Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2009

Авторы: Кузнецова Юлия Петровна, Фёдорова И.А.

Изучение психологии материнства в настоящее время является одной из мало разработанных проблем в современной науке.

Актуальность, значимость и необходимость исследований, посвященных различным аспектам психологии материнства, определяется остротой экологических и социально-экономических проблем, с которыми сталкивается современное общество. Сегодняшняя ситуация характеризуется общим повышением рождаемости, но, несмотря на то, что этот барьер преодолен, в обществе остаются проблемы «не готовности» к материнству, так как уменьшается доля рождения здоровых, повышаются показатели осложнений беременности (угроза прерывания беременности, поздний токсикоз) и родов. Также растет число социальных сирот и детей, подвергающихся жестокому обращению в собственной семье.

Изучением проблемы материнства занимались многие авторы, такие, как И.В. Добряков, Г.Г. Филиппова, А.Я. Варга, О.В. Баженова.

Но, несмотря на выраженный интерес к различным аспектам материнства, можно отметить тот факт, что, в основном, изучается психологическая готовность к материнству, в целом, и мало отводится изучению отдельных компонентов психологической готовности, их влияния и значимости.

Материнство - функция женского организма, направленная на продолжение человеческого рода и включающая биологический и социальный аспекты.

В становлении и реализации материнско-детского взаимодействия центральным и определяющим является материнское отношение. Именно оно лежит в основе всего поведения матери, в которой формируются его индивидуально - типологические и личностные особенности.

Эволюционное назначение материнства состоит в обеспечении матерью адекватной заботы о потомстве. Формированию материнства способствует не только история жизни женщины, её семейное и социальное положение, но и субъективное отношение женщины к будущему ребенку.

Психологическая готовность к материнству - это формы женских установок, способных проявляться в типах отношений к ребенку, направленных на реализацию материнского поведения. Формирование психологической готовности к материнству происходит благодаря множеству компонентов социально-психологического плана, играющих различную роль в разные периоды жизни женщины, начиная с момента ее рождения.

В современной психологии не существует единого мнения о структуре психологической готовности к материнству. Многие авторы предлагают свои классификации, включая в них разнообразные компоненты. Наиболее полной является классификация Т.А. Гурьяновой, которая, рассматривая вопросы о психологической готовности к материнству, выделяет следующие ее компоненты:

1) мотивационный аспект – мотив рождения ребенка, ответственность за его рождение и воспитание, чувство долга;

2) оценочный аспект – рефлексия своей подготовленности и соответствия себя в роли матери оптимальному образу матери (механизм идентификации);

3) эмоциональный аспект – эмоциональное восприятие ситуации материнства (комфорт/дискомфорт), преобладающий фон настроения, сопровождающий беременность и взаимодействие с ребенком, удовлетворенность или неудовлетворенность ролью матери;

4) операционный аспект – материнская компетентность: владение способами, приемами, знаниями, навыками, умениями, необходимыми для ухода за ребенком, умение моделировать собственную деятельность;

5) регуляционный аспект – саморегуляция женщины во время беременности и после рождения ребенка во взаимодействии с ним.

Мотивационный компонент проявляется в формировании мотива рождения ребенка. Мотивы рождения ребенка можно, в свою очередь, разделить на конструктивные, которые способствуют более высокой готовности к материнству, и деструктивные, которые отрицательно влияют на психологическую готовность.

К конструктивным мотивам можно отнести такие мотивы, как стремление дать жизнь другому человеку, со всей его уникальностью и неповторимостью, стремление продолжить себя, свой род, беременность как выражение обоюдного желания супругов иметь ребенка, большая любовь к детям, реализация своих возможностей (воспитать ребёнка, передать ему свои знания, жизненный опыт).

К деструктивным мотивам можно отнести такие мотивы, как достижение желаемого социального и возрастного статуса, удовлетворение модели «полноценной жизни», компенсация своих жизненных проблем, решение своих жизненных проблем, улучшение отношений с супругом, начало новой жизни, избавление от одиночества.

В основе оценочного аспекта психологической готовности к материнству лежат рефлексивные возможности женщины, а также психологический механизм идентификации, которая понимается как уподобление одной личности другой, отождествление себя не только с другим человеком, но и с идеалами, образцами, с общественными ценностями, со своими стремлениями и целями. Механизм идентификации предполагает соответствие себя как матери идеальному образу матери.

Настоящее исследование посвящено изучению мотивационного и оценочного компонентов психологической готовности к материнству у беременных, имеющих и не имеющих опыт материнства. Исследование осуществлялось с помощью таких методик, как тест отношения беременной (ТОБ) (И.В. Добряков), цветовой тест отношений (А.М. Эткинд), не структурированное интервью, анкетирование.

В исследовании участвовало 40 человек, из них 20 женщин в возрасте от 27-38 лет, имеющие опыт материнства и в данный момент являющиеся родителями (количество детей не ограничивалось) и 20 женщин в возрасте от 18 до 39 лет, не имеющие опыта материнства.

