Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Научные мероприятия  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009

Автор: Даутбаева Д.А.

Для определения общих закономерностей и основных тенденций развития инвестиционного законодательства нашей страны и зарубежных стран необходимо исследование истории его возникновения и становления как самостоятельной отрасли законодательства.

Появление самого понятия «инвестиции» относится к началу XVIII в., изначально только как финансовой категории, представляющей собой свободные денежные средства, используемые для получения дохода. В этот период шотландские инвесторы стали вкладывать капитал в примитивный и развивающийся тогда рынок Америки, приобретая фермерские земли на американском западе с целью большего обогащения в будущем. Первыми инвестиционными компаниями были фонды закрытого типа. В 1822 г. король Бельгии Вильям I создал первый, как теперь принято называть, инвестиционный траст, который был зарегистрирован в Брюсселе в Бельгии и позволил осуществлять инвестиции посредством выделения займов иностранным государствам. В 80-х годах XIX в. подобные трасты помнились в Шотландии и Англии. Одним из старейших фондов закрытого типа, существующих на сегодня, является Иностранный и колониальный инвестиционный траст, образованный в Лондоне в 1868 г. Первоначально инвестиционные трасты создавались богатыми семьями. В XIX в. доверенные лица, назначенные в них, управляли имуществом этих семей. Позже такие трасты преобразовывались в компании, акции которых уже открыто продавались, что способствовало увеличению числа инвесторов, участвующих в инвестировании, в частности, и дальнейшему развитию инвестиционных отношений, в целом.

Среди первых специальных законодательных актов, регламентирующих осуществление инвестиционной деятельности, были приняты в США Закон об инвестиционных компаниях и Закон о консультантах по инвестициям от 1940 г. Первый закон направлен на защиту инвесторов, приобретающих акции инвестиционных компаний, второй - на защиту инвесторов от потенциальных злоупотреблений со стороны консультантов по инвестициям, которых нанимают инвесторы для профессиональной разработки варианта вложения денег. Но оба этих закона являются, скорее, вспомогательными актами, а основу инвестиционного законодательства США составляют законы о ценных бумагах 1933 г. и о фондовых биржах 1934 г. [1, с. 19-20]

То же самое характерно и для большинства развитых стран, где законодательство о рынке ценных бумаг входит в состав инвестиционного законодательства в виду того, что инвестиции в ценные бумаги более распространены, чем инвестиции в другие объекты (так называемые реальные активы). Да и исторически сложилось так, что именно инвестиции в ценные бумаги первыми получили законодательное закрепление в качестве таковых.

За рубежом инвестиционная деятельность, в первую очередь, ассоциируется с деятельностью на рынке ценных бумаг. Поэтому классификация видов инвестиционных договоров производится с учетом того, что это сделки с ценными бумагами. К наиболее распространенным видам относятся: покупка ценных бумаг с расчетом на повышение курса; покупка ценных бумаг с частичной оплатой в кредит и продажа ценных бумаг, взятых взаймы. В целом, эту группу договоров можно объединить под общим названием договоры купли-продажи ценных бумаг.

После второй мировой войны особенно усилились тенденции к интеграции государств. В связи с образованием социалистических государств появляются два основных блока государств, в рамках которых развивалось сотрудничество как в экономической и политической, так и в социальной сфере. Создаются международные экономические организации - Международный банк реконструкции и развития, Международная ассоциация экономического развития, Международная финансовая корпорация, которые относятся к группе Всемирного банка; на региональном уровне - Европейское экономическое сообщество и соответствующие региональные экономические организации [2, с. 55]. В блоке социалистических государств также идут интеграционные процессы: заключается Варшавский договор и создается Совет экономической взаимопомощи. В целом, можно сказать, что возрождение инвестиционных отношений, но уже в новом качестве и в более узком понимании, начинается именно в этот период. Правовое регулирование инвестиций осуществлялось не только на региональном уровне, но и путем заключения двусторонних соглашений о дружбе и сотрудничестве между социалистическими государствами, а также со странами, только вставшими на путь социалистического строительства (так называемыми странами третьего мира). Этим странам оказывалась значительная финансовая помощь для осуществления «благородной» политической миссии, возводились заводы и фабрики, возрождались целые отрасли экономики и сельское хозяйство и т.д. Помимо этого, социалистическими странами (и, в первую очередь, бывшим Союзом ССР) подготавливались специалисты различных уровней и для разнообразнейших сфер: деятельности в развивающихся странах из числа граждан этих государств. И вся эта крупномасштабная деятельность была направлена на достижение одной цели - увеличение числа государств, вставших на социалистический путь развития, укрепление военного и политического альянса социалистических стран. Однако политические задачи решались в ущерб экономики государств, оказывающих помощь вопреки объективным экономическим законам, в соответствии с которыми инвестиционные отношения должны быть взаимовыгодными, а не носить односторонний характер [2, с. 56]. То же самое можно сказать и о взаимоотношениях между самими социалистическими государствами. Такая инвестиционная деятельность, осуществляемая десятилетиями, и явилась одной из основных причин того экономического кризиса, который страны бывшего социалистического содружества до сих пор стараются преодолеть.

