Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2010

Автор: Жунусова Айнагуль Куановна

Понятия «гендерлект», «мужская и женская речь», встречающиеся в настоящее время в отечественной лингвистике, берут свои корни из понятия «гендер». Понятие «гендер» проникло во все гуманитарные науки - философию, социологию, психологию, историю, языкознание, литературоведение и др. - оно постоянно изменяется и обогащается. Это объясняется, во-первых, тем, что само понятие возникло сравнительно недавно; во-вторых, его сложностью. Поэтому рассмотрим объем понятия подробнее.

Термин «гендер» использовался для обозначения культурных характеристик мужчин и женщин, в отличие от пола, т.е. совокупности биологических характеристик, генетических, физиологических и репродуктивных. При помощи понятия «гендер» было проведено структурное отделение естественного (природного) от приобретенного (культурного) в человеке.

«Гендер» - одно из центральных и фундаментальных понятий, которое является предметом специального и углубленного осмысления.

В 1958 психоаналитик университета Калифорнии (Лос-Анжелес, США) Роберт Столлер ввел в науку термин «гендер», под которым понимал социальные проявления принадлежности к полу, или «социальный пол». В 1963, выступая на конгрессе психоаналитиков в Стокгольме, он говорил о понятии социополового (то есть гендерного) самоосознания. Его концепция строилась на разделении «биологического» и «культурного». Изучение пола (англ. - sex) Р. Столлер считал задачами биологии и физиологии, а анализ гендера (англ. - gender) - рассматривал как предметную область исследований психологов, социологов, культурологов. «Предложение Р. Столлера о разведении биологической и культурной составляющих в изучении вопросов, связанных с полом, и дало толчок формированию особого направления в современном гуманитарном знании - гендерным исследованиям».

Мужская и женская речь - условное название лексических привилегий и некоторых других отличительных черт употребления языка, в зависимости от пола говорящего. Половое различие речи стало распространяться с 17-го века, когда были открыты новые туземные племена, у которых встречались довольно значительные различия в речи, в зависимости от пола говорящего. Прежде всего, это касалось женщин, т.к. их речевое поведение регламентировалось более, чем мужское, поэтому прежде в научном описании обсуждались так называемые "женские языки". Наиболее часто различия выражены в лексике, но могут распространяться и на другие явления. Различаются наборы модально-экспрессивных частиц, формы вежливости и т.п. В европейских языках также отмечаются некоторые различия в употреблении языка, однако они не носят глобального характера, а проявляются в виде тенденций.

Первоначально речевые различия истолковывались природой женщин и мужчин, т.е. рассматривались постоянными факторами. В 60-е годы ХХ века с развитием социолингвистики был определен вероятностный характер различий.

В период активной феминистской критики языка (70-е - начало 80-х гг. ХХ века) лингвисты настаивали на существовании интенционализма, т.е. осознанного поддержания мужчинами своего превосходства посредством речевого поведения - длины речевых отрезков, частоты перебиваний, говорения одновременно с собеседником, контроля за тематикой общения и т.д.

Приведем пример из произведения «Angels & Demons». Dan Brown.

"I must see you immediately."

"Who is this?"

"My name is Maximilian Kohler. I’m a discrete particle physicist."

"A what?" Langdon could barely focus. "Are you sure you’ve got the right Langdon?"

"You’re a professor of religious iconology at Harvard University. You’ve written three books on symbology and–"

"Do you know what time it is?"

"I apologize. I have something you need to see. I can’t discuss it on the phone."

Now Langdon was getting mad. "I’m sorry, but I really–"

"If you leave immediately, you can be here by–"

"I’m not going anywhere! It’s five o’clock in the morning!" Langdon hung up and collapsed back in bed. He closed his eyes and tried to fall back asleep. It was no use. The dream was emblazoned in his mind. Reluctantly, he put on his robe and went downstairs.

- Я должен немедленно с вами встретиться.

- Кто говорит?

- Максимилиан Колер - физик, изучающий элементарные частицы.

- Кто? - изумился Лэнгдон. - А вы уверены, что вам нужен именно я?

- Уверен. Вы профессор Гарвардского университета, специализируетесь в области религиозной символики. Написали три книги и...

- А вы знаете, который час? - возмущенно перебил его Лэнгдон.