Исследование строилось на следующих предположениях:

1) Мотивационный и оценочный компоненты психологической готовности к материнству у женщин, имеющих опыт материнства, характеризуется наличием адекватной оценки и таких мотивов, как стремление дать жизнь другому человеку, большая любовь к детям, беременность как выражение обоюдного желания супругов иметь ребенка, беременность как способ сохранения отношений и удержание супруга в браке;

2) Мотивационный и оценочный компоненты психологической готовности к материнству у женщин, не имеющих опыт материнства, характеризуется наличием неадекватной оценки и таких мотивов, как стремление женщины избежать одиночества, достижение желаемого социального и возрастного статуса, беременность как способ сохранения отношений и удержание супруга в браке, удовлетворение модели «полноценной жизни», компенсация своих жизненных проблем, решение своих жизненных проблем, продолжение себя и своего рода, стремление дать жизнь другому человеку.

В результате проеденного исследования нами были сделаны следующие выводы.

У беременных, имеющих опыт материнства, в основном, преобладают конструктивные мотивы, в частности, такие, как большая любовь к детям (95%), желание дать жизнь другому человеку (90%), беременность как выражение обоюдного желания супругов иметь ребенка (95%). Деструктивные мотивы нашли отражение лишь в одном мотиве, таком, как достижение желаемого социального и возрастного статуса(80%).

В то же время, у беременных, не имеющих опыт материнства, в основном, преобладают все исследуемые нами деструктивные мотивы, а в частности, достичь желаемого социального и возрастного статуса (80%), удовлетворение модели «полноценной жизни» (95%), компенсация своих жизненных проблем (80%), решение своих жизненных проблем (70%), улучшить отношение с супругом (60%), начало новой жизни, избавление от одиночества (60%). Из конструктивных мотивов выражены такие, как продолжение себя и свой род (90%), реализация своих возможностей (75%), желание дать жизнь другому человеку (70%).

Также в выборке женщин, имеющих опыт материнства, преобладает адекватная оценка себя беременной и принятие себя как матери (в 65% случаев), тогда как у женщин, не имеющих опыт материнства, принимают себя беременную и принимают свою роль матери 35% обследуемых. Оптимальный тип переживания беременности преобладает у женщин, имеющих опыт материнства, тогда как у беременных, не имеющих опыт материнства, преобладает эйфорический тип переживания беременности.

Опираясь на теоретическое исследование, мы можем говорить о том, что преобладание оптимального типа переживания беременности будет соответствовать адекватной оценке, что, в свою очередь, способствует высокому уровню готовности к материнству, идентификации беременности без сильных отрицательных эмоций, адекватной оценки своей подготовленности к родам.

В то время, как преобладание эйфорического типа переживания беременности будет соответствовать неадекватной оценке, это способствует низкой готовности к материнству, низкой отрицательной идентификации, неадекватной оценки своей подготовленности.

Из этого можно сделать вывод, что женщины, имеющие опыт материнства, в большинстве случаев готовы к материнству (85%), в то время беременные, не имеющие опыта материнства, готовы к материнству лишь в 35% случаев.

Что касается отношения женщин к таким категориям, как я - женщина, я - жена, я - мать, мой будущий ребенок, идеальная мать, то можно отметить следующие результаты.

У женщин, имеющих опыт материнства, в основном, наблюдается позитивное и положительное отношение к себе как к женшине, к себе беременной, к себе как матери, к будущему ребенку, образу идеальной матери. У женщин, не имеющих опыта материнства, позитивное и положительное отношение наблюдается в отношении к себе как к женшине, к себе беременной, к идеальному образу матери.

Явного негативного или нейтрального отношения к рассмотренным категориям у женщин, имеющих опыт материнства, не наблюдается, у женщин, не имеющих опыта материнства, данное отношение наблюдается по отношению к себе как матери.

Также у женщин, имеющих опыт материнства, существует положительное отношение как к себе как матери, так и к идеальному образу матери, следовательно, мы можем говорить о соответствии себя как матери идеальному образу матери.

Тогда как у беременных, не имеющих опыт материнства, мы можем увидеть различия в отношениях к изучаемым категориям, следовательно, можно говорить о несоответствии себя в роли матери идеальному образу матери.

При описании себя как матери и образа идеальной матери следует отметить, что женщины, имеющие опыт материнства, описывая себя как мать, отражают такие характеристики, наличие которых обеспечивает практическое взаимодействие с ребенком (опытная, аккуратная, трудолюбивая), поддержание с ним психологически тесной связи (спокойная, понимающая, отзывчивая), полноценного его воспитания (организованная, внимательная, в меру строгая).

Тогда как женщины, не имеющие опыт материнства, в большей степени выделяют характеристики, направленные на поддержание хороших взаимоотношений с ребенком, на поддержание психоэмоциональной связи (ласковая, внимательная, добрая, заботливая). Также выделяются характеристики своего эмоционального состояния (счастливая, жизнерадостная, оптимистичная, волнующаяся, самая любимая) в отношении воспитания ребенка (ответственная, в меру строгая).

