Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2009

Автор: Кравец Эрика Евгеньевна

Каждая культура успешно передаёт язык своим детям, и существует множество методов, с помощью которых взрослые облегчают младенцам задачу овладения языком. Зачастую, взрослые задают детям вопросы, для того чтобы проверить, насколько хорошо они понимают происходящее, и чтобы нацелить их больше говорить и озвучивать процесс игры. Данное исследование проводилось в группе детей – инвалидов, заболевания которых привели к задержке речи. Но даже эти трудности не должны пугать или отталкивать психолога. Мы в ответе за то, чтобы малыши понимали речь взрослого, а в дальнейшем научились говорить сами.

Взрослые часто говорят от лица детей, выражая их потребности и желания или комментируя их действия на правильном родном языке. Речь ребёнка развивается, главным образом, благодаря каждодневному общению с взрослыми. Они стремятся к обмену информацией - то есть хотят понять и быть понятыми. Ежедневное общение с детьми (режимные моменты, прогулки, игры, занятия, перед и после сна) - главный показатель результатов развития речи малышей. Надо видеть, с каким удовольствием дети «разговаривают» с нами. Взрослый должен так построить беседу с ребёнком, чтобы тот не почувствовал неловкость в своей беспомощности говорить. Малыш не должен стесняться, а тем более, бояться того, что он говорит не языком, как мы, взрослые, а жестами, мимикой, отдельными звуками, движениями. Ребёнка нужно постоянно хвалить за то, что он «поёт» с мамой песенку (мама поёт, а ребёнок с приоткрытым ртом качает головой, играет ручками); знает и правильно показывает игрушки, предметы в группе, знает по именам детей, показывая на них пальчиком; помогает маме надевать одежду (если надеваем футболку, ребёнок приподнимает голову, затем осторожно опускает - так делает Молдыр, Лёша, Илья, Ваня; если надеваем носочки, малыш подаёт одну, потом вторую ногу, при этом взрослый обязательно называет: «Это правая ножка, а это левая»). Когда из бутылочки поят малышей (Ботагоз или Артёма) и с ними в одном манеже находится Лёша, он с большим удовольствием спешит помочь подержать бутылочку.

Психолог хвалит его, а он, копируя взрослого, посматривает, как пьёт малыш, всё ли у него в порядке.

Когда мы разговариваем с детьми, мы передаём им нечто гораздо большее, чем просто слова, предложения и правила синтаксиса. Мы демонстрируем им, как нужно выражать свои мысли и обмениваться идеями с другими людьми. Мы знакомим ребёнка с категориями и символами и учим его тому, как переводить сложный мир в представления и слова. Эти концептуальные средства являются для ребёнка теми поддерживающими конструкциями, которые он использует для создания собственных средств выражения. Задолго до того, как дети научаются говорить, они знакомятся со своей культурой и языком, слыша речь родителей или тех, кто о них заботится.

Например, недавно к нам поступил Миржан, 2 года 6 месяцев. У мальчика не развита речь. Всё это время о нём заботилась мама, которая его очень любит. Ребёнок нежный и охотно принимает ласку со стороны. Мама с ним общалась на родном языке. Малыш страдает не только из-за отсутствия родных маминых рук, но и отсутствия родного языка. Сейчас, когда Миржана что-то беспокоит, или когда ему делают уколы и он начинает плакать, говорю ему ласковые слова на его родном языке («мой сынок», «я с тобой», «ты самый хороший», «ты самый красивый», «у нас всё хорошо»). Ребёнок быстро успокаивается, потому что слышит родную для него речь.

Ребёнок овладевает языком и тогда, когда мы читаем ему книжки с картинками. Если взрослые задают детям вопросы, побуждающие их придумывать развитие какой-то истории; реагируют должным образом на попытки детей отвечать на задаваемые вопросы; не довольствуются одним лишь чтением и вопросами, ответ на которые можно дать, просто указав в нужное место пальцем («Где прячется кролик?») - они способствуют тому, чтобы речь детей становилась правильной и содержательной.

