Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2009

Авторы: Дмитриева Наталья Витальевна, Сидоренко Ирина Николаевна

В последнее время особенно остро встает вопрос о разработке научных основ психологии совладающего поведения. К сожалению, как обоснованно замечает Крюкова Т.Л. [6], данное направление находится на стыке психологии развития, социальной психологии, психологии субъекта и медицинской психологии, что, с одной стороны, отражает современные тенденции интеграции различных ветвей психологии в единую область знаний на основе междисциплинарного знания. Но, с другой стороны, совладающее с трудной жизненной ситуацией поведение, или копинг, несмотря на многочисленные исследования, остается малоизученным жизнетворческим дарованием личности [3] или ее конструктивными силами [1], направляющими активность человека на мир и самого себя.

На основании изученной литературы выявилось, что термин совладающее поведение успешно существует "на перекрестке" двух выраженных тенденций современной психологии. Во-первых, это укрепление позиций идеографического подхода, ориентированного не на общее и постоянное в личности, а на особенное и изменчивое, свойственное конкретному человеку в определенных условиях. Во-вторых, это перенесение внимания с субъекта на целостную ситуацию, в которой он действует и которая определяет логику поведения человека и меру ответственности за результат его поступка.

В нашей работе мы опираемся на термин «совладающее поведение» выдвинутый Т.Л. Крюковой, определяющей совладающее поведение как целенаправленное поведение личности, устраняющее или уменьшающее вредное воздействие стресса, адекватными личностным и ситуационным особенностям способами [6, с. 89]. По результатам последних научных исследований (Е. Старченкова, Л.И. Дементий, Н. Водопьянова, К.И. Корнев), анализ ситуационного контекста копинга должен включать не только актуальные (реальные) стрессовые ситуации, но и потенциальные, которые могут произойти в будущем.

Совладающее поведение имеет иерархическую структуру и состоит из:

1) простых единичных копинг-действий, детерминированных спецификой ситуации;

2) копинг-стратегий (конкретных образов действий, например, дистанцирование или поиск социальной поддержки);

3) копинг-стилей (групп стратегий, близких по смыслу, например, приближение-удаление от стрессовой ситуации).

Копинг-поведение основывается на ресурсах (копинг-ресурсах) личности или среды и определяющих успешную или неуспешную адаптацию [5, с. 98]. Главная задача копинга – обеспечение и поддержание благополучия человека, физического и психического здоровья и удовлетворенности социальными отношениями [9, с. 21].

В современной отечественной психологии предпринимаются попытки целостного осмысления личностных характеристик, ответственных за успешную адаптацию и совладание с жизненными трудностями. Это и психологическое наполнение введенного Л.Н. Гумилевым понятия пассионарности представителями Санкт-Петербургской психологической школы, и понятие о личностном адаптационном потенциале, определяющим устойчивость человека к экстремальным факторам, предложенное А.Г. Маклаковым, и понятие о личностном потенциале, разрабатываемое Д.А. Леонтьевым на основе синтеза философских идей М.К. Мамардашвили, П. Тиллиха, Э. Фромма и В. Франкла [2, с. 82].

В работах Сироты Н.А. [12], Ялтонского В.М. [12], Lazarusa R.S. [13], Folkman S. [13], Terry D.J. было показано, что успешность адаптации к жизненным стрессам определяется эффективностью развития копинг-ресурсов. Низкое развитие копинг-ресурсов способствует формированию пассивного дезадаптивного копинг-поведения, социальной изоляции и дезинтеграции личности.

В современной психологии обычно различают два крупных класса ресурсов: личностные и средовые (или психологические и социальные ресурсы).