Однако реальное развитие инвестиционной деятельности становится возможным только в середине 80-х годов XX в. Начавшаяся повсеместно в стране «перестройка» затронула и внешнеэкономическую деятельность. С принятием осенью 1986 г. решения Политбюро ЦК КПСС о возможности создания совместных предприятий фактически открылся допуск иностранных инвестиций в экономику государства. Это решение было связано с двумя постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 августа 1986 г. № 991 и № 992 «О мерах по совершенствованию управления внешнеэкономическими связями» и «О мерах по совершенствованию управления экономическим и научно-техническим сотрудничеством с социалистическими странами». Этими актами определился переход к осуществлению реформ в области внешнеэкономической деятельности и формированию национальной системы инвестиционного законодательства.

Принятый 10 декабря 1990 г. Верховным Советом СССР Закон «Основы законодательства об инвестиционной деятельности в СССР» законодательно закрепил, что основным правовым документом, регулирующим взаимоотношения между субъектами инвестиционной деятельности, является договор (соглашение). В Казахстане, как в других союзных республиках, были приняты законы об иностранных инвестициях и об инвестиционной деятельности. Основы законодательства Союза ССР об иностранных инвестициях от 5 июля 1991 г. предоставили республикам право применять свое законодательство об иностранных инвестициях, если оно не противоречило союзной конституции и действующему законодательству. В этот же период в Казахстане было заключено первое инвестиционное соглашение, сторонами которого являлись Советский Союз и американская корпорация «Шеврон».

Вместе с тем, советское инвестиционное законодательство просуществовало недолго, начался процесс распада Союза и образования независимых и суверенных государств. Инвестиционный контракт с корпорацией «Шеврон» был перезаключен Республикой Казахстан на новых и более выгодных условиях в 1993 г. и является одним из крупнейших инвестиционных соглашений современности.

За период существования казахстанской государственности в стране был принят целый ряд законов и правовых актов, которые регулируют различные аспекты отношений собственности, инвестиционной деятельности, налогообложения, недропользования и формируют правовую среду осуществления инвестиционных проектов.

Однако существующие законодательные акты по значительному числу ключевых вопросов либо вступают в явное противоречие друг с другом, либо предлагают не во всем совпадающие формулировки, раскрывающие содержание тех или иных понимаемых на первый взгляд единообразно правовых норм. Для любого инвестора очень важно соблюдение нескольких принципов: оптимальное сочетание риска и доходности, благоприятная налоговая среда, политическая устойчивость и возможность репатриации прибыли. В этом должен быть уверен инвестор, имеющий намерение осуществить капиталовложения. Реализация этих принципов базируется на гарантиях деятельности инвестора в принимающей стране, к основным из которых относятся: предоставление национального режима, стабильность законодательства, гарантии от экспроприации, компенсация и возмещение убытков, гарантии использования доходов, свобода в выборе порядка разрешения споров, гласность в деятельности иностранного инвестора. Помимо установленных законом гарантий, действуют договорно-правовые гарантии, т.е. гарантии, которые могут быть предусмотрены сторонами, свободными в установлении своих прав и обязанностей и в определении любых, не противоречащих законодательству, условий договора.

Рассмотрение правового режима деятельности иностранных инвесторов на сегодняшний день является одной из самых насущных проблем. Необходимость привлечения иностранных инвестиций очевидна для всех. Наличие гарантий - важный элемент роста иностранных инвестиций. В связи с этим проблемы действия тех или иных нормативных правовых актов, состояния законодательства в разрешении их правового регулирования, общая правовая характеристика инвестиций являются на сегодняшний день наиболее актуальными.