С помощью языка дети узнают, кто они такие, и как они должны себя держать с другими людьми.

Важнейшая категория идентификации для маленького ребёнка – пол. По-видимому, в мышлении матери уже сформированы определённые представления о том, как должны себя вести девочки и мальчики; они-то и побуждают её менять своё поведение в зависимости от пола ребёнка.

Как социальный контекст, в котором употребляется язык, может влиять на языковое развитие ребёнка? Этот очень непростой вопрос ещё изучается. Зато известно, как те или иные игры могут способствовать знакомству детей с языком. Детям предлагались игры 3-х видов: с машинками, с куклами и с набором фигурок различной формы. Каков результат? Игры с куклами вызывали наибольшее число вербальных интеракций, тогда как в играх с машинками их было очень мало, независимо от того, играли взрослые с дочкой или с сыном. На основании этих результатов можно предположить, что у детей, часто играющих в куклы, больше возможностей осваивать язык и практиковаться в нём, чем у тех, кто играет с другими игрушками. Так как мальчики и девочки, начиная с 2-летнего возраста, играют, как правило, с игрушками, типичными для их пола, полоспецифичные паттерны игры могут способствовать созданию различной языковой среды для детей.

Уровень владения языком также существенно повышается на протяжении дошкольного возраста. Считаю, что возраст является определяющим фактором в овладении языком. Чтобы оценить языковое развитие ребёнка, нужно проследить за средней длиной высказывания. В овладении языком все дети неизменно проходят 5 чётко выраженных стадий. Дети изъясняются:

1) двухсловными предложениями;

2) более длинными выражениями с использованием флексий (словоизменение);

3) простыми предложениями, которые могут употребляться в отрицательной и повелительной формах;

4) сложносочинёнными предложениями;

5) сложноподчинёнными предложениями. Ребёнок полностью овладевает синтаксисом не ранее 10-летнего возраста.

Дети не просто произносят слова и фразы. Они ведут разговоры – со взрослыми, с другими детьми и даже сами с собой. Все их разговоры обычно следуют определённой схеме. И, конечно, ребёнок стремится привлечь внимание другого человека. Ребёнок, только начавший осваивать искусство беседы, дёргает другого человека за одежду (в моей группе так делают Алёша, Молдыр, Илья, когда я оказываюсь рядом с ними).

Лёша, например, очень много может «рассказать» о том, что он видит на улице, когда мы смотрим в окно. Малыш не пропустит пролетевшую птичку, детей, которые играют на участке, ветер, качающий деревья, проходящих мимо окон взрослых с детьми. Свой «разговор» он сопровождает мимикой, движениями, выражением глаз. Мы с ним очень понимаем друг друга. В свою очередь, делаю всё, чтобы ребёнок комфортно себя чувствовал во время такого «разговора».

Молдыр - очень умная и эмоциональная девочка. Любит музыку. Ей нравится, когда с ней «разговаривают». Во время такого общения девочка очень старается делать всё правильно, хочет, чтобы её похвалили. Сильно реагирует на смену интонации взрослого, обидчива. Ей очень трудно; у неё проблемы с позвоночником, поэтому все движения рук и ног делаются с усилием. Взгляд прямой, проникновенный, с хитринкой.

Илья задорный, но с характером, мальчик настроения. Ребёнок тоже любит музыку, делает красивые движения руками, головой в такт мелодии, искренне улыбается. Повторяет за взрослым слова «дай», «ты», «на», «говорит» «спасибо».

После освоения искусства беседы и имея некоторый словарный запас, дети замечают, что у разговора часто бывает начало, середина и конец. Они также видят, что люди произносят реплики поочерёдно; говорят на одну и ту же тему; убеждаются, что собеседник их слушает и понимает; поддакивают или кивают головой в знак понимания.

