Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2010

Автор: Исаев Даурен Рахметуллаевич

Физическое и психическое благополучие в детстве, правовые гарантии прав несовершеннолетних позволят обществу в будущем иметь интеллектуально развитых личностей, способных на высоком профессиональном уровне участвовать в создании национальных богатств, успешно решать экономические, социальные, политические проблемы жизни общества. Здоровый генофонд, будущие родители – это та часть населения, которая со временем должна заменить ныне работающих, служить в армии, быть физически крепкими, хорошо подготовленными к выполнению важных функций в обществе. В этой связи обеспечение прав ребенка сегодня – гарантия жизнеспособности общества в будущем.

Юрченко Р.Н., кандидат юридических наук, член экспертного совета «Ювенальная юстиция в Казахстане», отмечает, что в Конституционном законе «О судебной системе и статусе судей РК» не дан исчерпывающий перечень специализированных судов, которые могут создаваться в Казахстане, что является правовой основой для совершенствования и специализации судебной системы в тех пределах, в которых это необходимо для обеспечения высокого качества отправления правосудия.

Специализация судов, по ее мнению, должна коснуться и такой специфической группы дел, рассматриваемых судами, в которых в той или иной мере затрагиваются интересы несовершеннолетних.

Комитет по правам ребенка ООН отметил как существенный недостаток отсутствие в системе правосудия специализированных судей и судов по делам несовершеннолетних, недостаточное количество юристов-профессионалов, специализирующихся в этой части правоприменения, а также работников социальной сферы, государственных педагогов и контролирующих должностных лиц, работающих в данной области.

Следует обратить внимание, что специализация судей по рассмотрению дел, в которых затрагиваются интересы несовершеннолетних, позволит повысить качество правосудия по этим делам, ускорит принятие по ним решений, направленных на восстановление нарушенных прав ребенка, что для несовершеннолетних очень важно. Кроме того, введение специализированных судов по делам несовершеннолетних будет соответствовать развитию прав ребенка, закрепленных в названных международных актах.

Проводимый в Казахстане эксперимент по осуществлению судопроизводства по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних, в рамках которого неукоснительно соблюдались все права подростка, показал положительные результаты. Оказание несовершеннолетним на самом начальном этапе процесса квалифицированной юридической и психолого-психиатрической помощи способствовало укреплению их прав. При этом полностью были исключены нарушения, связанные с принуждением несовершеннолетних к даче показаний, применению к ним пыток, других незаконных методов. Приговоры, вынесенные судьями, участвующими в эксперименте, отличались справедливостью и адекватностью мер уголовно-правового воздействия, примененных к несовершеннолетним, признанным виновными в совершении преступлений. При сокращении числа несовершеннолетних, подвергнутых лишению свободы, не наблюдалось рост рецидивной преступности.

23 августа 2007 года подписан Указ "Об образовании специализированных межрайонных судов по делам несовершеннолетних". Пункт 1 Указа предусматривает образование в городах Астане и Алматы специализированных межрайонных судов по делам несовершеннолетних, уполномоченных рассматривать в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан уголовные дела, дела об административных правонарушениях в отношении несовершеннолетних и гражданские дела, затрагивающие их интересы.

Согласно Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан, к юрисдикции межрайонных судов по делам несовершеннолетних отнесены следующие категории дел:

1) о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, за исключением дел, отнесенных к подсудности специализированного межрайонного военного суда по уголовным делам и военного суда гарнизона;

2) о преступлениях, предусмотренных статьями 120 (пункт д) части второй (изнасилование заведомо несовершеннолетней), 121 (пункт д) части второй (насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении заведомо несовершеннолетнего лица), 122 (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста), 124 (развращение малолетних), 131 (вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность), 132 (вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий), 133 (частями первой - третьей) (торговля несовершеннолетними), 134 (подмена ребенка), 135 (разглашение тайны усыновления (удочерения)), 136 (частью первой) (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей), 137 (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего), 138 (ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей), 139 (злоупотребление правами опекуна или попечителя) Уголовного кодекса Республики Казахстан.

При анализе составов преступлений, рассмотрение которых отнесено к юрисдикции межрайонных судов по делам несовершеннолетних, возникает вопрос относительно того, почему к подсудности ювенального суда отнесли преступления предусмотренные статьями 120 ч.2 п.д и 121 ч.2 п.д, но при этом оставили в юрисдикции общих судов составы предусмотренные частью 3 пункта в соответственно статьей 120, 121, то есть совершение изнасилования (ст. 120) либо насильственных действий сексуального характера в отношении лица, заведомо для виновного, не достигшего четырнадцатилетнего возраста.