- Прошу меня извинить. Мне необходимо вам кое-что показать. По телефону объяснить не могу.

Лэнгдон недоуменно сдвинул брови. Он был абсолютно уверен, что на этом сайте не указан номер его домашнего телефона. Его собеседник явно лжет.

- Мне необходимо вас видеть, - настаивал тот. - Я вам хорошо заплачу.

Вот теперь Лэнгдон разозлился по-настоящему.

- Простите, однако я действительно...

- Если не станете тратить время на пререкания, то сможете быть у меня к...

- И с места не тронусь! Пять часов утра! - Лэнгдон бросил трубку и, рухнув в постель, закрыл глаза и попытался заснуть.

Анализируя мужскую речь, мы видим в данном примере ярко выраженные: длину речевых отрезков, частоты перебиваний и говорение одновременно с собеседником.

Высокая значимость социальных структур (школы, церкви, армии и т.д.), принимающих на себя поддержание мужского превосходства и освобождающих индивида от необходимости постоянно воспроизводить его во всех ситуациях не учитывалась. Наряду с интенционализмом, на этом этапе исследований фактору пола придавалась чрезмерная значимость. Уэст и Зиммерман утверждают, что конструирование индивидом своей гендерной идентичности (doing gender) перманентный процесс, пронизывающий все действия индивидов.

Гендерная идентичность - базовая структура социальной идентичности, которая характеризует человека (индивида) с точки зрения его принадлежности к мужской или женской группе, при этом наиболее значимо, как сам человек себя категоризирует.

Гендерная идентичность является более широким понятием, чем полоролевая идентичность, поскольку гендер включает в себя не только ролевой аспект, но и, например, образ человека в целом (от прически до особенностей туалета). Также понятие гендерная идентичность несинонимично понятию сексуальная идентичность. Сексуальная идентичность может быть описана с точки зрения особенностей самовосприятия и самопредставления человека в контексте его сексуального поведения в структуре гендерной идентичности.

Дальнейшее изучение общения показало, что весьма распространены ситуации и контексты, в которых пол не играет существенной роли, поэтому необходимо учитывать фактор "гендерной нейтральности" (Hirschauer), так как нет оснований придавать гендеру больше значимости, чем фактору возраста, этнической и социальной принадлежности, уровню образования, профессии и т.д.

Наряду с термином doing gender, для анализа речевого поведения в настоящее время предложен также термин undoing gender для ситуаций, где пол коммуникантов не значим. Современные исследования показывают, что названные параметры в большинстве случаев взаимодействуют, поэтому определить, где заканчивается влияние одного и начинается воздействие другого, весьма затруднительно. В этот период преобладали также количественные методы исследования, наиболее популярными из которых являлись подсчет длительности речевых отрезков, частота перебиваний собеседника и смен тем диалога. Однако в отрыве от контекста и ситуации общения эти характеристики не могут считаться показательными и приобретают значимость лишь во взаимодействии с иными феноменами, зависящими от культурных традиций данного общества.

В настоящее время вопрос состоит не в том, как говорят мужчины или женщины, а в том, каким образом, при помощи каких речевых средств, тактик и стратегий они создают определенные контексты. Далее необходимо исследовать параметры этих контекстов и их влияние на успешность коммуникации.

В конце 80-х - начале 90-х годов возникла гипотеза "гендерных субкультур", восходящая к работе Гамперца (Gumperz) по исследованию межкультурной коммуникации, а также к более ранним работам по этнологии, этнографии, истории культуры (Borneman, Mead). В трудах Мальца и Боркер (Maltz, Borker) и Таннен (Tannen) принцип межкультурной коммуникации распространен на гендерные отношения.

В этом явлении в центре внимания заключались процессы социализации. Социализация индивида рассматривалась как присвоение им определенной субкультуры, которой свойственны особые речевые практики, разные в мужской и женской среде. В детском и подростковом возрасте люди вращаются преимущественно в однополых группах, образуя субкультуры и усваивая свойственный им речевой этикет, что, на взгляд сторонников гипотезы, во взрослом возрасте ведет к непониманию и речевым конфликтам, которые приравниваются к межкультурным.