В современных условиях правовое регулирование иностранных инвестиций осуществляется на двух уровнях: национально-правовом и международно-правовом. Недостатки национально - правового регулирования отношений, связанных с иностранными инвестициями, могут быть компенсированы путем международно-правового регулирования такого вида отношений. Гарантии иностранным инвестициям, предоставленные национальным законом, в любое время могут быть отменены по причине принятия нового закона. Гарантии, предоставленные международным договором, государство не может отменить в одностороннем порядке, поэтому, несмотря на сходство содержания национальных законов и международных договоров о защите инвестиций, международно-правовое регулирование иностранных инвестиций имеет важное значение, особенно для иностранных инвесторов.

Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций состоит из многосторонних и двусторонних международных соглашений. Кроме того, большую роль в унификации общих подходов национального законодательства различных государств к регулированию иностранных инвестиций играют международные организации системы ООН, Организация экономического сотрудничества (ОЭСР), Андский Общий рынок, другие международные организации. В рамках этих организаций был принят ряд документов, оказавших большое влияние на правовое регулирование иностранных инвестиций.

Важную составную часть международно-правового регулирования иностранных инвестиций составляют двусторонние соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций (далее ДС). Основной причиной их появления в 60-е годы явилась необходимость урегулирования проблем, возникших между молодыми государствами Азии и Африки, образовавшимися в результате национально-освободительной борьбы, и иностранным частным капиталом, представлявшим зачастую капитал бывших метрополий. В основном, эти проблемы касались национализации иностранной частной собственности и разрешения споров, возникающих между иностранным частным инвестором и новым государством, на территории которого осуществлялись инвестиции. Поскольку решение этих проблем требовало международно-правового регулирования, параллельно с национальным законодательством об иностранных инвестициях были разработаны и приняты международные соглашения, регулирующие международно-правовой режим иностранных инвестиций. Другой важной причиной заключения ДС явилось создание систем государственного страхования частных иностранных инвестиций или экспортного капитала в ряде промышленно развитых стран, к которым принадлежали иностранные инвесторы.

Государственная система страхования экспорта капитала заключается в том, что частные инвесторы страхуют принадлежащие им капиталы в своем государстве перед инвестированием их в другие страны. Однако для некоторых стран, например, США, обязательным условием введения в действие этой системы является наличие двустороннего международного соглашения о защите и гарантии иностранных инвестиций между США и соответствующим государством, на территории которого осуществляются инвестиции из США [3, с. 87]. По этой причине система государственного страхования капитала, действующая в США, носит "квази-международный" характер. Заметим, что государства - импортеры капитала не ограничились созданием своих национальных правовых систем страхования капитала, они пошли также по пути создания многосторонней системы страхования иностранных инвестиций, которая не входит в предмет рассмотрения данной статьи.

В литературе отмечалось, что заключенные в 60-е годы двусторонние соглашения о поощрении и защите иностранных инвестиций между развитыми и развивающимися странами, как правило, имели много общего вследствие общности инвестиционной политики развитых стран. В данной статье двустороннее международно-правовое регулирование будет рассмотрено на примере ДС, участниками которых является Республика Казахстан (далее - РК). Такое рассмотрение представляет интерес не только с позиций периода 90-х годов, когда основной целью ДС становится баланс взаимных интересов иностранного инвестора, вкладывающего капитал, и государства, принимающего капитал. ДС, заключенные РК с другими государствами, интересны также с позиций того, что они характеризуют ситуацию в сфере международно-правового регулирования иностранных инвестиций одной из стран СНГ, принявшей сравнительно недавно новый закон об иностранных инвестициях, принадлежащий ко второму поколению законов об иностранных инвестициях стран Содружества Независимых Государств.

В настоящее время Республика Казахстан заключила ДС с 18 странами, с 20 странами проекты соответствующих соглашений находятся в стадии рассмотрения.

В ДС определены такие понятия, как "инвестиции", "капиталовложения", "инвестор", "доходы", имеющие важное значение для инвестиционной деятельности. Как правило, ДС определяют инвестиции как:

1) собственность в виде движимого и недвижимого имущества, а также другие имущественные права, такие, как ипотечные права и права залога;

2) права на долевое участие и другие формы участия в компаниях;

3) право требования по денежным средствам, использованным для создания экономических ценностей, или услугам, имеющим экономическую ценность и связанным с инвестициями;

4) права на интеллектуальную собственность, включая, в частности, права на изобретения, технологию, ноу-хау, промышленные образцы и товарные знаки;

5) все другие права и имущественные ценности, которые признаются инвестициями в соответствии с законодательством страны, на территории которой они осуществлены.

