое и указывает на характер или направленность такого вида контракта. Само понятие «инвестиция» станет более ясным, если рассмотреть его через предмет инвестиционного контракта.

Предмет инвестиционного контракта, выступающего в качестве юридического факта, составляет тот вид действия или операции, который определяется существом инвестиционного контракта, что прямо отражено в его названии - «инвестиция». Речь идет об общем предмете данного контракта, представляющего собой родовое понятие, включающее в себя иные его виды.

Наряду с общим предметом, существуют и специальные предметы инвестиционного контракта, зависящие от его вида. Например, предметом договора купли-продажи ценных бумаг является сама купля-продажа ценных бумаг, предметом договора лизинга - лизинг, договора финансовой аренды - финансовая аренда и т.д. Таким образом, предмет инвестиционного контракта, с одной стороны, составляют инвестиции или инвестиционные отношения, а с другой - предметы существующих в законодательстве гражданско-правовых договоров, являющихся видами инвестиционного контракта.

Из теории гражданского права известно, что объектом гражданско-правового (и внешнеэкономического) контракта являются объекты гражданского права, то есть всё то, на что направлены гражданские права и обязанности. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 115 ГК РК «объектами гражданских прав могут быть имущественные и личные неимущественные блага и права». Что же касается инвестиционного контракта, то личные неимущественные блага и права не могут быть его объектом. Таким объектом являются только имущественные блага и права, объединенные единым понятием - «имущество». Это связано с тем, что инвестиционная деятельность есть предпринимательская деятельность, цель которой – получение прибыли, которая не может быть получена при использовании личных неимущественных прав и благ. Только имущество обладает такой прерогативой. К имуществу относятся вещи, деньги, в том числе иностранная валюта, ценные бумаги, материальные и нематериальные работы и услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, имущественные права на них и другое имущество (п. 2 ст. 115 ГК РК), - то есть всё то, что определяет понятия объекта инвестиционной деятельности, объекта инвестиций и объекта предпринимательской деятельности. Это дополнительно убеждает нас в объективности критической позиции относительно существующего понимания понятия «инвестиция».

Объекты инвестиций представляют собой объекты гражданского права. Исключение здесь составляют личные неимущественные блага и права. Объекты инвестиций, в свою очередь, являются объектами инвестиционного контракта. Таким образом, о перечисленных видах имущественных и интеллектуальных ценностей следует говорить не как об инвестициях вообще, а как об объектах инвестиций.

Итак, объекты инвестиций, а, следовательно, и инвестиционного контракта – это все виды имущественных и интеллектуальных ценностей (виды имущества), вкладываемые в объекты предпринимательской деятельности в целях получения прибыли. Перечень объектов инвестиционного контракта не является исчерпывающим и может быть дополнен в зависимости от возникновения в инвестиционных отношениях новых видов вложения капитала.

Объектом инвестиционного контракта являются не только объекты инвестиций, но и любой институт, в который можно поместить деньги (вложить капитал), рассчитывая при этом не на одно лишь сохранение стоимости инвестиций, но и на их увеличение.

При осуществлении инвестиционной деятельности стороны приходят к соглашению об использовании инвестиций, преследуя субъективные интересы, являющиеся непосредственно целью заключения инвестиционного контракта.

Цель инвестиционного контракта определяется целью инвестиции и заключается в получении прибыли. Инвестиционная цель состоит в приросте капитала от вложенных инвестиционных средств в течение определенного периода.

Таким образом, получение инвестиционной прибыли и составляет основную цель инвестора при осуществлении инвестиционной деятельности.

Цель инвестиционного контракта – это, как нам представляется, один из основных отличительных признаков данного вида договора. Инвестиционная направленность предпринимательской деятельности субъектов права определяет его особенность. Вложение средств может осуществляться и без цели получения прибыли – например, путем финансирования. Такое же вложение с целью получения прибыли или дивидендов, есть инвестиция. Итак, инвестиция – это явление, одна из составляющих которого – вложение средств, а другая – получение прибыли.