Здесь можно привести пример с Вероникой, из старшей инвалидной группы. Девочке 5 лет, сопровождалась мной в больницу, где ей делали снимки ног после операции. У Вероники большой словарный запас. Она с удовольствием и уверенно общается с взрослыми, детьми, очень открытая. Реально и эмоционально реагирует на всё, происходящее вокруг. Задаёт грамотные вопросы, ждёт обязательно серьёзных ответов на них. Из этой поездки ещё раз убедилась вот в чём: если ребёнок вдруг расстраивается из-за чего-то, чтобы успокоить его, нужно во время разговора с ним ввести в свою речь новое, ему доступное слово или выражение, либо использовать имеющийся у ребёнка словарный запас относительно создавшейся ситуации. Так получилось у нас. Когда мы долго ждали доктора с консилиума, Вероника активно реагировала на события вокруг нас, говорила, задавала вопросы, даже привлекала к общению других детей. Чувствовалось, что девочка несколько взволнована присутствием в больничной обстановке. Она даже шапочку с головы не дала снять, дав понять, что мы тут ненадолго. Конечно, нужно было полностью принять её позицию. Указав пальчиком на кабинет, Вероника спросила: «А там доктор?». «Он на консилиуме. Там привезли тяжёлого больного ребёнка», - ответ. Слово «консилиум» мы с ней повторили несколько раз. Оно ей понравилось. После посещения доктора мы пошли в кабинет рентгена делать контрольные снимки. Несмотря на то, что Вероника не первый раз посещает этот кабинет, она разволновалась. Пока мы укладывали её под аппаратом, она смотрела в глаза и спрашивала: «Мама, мы же сейчас пойдём. Нас Михалыч (так она зовёт водителя) заберёт, не забудет?» «Да, моя девочка, мы сделаем снимки и уедем. Нам здесь оставаться не надо. У нас есть дом, где мы живём. А это больница, в ней лечатся, а не живут». Вероника с надеждой в глазах повторяла «нам здесь не надо оставаться», «мы сейчас уедем», «здесь не живут». В её интонации чувствовалось, как она себя успокаивает сказанным. В какой-то момент девочка даже заплакала, её напугал большой рентгеновский аппарат. Он гудел, издавал внутренние щелчки. Приближение к Веронике, насколько это было возможно по инструкции во время съёмки, и разговор о том, что глазами мы видим, ушами слышим, а носом дышим, успокоил девочку.

Дильназ, 3 года. Девочка слепая, проблемы с позвоночником, не держит голову, речь не развита. С момента её поступления к нам постоянно разговариваем с ней, как со здоровой. Называем её по имени, все свои действия с ней комментируем речью, используем много хороших ласковых слов, напеваем песенки. В ответ она приоткрывает рот, улыбается, нараспев произносит отдельные звуки. А это значит, что Дильназ слышит речь взрослого и реагирует на неё, насколько это возможно в её состоянии.

Ваня, 1 год и 11 месяцев. Мальчик с готовностью и желанием повторяет за взрослым движения под музыку, играет ручками во время пения, пританцовывает, кружится, благодарит после еды кивком головы, прощается с уходящими из группы, говорит «мама», «баба», умеет собирать игрушки с пола в ёмкость для мытья, знает и показывает все части тела у себя и у взрослого (голова, волосы, глаза, уши, нос, рот, щёчки, язык, зубы, живот, руки, ноги).

Артём, 1 год и 10 месяцев. Болезнь Дауна. Мальчик очень слабый. Но даже он старается слушать речь взрослого. Когда видит маму, нараспев говорит «мма-мма», издаёт внутренние гортанные звуки. А это, хоть и маленькая, но заметная попытка ребёнка говорить, обратить внимание взрослого на себя.

Ботагоз, 1 год и 6 месяцев. Болезнь Дауна. У девочки серьёзные проблемы с сердцем. Все звуки малышка произносит нараспев. Может подолгу развлекать окружающую компанию детей своими мелодиями.