Некоторые ДС (например, с ФРГ, Финляндией, Испанией, Турцией) включают в понятие инвестиции также права на коммерческую деятельность и концессии, включая права, касающиеся разведки, разработки, добычи или эксплуатации природных ресурсов.

Кроме того, некоторые ДС (например, с Румынией, статья 1, и ФРГ, статья 1) предусматривают, что изменение формы инвестиций не затрагивает их характера как инвестиции.

Сравнение понятий "иностранные инвестиции", данных в казахстанском законе "Об иностранных инвестициях" и в ДС, позволяет выделить существенную разницу в этих определениях, а именно: в определении, данном в ДС, нет такого признака инвестиций, как цель получения прибыли (дохода). Тем не менее, на наш взгляд, это нисколько не ухудшает понятия инвестиций, данного в ДС, так как: во-первых, и в законе, и в ДС есть примерно одинаковое определение понятия "доходов": как сумм или средств, получаемых от инвестиций или в связи с ними, включая прибыль, дивиденды, проценты, платежи в счет роялти, управленческие ставки и любые другие суммы или средства, полученные законным путем. Таким образом, "цель получения прибыли" как необходимый признак инвестиций как бы подразумевается в ДС. Во-вторых, необходимо иметь в виду, что категория "инвестиции" может быть экономической и правовой.

В условиях, когда инвестором могло выступать только одно лицо - государство, понятие "инвестиции" было достаточно узким. Оно охватывало только денежные средства, используемые главным образом для целей капитальных вложений. Не случайно в экономической литературе указывается, что до 1991 года понятие инвестиций подменялось термином "капитальные вложения", характеризующим деятельность заказчиков (инвесторов), в основном, для финансирования строительных работ. В настоящее время, при переходе к регулируемым рыночным отношениям, в связи с качественным изменением в отношениях собственности, в подходе к кругу лиц, выступающих в качестве инвесторов, понятие "инвестиции" освободилось от стереотипов старого. В это понятие стали входить не только денежные средства, но и имущественные права. К последним стали относиться не только абсолютные, но и обязательственные права, притом связанные не только с материальными объектами, но и с нематериальными результатами интеллектуальной деятельности. В экономической литературе даны многочисленные определения инвестиций. Наиболее удачное, на наш взгляд, следующее: "Инвестиции выражают все виды имущественных и интеллектуальных ценностей, которые вкладываются в объекты предпринимательской и иных видов деятельности, в результате которой формируется прибыль (доход) или достигается социальный эффект" [4, с. 103]. Характерно, что, несмотря на различные формулировки понятия "инвестиции" в экономической литературе, признак "получение прибыли" всегда в них присутствует.

Как показывает анализ экономической литературы, термин "капитальные вложения" означает, как правило, финансовые затраты на воспроизводство основных фондов, а термин "инвестиции", как указывалось выше, определяют шире - посредством термина "капиталовложения".

Возвращаясь к вопросу о различиях в понятиях "иностранные инвестиции" в национальном законе и двусторонних соглашениях, важно заметить, что, в отличие от экономической науки, в международно-правовой теории общепринято, что термин "инвестиции" и "капиталовложения" означает одно и тоже. Причем, следует иметь в виду, что существование двух терминов и, следовательно, присущие им особенности, характерны для русского языка. В англоязычной литературе употребляется термин "investments", который на русский язык переводится как инвестиции или капиталовложения, подразумевая их синонимичность.

В международно-правовой литературе также отмечалось, что правовое понимание категории "инвестиции" непостоянно и всякий раз зависит от задач, поставленных перед национальным законодателем. Многосторонние международные конвенции, касающиеся иностранных инвестиций, не содержат определения понятия "инвестиции". Существует мнение, что создатели многосторонних международных конвенций сознательно не включили в текст конвенций такое определение, чтобы не препятствовать национальному законодателю самому определить круг отношений, подпадающих под действие конвенций. Однако различные варианты такого определения присутствуют не только в национальном законодательстве многих стран, но и в двусторонних соглашениях о взаимной защите и поощрении инвестиций и, как уже отмечалось выше, между двумя группами определений есть существенное различие, заключающееся в отсутствии в определении, данном в ДС, признака "цель получения прибыли".