Если целью гражданско-правового договора является и вложение средств, и получение прибыли, то такой договор может быть однозначно определен как - «инвестиционный контракт».

В настоящее время отношения между юридическими и физическими лицами в большей степени носят не производственный характер (что предусматривает вложение инвестиционных средств), а осуществляются посредством товарообмена и оказания различного рода услуг. В последнем случае речь идет о предпринимательских договорах вообще. Однако различные виды договоров, заключаемых не только в производственной, но и в иных сферах деятельности, где присутствуют «элементы» инвестирования, представляют собой виды инвестиционного контракта. Разница здесь лишь в том, что в непроизводственных отношениях вложение средств осуществляется не на развитие производства, а на финансирование, например, самого юридического лица или граждан для товарооборота или оказания услуг. В связи с этим следует сказать, что основная задача инвестирования – вложение средств в производство – хотя и имеет применение на практике, но в некоторой степени ограничена и реализуется в значительно меньших масштабах, чем это необходимо.

На основании проведенного нами исследования понятия «инвестиционный контракт», исходя из определения понятия «договор», «сделка» в соответствии с ГК РК, и учитывая его внешнеэкономический характер, считаем возможным предложить следующие варианты его определений:

1) Инвестиционный контракт – это: а) договор между инвестором и стороной, принимающей инвестиции, по вложению собственных, заемных или привлеченных средств в объекты предпринимательской деятельности в целях получения прибыли (дохода), обеспечивающий целевое использование данных средств или; б) договор, направленный на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей по поводу вложения, использования средств и получения прибыли по такому вложению и использованию;

2) Внешнеэкономический инвестиционный контракт - это: а) внешнеэкономическая сделка двух или более лиц, направленная на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей субъектов внешнеэкономических инвестиционных отношений или; б) договор между иностранным инвестором и стороной, принимающей инвестиции, по вложению собственных, заемных или привлеченных средств в форме иностранных инвестиций в объекты предпринимательской деятельности страны-реципиента в целях получения прибыли.

Вопрос о субъекте имеет не менее важное значение для определения понятия «инвестиционный контракт», чем вопрос о его предмете и объекте. Так же, как предмет и объект инвестиционного контракта, его субъект следует рассматривать с двух сторон: в качестве иностранного субъекта и национального субъекта.

О понятии «субъект» в праве речь идет тогда, когда рассматривается правоотношение. В основе инвестиционного контракта лежит, как известно, гражданское правоотношение. Чтобы стать участником инвестиционного контракта и приобрести статус одной из его сторон, необходимо обладать конкретным набором инвестиционных качеств: инвестиционными правами и инвестиционными обязанностями [2, с. 24]. Такие качества субъекту инвестиционного правоотношения предоставляются с момента его вступления в договорные инвестиционные отношения, а точнее, с момента заключения инвестиционного контракта, что позволяет говорить о данном участнике не просто как о субъекте инвестиционного правоотношения, но и как о стороне инвестиционного контракта.

Субъектами правоотношений являются участники правоотношений, обладающие взаимными (корреспондирующими) правами и обязанностями [2, с. 27]. Суждения современных ученых по поводу субъектов правоотношений мало, чем отличаются от высказанных ранее. В частности, встречаются утверждения, согласно которым попытки закрепления в некоторых конституционных документах положений, вытекающих из теории естественного права, о том, что качество субъекта права как носителя основных прав и свобод человек приобретает естественным путем, то есть они принадлежат каждому от рождения, в практическом плане является не более чем весьма привлекательной красивой декларацией, что только государство определяет, кто и при каких условиях может быть субъектом правоотношения и какими качествами он должен обладать. Конечно, не природа и не общество определяют и устанавливают правосубъектность [15, c. 50].

