Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2009

Автор: Кауфман Ирина Александровна

Каждый из нас ежедневно сталкивается с разнообразными проявлениями социально-нежелательного поведения – агрессией, вредными привычками, противозаконными действиями… Специалисты, занимающиеся подобными проблемами, многие годы ищут ответы на ряд вопросов. Каковы причины такого поведения? Что заставляет человека вновь и вновь причинять вред себе и окружающим? Как избежать этого? Наконец, правомерно ли использование термина «девиантное поведение»?

Актуальность выбранной темы исследования обусловлена тем, что девиантное поведение, понимаемое как нарушение социальных норм, приобрело в последние годы массовый характер и поставило эту задачу в центр внимания социологов, социальных психологов, медиков, работников правоохранительных органов. Динамизм общественных процессов, быстрое возникновение и смена кризисных ситуаций, обострение противоречий и конфликтов – всё это детерминирует интерес теоретиков и практиков к вопросам изучения девиантного поведения. Тема отклоняющегося поведения носит междисциплинарный и дискуссионный характер. Сопряженность термина с понятием «социальная норма» многократно усложняет проблему, поскольку границы нормы весьма условны, а человека, абсолютно нормального по всем показателям, просто не существует.

Девиантное (отклоняющееся) поведение – это устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности, а также сопровождающееся ее социальной дезадаптацией.

Отклоняющееся (девиантное) поведение занимает свою собственную нишу в ряду психических феноменов. Оно существует наряду с такими явлениями, как психические заболевания, патологические состояния, неврозы, психосоматические расстройства и т. п. Отклоняющееся поведение выражает социально – психологический статус личности на оси «социализация – дезадаптация – изоляция». Очевидная сложность определения изучаемого понятия обусловлена, прежде всего, его междисциплинарным характером. В настоящее время термин используется в двух основных значениях. В значении «поступок, действия человека, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам» девиантное поведение выступает предметом психологии, педагогики и психиатрии (3, с. 21).

В значении «социальное явление, выражающееся в относительно массовых и устойчивых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам и ожиданиям» оно является предметом социологии, права, социальной психологии. В данной работе мы рассматриваем отклоняющееся поведение преимущественно в первом аспекте – как поведение индивидуальной активности.

Целесообразно выделить те специфические особенности отклоняющегося поведения личности, которые помогают отличить его от других феноменов, а также при необходимости констатировать его наличие и динамику у конкретного человека (9, с. 74).

Отклоняющееся поведение личности – это поведение, которое не соответствует общепринятым или официально установленным нормам. Иначе говоря, это действия, не соответствующие существующим законам, правилам, традициям и социальным установкам. Определяя девиантное поведение как поведение, отклоняющееся от норм, следует помнить, что социальные нормы меняются. Это, в свою очередь, придает отклоняющемуся поведению исторически преходящий характер. В качестве примера можно привести различное, в зависимости от эпохи и страны, отношение к курению. Следовательно, девиантное поведение – это нарушение не любых, а лишь наиболее важных для данного общества в данное время социальных норм (2, с. 96).

Особенностью отклоняющегося поведения является то, что оно наносит реальный ущерб самой личности или окружающим людям. Это может быть дестабилизация существующего порядка, причинение морального и материального ущерба, физическое насилие и причинение боли, ухудшение здоровья. В крайних своих проявлениях девиантное поведение представляет непосредственную угрозу для жизни, например, суицидальное поведение, насильственные преступления, употребление «тяжелых» наркотиков. Психологическим маркером ущерба является страдание, переживаемое самим человеком или окружающими людьми.

Данный признак означает, что отклоняющееся поведение является разрушительным: в зависимости от формы – деструктивным или аутодеструктивным. На наш взгляд, не удовлетворяют данному признаку и не являются отклоняющимся поведением такие близкие социальные явления, как радикализм, креативность и маргинальность. Несмотря на то, что они также отклоняются от общепринятых норм, вызывая раздражение консервативно настроенной части населения, эти феномены, скорее, полезны для общества, чем опасны. Рассматриваемое поведение преимущественно можно охарактеризовать как стойко повторяющееся (многократное или длительное).

Особенностью отклоняющегося поведения является то, что оно сопровождается различными проявлениями социальной дезадаптации. Данное поведение совсем не обязательно приводит к болезни или к смерти, но закономерно вызывает или усиливает состояние социальной дезадаптации. Состояние дезадаптации, в свою очередь, может быть самостоятельной причиной отклоняющегося поведения личности.

В качестве последнего признака отклоняющегося поведения можно отметить его выраженное индивидуальное и половозрастное своеобразие. Отклоняющееся поведение, прежде всего, отражает внешнее бытие личности в социуме. Оно может быть чрезвычайно разнообразным «изнутри». Одни и те же виды девиантного поведения по–разному проявляются у различных людей в разном возрасте (7, с. 102).