Гипотеза гендерных субкультур обусловила появление понятия гендерлект - постоянного набора признаков мужской и женской речи. Однако работы последних лет все четче показывают, что говорить о гендерлекте неправомерно. Роль субкультурного фактора в этом случае сильно преувеличена. Различия в мужской и женской речи не столь значительны, не проявляют себя в любом речевом акте и не свидетельствуют, что пол является определяющим фактором коммуникации, как это предполагалось на начальном этапе развития феминистской лингвистики. Установлено также, что один и тот же человек в разных коммуникативных ситуациях обнаруживает и различное речевое поведение, что получило название переключение кода. Изучение коммуникации лиц одного пола, но разного социального и профессионального статуса также обнаружило ряд различий. Так, речевое поведение любого лица дома и на работе, в знакомой и новой обстановке различно. Вместе с тем, сегодня наука не отрицает существования некоторых стилевых особенностей, свойственных преимущественно мужчинам или преимущественно женщинам в рамках четко очерченной ситуации общения. При этом считается, что они возникают под влиянием как социокультурных (например, употребление женщинами ругательств осуждается больше, чем мужская брань), так и биологических и гормональных факторов.

Выход гендерных исследований за рамки влиятельных европейских языков и развитие лингвокультурологии позволили получить данные, свидетельствующие также о культурной обусловленности мужской и женской речи. Наиболее перспективным и обоснованным направлением изучения мужской и женской речи в настоящее время считается изучение стратегий и тактик речевого поведения мужчин и женщин в различных коммуникативных ситуациях с обязательным учетом культурной традиции данного общества. Широко распространена также точка зрения, что женщины употребляют больше уменьшительных суффиксов и вежливых форм, чаще называют партнера по коммуникации по имени и в целом используют больше контактоустанавливающих речевых действий, а речь мужчин отличается грубостью и употреблением брани.

Приведем примеры из произведения Д. Голсуорси «Сага о Форсайтах»:

“We don’t think you ought to let him, dear!” they had said.

“Как ты позволяешь ему такие выходки, милочка!

“Well, my dear,” she said “and so you’re going for a whole month”

“Значит, ты уезжаешь на целый месяц, дорогая!”

June answered in her imperious brisk way, like the little embodiment of will she was.

Oh! What does it matter? Phil never knows what he’s got on”.

Oh no; he is getting into the swim now”

Джун не замедлила ответить тем властным тоном, каким говорило это крохотное существо – воплощение воли.

- Ну и что ж такого? Филу совершенно безразлично, что носить?

“Irene is my greatest chum,” she said, “Please, be good friends, you two!”

- Ирэн – мой самый большой друг – сказала она, - извольте и вы подружиться!

“You’ve no business to say such a thing!” she exclaimed.

- Ты не имеешь права так говорить! – воскликнула она.

June was instantly compunctious; she ran to her aunt and kissed her.

“I’m very sorry, Auntie, but I wish they’d let Irene alone.

Джун сразу же почувствовала угрызения совести, подбежала к тетке и расцеловала ее.

- Простите меня, тетечка, только оставьте вы Ирэн в покое.

Hang the cost, man. Look at the view!”

- Плюньте на цену. Полюбуйтесь, какой вид!

“I don’t believe a word of it,” he said “it’s some old woman’s tale. Get me a cab, Jo, I’m tired to death!”

Старый Джолион вдруг остановился.

-Я не верю ни одному слову в этой истории, - сказал он, - сплетни старых баб! Позови мне кэб, Джо, я смертельно устал!

Swithin awoke; virtue had gone out of him. He had a taste in his mouth. Where was he?

Damme! He had been asleep!

Суизин проснулся, чувствуя себя совершенно разбитым. Во неприятный вкус. Где это он?

Ах, черт! Заснул!

Along the rails a man was walking so fast that people stared after him when he passed.

“Look at that ass!” said Soames; “he must be mad to walk like that in this heat!”

He turned; Irene had made a rapid movement.

“Hallo!” he said; “it’s our friend the Buccaneer!”

- Посмотри на этого болвана! – сказал Сомс. - Бежит сломя голову по такой жаре!

Ирэн быстро повернулась в ту сторону; он взглянул на нее.

- А! – сказал Сомс.- Это наш приятель «пират»!

George, speaking aside to his brother Eustace, said:

“Looks as if he might make a bolt of itthe dashing Buccaneer!”