Правосубъектность возникает, изменяется и прекращается только с помощью объективного права, независимо от воли и желания граждан и организаций. Правосубъектность составляют правоспособность (способность иметь права и обязанности) и дееспособность (способность осуществлять права и обязанности). Отдельными авторами в состав правосубъектности включаются деликтоспособность (есть способность лица отвечать за совершенные поступки), другими – понятия дееспособности и деликтоспособности рассматриваются как равнозначные.

Традиционно выделяют следующие основные виды субъектов правоотношений: индивидуальные субъекты и коллективные субъекты. При этом, если ранее в теории советского права под индивидуальными субъектами однозначно понимались физические лица, а к коллективным субъектам относили, как правило, юридических лиц, то теперь физические лица могут выступать в качестве коллективных субъектов (простое товарищество, крестьянское товарищество). Как замечено Ю.Г. Басиным, прежний Гражданский кодекс не допускал существования юридического лица, состоящего из одного участника, настоящий ГК РК изменил это положение и признал возможность образования некоторых юридических лиц, имеющих только одного участника (товарищество с ограниченной ответственностью, акционерное общество). Следовательно, в современный период юридические лица не рассматриваются как организации или коллектив граждан (коллективные субъекты), так как в соответствии с действующим законодательством возможно создание компании одного лица.

В теории предпринимались попытки обосновать, что субъектом права может быть не только персонифицированное образование, но и такие общности, как нация и народ. Основным аргументом в подтверждение этого, выступало закрепление в конституционных положениях периода социализма возможности активного участия и свободного волеизъявления народа и нации.

Субъектами или участниками инвестиционных правоотношений выступают физические или юридические лица, осуществляющие инвестиционную деятельность. Государство в лице своих органов также может вступать в инвестиционные отношения. Однако государство находится в несколько ином положении, чем другие субъекты правовых отношений, и его правосубъектность имеет существенные особенности по сравнению с правосубъектностью других субъектов права, так как именно государство законодательно закрепляет основания и порядок осуществления инвестиционной деятельности, определяет объем правомочий инвесторов и устанавливает для них определенные обязанности.

В современных условиях государство, будучи основным и безусловным субъектом публично-правовых отношений, может участвовать и в частноправовых отношениях. Гражданским законодательством устанавливается, что государство выступает в гражданско-правовых отношениях на равных началах с иными участниками этих отношений. М.К. Сулейменов, Ш.Ж. Ташмухамбетова указывают, что государство как субъект гражданского права заключает договоры через уполномоченные им органы, приобретает право собственности, получает наследство. И.В. Амирханова отмечает, что государство в лице компетентных или уполномоченных органов может быть участником некоторых видов хозяйственных товариществ. Ю.Г. Басиным подчеркнуто, что правовое равенство в гражданско-правовых отношениях казахстанского государства и к национальным и к иностранным хозяйственным партнерам закреплено многими международными конвенциями и договорами, участниками которых является РК. Вместе с тем, законодательное закрепление равенства государства и других участников частноправовых отношений, не означает полного отказа РК от своего иммунитета, поэтому среди субъектов инвестиционных отношений государство занимает особое место.

Законом РК об инвестициях (п.14 ст. 1) какой-либо дифференциации среди инвесторов не проводится: все инвесторы объединены в одну группу, тогда как с учетом особенностей правового статуса можно выделить в отдельную группу инвесторов, осуществляющих деятельность на рынке ценных бумаг [2]. Также в самостоятельную группу инвесторов можно объединить недропользователей, к которым в соответствии с действующим законодательством относится физическое или юридическое лицо, обладающее правом на проведение операций по недропользованию. Аналогичным образом можно выделить и другие группы инвесторов. Позиция законодателя в отношении инвесторов объясняется установлением единого правового режима для иностранных и национальных инвестиций и соответствующим отказом от деления инвесторов на иностранных и национальных.