Индивидуальные различия людей затрагивают мотивы поведения, формы проявления, динамику, частоту и степень выраженности. Например, форма девиации и степень ее выраженности являются наиболее очевидными характеристиками отклоняющегося поведения личности. Они могут варьировать от вполне безобидных проявлений до тотального нарушения жизнедеятельности личности.

Другая важная индивидуальная особенность касается того, как человек переживает отклоняющееся поведение – как нежелательное чуждое для себя, как временно удовлетворяющее или как обычное и привлекательное. Отношение личности к отклоняющемуся поведению (личностная позиция) во многом определяет его судьбу.

Здесь речь идет уже непосредственно о субъектности учащегося:

- его способности сознавать себя носителем сознания, воли, отношений;

- его готовности производить выбор в системе социальных отношений, отдавать отчет в своих действиях и стратегии жизни, осмысливать связи своего «Я» с другими людьми;

- его способности быть стратегом своей деятельности, ставить цели, осознавать мотивы, самостоятельно выстраивать свои действия, оценивать их соответствие задуманному, корректировать цели, проектировать планы жизни, готовность предвидеть последствия своих поступков и деятельности.

Другими словами, от способности учащегося сознательно строить свое поведение и оценивать его последствия для себя и окружающих: девиантное поведение и личность, его проявляющая, вызывают негативное отношение со стороны других людей.

Субъектность учащегося – личностное качество, которое характеризуется способность соотносить свое «Я» с окружающим миром и сознательно строить поведение, предвосхищая его последствия в контексте социальных отношений (8, с. 152).

Негативная оценка может иметь форму общественного осуждения или социальных санкций, в том числе, и уголовного наказания. Прежде всего, санкции выполняют функцию предотвращения нежелательного поведения. Но, с другой стороны, они могут приводить к такому негативному явлению, как стигматизация личности, т.е. навешивание на нее ярлыка. Например, хорошо известны трудности реадаптации человека, отбывшего срок наказания и вернувшегося в «нормальную» жизнь. Попытки человека начать новую жизнь зачастую разбиваются о недоверие и отвержение окружающих людей. Постепенно ярлык девианта (наркоман, преступник, самоубийца и т.п.) формирует девиантную идентичность (самоощущение). Таким образом, дурная репутация усиливает опасную изоляцию, препятствует позитивным переменам и вызывает рецидивы девиантного поведения.

Задача всех участников учебно - воспитательного процесса – развивать субъектность учащегося, в том числе, и с девиантным поведением.

Целостность педагогического процесса состоит в том, что, в данном случае, он направлен на достижение единой цели – формирование личности, но каждая из составляющих этого процесса способствует достижению этой цели присущими ей средствами и способами. Свое научное закрепление идея целостности педагогического процесса нашла в дидактическом законе взаимосвязи обучения, воспитания и развития. Он гласит, что любая деятельность, направленная на обучение, сопряжена с развитием в ученике его личностных качеств, с его воспитанием как члена общества. Результативность обозначенной в законе взаимосвязи определяется наличием в образовательном процессе специальных целей воспитания и развития, а также проработанностью измерителей по диагностике и оценке их достижения.

В то же время, система воздействий на ученика с девиантным поведением призвана обеспечивать благоприятный психологический климат в школьном классе, органическое единство личного и социального, которое проявляется в коллективизме (5, с. 93).

Коллективизм – чувство солидарности с группой, осознание себя ее частью, готовность к действиям в пользу группы и общества.

Воспитание коллективизма в школе достигается различными путями: организацией сотрудничества и взаимопомощи в учебе, труде, общественной работе; совместным участием школьников в культурно-массовых и спортивных мероприятиях; активизацией работы детских и юношеских самодеятельных организаций.

Одним из эффективных способов развития субъектности учащегося с девиантным поведением является формирование четких педагогических требований.

Педагогическое требование – предъявление воспитаннику социально - культурной нормы отношения и поведения.

Условно формы предъявления требований можно разделить на две большие группы: вербальные (транслируемые посредством слов) и невербальные (передаваемые без использования слов). Среди вербальных форм, в свою очередь, можно выделить непосредственные и опосредованные. К непосредственным относятся просьбы, советы, рекомендации, деловые распоряжения и др. Опосредованные еще более многообразны, а, следовательно, индивидуальны. Это рассказ, аналогия, вопрос, удивление, намек. К невербальным формам выражения требований относится пауза (выжидательная, молчаливая позиция педагога), которая подкрепляется мимикой и пластической позой, интенсивностью движения, экспрессией жеста. Требования педагога к детям должно иметь позитивную направленность, расширять сферу их деятельности, обозначать программу действий, объяснять то, чем и как им следует заняться (1, с. 67).

Важнейшим направлением развития субъектности учащегося с девиантным поведением является преодоление эгоцентризма.

Эгоцентризм – неспособность индивида, сосредоточенного на собственной познавательной позиции изменить ее по отношению к некоторому объекту, мнению или представлению, даже при наличии противоречащей его опыту информации.