Как отмечалось выше, в определении "инвестиций" как экономической категории, являющейся первичной по отношению к юридической категории данного понятия, рассматриваемый признак всегда присутствует. "Перевод" экономических категорий в правовые, к сожалению, не всегда является точным. Более того, в текстах правовых документов зачастую встречаются чисто экономические категории, содержание которых определяется только в экономической науке. Например, при обсуждении проекта соглашения с Францией дискутировался термин "авуары", в ДС с Испанией термин "инвестиции" определяется через термин "активы".

Существует и правовой аргумент в пользу высказанного выше мнения: толкование термина "инвестиции" неизбежно предполагает использование всего текста ДС, и, прежде всего, статьи 1, традиционно называющейся "Определения", где, как уже указывалось, есть определение термина "инвестиции".

Таким образом, в казахстанском законе существует упущение, касающееся статуса иностранного инвестора, когда иностранная "компания", не являющаяся юридическим лицом, должна будет доказывать свой статус иностранного инвестора. Например, так называемая "договорная форма совместных предприятий" (contractual joint ventures) или партнерство, созданное в США или в Англии, не являются в соответствии с казахстанским законом "иностранным юридическим лицом", то есть иностранным инвестором и, следовательно, не может создавать филиалы и представительства на территории РК, так как законодательство РК не предусматривает регистрацию представительств не юридических лиц. Таким образом, происходит нарушение режима наибольшего благоприятствования, когда инвестор одной страны, являющийся юридическим лицом по законодательству своей страны, может зарегистрировать свой филиал или представительство, а инвестор другой страны, не являющийся юридическим лицом, такого права не имеет. На практике это приводит к отказу Министерства юстиции регистрировать представительства (филиалы) последних, хотя теория и практика в отношении товариществ позволили американским ученым причислить товарищества (партнерства) к юридическим лицам.

Кроме того, национальный закон не предусматривает создание такой формы (contractual joint venture) предприятий с иностранными инвестициями, и в нем указаны только 2 формы: совместные предприятия или иностранные предприятия.

И еще одна проблема, касающаяся определения термина "инвестор", связана с факторами его национальной принадлежности и местонахождения. Некоторые соглашения (например, с США, КНР) предусматривают, что "компания" или "предприятие и компания" должны быть учреждены в соответствии с законодательством государства-участника. Согласно другим соглашениям, в дополнение к указанному выше критерию "компании" должны иметь местонахождение на его территории (например, ДС с ФРГ, Турцией). Несколько иные положения предусмотрены в соглашении с Испанией: лицо признается инвестором, если оно учреждено согласно законам соответствующей страны и фактически управляемо с территории этой страны. Примерно та же картина и в соглашении с Финляндией. В последнем допускается нахождение юридического лица - инвестора на территории третьего государства, причем, инвестор одной из Договаривающейся Сторон должен иметь в нем преобладающее участие (пункт 2 статьи 1(б)). Более того, соглашение с Финляндией приемлет и такой случай, когда под инвесторами признается юридическое или физическое лицо, определения которого не охватывают пункты 1 и 2 статьи 1, при условии, что Договаривающиеся Стороны совместно одобрят каждую отдельную инвестицию, планируемую данным лицом (пункт 3 статьи 1(б)).

Государственное регулирование иностранных инвестиций предполагает обеспечение надлежащей защиты прав иностранных инвесторов. В условиях отмены специального законодательства об иностранных инвестициях возникают определенные вопросы относительно того, насколько полно учтены интересы иностранных инвесторов, и в какой мере могут осуществляться их права. Наиболее остро эта проблема проявляется в том, что в новом инвестиционном законодательстве не получил должного закрепления порядок разрешения споров иностранных инвесторов.

Еще в 1992 г. Республика Казахстан приняла членство в Международном валютном фонде, Международном Банке Реконструкции и Развития, Международной финансовой корпорации, Международной ассоциации развития, Многостороннем агентстве гарантий инвестиций и Международном центре по урегулированию инвестиционных споров. Впоследствии Казахстаном было принято членство в Европейском Банке Реконструкции и Развития, Азиатском банке развития и Исламском банке развития [5, с. 153].