Современная система законодательства в области инвестиций подверглась существенным изменениям по сравнению с прежней системой. С принятием нового закона наконец-то был четко определен правовой статус инвесторов (вне зависимости от того, иностранные это или национальные инвесторы). В соответствии с инвестиционным законодательством инвестору предоставляется полная и безусловная защита прав и интересов. Инвестор имеет право: 1) осуществлять инвестиции в любые объекты и виды предпринимательской деятельности, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами; 2) на возмещение вреда, причиненного ему в результате издания государственными органами актов, не соответствующих законодательным актам РК, а также в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц этих органов в соответствии с гражданским законодательством; 3) по своему усмотрению использовать доходы, полученные от своей деятельности, после уплаты налогов и других обязательных платежей в бюджет; 4) открывать в банках на территории РК банковские счета в национальной валюте и (или) иностранной валюте в соответствии с валютным законодательством.

Наряду с этим, инвесторам обеспечивается свободный доступ к информации о регистрации юридических лиц, об их уставах. О регистрации сделок с недвижимостью, а также о выданных лицензиях, кроме информации, содержащей коммерческую и иную охраняемую законом тайну. Государство гарантирует стабильность условий договоров, заключенных между инвесторами и государственными органами, за исключением случаев, когда изменения вносится по соглашению сторон. Эти гарантии не распространяется на изменения в законодательстве РК и (или) вступлении в силу и (или) изменения международных договоров РК, которыми изменяется порядок и условия импорта, производства, реализации подакцизных товаров; а также на изменения и дополнения, которые вносятся в законодательные акты в целях обеспечения национальной и экологической безопасности, здравоохранения и нравственности. Эти положения можно рассмотреть как ограничения в правовом режиме инвестиций. Еще одним ограничением является возможность законодательного определения видов деятельности и (или) территории, в отношении которых инвестиционная деятельность ограничивается или запрещается, исходя из необходимости обеспечения национальной безопасности.

В международно-правовой практике, помимо традиционного подразделения на иностранных и национальных инвесторов, в качестве основного деления существует следующее: эмитенты ценных бумаг; индивидуальные инвесторы; институциональные инвесторы [4, с. 10].

Получается, что законодатель отделяет понятия «субъект инвестиционной деятельности» и «субъект рынка ценных бумаг», или «субъект инвестиционных правоотношений» и «субъект правоотношений на рынке ценных бумаг». Инвестиционные правоотношения включают в себя отношения, возникающие на рынке ценных бумаг, которые являются лишь разновидностью многообразных инвестиционных отношений, а не наоборот.

Многообразие видов инвестиционного контракта показывает, насколько сложную конструкцию он собой представляет. Виды инвестиционного контракта хотя и предопределяются во многом видовым делением гражданско-правового договора, однако имеют существенные отличия.

Законодательством Республики Казахстан установлено особое требование к форме внешнеэкономического контракта. Оно предусматривает обязательность письменной формы его заключения. То же требование предъявляется и к внешнеэкономическому инвестиционному контракту. Так, пункт 2 статьи 1104 ГК РК устанавливает, что внешнеэкономическая сделка, хотя бы одним из участников которой является юридическое лицо Республики Казахстан или гражданин Республики Казахстан, совершается, независимо от места заключения сделки, в письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономического инвестиционного контракта влечет за собой его недействительность (п. 3 ст. 153 ГК РК). Однако следует учесть, что контракт, совершенный за границей, не может быть признан недействительным на территории Республики Казахстан вследствие несоблюдения простой письменной формы, если соблюдены требования права Республики Казахстан (п. 1 ст. 1104 ГК РК). Порядок заключения внешнеэкономического инвестиционного контракта в письменной форме определяется общими положениями ГК РК, в частности, статьей 52 ГКРК.

Подписание внешнеэкономического инвестиционного контракта осуществляется должностными лицами юридического лица или, если контракт заключен физическим лицом, то непосредственно им самим. Для действительности внешнеэкономического инвестиционного контракта подтверждения подписей печатью или иными знаками легитимности не требуется.