Безусловно, это особо квалифицированный состав, с точки зрения законодателя имеющий особую общественную опасность, но в то же время, насколько отлично по степени общественной опасности изнасилование, совершенное в отношении 13-летней, и изнасилование, совершенное в отношении 14-летней девочки?

Возникает также другой вопрос. Если ювенальные суды создаются в нашем государстве с целью большей защиты прав и интересов несовершеннолетних, не означает ли это, что при рассмотрении дела по статье 120 части третьей пункту «в» в судах общей юрисдикции, потерпевшая несовершеннолетняя будет менее защищена, нежели потерпевшая, дело которой будет рассматриваться в специализированном суде, вокруг которого (как предполагает концепция развития ювенальной юстиции) будут сосредоточены все ювенальные органы?

Кодекс об административных правонарушениях относит к юрисдикции специализированных межрайонных судов по делам несовершеннолетних следующие категории дел:

1) дела об административных правонарушениях, совершенных несовершеннолетними, предусмотренных статьями 320 (частью второй) (незаконное обращение с наркотическими средствами, психотропными веществами и прекурсорами без цели их сбыта лицами в возрасте до 16 лет), 331 (хулиганство, совершенное несовершеннолетними), 332 (частью третьей) (стрельба из огнестрельного оружия, взрыв пиротехнических устройств в населенных пунктах лицами в возрасте до 16 лет), 334 (частью третьей) (заведомо ложный вызов специальных служб лицами от 14 до 16 лет), 341 (частью второй) (надругательство над памятниками истории и культуры или природным объектом, совершенное лицами в возрасте до 16 лет), 500 (частью второй) (повреждение телефонов-автоматов, совершенное лицом, не достигшим 16 лет) КоАП РК;

2) дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 111 (невыполнение родителями или другими законными представителями обязанностей по воспитанию детей), 111-1 (вовлечение несовершеннолетнего в совершение административного правонарушения), 112 (доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения), 112-1 (допущение нахождения несовершеннолетних в развлекательных заведениях в ночное время), 114 (продажа табака и табачных изделий лицам и лицами, не достигшими восемнадцати лет), 115 (вовлечение несовершеннолетних в изготовление продукции эротического содержания), 116 (порядка и сроков представления сведений о несовершеннолетних, нуждающихся в передаче на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство), на воспитание в семьи физических лиц), 117 (незаконная деятельность по усыновлению (удочерению)), 327 (частью второй) (уклонение родителей или лиц, их заменяющих, от лечения несовершеннолетних детей с заболеваниями, представляющими опасность для окружающих), 336-3 (частью второй) (несовершеннолетних в развлекательных заведениях в ночное время без сопровождения законных представителей (с 22 до 6 часов утра) совершенное повторно в течение года после наложения административного взыскания), 519 (нарушение обязательства об обеспечении явки несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого)) КоАП РК.

При анализе юрисдикции ювенального суда по административным делам нам осталось неясным, почем законодатель не отнес к подсудности этих судов все административные дела, где в качестве правонарушителя выступает несовершеннолетний.

Административное право, на наш взгляд, в качестве одной из функций имеет общую и специальную превенцию в уголовно-правовой сфере, потому как если лицо совершило административный проступок, например мелкое хищение, и понесло за него административную ответственность, то, наверное, оно несколько раз подумает, прежде чем идти на преступление – более крупную кражу.

В связи с этим, нам кажется, что более целесообразно было бы отнести к юрисдикции специализированных судов по делам несовершеннолетних все административные дела, где в качестве правонарушителя выступает несовершеннолетний, дабы над данным лицом начала работать вся система ювенальной юстиции, включая социальных работников, психологов, педагогов и др.

Гражданско-процессуальный кодекс Республики Казахстан определяет, что специализированные межрайонные суды по делам несовершеннолетних рассматривают гражданские дела по спорам об определении места жительства ребенка; о лишении (ограничении) и восстановлении родительских прав; об усыновлении (удочерении) ребенка; по спорам, возникающим из опеки и попечительства (патроната) над несовершеннолетними в соответствии с брачно-семейным законодательством Республики Казахстан.

Как нам кажется, права и интересы несовершеннолетних по гражданским делам будут гораздо лучше защищены в специализированных судах, поэтому нами предлагается отнести к юрисдикции ювенальных судов также гражданские дела, где несовершеннолетний выступает в качестве истца или ответчика.