Динамический характер развития рассуждающего мышления, с одной стороны, и социальная незрелость подростка, с другой, приводят к тому, что, построив какую-либо теорию, он принимает ее за реальность, которая может и должна дать желаемые для него результаты. В этом случае действительно существующее и потенциально возможное меняются местами, и аффективно значимые интеллектуальные построения кажутся для девианта более осуществимыми, чем окружающая жизнь. Важно отметить, что «проведение» определенных принципов в жизнь для девианта – это чаще всего не какие-то конкретные дела, а словесное их провозглашение и утверждение.

Девианты, особенно подростки, очень чувствительны к внешней оценке, к обратной связи. Исследователи отмечают их склонность к своеобразной театрализации собственной жизни: они как бы постоянно находятся на сцене, представляют, как выглядят со стороны, играют, подают себя, как бы смотрят на себя чужими глазами. На самом деле, девианты, несмотря на значительную дезадаптацию и частичную изоляцию, очень хотят знать, что о них думают окружающие: и сверстники, и взрослые. Их самооценка формируется одновременно с учетом оценок окружающих и внутренних критериев. При этом в разных ситуациях может преобладать то одна, то другая тенденция.

Роль педагога в развитии самооценки учащихся с девиантным поведением первостепенна. На это указывают данные, полученные при изучении известного «эффекта Розенталя», состоящего в том, что у детей, о высоких способностях которых сообщается учителем, вне зависимости от реального уровня этих способностей, степень их интеллектуального развития действительно существенно возрастает. Таким образом, предвзятость учителя в отношении ребенка влияла на ту учебную работу, которую он проводил с учащимся (8, с. 157).

Данный эффект проявляется лишь в том случае, когда учителя начинают объяснять успехи девианта его способностями, а неудачи – недостатком усилий; тем самым, они создают условия для того, чтобы ученик был более усердным и старательным. Такой тип отношения наиболее благоприятен для развития самооценки девианта.

Напротив, когда учителя и родители постоянно подчеркивают неудачи учащегося, его промахи, а успех объясняют случайностью, у него формируется низкая самооценка, препятствующая нормальному развитию субъектности.

Работа по развитию и коррекции самооценки должна быть направлена на раскрытие способностей учащихся с девиантным поведением, создание внутренних критериев самооценки, базирующихся на его реальных и потенциальных возможностях. Именно знание и уверенность в собственных силах в той или иной области в наибольшей степени способствуют укреплению представлений учащегося о себе, формированию положительной самооценки, развитию способности саморегуляции поведения.

В процессе развития субъектности учащегося с девиантным поведением основное воздействие оказывается на систему смыслообразующих мотивов и ценностных ориентаций человека (4, с. 189).

Ценностные ориентации – важнейшие элементы внутренней структуры личности, закрепленные жизненным опытом индивида, всей совокупностью его переживаний и отграничивающие значимое, существенное для данного человека от незначимого, несущественного.

Совокупность сложившихся, устоявшихся ценностных ориентаций образует своего рода ось сознания, обеспечивающую устойчивость личности, преемственность определенного типа поведения и деятельности, выраженную в направленности потребностей и интересов. В силу этого в любом обществе ценностные ориентации личности оказываются объектом воспитания, целенаправленного воздействия. Они действуют на уровне, как сознания, так и подсознания, определяя сосредоточенность волевых усилий, внимания, интеллекта. Механизм действия и развития ценностных ориентаций связан с необходимостью разрешения противоречий и конфликтов в мотивационной сфере, селекции стремлений личности, в наиболее общей форме, выраженной в борьбе между долгом и желанием, мотивами нравственного и утилитарного порядка (8, с. 74).

Предъявляя к учащимся с девиантным поведением определенные требования и стимулируя их активность, необходимо обеспечивать надлежащие условия для их реализации и позаботиться о том, чтобы каждый из них добивался успехов, чтобы следование этим требованиям вызывало у них положительные эмоциональные переживания, и в порядке обратного воздействия обусловливали их активность и личностное развитие. При этом за основу целесообразно взять принцип максимального развития субъектности учащегося, т.е. личностного качества, которое характеризует способность соотносить свое «Я» с окружающим миром и сознательно строить поведение, предвосхищая его последствия в контексте социальных отношений.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеева Л.С. Зависимость отклоняющегося поведения школьников от типа неблагополучной семьи. - М., 1999.

2. Гилинский Я.И., Афанасьев В.С. Социология девиантного поведения. - СПб., 1993.

3. Змановская Е.В. Девиантология (психология отклоняющегося поведения). - М., 2003.

4. Клейнберг Ю.А. Психология девиантного поведения. - М., 2001.

5. Кондрашенко В.Т. Девиантное поведение у подростков: Социально - психологические и психиатрические аспекты. - Минск, 1988.

6. Кулаков С.А. Психопрофилактика и психотерапия в средней школе. - СПб., 1996.

7. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. – СПб, 1998.

8. Ольшанский В.Б. Практическая психология для учителей. - М., 1994.

9. Попов Ю.В. Границы и типы саморазрушающегося поведения детей и подростков. - СПб., 1999.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