Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009

Автор: Баширов М.А.

Законодательство об акционерных обществах Республики Казахстан имеет относительно краткую историю. Первые попытки предпринимались еще в начале 90-х прошлого века.

Первым отдельным актом, регулирующим акционерные общества, является Постановление Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. № 590, утвердившее «Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью». Далее, 21 июня 1991 г. на базе союзного акта принимается закон Казахской ССР «О хозяйственных товариществах и акционерных обществах», в котором непосредственно акционерным обществам посвящалось 15 статей. 2 мая 1995 г. принимается Указ Президента РК, имеющий силу закона, котором отводится уже 25 статей.

Моментом рождения отдельного казахстанского законодательства об акционерных обществах можно считать принятие Закона «О хозяйственных товариществах и акционерных обществах» от 21 июля 1991г. Хотя этот закон с его 77 статьями был кратким, содержал пробелы, он, тем не менее, заложил основы, на которых были построены поздние законодательные акты. Защита акционеров, как одна из основных проблем законодательства, нашла свое отражение в данном законодательном акте.

Первая всеобъемлющая кодификация произошла затем в форме Указа Президента «О хозяйственных товариществах» от 2 мая 1995 года № 2555 (далее Указ), который занял место закона 1991 г. и поставил акционерное право на новую основу. Указ содержал пробелы и недостатки, и вследствие этого был принят полноценный Закон «Об акционерных обществах» 1998 года, включающий в себя положения о защите акционеров, пока без выделения миноритарных акционеров как одной из важных проблем по данной тематике.

Защита миноритарных акционеров является одной из важней проблем в законодательстве об акционерных обществах, поскольку является одним из важнейших условий инвестирования. Инвесторы вкладывают средства только в том, случае если есть гарантии, что права инвесторов, покупающих акции будут защищены. В данной работе не будет рассмотрены все положения акционерного права, а лишь те, которые относятся к миноритарным акционерам.

Как и контроль менеджмента, защита миноритарных акционеров от решений большинства, принятых при злоупотреблении полномочиями, относится к основным проблемам права. Также и в этом вопросе в США и на европейском континенте были развиты различные техники регулирования. В США попытались решить проблему с точки зрения права фондового рынка и предоставить миноритарному акционеру право при определенных обстоятельствах – например, при угрозе продажи предприятия, ограничении его уставных прав или реорганизации акционерного общества – продать собственные акции приобретателю контрольного пакета или акционерному обществу.

Юристы на европейском континенте были, напротив, менее склоны открывать акционеру возможность покинуть общество и, таким образом, лишить его капитала. Здесь отправным пунктом регулирования была скорее мысль, что и акционерное большинство не вправе преследовать только свои интересы, а должно соблюдать интересы всего акционерного общества. Если держатель контрольного пакета акций нарушает это обязательство, он несет ответственность перед обществом, и оно вправе требовать от него возмещения нанесенного вреда. Помимо этого, были разработаны дальнейшие правила для защиты меньшинства: например, особое требование большинства голосов при голосовании, обязательность раздельного голосования внутри различных групп акционеров, подробное регулирование процедуры оспаривания решений общего собрания.

Вопрос, которой из этих концепций следует отдать предпочтение, долго был предметом споров в европейском праве. В настоящий момент в общеевропейской доктрине прослеживается усредненная линия, в соответствии с которой оба принципа регулирования должны существовать параллельно [1].

Закон «Об акционерных обществах» 1998 г. демонстрирует относительно названных выше пунктов некоторое смещение принципов регулирования от, скорее, европейской модели, к скорее, более американской модели. При этом автор не настаивает на тезисе, что только одна из моделей достойна предпочтения.

С учетом проблемы защиты от перераспределения имущества в законе «Об акционерных обществах» 1998 г. разрабатывалась уже закрепленная в Указе мысль об оговорке утверждения, а в случае крупных сделок и обязанности публикации данных в случае конфликта интересов. Новым было установление правовых последствий, в случае этих предписаний. Закон 1998 г. предусматривал, что в случае нарушения правил относительно крупных сделок и конфликта интересов заключенные договоры признаются недействительными. Примечательно, что при этом иначе, чем в российском праве, вопрос о знании партнера по договору о нарушении внутренних положений не был полностью оставлен без внимания. Однако для наступления недействительности договора как правого последствия требовалось четкое описание обстоятельств дела, когда налицо «крупная сделка» и когда наступает «конфликт интересов». Законодатель 1998 г. попытался решить эту проблему с помощью подробных определений [2].

Наряду с концептуальными изменениями, Закон 1998 г. привел к усилению ряда прав миноритарных акционеров. С этой целью, среди прочего, акционеры, владеющие как минимум 5 процентами акций, получали особые полномочия, а также другие индивидуальные права – преимущественное право на приобретение акций и право требовать проведение внеочередной проверки финансовой отчетности. Кроме того, подробно регулировался процесс проведения общего собрания, а для избрания членов совета директоров в открытых акционерных обществах в обязательном порядке предписывалось кумулятивное голосование.