Лена, 1 год и 11 месяцев. Гидроцефалия. Девочка поступила в очень тяжёлом состоянии. Но уже тогда старалась с ней разговаривать. Сейчас она подолгу может «говорить» во время бодрствования. Прислушивается к голосу, когда за ней ухаживают.

Ещё было замечено, что не всегда ребёнок должен реагировать на речь взрослого своей речью. Даже тогда, когда он просто слушает его, глядя при этом в глаза взрослому, он и тогда участвует с ним в разговоре. Просто он умеет слушать. Так происходит с Тимуром, ему 8 месяцев. У него осмысленный взгляд. Ребёнок не будет без причины улыбаться, только если мама обратит на него внимание. Во время бодрствования активно играет с игрушками, обращает внимание на рядом лежащих детей, протягивает к ним руки, трогает их. Подолгу гулит, агукает, часто напевает звуки.

Прислушавшись к детскому разговору, мы замечаем, что он не отличается плавностью. Дети часто прерывают свою речь, чтобы посмотреть, слушает ли их другой человек и понимает ли он их. Дети делают паузы, по несколько раз повторяют одно и то же и поправляют себя. Они любят задавать вопросы.

Всё это – обычные действия по налаживанию эффективной коммуникации.

Даже дети школьного возраста иногда испытывают трудности, пытаясь донести до слушателя всё, что они хотят ему сообщить, а учащиеся первых и вторых классов далеко не всегда понимают друг друга.

Наконец, дети должны научиться управлять разговором, чтобы устранить разногласия с собеседником, избежать конфликта и преодолеть смущение. Управлять в данном случае означает употреблять слова вежливости, такие, как «пожалуйста», «спасибо»; проявлять внимание; выбирать правильную форму обращения, верные выражения и подходящую тему беседы; а также учитывать статус другого человека.

Почему дети разговаривают сами с собой?

Геля уединилась; она собирает головоломку из отдельных элементов. Наблюдения за ее разговором: «Этот не подходит. Где же круглый? Нет, этот не годится. Он слишком большой. А этот маленький…»

Было замечено, что в возрасте от 4 до 8 лет дети, если им не мешать, разговаривают сами с собой 20% того времени, которое они проводят в детском учреждении и школе.

Психологи называют разговор вслух с самим собой речью для себя, или личной речью. Все люди, и молодые, и старые, разговаривают сами с собой. Но, в отличие от взрослых, маленькие дети делают это в присутствии других людей. Маленькие дети часто произносят слова нараспев, проговаривая то, что они делают в данный момент, причём, такие песенки они сочиняют самостоятельно, а не вспоминают то, что они могли исполнять вместе с кем-то другим. Кроме того, они разговаривают с собой намного чаще, чем взрослые.

Много или мало разговаривает ребёнок сам с собой, зависит в значительной степени от конкретной ситуации, но даже самые маленькие дети намного чаще прибегают к социальной речи, позволяющей им высказывать свои мысли и обменяться идеями с другими людьми, чем к речи для себя. Возможно, личная речь служит какой-то иной, не менее важной цели.

Речь для себя нередко является зеркальным отражением социальной речи взрослых и служит для того, чтобы помогать ребёнку развивать внутренний план мышления и управлять своим поведением. Наблюдая за детьми, которые играют в одиночку, можно выделить три стадии в развитии личной речи ребёнка.

На первой стадии речь для себя следует за действием: «Мама, посмотри, я сделал дорожку». Максим на прогулке в песочнице играл с машиной, построил для неё дорогу, а затем сказал об этом.

На второй стадии она сопровождает действие: «Моя картинка становится всё темней и темней, оттого что я крашу», - говорит Рита, комментируя речью свои художества.

На третьей стадии она предшествует действию: «Сейчас я построю красивый дом из кубиков», - говорит Серёжа и идёт брать коробку с кубиками.

На каждом из этих этапов речь призвана контролировать или направлять действия ребёнка при выполнении им какой-то задачи. Эти этапы соответствуют развитию у ребёнка мыслительного процесса. На последней стадии, когда речь предваряет поведение, ребёнок планирует ход действий. Изменения в личной речи, которые происходят от 1-й к 3-й стадии, иллюстрируют развитие процессов мышления, направляющих поведение ребёнка, и сопутствующее языковое развитие.