Более того, к подсудности данного типа судов следовало бы и отнести дела не только несовершеннолетних, но и лиц, достигших совершеннолетия, но, в силу объективных обстоятельств, не имевших возможности защитить свои права, будучи несовершеннолетним.

Так, нередко на практике мы сталкивались со случаями, когда во время нахождения детей, оставшихся без попечения родителей в детском доме, государственные чиновники, а порой и просто мошенники продавали жилье, фактически принадлежавшее ребенку. Во время нахождения в детском доме, в силу субъективных и объективных причин, ребенок не имеет возможности отстаивать свои права в суде. Пока он достигает совершеннолетия – истекают сроки исковой давности, во-первых. Во-вторых, государственная пошлина по подобным искам порой бывает неподъемной для молодого человека. В-третьих, выпускник детского дома, пусть даже и достигший совершеннолетия, как правило, не приспособлен к жизни, его просто некому поддержать, некому направить, посоветовать, в связи с чем мы предлагаем отнести к юрисдикции ювенальных судов дела, по которым истец или ответчик достигли возраста совершеннолетия, но в силу объективных обстоятельств не имели возможности защитить свои права, будучи несовершеннолетним, в то время как нарушение прав имело место в бытность несовершеннолетия.

Помимо внедрения ювенальных судов, необходимо и реформирование национального законодательства с целью установления соответствия Стандартным минимальным правилам управления правосудием по делам несовершеннолетних Организации Объединенных Наций (Пекинским правилам).

Ювенальная юстиция должна стать правовой базой социальной политики в отношении несовершеннолетних. После того, как мы, условно говоря, перестали быть тоталитарным государством, у нас не осталось инструментов принятия решений, а особенно в отношении несовершеннолетних. Все те инструменты, которые были до того, они увязывались с директивными органами. Директивных органов нет. И каким образом все это должно функционировать? Кроме того, современное законодательство Казахстана в области защиты прав несовершеннолетних во многом носит декларативный характер, не содержа в себе механизмы реализации прав несовершеннолетних.

Сопоставляя положения Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних ("Пекинских правил"), утвержденных резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г., с одной стороны, и, с другой стороны, нормы национального законодательства, можно найти как соответствия, так и расхождения.

Так, основными целями, определенными в Пекинских правилах, выступают цели, касающиеся всеобъемлющей социальной политики в целом и направленные на оказание максимального содействия обеспечению благополучия несовершеннолетних, что свело бы до минимума необходимость вмешательства со стороны системы правосудия в отношении несовершеннолетних и, в свою очередь, уменьшило бы ущерб, который может быть нанесен каким-либо вмешательством вообще.

Такие меры заботы в отношении молодежи, принимаемые до совершения правонарушений, являются основным содержанием политики, направленной на устранение необходимости применения обозначенных правил.

То есть особое внимание в правилах уделяется становлению системы предотвращения преступлений и правонарушений, совершаемых несовершеннолетними. В то время, как в Казахстане активно муссируется вопрос о создании ювенальных судов, но упускается из виду вопрос создания системы профилактики правонарушений, такой системы, при которой вмешательство суда было бы сведено к минимуму.

Кроме того, в условиях Казахстана трудно говорить о целостной социальной политике в отношении несовершеннолетних, как и о системе обеспечения социальной справедливости для несовершеннолетних. В государстве имеются социальные службы по поддержке несовершеннолетних, и, главным образом, это органы опеки и попечительства, деятельность которых связана, в первую очередь, с процедурой лишения родительских прав и организацией размещения детей, оставшихся без попечения родителей. Но функциональная нагрузка этих органов никак не связана с профилактикой, и что самое важное, индивидуальной профилактикой правонарушений среди несовершеннолетних. В структуре различных государственных органов существуют специальные подразделения, деятельность которых так или иначе связана с защитой прав несовершеннолетних, однако в их деятельности отсутствует целостность и системность.

Минимальные стандартные правила специально сформулированы таким образом, чтобы они могли применяться в рамках различных правовых систем и в то же время устанавливать некоторые минимальные стандарты в обращении с несовершеннолетними правонарушителями при любом существующем определении несовершеннолетнего и при любой системе обращения с несовершеннолетним правонарушителем. Правила во всех случаях должны применяться беспристрастно и без каких-либо различий.

В правиле 2.2 дано определение понятий "несовершеннолетний" и "правонарушение" в качестве компонентов понятия "несовершеннолетний правонарушитель", являющегося основным предметом Минимальных стандартных правил. Согласно п. 2.2 обозначенных правил, несовершеннолетним является ребенок или молодой человек, который в рамках существующей правовой системы может быть привлечен за правонарушение к ответственности в такой форме, которая отличается от формы ответственности, применимой к взрослому.