В Законе об инвестициях, в отличие от ранее действовавшего Закона об иностранных инвестициях, порядок рассмотрения споров упрощен до минимума. Как таковая процедура рассмотрения спора в нем вообще не определяется, законодателем устанавливается правило общего характера о том, что разрешение споров производится в соответствии с международными договорами и законодательными актами Республики Казахстан в судах Республики Казахстан, а также в международных арбитражах, определяемых соглашением сторон. Выделяются две категории споров – инвестиционные споры (споры, вытекающие из договорных обязательств между инвесторами и государственными органами в связи с инвестиционной деятельностью инвестора) и споры, не относящиеся к инвестиционным (то есть все остальные).

Как правило, в международной практике все споры, которые могут возникнуть в связи с иностранными инвестициями, принято делить на две группы:

1) инвестиционные споры, то есть споры между иностранными частными инвесторами и государством, принимающим иностранные инвестиции (в предмет споров данной группы включаются условия и порядок выплаты компенсации в случае национализации и осуществления иных принудительных мер, возмещения убытков в случае причиненного инвестору действиями органов и должностных лиц ущерба, а также в иных аналогичных случаях);

2) споры между участниками (партнерами) совместного предприятия, споры одного из участников с совместным предприятием; споры, сторонами в которых выступают предприятия с иностранным инвестором и предприятия и фирмы страны местонахождения такого предприятия с иностранными инвестициями (так называемые хозяйственные споры); споры между предприятиями с иностранными инвестициями и юридическими и физическими лицами других государств; споры между иностранным инвестором или предприятием с иностранными инвестициями с органами государства страны, принимающей иностранные инвестиции.

Следовательно, двусторонние соглашения способствуют поддержанию относительной стабильности воспроизводства и свободы движения капитала в рамках мировой системы хозяйствования.

Многосторонние международные конвенции также способствуют установлению более благоприятного инвестиционного климата. Говоря о многосторонних договорах, конвенциях нужно отметить, что они неразрывно связаны с деятельностью международных органов и организаций. К наиболее значительным относятся Гаагская конференция по международному частному праву, Международный институт по унификации частного права (УНИДРУА), комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и др.

Гарантии иностранным инвесторам необходимо рассматривать в комплексе, как государственные гарантии и договорно-правовые гарантии.

Государственные гарантии – закрепленные законом средства государственной защиты прав и интересов иностранных инвесторов. Государственные гарантии распространяются на всех иностранных инвесторов и действуют независимо от того, предусмотрены они в конкретном договоре или нет, хотя в ряде случаев могут изменяться, дополняться или конкретизироваться в договоре.

Договорно-правовые гарантии - закрепленные законом и предусмотренные договором правовые средства, обеспечивающие соблюдение договорных условий иностранного инвестора с национальным контрагентом, в т.ч., с государством: средства обеспечения исполнения обязательства (сюда же относятся государственные гарантии по внешним займам); иные правовые средства, обеспечивающие защиту прав иностранных инвесторов (страхование, банковская гарантия).

Таким образом, двусторонние и многосторонние соглашения о поощрении и защите иностранных инвестиций имеют важное значение для иностранных инвесторов. Наличие национального закона об инвестициях и двустороннего договора о защите инвестиций, их гармоничное сочетание обеспечивает защиту иностранных инвесторов на уровне общепризнанных стандартов, в соответствии с международным правом, способствуют процессу интеграции Казахстана в мировую экономику.

Вокруг Закона об инвестициях сгруппировались другие нормативные акты, отраслевая принадлежность которых ранее была не определена, вследствие чего инвестиционное законодательство окончательно сформировалось в самостоятельную отрасль законодательства РК.

ЛИТЕРАТУРА

1. Мобиус М. Руководство для инвестора по развивающимся рынкам. - М., 1995.

2. Гитман Л. Дж., Джонк М.Д. Основы инвестирования: пер. с англ. - М.: «Дело», 2006. - С. 55-56.

3. Богуславский М.М., Смирнов П.С. Правовые вопросы реформы внешнеэкономической деятельности // Советское государство и право. 1987. - № 6.

4. Хлестова И.О. Законодательство и международные договоры о защите иностранных инвестиций.//Правовые проблемы иностранных инвестиций в СССР. – М., 1991.

5. Исполинов А.С. Иностранные инвестиции в Российской Федерации и современное международное право // Московский журнал международного права, 2007. - N 1.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