В настоящее время к копинг-ресурсам личности относят: развитость когнитивной сферы, позволяющей оценивать воздействие социальной среды, окружающей человека; представления человека о себе (Я-концепция); умение контролировать свою жизнь, брать на себя ответственность за нее (интернальный локус контроля); умение общаться с окружающими, определенная социальная компетентность, стремление быть вместе с людьми (аффилиация); умение сопереживать окружающим, проживать вместе с ними какой-то отрезок их жизни, накапливая при этом свой собственный опыт (эмпатия); позиция человека по отношению к жизни, смерти, любви, одиночеству, вере, духовность человека, вера в Бога и т.д.; ценностная мотивационная структура личности, навыки и способности индивида.

Ресурсы социальной среды тоже определяют поведение человека. К ним относятся: система социальной поддержки или социально-поддерживающая сеть – это окружение, в котором живет человек (семья, общество).

Наличие социально - поддерживающей сети, умение ее находить и воспринимать, а также умение оказывать социальную поддержку называется социально-поддерживающим процессом, который также является ресурсом преодоления стресса. Т.е. средовые копинг-ресурсы отражают доступность инструментальной, моральной и эмоциональной помощи со стороны социальной сети. Более детальная классификация не только идентифицирует конкретные ресурсы, но и зачастую указывает на их источники. Поэтому выделяют культурные, политические и институциональные ресурсы.

Копинг-действия, преломляющиеся в копинг-стратегиях, условно можно разделить на три группы (модальности):

1) поведенческие – разнообразные поведенческие стратегии снятия очага напряженности, обусловленного внешними и внутренними факторами;

2) эмоциональная проработка подавленного – эмоциональная разрядка с целью снятия очага напряжения или с целью поиска социальной поддержки;

3) когнитивные (познавательные) – стратегии, позволяющие нейтрализовать напряженность стресса через изменение субъективной оценки ситуации и соответствующее изменение уровня ее контроля [11, с. 77].

С поведенческими стратегиями связаны смена самой деятельности или изменение ее формы. Это может быть обращение к какой-либо деятельности, конкретно разрешающей проблему, или деятельности замещающей. Среди них выделяют:

1) активное сотрудничество и участие в разрешении ситуации (помирился с другом, исправил двойку);

2) переключение на поиск поддержки, с тем чтобы быть выслушанным, получить понимание и содействие (говорю с кем-нибудь);

3) отвлекающее удовлетворение каких-то собственных желаний (пошел кататься на велосипеде, играть);

4) выход из поля травмирующей ситуации, уединение и покой (остаюсь сам по себе, один).

Кроме того, при этом проявляются различные виды замещающих реакций,— например, «плачу», «кричу», «схожу с ума», или же наоборот, «стараюсь расслабиться и оставаться спокойным».

Стратегии эмоционального совладания проявляются в виде различных неадекватных оценок ситуаций, приводящих к переживаниям раздражения, протеста, плача, злости или к подчеркнутому оптимизму как уверенности в преодолении трудной ситуации. Иногда имеют место страдания в связи с возложением вины на себя, самообвинением, а иногда, напротив, полный отказ от эмоционально активной реакции и переход к пассивному соучастию, когда вся ответственность за последствия снимается с себя и возлагается на кого-то (здесь начинает проявляться защита по типу проекции).

В познавательной (когнитивной) сфере осуществляются разные способы работы с информацией. При этом используются следующие варианты совладания:

1) Отвлечение или переключение мыслей на другие, более важные темы для размышлений, чем неприятная ситуация. (Это может привести к управлению вниманием, обеспечивающим защиту по типу отрицания — игнорирования неприятной ситуации);

2) Игнорирование неприятной ситуации, даже подшучивание над ней. (Подобное обесценивание обернется частично отрицанием, а частично — рационализацией);

3) Поиск дополнительной информации: расспросы, обдумывание. Это позволяет включить данное событие в расширенный контекст, меняющий его травмирующую окраску;

4) Анализ не только самой ситуации, но и ее последствий (такая проработка ситуации ведет к ее переоценке при рационализации);

5) Относительность в оценках, достигаемая при сравнении с другими людьми, находящимися в худшем состоянии, что облегчает принятие события (так реализуется движение к рационализации по типу «сладкий лимон»; «Мне совсем не так плохо, как им»);

6) Придание нового значения и смысла неприятной ситуации, например, отношение к ней как к проверке силы характера и стойкости духа. При этом имеет место рост самоуважения и более глубокое осознание [10, с. 195].