Минимальные пределы возраста уголовной ответственности в разных странах весьма отличны, в зависимости от исторических и культурных особенностей. Использование современного подхода заключается в оценке способностей ребенка перенести связанные с уголовной ответственностью моральные и психологические моменты, то есть в определении возможности привлечения к ответственности с учетом индивидуальных особенностей несовершеннолетнего или ее восприятия и понимания им.

Согласно УК РК, нижний возрастной порог ответственности несовершеннолетнего законодатель увязывает с достижением достаточного уровня интеллектуальной, эмоциональной зрелости личности, зрелости его характера, для того чтобы он мог осознавать значение своих действий (бездействия) и соответственно управлять своим поведением. Статья 15 УК РК устанавливает возрастную "ступенчатость" наступления уголовной ответственности для несовершеннолетних (14, 16 лет) и, кроме того, предусматривает случаи, когда лицо, формально достигшее установленного в уголовном кодексе возраста привлечения к уголовной ответственности, тем не менее, не может нести ее вследствие отставания в психическом развитии.

В соответствие со статьей 481 УПК РК, одним из основных предметов доказывания при производстве по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего является возраст несовершеннолетнего. Достижением возраста, предусмотренного законом, считается начало суток, следующих за теми, на которые приходится соответствующая дата с момента рождения. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за преступления, перечисленные в ч. 2 ст. 15 УК РК, их перечень строго ограничен.

Законодатель также предусмотрел исключительную норму (ст. 87 УК РК), согласно которой положения, применяемые к несовершеннолетним, распространяются на лиц, совершивших преступление в возрасте от 18 до 20 лет. В частности, в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности суд может применить положения касающиеся уголовной ответственности несовершеннолетних к лицам, совершившим преступление в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, кроме помещения их в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних.

Это, прежде всего, связано с физиологическим процессом взросления.

Действительно, национальным материальным и процессуальным правом установлен особый правовой статус несовершеннолетних, и введена отличная от взрослых ответственность.

Здесь необходимо отметить, что, согласно Правилам, возрастные пределы прямо зависят от положений правовой системы отдельного государства, тем самым полностью учитывая экономические, социальные, политические, культурные и правовые системы государств - членов.

Третий раздел Минимальных стандартов правил организации объединенных наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних устанавливает их сферы применения:

а) предусмотренные в различных национальных правовых системах так называемые «статусные нарушения», когда круг действий, рассматриваемых в качестве правонарушений для несовершеннолетних, шире, чем для взрослых (например, прогулы, плохое поведение в школе и в семье, появление в нетрезвом состоянии в общественных местах и т.д.);

б) принятие мер по социальному обеспечению несовершеннолетних и установления опеки;

в) процедуры обращения с молодыми совершеннолетними правонарушителями в зависимости, несомненно, от конкретного возрастного предела.

Здесь надо отметить, к сожалению, что лишь уголовное законодательство Казахстана устанавливает возможность применения положений об уголовной ответственности несовершеннолетних. Уголовно-процессуальное законодательство такой возможности не предусматривает. Более того, если лицо совершило преступление в несовершеннолетнем возрасте, но к моменту рассмотрения дела в суде достигло 18 лет, к нему применяются общие правила судопроизводства (пп.2 п. 3 ст. 480 УПК РК), хотя его дело теоретически может быть рассмотрено в суде по делам несовершеннолетних, так как, согласно статьи 290-1 УПК РК, специализированному межрайонному суду по делам несовершеннолетних подсудны уголовные дела о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, за исключением дел, отнесенных к подсудности специализированного межрайонного суда по уголовным делам, специализированного межрайонного военного суда по уголовным делам и военного суда гарнизона.

Четвертый раздел правил устанавливает норму о том, что в правовых системах, в которых признается понятие возраста уголовной ответственности для несовершеннолетних, нижний предел такого возраста не должен устанавливаться на слишком низком возрастном уровне, учитывая аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости.

Минимальные пределы возраста уголовной ответственности весьма различны в зависимости от исторических и культурных особенностей. Использование современного подхода заключается в определении способности ребенка перенести связанные с уголовной ответственностью моральные и психологические аспекты, то есть в определении возможности привлечения ребенка, в силу индивидуальных особенностей его или ее восприятия и понимания, к ответственности за явно антиобщественное поведение. Если возрастной предел уголовной ответственности установлен на слишком низком уровне или вообще не установлен, понятие ответственности становится бессмысленным. В целом существует связь между понятием ответственности за правонарушение или преступное поведение и другими социальными правами и обязанностями (такими, как семейное положение, гражданское совершеннолетие и т.д.).