Требование законодательства о нотариальном удостоверении договоров предъявляется только к тем видам внешнеэкономического инвестиционного контракта, для которых такое удостоверение необходимо в соответствии с ГК РК и законодательством, регулирующим отдельные виды инвестиционных контрактов. Причем несоблюдение данного требования, установленного в обязательном порядке законодательством, ведет к недействительности внешнеэкономического инвестиционного контракта. По общему правилу, в отличие от обязательности письменной формы внешнеэкономического контракта, при нарушении требования о нотариальном удостоверении данного вида контракта его действительность, по заявлению заинтересованной стороны, может быть признана судом (п. 2 ст. 154 ГК РК). Речь здесь идет о тех внешнеэкономических инвестиционных контрактах, факт совершения и содержание которых не оспариваются.

В случаях, предусмотренных национальным законодательством и международными соглашениями, при заключении некоторых видов внешнеэкономического инвестиционного контракта необходимы предварительное получение специальных лицензий; их регистрация; проведение соответствующих экспертиз. Кроме того, при исполнении таких контрактов обязательным условием является выполнение определенных таможенных процедур и проведение коммерческих расчетов.

В инвестиционном контракте стороны чаще всего указывают, что все споры по данному контракту решаются путем переговоров. При невозможности это осуществить, спор передается на рассмотрение судебных органов, которые определяются условием договора.

В основе защиты прав вообще и защиты прав сторон данного вида договора в частности лежат правовые гарантии.

Следует сказать, что вопрос о защите прав сторон инвестиционного контракта тесно связан с вопросом их ответственности. Возложение ответственности на стороны также можно определить как способ защиты права собственности.

Ответственность сторон инвестиционного контракта следует рассматривать на общих основаниях ответственности сторон гражданско-правового договора.

Инвестиционной контракт есть комплексный институт права, следовательно, и вопрос об ответственности следует рассматривать через комплексность данного понятия. Поскольку инвестиционный контракт – гражданско-правовой договор, у сторон при нарушении его условий возникает, прежде всего, гражданско-правовая ответственность, которая наступает в соответствии с ГК РК на общих основаниях в связи с нарушением тех или иных положений определенного нормативного правового акта. Так, ответственности за нарушение договорных обязательств отведена глава 20 ГК РК.

Само заключение инвестиционного контракта также может рассматриваться как один из способов защиты прав его сторон. Определение условий в инвестиционном контракте и установление ответственности за их неисполнение обеспечивает сторонам надлежащее исполнение данного договора или, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения инвестиционного контракта, - гражданско-правовую ответственность. Стороны тем самым защищены от наступления нежелательных для них последствий, неполучения прибыли, просрочки исполнения и т.п. Такая защита права и ответственность носят названия; «договорная защита права» и «договорная ответственность».

В заключение хотелось бы особо подчеркнуть, что наметившаяся тенденция законодателя к усилению государственного контроля за деятельностью инвесторов вряд ли будет способствовать развитию инвестиционных отношений. С одной стороны, вызывает сомнение целесообразность установления новых административных барьеров для инвесторов и других субъектов инвестиционной деятельности, но с другой стороны, нельзя не поддержать стремление законодателя к упорядочению инвестиционных отношений и к обеспечению надлежащей защиты публичных интересов (например, предусматривающих сохранность натурных грантов и своевременное их возвращение и т.д.). Необходимо отметить, что действующие нормы законодательных актов затрагивают только малую часть проблем, и нормы Закона об инвестициях нуждаются в дальнейшей доработке и в совершенствовании.

ЛИТЕРАТУРА

1. Исполинов А.С. Иностранные инвестиции в Российской Федерации и современное международное право // Московский журнал международного права, 2009. - № 8.

2. Закон Республики Казахстан от 8 января 2003 года №373 «Об инвестициях».

3. Соколова Т.В. Характеристика правового регулирования иностранных инвестиций в России // «Международное частное право», №3 (24), 2005, с. 41.

4. Хлестова И.О. Законодательство и международные договоры о защите иностранных инвестиций.// Правовые проблемы иностранных инвестиций в СССР. – М., 1991.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2010


 © 2017 - Вестник КАСУ