В настоящее время также продолжаются разногласия по поводу классификации копинг-стратегий. Но большинство из них построено вокруг двух предложенных Лазарусом и Фолкманом [13] стратегий психологического преодоления:

1) проблемно-ориентированный копинг (усилия направляются на решение возникшей проблемы);

2) эмоционально-ориентированный копинг (изменение собственных установок в отношении ситуации).

Копинг, фокусированный на эмоции, представлен когнитивными способами совладания, включающими традиционные защиты.

Кажется очевидным, что такие способы копинга, как отрицание и избегание, иногда могут приводить к благоприятным, а иногда к неблагоприятным результатам. Вполне возможно, что то, какой из способов копинга окажется наиболее адаптивным, зависит от времени его активизации в процессе возникновения угрозы; на начальной стадии могут оказаться полезными отрицание и избегание, на поздней – более реалистичные способы совладания. То, какой способ копинга будет более адаптивным, может также определяться содержанием и контекстом самой угрозы, например, типом заболевания, являющегося источником стресса. Важным может оказаться и то, какие когнитивные процессы вовлекаются в данный способ совладания. Вероятно, отрицание факта – например, диагноза рака, – подвергает человека большему риску разрушительных последствий, чем отрицание следствий этого факта. Последний процесс, очевидно, будет демонстрировать большую сопротивляемость к разрушению последующими событиями, являясь, по своей сути, аналогом тех иллюзий, которыми мы все живем.

Классификация, представленная Folkman S. и Lazarus R.S., не указывает на то, что человек прибегает исключительно к одному типу копинга. Каждый человек использует комплекс приемов и методов как проблемно-ориентированного, так и эмоционально-ориентированного копинга для того, чтобы справиться со стрессом [13].

Американский исследователь Carver С. и его сотрудники [4] предложили собственную расширенную классификацию копинга. По их мнению, наиболее адаптивными копинг-стратегиями являются те, которые направлены непосредственно на разрешение проблемной ситуации. К таким копинг-стратегиям относятся:

1) «активный копинг» - активные действия по устранению источника стресса;

2) «планирование» - планирование своих действий в отношении сложившейся проблемной ситуации;

3) «поиск активной общественной поддержки» - поиск помощи, совета у своего социального окружения;

4) «положительное истолкование и рост» - оценка ситуации с точки зрения ее положительных сторон и отношение к ней как к одному из эпизодов своего жизненного опыта;

5) «принятие» - признание реальности ситуации [5, с. 28].

Другой блок копинг-стратегий, по мнению авторов, также может способствовать адаптации человека в стрессовой ситуации, но он не связан с активным копингом. К таким стратегиям совладания относятся:

1) «поиск эмоциональной общественной поддержки» - поиск сочувствия и понимания со стороны окружающих;

2) «подавление конкурирующей деятельности» - снижение активности в отношении других дел и проблем и полное сосредоточение на источнике стресса;

3) «сдерживание» - ожидание более благоприятных условий для разрешения ситуации.

Третья группа - не адаптивные копинг-стратегии, но в некоторых случаях они помогают человеку адаптироваться к стрессовой ситуации и справиться с ней. Это:

1) «фокус на эмоциях и их выражение» - эмоциональное реагирование в проблемной ситуации;

2) «отрицание» - отрицание стрессового события;

3) «ментальное отстранение» - психологическое отвлечение от источника стресса через развлечения, мечты, сон и пр.;

4) «поведенческое отстранение» - отказ от разрешения ситуации.

Отдельно Carver C. выделяет такие копинг-стратегии, как «обращение к религии», «использование алкоголя и наркотиков», а также «юмор» [5, с. 29].