В зависимости от вида ответственности (уголовно-правовая, гражданско-правовая, административная, дисциплинарная), нижний предел ответственности согласно казахстанскому законодательству различен.

Так, в соответствии с уголовным законодательством, как уже было сказано выше, нижний предел привлечения к уголовной ответственности соответствует 14 лет.

К административной ответственности, согласно статье 32 Кодекса об административных правонарушениях, может быть привлечено лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Субъектом трудового права является лицо, достигшее 16 лет. Так, согласно статье 28 Трудового кодекса, заключение трудового договора допускается с гражданами, достигшими возраста шестнадцати лет. В случаях получения среднего образования либо оставления общеобразовательного учебного заведения трудовой договор могут заключать лица, достигшие пятнадцати лет, с согласия родителей или попечителя. С согласия одного из родителей или попечителя, трудовой договор может быть заключен с учащимся, достигшим четырнадцатилетнего возраста, для выполнения в свободное от учебы время работы, не причиняющей вреда здоровью и не нарушающей процесса обучения. Так как закон предоставляет право на труд несовершеннолетним, а соответственно, к дисциплинарной ответственности согласно Трудовому кодексу РК может быть привлечено лицо, достигшее 14 лет, если с ним заключен трудовой договор в соответствии с предъявляемыми требованиями.

Возраст, с которого может возникнуть гражданско-правовая ответственность, связан с обретением гражданско-правовой дееспособности. Статья 22 Гражданского кодекса устанавливает, что несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки с согласия родителей, усыновителей или попечителей. Кроме того, они вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией, иными доходами и созданными ими объектами права интеллектуальной собственности, а также совершать мелкие бытовые сделки. А также несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с правилами статьи 22, и несут ответственность за вред, причиненный их действиями, по правилам Гражданского кодекса Республики Казахстан.

Пятый раздел Пекинских правил определяет цели правосудия в отношении несовершеннолетних. Согласно этому правилу предусмотрены две важнейшие цели отправления правосудия в отношении несовершеннолетних. Первой целью является содействие благополучию несовершеннолетнего. Это - главная цель тех правовых систем, в которых делами несовершеннолетних правонарушителей занимаются суды по семейным делам или административные власти, но в то же время благополучию несовершеннолетнего должно уделяться особое внимание и в тех правовых системах, которые придерживаются модели уголовного преследования, что поможет избежать чисто карательных санкций.

Второй целью является соблюдение "принципа соразмерности". Этот принцип широко известен как средство ограничения использования карательных санкций, выражающихся в основном в использовании принципа воздаяния по заслугам в соответствии с тяжестью правонарушения. Реакция на действия молодых правонарушителей должна основываться на учете не только тяжести правонарушения, но и особенностей личности. Индивидуальные особенности правонарушителя

(например, социальный статус, положение в семье, ущерб, нанесенный правонарушителем, и прочие факторы, связанные с личностью правонарушителя) должны оказывать влияние на соразмерность ответных действий (например, принятие во внимание желания правонарушителя компенсировать ущерб, нанесенный жертве, или ее или его желание вести полноценную и полезную жизнь).

Аналогично, ответные действия, направленные на обеспечение благополучия молодого правонарушителя, могут выходить за рамки необходимого и тем самым наносить ущерб основным правам конкретного молодого человека, как это наблюдается в некоторых системах правосудия в отношении несовершеннолетних. В этом случае следует также обеспечить соразмерность ответных действий с учетом особенностей обстоятельств правонарушения и личности правонарушителя, а также жертвы.

По сути, в правиле 5 предусматриваются всего лишь справедливые ответные действия на любое конкретное правонарушение или преступление, совершаемое несовершеннолетним. Многообразие аспектов, которые сочетает в себе это правило, может способствовать применению двух подходов: новые и новаторские виды ответных действий столь же желательны, как и меры предосторожности в отношении любого неоправданного расширения сети официального социального контроля над несовершеннолетними.

Согласно статье 76 Конституции Республики Казахстан, судебная власть осуществляется от имени Республики Казахстан и имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики.

Закон РК «О суде и статусе судей» устанавливает, что судебная власть осуществляется от имени Республики Казахстан и имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров республики.