С детьми – инвалидами тоже прослеживаются эти три стадии, только речь произносит не ребёнок, а взрослый. Но вот, что удивительно. Наши малыши не умеют говорить. Зато, когда Лёша или Рудольф собирали пирамидку, они показывали мне результат своих действий, поднимали её вверх, издавали звуки радости и улыбались. Можно смело сказать, что на первой стадии малыши после действия сами «говорили» о сделанном. Вторая стадия сложнее, но и здесь дети умудрялись во время рассматривания картинок, рисования на бумаге карандашом издавать звуки, помогая в комментарии наших совместных действий.

Теперь о третьей стадии, которая предшествует действию. Здесь полностью ответственность лежит на взрослом. Ребёнка нужно подготовить к какому-либо действию, будь то рассматривание картинок или книжки, рисование, действия с игрушками. Взрослый, обращаясь к малышу по имени, говорит, что сейчас будет делать ребёнок. Берёт его на руки, садит за стол, даёт ему лист бумаги с карандашом, либо картинки, книжку или игрушки. Все свои действия взрослый должен закреплять похвалой, обращенной к ребёнку. В следующий раз малыш сам показывает на то, чем бы он хотел заняться.

Если подытожить то, что речь для себя направляет действия ребёнка при выполнении им какой-то задачи, однако не всегда эта связь возможна.

Скорее всего, здесь явная связь между интеллектом и склонностью детей прибегать к речи для себя, а также качеством последней.

Чем сообразительней ребёнок, тем чаще он пользуется речью для себя и тем более содержательна его личная речь. Проговаривание вслух своих действий и намерений закономерно изменяется с возрастом. Обращение к личной речи сначала возрастает, когда ребёнок учится управлять своими действиями, достигая пика в возрасте 4-5 лет, а затем существенно уменьшается к 8-летнему возрасту. В период между детским учреждением и 4-м классом дети всё реже и реже разговаривают сами с собой при выполнении индивидуальных учебных заданий.

В речи для себя прослеживается связь с поведением и мышлением. По мере того, как дети становятся старше, происходит интериоризация – переход личной речи из внешней формы во внутреннюю. Они начинают меньше говорить вслух и уделяют больше внимания выполнению задачи.

Отсюда следует вывод: по мере перехода личной речи во внутренний план, функции управления поведением переходят к мышлению.

В настоящий момент есть основания полагать, что разговор с собой связан с качеством выполнения заданий; эта связь просматривается особенно наглядно, когда мы имеем дело с одарёнными детьми. Импульсивным детям, которым трудно себя контролировать и проявлять терпение, можно помочь, если научить их пользоваться адресованными себе вербальными командами с целью корректировки собственных действий.

Функция речи для себя заключается не только в развитии мышления и самоконтроля. По-видимому, разговор ребёнка с собой – это и своего рода игра, и возможность расслабиться, и выражение собственных чувств, и впитывание эмоций и идей. Маленькие дети очень любят игры в слова, которые являются важным подспорьем в языковом развитии. Дети рассказывают себе фантастические истории, беседуют с воображаемым приятелем и ведут разговоры с неодушевлёнными объектами.

Таким образом, речь для себя – это способ выражения собственных чувств, возможность лучше понять окружающий мир и развить речевые навыки, а также средство развития самоконтроля и мышления.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гвоздёв А.Н. Вопросы изучения детской речи. – М., 1999.

2. Кольцова М.М. Ребёнок учится говорить. – М.:, 1979.

3. Общение и речь: Развитие речи у детей в общении со взрослыми /Под ред. М.И. Лисиной. – М., 1985.

4. Психическое развитие воспитанников детского дома /Под ред. И.В. Дубровиной, А.Г. Рузской. – М.: «Педагогика», 1990.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