Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2010

Автор: Кочнев Денис Витальевич

Современный период характеризуется экономическим сближением и взаимодействием стран на региональном уровне. В связи с этим, ряд факторов, прежде всего, общее историческое прошлое, культурные традиции, обычаи, религия и др. подталкивают страны Центральной Азии к региональной интеграции. Однако вместе с этими факторами существует и ряд проблем, препятствующих интеграции.

В связи с этим, актуальным представляется изучение интеграционных процессов в центрально-азиатском регионе, включая анализ позиций каждой из стран Центральной Азии. Ведь от способности принять единое мнение, от выработки единых механизмов зависит положительный исход в стремлении центрально-азиатских государств интегрироваться.

Одним из наиболее важных направлений внешней политики Республики Казахстан на постсоветском пространстве является укрепление и развитие тесных и конструктивных отношений со своими соседями по Центральной Азии: Кыргызстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном.

Ряд казахстанских ученых считает, что между странами Центральной Азии существует экономическая взаимозависимость. Так доктор философских наук Телебаев Г.Т. в своей работе “Центрально-азиатская интеграция: объективные и субъективные параметры” [1] говорит о том, что советское прошлое обусловило экономическую взаимозависимость, взаимодополняемость и кооперацию стран региона.

На наш взгляд, экономическая интеграция есть отказ в определенной степени от экономического суверенитета. Но готовы ли государства Центральной Азии отказаться хотя бы от малой части своего обретенного суверенитета?

Андрей Чеботарев и Ильяс Карсаков в своей совместной работе “Особенности внешнеполитического курса Казахстана в Центральной Азии” [2] говорят о том, что на уровне двустороннего сотрудничества с другими центрально-азиатскими странами Казахстан сумел выстроить относительно стабильную и дающую серьезные результаты систему взаимоотношений. Что касается экономических отношений Казахстана и Кыргызстана, то Казахстан занимает первое место среди 49 стран по объему инвестиций в экономику Кыргызстана. Только по итогам 2007 года, объем казахстанских инвестиций сюда составил 177,9 млн. долларов США. По объему товарооборота с Кыргызстаном Казахстан занимает вторую позицию[1]. Также отмечалось увеличение товарооборота между двумя этими странами.

Между Казахстаном и Узбекистаном товарооборот в 2007 году достиг более 1, 4 млрд. долларов. Вместе с тем, торгово-экономические отношения авторы называют недостаточными. Это обосновывается тем, что 90% объема взаимной торговли составляют всего лишь 4 вида продукции: энергоресурсы, стройматериалы, продукты металлургии и сельского хозяйства. Также случаи безосновательного закрытия границ с Ташкентом вносят негативные моменты. Говоря об экономическом сотрудничестве Казахстана с Таджикистаном, следует отметить, что для Казахстанских инвесторов здесь наибольший интерес представляет банковская сфера, гидроэнергетика, горнорудная промышленность и строительство. В частности, в Душанбе действует представительство одного из крупнейших казахстанских банков “БТА”. Двусторонний товарооборот между этими странами составляет 303, 5 млн. долларов. В 2007 году стороны договорились о создании казахстанско-таджикского инвестиционного фонда.

В отличие от трех рассмотренных выше государств, отношения между Казахстаном и Туркменистаном исследователи склонны характеризовать как вялотекущие. Подобное обстоятельство обосновывается дистанцированием Туркменистана от интеграционных процессов в Центральной Азии (из-за нейтрального статуса). Хотя, как негативный момент кахахстанско - туркменских отношений, ученые представляют определение границ национальных секторов на Каспийском море. Однако, несмотря на достаточно успешный опыт в двустороннем сотрудничестве, в интеграции наблюдается заметное отставание.