В правилах 6.1, 6.2 и 6.3 охватывается несколько важных аспектов эффективного, справедливого и гуманного отправления правосудия в отношении несовершеннолетних: необходимость разрешить применение дискреционных полномочий на всех основных уровнях отправления правосудия, с тем, чтобы принимающие решения лица могли действовать в зависимости от каждого конкретного случая; и необходимость предусмотреть меры контроля и противодействия для предотвращения случаев неправильного использования дискреционных полномочий и для защиты прав молодого правонарушителя. Подотчетность и профессионализм являются наиболее важными средствами ограничения широкого использования дискреционных полномочий.

Таким образом, в данном случае подчеркивается значение профессиональных навыков и подготовки как ценных средств обеспечения благоразумного использования дискреционных полномочий в делах несовершеннолетних правонарушителей. В этом контексте подчеркивается значение разработки конкретных руководящих принципов использования дискреционных полномочий и обеспечения систем пересмотра дел, апелляций и т.п., с тем, чтобы обеспечить проверку решений и подотчетность. Подобные механизмы конкретно не оговариваются ввиду определенных трудностей, связанных с их включением в международные Минимальные стандартные правила, в которых невозможно учесть все различия в системах правосудия.

Раздел седьмой Минимальных стандартов отправления правосудия в отношении несовершеннолетних определены основные права несовершеннолетних в судопроизводстве. А именно определяется, что основные процессуальные гарантии, такие, как презумпция невиновности, право быть поставленным в известность о предъявленном обвинении, право на отказ давать показания, право иметь адвоката, право на присутствие родителей или опекуна, право на очную ставку со свидетелями и их перекрестный допрос и право на апелляцию в вышестоящую инстанцию должны быть гарантированы на всех этапах судебного разбирательства.

То есть в правиле 7.1 подчеркиваются некоторые важные аспекты, которые являются существенными элементами справедливого и беспристрастного суда и признаны на международном уровне в существующих документах о правах человека. Положение о презумпции невиновности, например, содержится также в статье 11 Всеобщей декларации прав человека и в статье 14.2 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Все обозначенные процессуальные гарантии предусмотрены казахстанским законодательством. Так, статья 19 уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан устанавливает: 1) каждый считается невиновным пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда; 2)никто не обязан доказывать свою невиновность; 3)неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу. В пользу обвиняемого должны разрешаться и сомнения, возникающие при применении уголовного и уголовно-процессуального законов. 4) обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и должен быть подтвержден достаточной совокупностью достоверных доказательств. Данные положения обеспечивают принцип презумпции невиновности в уголовном процессе.

Кодекс об административных правонарушениях устанавливает, что физическое лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа (должностного лица), рассмотревшего в пределах своих полномочий дело. Кроме того, никто не обязан доказывать свою невиновность. А также, любые сомнения в виновности толкуются в пользу лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении. В его же пользу должны разрешаться и сомнения, возникающие при применении законодательства об административных правонарушениях. Обозначенными положениями обеспечивается принцип презумпции невиновности в административном процессе.

В правиле 8 подчеркивается важность обеспечения права несовершеннолетнего на конфиденциальность. Молодежь особенно болезненно реагирует на нанесение ущерба репутации. Результаты криминологических исследований по вопросу о нанесении ущерба репутации свидетельствуют об отрицательных последствиях (различного рода), связанных с постоянным применением по отношению к молодым лицам таких определений, как "правонарушитель" или "преступник".

В правиле 8 подчеркивается важность обеспечения права несовершеннолетнего от негативных последствий опубликования в средствах массовой информации сообщений об их делах (например, имена подозреваемых или осужденных молодых правонарушителей). Интересы личности следует защищать и гарантировать, по крайней мере, в принципе.

Пункт 8.2 Пекинских правил содержит рекомендацию, согласно которой "В принципе не должна публиковаться никакая информация, которая может привести к указанию на личность несовершеннолетнего правонарушителя". Казахстанское законодательство никаких ограничений на сей счет не содержит; в ходе предварительного следствия распространение такой информации органами уголовного преследования и даже посторонними лицами зависит от усмотрения следователя или прокурора.

Часть вторая Минимальных стандартов отправления правосудия в отношении несовершеннолетних определяют правила расследования и судебного разбирательства.

В соответствии с пунктом 10.1 при задержании несовершеннолетнего родители или опекун немедленно ставятся в известность о таком задержании, а в случае невозможности такого немедленного уведомления, родители или опекун ставятся в известность позднее в кратчайшие возможные сроки.

Статья 491 уголовно - процессуального кодекса Республики Казахстан также определяет, к несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым могут быть применены меры пресечения, предусмотренные статьей 140 УПК РК, но о задержании, аресте или продлении срока содержания под стражей немедленно ставятся в известность родители несовершеннолетнего или другие его законные представители, а при их отсутствии - близкие родственники.