Таким образом, можно сделать вывод, что женщины, имеющие опыт материнства, более конкретно и полно представляют себе образ себя как матери, а также идеальный образ матери, об этом говорит то, что беременные, описывая образы, выделяли больше характеристик. В характеристиках отражены все функции матери такие, как воспитание, уход за ребёнком и любовь к нему.

В свою очередь, беременные, не имеющие опыта материнства, описывая образы, использовали меньше характеристик; можно сказать, что основной функцией матери обследуемые выделяют обеспечение ребенка лаской, теплом, любовью. Также описывая образ себя как матери и идеальной матери, много характеристик отводилось именно внешним данным матери, ее интеллектуальным способностям и в меньшей степени ее навыкам по уходу за ребенком, ее возможностям воспитания.

Обобщая данные по исследованию, можно составить групповой портрет обследуемых, в котором возможно отразить яркие отличия беременных женщин.

Мы можем сказать, что у беременных, имеющих опыт материнства, в основном, преобладают конструктивные мотивы, в частности, такие, как большая любовь к детям, желание дать жизнь другому человеку, беременность как выражение обоюдного желания супругов иметь ребенка. Деструктивные мотивы нашли отражение лишь в одном мотиве, таком, как достижение желаемого социального и возрастного статуса.

Тогда как у беременных, не имеющих опыта материнства, в основном, преобладают такие деструктивные мотивы, как достижение желаемого социального и возрастного статуса, удовлетворение модели «полноценной жизни», компенсация своих жизненных проблем, решение своих жизненных проблем, улучшение отношений с супругом, начало новой жизни, избавление от одиночества, а также из конструктивных мотивов выражены такие, как продолжить себя и свой род, реализация своих возможностей, желание дать жизнь другому человеку.

Оптимальный тип переживания беременности преобладает у женщин, имеющих опыт материнства, это говорит о том, что данные женщины относятся к своей беременности ответственно, но без лишней тревоги. Идентификация беременности без сильных отрицательных эмоций, женщины чувствуют изменения, которые происходят в их организме.

Тогда как у беременных, не имеющих опыта материнства, преобладает эйфорический тип переживания беременности. Это говорит о том, что у этих женщин отмечаются истерические черты личносги, беременность у них становится средством манипулирования, способом изменения отношений с мужем, достижения меркантильных целей. Женщина выстраивает нереальные фантазии по поводу беременности, течения родов и в особенности не видит реалий послеродового периода.

Готовность к материнству выражена в 85% случаев у женщин, имеющих опыт материнства, и в 35% случаев у женщин, не имеющих опыт материнства.

Также у женщин, имеющих опыт материнства, позитивное и положительное отношение наблюдается по отношению к себе как к женщине, к себе беременной, к себе как матери, к будущему ребенку. Когда как у женщин, не имеющих опыта материнства, позитивное и положительное отношение наблюдается в отношении к себе как к женшине, к себе беременной, к идеальному образу матери.

У женщин, не имеющих опыта материнства, явное негативное или нейтральное отношение наблюдается по отношению к себе как матери, у женщин, имеющих опыт материнства, данного отношения не наблюдается.

Говоря о представлении образа идеальной матери и себя в образе матери, женщины, имеющие опыт материнства, более четко и конкретно описывают образы, чем женщины, не имеющие образ материнства, которые описывают больше эмоциональное отношение матери и ее внешние показатели.

Исходя из вышеизложенного, мы можем сказать, что наша гипотеза подтвердилась частично, так как в группе женщин, имеющих опыт материнства, вместо предположительного деструктивного мотива «улучшение отношений с супругом» выделился такой деструктивный мотив, как «достичь желаемого социального и возрастного статуса».

ЛИТЕРАТУРА

1. Абрамченко В.В. Перинатальная психология: Теория, методология, опыт / В.В. Абрамченко, Н.П. Коваленко. – Петрозаводск, 2004. - 350 с.

2. Брутман В.И. Методики изучения психологического состояния женщин во время беременности и после родов / В.И. Брутман, Г.Г. Филиппова, И.Ю. Хамитова // Вопросы психологии.- 2002.- № 3. - С. 110–118.

3. Гурьянова Т.А. Развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов // Сибирский психологический журнал. - 2000. - Вып.12. - С. 129–137.

4. Мещерякова С.Ю. Психологическая готовность к материнству // Вопросы психологии.- 2000. - N 5. - С. 18-27.

5. Олифирович Н.И.. Психология семейных кризисов / Н. И. Олифирович, Т.А. Зинкевич-Куземкина, Т.Ф. Велента. - М.: «Речь», 2006. - 360 с.

6. Скоромная Ю.Е. Психологическая готовность беременных женщин к материнству.- М.: «МОСУ», 2002.- 100 с.

7. Филиппова Г.Г. Мотивационная основа материнского поведения: филогенетический аспект // Вопросы психологии.- 2002. - № 2. – С. 34-39.

8. Филиппова Г.Г. Психология материнства: Учебное пособие.- М., 2002. - 240 с.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