Рахматуллина Г.Г. В своей работе “Транзитный потенциал Центральной Азии: проблемы и перспективы развития” [3], оценивая современную ситуацию в Центральной Азии, выделяет ряд основных проблемных моментов. Одной из основных проблем в развитии регионального сотрудничества государств Центральной Азии, по мнению исследовательницы, являются различия в их внешней политике и международных ориентирах, разное понимание странами ЦАС приоритетов политического и экономического взаимодействия с ближайшими соседними государствами и крупными державами. Другой основной причиной, сдерживающей развитие торгово-экономических отношений государств Центрально-Азиатского региона, считает ученая, являются различия в темпах реализации рыночных преобразований экономик этих стран, уровне государственного регулирования производственно-хозяйственной и финансовой сферы. В силу этого ограничивается взаимный доступ промышленного, торгового, финансового и страхового капитала на рынки стран-партнеров, снижается эффективность экономических связей, внедрения более глубоких форм и механизмов интеграции.

Таким образом, казахстанские ученые сходятся во мнении, что государства Центральной Азии все еще находятся на разном уровне экономического развития. Казахстан значительно обогнал остальные страны региона по темпам развития и экономическим реформам, однако даже экономика Казахстана, развивающаяся намного динамичней и обеспечившая региональное лидерство Республики, сохраняет сырьевой характер. И если на основе двусторонних отношений государств региона мы можем наблюдать определенные успехи, то об интеграции говорить еще слишком рано.

Немаловажное влияние на процесс интеграции стран Центральной Азии оказывают и политические факторы. Влиянию политических факторов на развитие интеграционных процессов в Центрально-Азиатском регионе уделяется достаточно большое внимание в работах как казахстанских исследователей, так и ученых стран Центральной Азии.

С. Кушкумбаев в своей работе “Сначала - экономика, политика - потом” [4] рассуждает о том, что за годы независимости некоторые постсоветские государства добились определенных успехов, не только в экономической, но и в социально-политической сфере. Однако практически во всех странах СНГ посттоталитарный транзит принял затяжной характер. Во многом это было связано с рядом обстоятельств. Прежде всего, утверждает исследователь, элиты этих стран в первые годы после обретения независимости были вынуждены направить основные усилия на выстраивание институтов государственности и новой системы госуправления. В таких условиях невозможно форсировать демократические реформы. В результате трансформации государственно - политического устройства стран СНГ в большинстве из них установилась президентская форма правления, сочетающаяся с сильной исполнительной властью, как правило, доминирующей над представительной. Тем не менее, говорит ученый, относительно реформирования политических институтов в Казахстане следует отметить, что быстрые темпы развития экономики и стабилизация социально-экономического положения населения стали основой для позитивного движения. За годы независимости созданы институты государственности, обеспечивающие защиту суверенитета страны. По характеру политических реформ, исследователь выделяет Кыргызстан. С. Кушкумбаев говорит, что в Казахстане на данный момент уже осуществлены важнейшие экономические реформы, страна приступила к новому этапу политических преобразований, и уже можно наблюдать позитивные результаты этих трансформаций. В таких государствах, как Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан значительная часть населения по-прежнему остается неинтегрированной в новые экономические и социально-политические условия.

М.С. Ашимбаев в работе “Политический транзит: от глобального к национальному измерению” [5] отмечает, что логика трансформации современных режимов отличается от логики трансформации “классических” посттоталитарных и поставторитарных стран. И в целом, говорит ученый, такой режим имеет собственные закономерности развития, отличающиеся как от демократических, так и от авторитарных режимов. В условиях подобных режимов модели перехода, характерные для “классических” поставторитарных стран, становятся не совсем адекватными и оторванными от реальности. В целом, если брать постсоветские страны, рассуждает исследователь, то сегодня во всех из них, исключая, конечно, явно авторитарные режимы, сформировались политические системы, где причудливым образом переплетаются авторитарные и демократические элементы. И это состояние, считает ученый, будет продолжаться еще очень длительное время.

Е.Т. Сейлеханов в своей работе “Политическая система Республики Казахстан: опыт развития и перспективы” [6], рассуждая о затянувшемся демократическом транзите в центрально-азиатских государствах, говорит, что в постсоветских республиках правящую элиту образовывала все та же старая партноменклатура, отказавшаяся от коммунистической идеологии, но сохранившая весь набор управленческих подходов с упором на административный ресурс. Демократическая элита как консолидированная сила, говорит ученый, на тот период времени еще не успела сложиться, а потом оказалась не в состоянии организовать и возглавить процесс реальных демократических преобразований.