Пункт 10.2 говорит о том, что судья или другое компетентное должностное лицо или орган незамедлительно рассматривают вопрос об освобождении. Под компетентным должностным лицом понимается любое лицо или учреждение в самом широком смысле этого понятия, включая органы общины или полицейские власти, имеющие полномочия на освобождение арестованного лица.

Уголовно-процессуальное законодательство четко устанавливает основания для задержания или ареста, в качестве меры пресечения в отношении несовершеннолетнего.

Согласно статье 132, основания для задержания могут быть следующие:

1) когда подозреваемое лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда очевидцы, в том числе потерпевшие, прямо укажут на данное лицо как на совершившее преступление либо самостоятельно произведут задержание подозреваемого лица;

3) когда на подозреваемом лице или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления;

4) когда в полученных в соответствии с законом материалах оперативно-розыскной деятельности в отношении подозреваемого лица имеются достоверные данные о совершенном или готовящемся им тяжком или особо тяжком преступлении.

Здесь надо отметить, что различий в основаниях задержания для взрослых подозреваемых и несовершеннолетних Уголовно-процессуальный кодекс не содержит.

По общему правилу арест в качестве меры пресечения применяется только с санкции суда и лишь в отношении обвиняемого, подозреваемого в совершении умышленных преступлений, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, и в совершении неосторожных преступлений, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет.

В то же время, согласно ст. 491 УПК РК, арест в качестве меры пресечения, а также задержание могут применяться к несовершеннолетнему при наличии оснований, указанных в статьях 132, 150 УПК РК, лишь в исключительных случаях при совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Но, к сожалению, национальное законодательство не содержит требований о незамедлительном рассмотрении вопроса об освобождении несовершеннолетнего, если для его задержания или ареста имелись все основания.

Пункт 10.3 Пекинских правил касается некоторых основных аспектов процедуры и поведения полицейских и других должностных лиц по обеспечению правопорядка в уголовных делах несовершеннолетних. Выражение "избегать причинения ущерба", по общему признанию, является весьма гибкой формулировкой и охватывает многие стороны возможных действий (например, грубые формы словесного обращения, физическое насилие, осуждение окружающих). Уже само участие в процессах правосудия в отношении несовершеннолетних может "причинять ущерб" несовершеннолетним, поэтому термин "избегать причинения ущерба" следует толковать широко, как причинение, прежде всего, наименьшего ущерба несовершеннолетним, а также любого дополнительного или излишнего ущерба. Это особенно важно при первоначальном контакте с органами по обеспечению правопорядка, который может оказать весьма значительное влияние на отношение несовершеннолетнего к государству и обществу.

Кроме того, успех дальнейшего вмешательства во многом зависит от подобных первоначальных контактов. При этом весьма важное значение имеет сострадание и мягкий, но требовательный подход.

Данное требование Пекинских правил носит нравственный характер, оформить это требование законодательно пока не представляется возможным, так как уголовное судопроизводство само по себе уже наносит определенный ущерб личности несовершеннолетнего, даже если с ним обращаются в соответствии с законом. Но закон, к сожалению, не регламентирует требование, скажем, быть вежливыми с несовершеннолетними подозреваемыми, обвиняемыми. И если представитель следствия обращается с несовершеннолетним сухо, не проявляя к нему ни сострадания, ни теплого отношения, ни даже, повторимся, элементарной вежливости, тем самым он не нарушает закон, но совершенно определенным образом наносит ущерб личности несовершеннолетнего, так как противопоставляет его тем, кто правонарушителями не является. Хотя наше законодательство и на конституционном уровне, и уровне законов и подзаконных актов красной нитью проводит принцип соблюдения чести и достоинства человека.

Пункт 11 Пекинских правил регулирует прекращение дела и определяет, что при рассмотрении дел несовершеннолетних правонарушителей следует по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентным органом власти.

Прекращение дела, в том числе изъятие его из ведения уголовного правосудия и часто передача вспомогательным службам общины, обычно практикуется на официальной и неофициальной основе во многих правовых системах. Эта практика позволяет ограничить негативные последствия процедуры отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (например, клеймо судимости и приговора). Во многих случаях наилучшие результаты дает невмешательство со стороны компетентных органов власти. Таким образом, прекращение дела в самом начале без передачи его альтернативным (социальным) службам может дать оптимальный результат. Это особенно касается дел, не связанных с серьезным нарушением, и когда семья, школа или другие институты, осуществляющие неофициальный социальный контроль, уже приняли или намерены принять надлежащие конструктивные меры воздействия.