Приведенная классификация копинг-стратегий также не означает то, что человек использует какую-то одну из них: Carver C., эмпирическое исследование Корнева К.И. доказало, что в той или иной ситуации личность прибегает к целому комплексу копинг-стратегий, в зависимости от своих личностных особенностей и характера ситуации, т.е. существуют паттерны копинга.

Мы также полагаем, что конкретная психотравмирующая ситуация, существующая в прошлом опыте, вызывает определенную реакцию, которая в дальнейшем может закрепляться в виде определенной копинг-стратегии. Причем, эта ситуация, вероятно, является эмоционально перенасыщенной для человека. Многими исследователями, такими, как Крюкова Т.Л., Петрова Е.А., Сапоровская М.В., Куфтяк Е.В. и др., подчеркивается влияние взаимоотношений ребенка с родителями и связанными с ними детскими переживаниями на формирование копинг-стратегий. В дальнейшем подобная ситуация способна закреплять и усиливать действие совладающих механизмов, запускать их каждый раз при возникновении похожего противоречия.

Таким образом, выбор субъектом того или иного копинг-механизма определяется:

• особенностями ситуации (наличие в ней мотивационно-значимых для субъекта стимулов);

• особенностями предыдущего опыта (сформировавшимися социальными схемами).

Итак, копинг-стратегии и психологические защиты рассматривают как важнейшие формы адаптационных процессов и реагирования личности на стрессовые ситуации. Основным же отличием защитных автоматизмов от копинг-стратегий является неосознанное включение первых и сознательное, целенаправленное использование последних [10, с. 78]. Для разграничения автоматизмов психологической защиты и осознанных стратегий совладания Ташлыков В.А. предлагает следующую схему анализа:

1) Инерционность. Механизмы психологической защиты не приспособлены к требованиям ситуации и являются ригидными. Техники сознательного самоконтроля являются пластичными и приспособлены к ситуации;

2) Непосредственный и отложенный эффекты. Механизмы психологической защиты стремятся к возможно более быстрому уменьшению возникшего эмоционального напряжения. При использовании сознательного самоконтроля человек может многое вытерпеть и даже доставляет себе иногда мучения;

3) Тактический и стратегический эффекты. Механизмы психологической защиты «близоруки», создают возможность только разового снижения напряжения (принцип действия — «здесь и сейчас»), тогда как стратегии копинга рассчитаны на перспективу;

4) Разная мера объективности восприятия ситуации. Механизмы психологической защиты приводят к искажению восприятия действительности и самого себя. Механизмы самоконтроля связаны с реалистическим восприятием, а также со способностью к объективному отношению к самому себе.

Таким образом, несмотря на близость сравниваемых понятий, их можно разделить. К другим критериям совладания относятся: целенаправленность; контролируемость (возможность устранять, преобразовывать трудную ситуацию или приспособиться к ней); неразрывная связанность с трудной (стрессовой) ситуацией и направленность на нее – адекватность ситуации и моменту времени (своевременность); регуляция уровня стресса; значимость последствий выбора данного поведения для психологического благополучия субъекта; социально-психологическая обусловленность совладания (принадлежность как индивидуальному, так и групповому субъекту); возможность обучения этому виду поведения, подготовки, "закаливания" перед жизненными трудностями [6, с. 89].

Л.И. Анцыферова [3] предлагает собственную классификацию стратегий совладания:

1) Преобразующие стратегии совладания: это принятие решения о возможности позитивного изменения трудной ситуации, и формирование ее как проблемы: определение конечной и промежуточной цели, человек намечает план решения, определяет способы достижения цели. Человек пытается также сформировать новую систему психической саморегуляции;

2) Приемы приспособления: изменение собственных характеристик и отношений к ситуации: изменение отношения к ситуации, придание ей нейтрального смысла. Сюда относится также специальный прием – «позитивное истолкование», который, по мнению многих исследователей, позволяет более успешно пережить травмирующее событие;

3) Вспомогательные приемы самосохранения в ситуациях трудностей от несчастий, «техники» борьбы с эмоциональными нарушениями, вызванными неустранимыми, с точки зрения субъекта, негативными событиями. Таковы уход или бегство из трудной ситуации, которые могут осуществляться не только в практической, но и в чисто психологической форме – путем внутреннего отчуждения от ситуации или подавления мыслей о ней. Такие ситуации часто возникают в сфере здоровья.