This “very singular-looking man,” as Mrs. Small afterwards called him, was a pale, brown face, a dust-coloured moustache, very prominent cheekbones, and hollow cheeks. His forehead sloped back towards the crown of his head, and bulged out in bumps over the eyes, like forehead seen in the lion-house at the Zoo. He had sherry-coloured eyes, disconcertingly inattentive at times. Old Jolyon’s coachman, after driving June and Bosinney to the theatre, had remarked to the butler:

“I dunno what to make of ‘im. Looks to me for all the world like an ‘alf-tame leopard”

Джордж сказал потихоньку своему брату Юстасу:

- Он еще даст отсюда тягу, этот лихой пират!

«Странный молодой человек», как впоследствии назвала Босини миссис Смол, был среднего роста, крепкого телосложения, со смугло-бледным лицом, усами пепельного цвета и резко обозначенными скулами. Покатый лоб, выступающий шишками, напоминал те лбы, что видишь в зоологическом саду в клетках со львами. Его карие глаза принимали порой рассеянное, отсутствующее выражение. Кучер старого Джолиона, возивший как-то Джун и Босини в театр, выразился о нем в разговоре с лакеем так:

- Я что-то не разберусь в нем. Здорово смахивает на полудикого леопарда.

“When” – Swithin described it at Timothy’s – I pulled’ em up, there she was as cool as myself. God bless my soul! She behaved as if she didn’t care whether she broke her neck or not! What was it she said: ‘I don’t care if I never get home!’ “Leaning over the handle of his cane, he wheezed out, to Mrs. Small’s terror: “And I’m not altogether surprised with a finickin’ feller like young Soames for a husband!”

- Когда я их остановил, - рассказывал Суизин у Тимоти, - она сидела такая же спокойная, как я сам. Черт возьми! Точно ей было совершенно безразлично, сломает она себе шею или не сломает! Как это она это она сказала? «Мне все равно, попаду я домой или нет!» - Наклоняясь над своей тростью, он прохрипел к величайшему удивлению миссис Смолл: - И ничего удивительного – с такой деревяшкой вместо мужа, как ваш Сомс!

Useless for young Roger to say, “Old cat” – for Euphemiar to hold up her hands and cry: “Oh! Those three!” and break into her silent laugh with the squeak at the end. Useless, and not too kind.

Напрасно молодой Роджер говорит: «Старый хрыч!», напрасно Юфимия всплескивает руками: «Ох уж эта троица!», заливается беззвучным смехом и взвизгивает. Напрасно и не так уж хорошо с их стороны.

Анализируя английское художественное произведение современной писательницы Никки Френч «Land of the Living» («Голоса в темноте»), мы видим:

"Fucking eat or I'll cut the water off for a day."

- Ешь, мать твою! Иначе я лишу тебя воды на целый день!

I had an idea. An important idea. У меня появилась интересная мысль. "When did we meet?" - Где мы познакомились?

"What do you mean?" — Ты о чем?

"Since I woke up here, I've had the most terrible headache. Was it you? Did you hit me?"

- Когда я здесь очнулась, у меня очень сильно болела голова. Это вы меня ударили?

"What are you on about? Are you fucking me around? Don't you fuck me around. I could do anything to you."

- Что ты плетешь? Пудришь мне мозги? Хочешь задурить голову? Учти, я могу сделать с тобой все, что угодно.

Труды по изучению мужских и женских ассоциаций также дают основания предполагать некоторые различия в мужской и женской ассоциативной картине мира. Причины различий в настоящее время остаются дискуссионным вопросом, в обсуждении которого сталкиваются био- и социодетерминистская точки зрения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Земская Е. А., Китайгородская М. А., Розанова Н. Н. Особенности мужской и женской речи // Русский язык в его функционировании. Под ред. Е. А. Земской и Д. Н. Шмелева. - М., 1993.

2. Кирилина А. В. Гендер: лингвистические аспекты. - М., 1999. - 189 с.

3. Уэст К., Зиммерман Д. Создание гендера (doing gender) // Гендерные тетради. Вып. 1. Спб, 1997. С. 94-124.

4. Словарь гендерных терминов/ Под ред. А. А. Денисовой / Региональная общественная организация "Восток-Запад: Женские Инновационные Проекты". - М.: «Информация XXI век», 2002. - 256 с.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2010


 © 2017 - Вестник КАСУ