Полиция, прокуратура или другие органы, ведущие дела несовершеннолетних, должны быть уполномочены принимать решения по таким делам, по своему усмотрению, без проведения официального слушания дела, согласно критериям, установленным для этой цели в соответствующей правовой системе, а также согласно принципам, содержащимся в Минимальных стандартах отправления правосудия в отношении несовершеннолетних.

В пункте 11.3 подчеркивается важное значение обязательного согласия несовершеннолетнего нарушителя (или его родителей, или опекуна) на рекомендованную форму прекращения дела. (Без такого согласия прекращение дела с передачей его службам общины противоречило бы Конвенции об упразднении принудительного труда). Однако такое согласие не должно восприниматься как нечто неоспоримое, поскольку оно может иногда быть дано несовершеннолетним в состоянии отчаяния. В правиле подчеркивается, что следует свести к минимуму возможность принуждения и запугивания на всех уровнях процесса прекращения дела.

Несовершеннолетние не должны чувствовать, что на них оказывается давление (например, чтобы избежать судебного процесса), или подвергаться давлению с целью получения согласия на ту или иную форму прекращения дела. Поэтому предлагается разработать положение об объективной оценке уместности вынесения решений, касающихся молодых правонарушителей, "компетентным органом власти на основании заявления".

В пункте 11.4 рекомендуется положение, содержащее эффективные альтернативы отправлению правосудия в отношении несовершеннолетних в форме прекращения дела с передачей его в общину. Особенно рекомендуются программы, в которых предусматривается урегулирование посредством реституции потерпевшему и принятия мер с целью исключения в будущем нарушений закона посредством осуществления временного надзора и руководства. С учетом конкретных обстоятельств прекращение дела было бы уместным даже в случае совершения более серьезных правонарушений (например, первое правонарушение, деяние, совершенное под давлением приятелей и т.д.).

Казахстанское законодательство не содержит ничего подобного тому, что определено в пункте 11 Пекинских правил. В Казахстане отсутствуют специальные программы поддержки примирения несовершеннолетнего обидчика и жертвы, организации общественного надзора за освобожденным от наказания несовершеннолетним, необходимость принятия которых вытекает из пункта 11.4 Пекинских правил. То есть данный пункт правил целиком направлен на действие восстановительного правосудия, какового в национальной системе законодательства попросту нет, за исключением дел частного обвинения, где возможность примирения предусмотрена не только в отношении несовершеннолетних. Но вместе с тем не определена сама процедура примирения, хотя именно для категории несовершеннолетних специальная процедура примирения могла бы нести большое воспитательное воздействие.

Пункт 12 Минимальных стандартов отправления правосудия в отношении несовершеннолетних определяет, что для выполнения своих функций наилучшим образом служащие полиции, которые часто или исключительно занимаются несовершеннолетними или которые главным образом занимаются предупреждением преступности несовершеннолетних, должны пройти специальный инструктаж и подготовку. Для этой цели в крупных городах должны быть созданы специальные подразделения полиции. То есть, в данном случае обращается внимание на необходимость специальной подготовки всех должностных лиц по обеспечению правопорядка, участвующих в отправлении правосудия в отношении несовершеннолетних. Поскольку полиция является для несовершеннолетних первым контактом с системой правосудия, крайне важно, чтобы она действовала квалифицированно и должным образом.

Хотя связь между урбанизацией и преступностью, несомненно, является сложной, рост преступности несовершеннолетних связывается с ростом крупных городов, в частности, с их быстрым и непланируемым ростом. Поэтому специализированные подразделения полиции являются необходимыми не только для обеспечения соблюдения конкретных принципов, но в более общем плане для обеспечения эффективного предупреждения преступности несовершеннолетних и борьбы с ней, а также улучшения обращения с несовершеннолетними правонарушителями.

В структуре органов внутренних дел Казахстана предусмотрены управления, отделы по делам несовершеннолетних, на участках работают участковые инспекторы по делам не совершеннолетних.

Основные их задачи заключаются в следующем:

1) предупреждение правонарушений; безнадзорности, беспризорности и антиобщественных действий среди несовершеннолетних, выявление и устранение причин и условий, им способствующих;

2) обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних;

3) социальная реабилитация несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации;

4) формирование законопослушного поведения несовершеннолетних;

5) выявление и пресечение фактов вовлечения несовершеннолетних в совершение правонарушений или антиобщественных действий;

6) взаимодействие с государственными органами, общественными объединениями и организациями по предупреждению правонарушений, безнадзорности и беспризорности среди несовершеннолетних.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2010


 © 2017 - Вестник КАСУ