Закржевская О.Г. в своей работе “Интеграция Центральной Азии: ожидания, реалии, тенденции” [7] утверждает, что страны региона все еще находятся в состоянии политического транзита. Демократические политические системы остаются ориентиром, а не политической реальностью. К тому же, исследовательница придерживается мнения, что не все государства Центральной Азии этим ориентирам следуют. Факт незавершенности демократического транзита, утверждает автор, является препятствием для интеграции столь же значительным, как и разновекторность развития и разноуровневость экономических систем. В рамках недемократических (и не-до-демократизированных) режимов интеграция невозможна [7].

Узбекский ученый Габдулхаков Н. Ф. в своей работе “Центральная Азия + демократия = ? : Уравнение с тремя неизвестными” [8] рассуждает о том, что в настоящее время в Центральной Азии остро и наиболее актуально стоит проблема построения демократии. Такие мнения зачастую выражаются в прямых требованиях о совершении либо воздержании от совершения тех или иных политических действий, систематически направляемых непосредственно руководству республик региона. Естественно, говорит ученый, всего за 14 лет независимости ни одно правительство Центрально-Азиатских республик не изловчилось в проводимых демократических реформах настолько, чтобы сегодня удовлетворить все, что ни на есть демократические чаяния Запада. Существующие сегодня в регионе республики ранее просто отсутствовали на мировой карте как самостоятельные государства и не являлись полноправными субъектами международных правоотношений в полном понимании этого слова. До колонизации во второй половине ХIХ века царской Россией, на территории Центральной Азии существовали феодальные государства, управляемые абсолютной монархией. Исследователь утверждает, что принадлежность к Советскому Союзу исключала какие-либо мало-мальски самостоятельные действия республик по решению вопросов своего внутреннего устройства и, тем более, направленных на принятие и проведение любого рода демократических реформ, беспрецедентных для всей страны.

В заключение можно сделать вывод, что ряд ученых сходится во мнении, что государства Центральной Азии все еще находятся на разном уровне экономического развития. Кроме того, все страны региона находятся в состоянии демократического транзита, которое осложняет проведение демократических реформ. Казахстан значительно обогнал остальные страны региона по темпам развития и экономическим реформам, однако даже экономика Казахстана, развивающаяся намного динамичней и обеспечившая региональное лидерство Республики, сохраняет сырьевой характер. Кыргызстан и Таджикистан демонстрируют неспособность развития без внешнего вмешательства. Модернизация экономики Узбекистана протекает крайне медленно. Туркменистан не спешит отказываться от своей политики позитивного нейтралитета. И если на основе двусторонних отношений государств региона мы можем наблюдать определенные успехи, то о региональной интеграции говорить нет оснований.

ЛИТЕРАТУРА

1. Телебаев Г.Т. Центральноазиатская интеграция: объективные и субъективные параметры // Analitic. – 2002. - №6.

2. Центральная Азия: внешний взгляд. Международная политика с центральноазиатской точки зрения. - Бишкек: «Принтхаус», 2008. - 615 с.

3. Рахматуллина Г.Г. Транзитный потенциал Центральной Азии: проблемы и перспективы развития // Сборник материалов международной конференции «Перспективы Центральной Азии как транзитного моста между Европой и Китаем», -2005.

4. Кушкумбаев С. Сначала - экономика, политика - потом // Казахстанская правда. - 2007. - № 1.

5. Ашимбаев М.С. Политический транзит от глобального к национальному измерению. - Астана: «Ел орда», 2002. - 304 с.

6. Сейлеханов Е.Т. Политическая система республики Казахстан: Опыт развития и перспективы: Монография. – Алматы: КИСИ при Президенте РК. - 2009. - 296 с.

7. Закржевская О.Г. Интеграция Центральной Азии: ожидания, реалии, тенденции. // Сборник материалов круглого стола Послание Президента РК Н.А. Назарбаева Новый Казахстан в новом мире стратегия очередного этапа развития страны. - Алматы: КИСИ при Президенте РК. – 2007.

8. Габдулхаков Н. Ф. Центральная Азия + демократия = ? : Уравнение с тремя неизвестными // http://www.law.edu.ru/



[1] Данные на начало 2010 года. – Прим. ред.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2010


 © 2018 - Вестник КАСУ