Либин А. и Либина А., проанализировав существующие теоретические концепции, разработали свою типологию защитных и совладающих стилей реагирования, основанную на структурно-функциональной модели поведения [8, с. 196]. В результате к стилям совладания авторы отнесли эмоциональную компетентность (первосигнальный тип) и рациональную компетентность (второсигнальный тип), а к формам психологической защиты, согласно классификации, относятся: отстранение, избегание, подавление (первосигнальный тип); проекция, вытеснение, рационализация (второсигнальный тип) [8, с. 198].

Что же касается вопроса стиля совладающего поведения, то согласно исследованиям Крюковой Т. Л., копинг-стиль не является пассивным интегратором внутренних и внешних условий существования человека, хотя и представляет собой результат аккумуляции наиболее типичных способов сознательного поведения в трудной жизненной ситуации, сформировавшихся у субъекта. Становление полноценного стиля совладающего поведения не может произойти при пассивной позиции индивида и включает не только (и не столько) приспособительную активность, но активность, преобразующую окружающий мир (ситуацию), и себя как субъекта этой активности. Также можно предположить, что стиль реагирования даже у одного человека может изменяться в зависимости от сферы жизни, в которой он проявляется: в семейных отношениях, заботе о собственном здоровье, работе или карьере.

Таким образом, проделанный анализ литературы позволяет сделать вывод о том, что совладающее поведение является интегративным феноменом, состоящим из ряда компонентов, изучению которых мы посвятим предстоящее исследование.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абульханова К. А. Рубинштейновская категория субъекта и ее различные методологические значения // Проблема субъекта в психологической науке / Отв. ред. А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, В.Н. Дружинин. – М: «Академический проект», 2000. – С. 13-26.

2. Александрова Л.А. К концепции жизнестойкости в психологии // Сибирская психология сегодня: Сб. научн. трудов. Вып. 2 / под ред. М.М. Горбатовой, А.В. Серого, М.С. Яницкого. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. – С. 82-90.

3. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях; переосмысливание, преобразование жизненных ситуаций и психологическая защита / Л.И. Анцыферова // Психологический журнал. – 1994. – Том 15. – № 1. – С. 3-18.

4. Дементий Л.И. К проблеме диагностики социального контекста и стратегий копинг-поведения / Л.И. Дементий // Журнал прикладной психологии. – 2004. – №3. – С. 20-25.

5. Корнев К.И. Специфика копинга в условиях неопределенности / К. И. Корнев // Человек в условиях неопределенности: Сб. материалов Всерос. конф./ Новосиб. гос. ун-т. – Новосибирск, 2006. – С. 24-35.

6. Крюкова Т. Л. Человек как субъект совладающего поведения / Т.Л. Крюкова // Психологический журнал. – 2008. – Том 29. – № 2. – С. 88-95.

7. Крюкова Т.Л., Сапоровская В.Д. Молодежь, стресс и копинг: изучение психологического совладания в социальном поведении личности // Личность и общество: актуальные проблемы социальной психологии. Материалы Всероссийского симпозиума. / Сост: Крюкова Т.Л., Соловьёва В.А., Уманский А.Л., Чугунов В.А. – Кострома, 2000. – С. 95-99.

8. Либин А. Стили реагирования на стресс: психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? / А. Либин, Либина А. // Стиль человека: психологический анализ. – М.: «Смысл», 1998. – С. 190-204.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №5 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