Со временем выяснились недостатки Закона «Об акционерных обществах» 1998 года, ряд важных положений не были учтены. Уже в 2001 году было предложен ряд изменений и дополнений, а в 2002 году они появились для открытого обсуждения. В ходе обсуждения стало ясно, что редакционных изменений не будет достаточно, что нужен новый закон, который более концептуально определит правовое положение, порядок деятельности акционерных обществ, права и обязанности акционеров (в том числе, и миноритарных) и другие важные положения. Хотя изначально целью было улучшение закона 1998 года, в ходе многочисленных предложений появился новый закон.

Как и в старом законе, в новой его версии права акционеров также находятся в статье 14. К уже имевшимся правам новый закон прибавляет права отдельного акционера: право предлагать кандидатуры для избрания в совет директоров, в случае квалифицированного участия право требовать проведения аудита за свой счет, а также право предлагать включение дополнительных пунктов в повестку дня общего собрания. При этом заслуживает упоминания, что в новом законе дифференцируются только права акционеров с квалифицированным участием (обозначенным в Законе 2003 года как крупный акционер). И, напротив, с полным основанием отпало ограничение закона 1998 года, по которому пакет акций должен быть принадлежать «одному» акционеру.

Можно отметить, что более отчетливо, чем раньше, выделяется принцип формального равенства акционеров, вмешаться в который возможно лишь только на основании закона, а не основании устава, как раньше. Этот принцип равного обращения получает важную функцию, поскольку он позволяет акционеру в судебном порядке защищаться против действий общества, ссылаясь на то, что с ним без достаточного основания обошлись иначе, чем с другими акционерами, в том же положениями. Отклонения от этого принципа допустимы только в определенных, предусмотренных законом исключениях.

Говоря о следующем праве для защиты миноритарных акционеров, можно ссылаться на преимущественное право на размещаемые акции, статья 16 Закона «Об акционерных обществах» 2003 года. Частично подобное право уже было внесено в Указ, в статью 83 ГК и в статью 3 (4) Закона «Об акционерных обществах» 1998 года, однако без детальной разработки. Теперь оно определено в обязательном порядке, включая процедуру его осуществления.

Необходимо также остановиться на процедуре голосования. Нужно подчеркнуть, что порог принятия решений квалифицированным большинством был поднят с двух третей до трех четвертых голосующих акций [3]. При этом квалифицированное большинство требуется не только для принятия решения об изменении устава и реорганизации, но и по праву – также для решения об «изменении количества объявленных акций» [3]. В связи с развитием корпоративного управления изменения от 8 июля 2005 г., в перечень вопросов, которые обязательно должны быть утверждены квалифицированным большинством, добавлен кодекс корпоративного управления и изменения и дополнения к нему.

Путем многочисленных детальных улучшений были укреплены права акционеров при проведении общего собрания. В числе прочего были уточнены предписания относительно созыва внеочередного собрания акционеров. В качестве места общего собрания теперь четко указывается «населенный пункт по месту нахождения исполнительного органа», приглашение на общее собрание должно осуществляться через публикацию в средствах массовой информации, а процедура дополнений к повестке дня регулируется по предложению акционеров более точно.

Улучшение защиты акционеров находится в центре как закона 1998 года (утратившего силу), так и его закона 2003 года. В своей новой редакции эти права, закрепленные, в первую очередь, в статьях 14, 27, 74 Закона «Об акционерных обществах» от 2003 года, уже достигли высокого стандарта. Похоже, что проблема защиты акционеров состоит, скорее, в ее эффективном осуществлении на практике. Остановимся на этом подробнее.

Можно ли тогда говорить об осуществлении прав акционеров, когда в законе имеются правила на случай их нарушения? Рассмотрим, к примеру, право акционера на получение информации. Закон в редакции от 13 мая 2003 года не содержит никакого положения о том, что произойдет, если общество нарушит свою обязанность по предоставлению информации. В качестве решения можно было, например, придать органу надзора особые полномочия, позволяющие в короткий срок удовлетворить эти требования – как, например, возможность наложения денежного штрафа в случае нарушения обществом своих обязанностей [4].

Следующая причина недостаточного осуществления прав акционера состоит в том, что, судя по всему, в вопросе распределения издержек. Примером может служить право крупного акционера требовать проведения аудита. Поскольку он действует в интересах общества, то должна иметься возможность заставить общество на основании решения (суда или органа надзора) нести связанные с аудитом издержки.

Сходная проблема возникает при судебном предъявлении акционерами требований в пользу общества, вытекающими из вопросов материальной ответственности. Интересное положение содержится в статье 53.5. Закона Грузии «О хозяйственных предприятиях», где для защиты от злоупотреблений суду дается возможность в случае злоупотребления обязать истца возместить обществу нанесенный ущерб.

Право акционеров при определенных обстоятельствах требовать от общества выкупа акций может также служить основой для многих судебных споров. Важным здесь является то, что, в противоположность прежнему закону, акционер только тогда имеет право выхода, когда он на общем собрании проголосовал против заключения крупного договора [3].

Согласно старому праву, было достаточно, чтобы акционер не принимал участия в голосовании. Можно поприветствовать ограничение этой правовой нормы. Тем не менее, расхождения во мнениях - прежде всего, в вопросе цены выкупаемых акций – и дальше останутся темой дискуссии. Следует проверить, не было бы целесообразнее поручить решение таких вопросов специализированным судам или третейскому суду при комиссии по надзору за ценными бумагами. Часть конфликтов возможно можно было бы решить, предписав в случае больших объемов - особенно при реорганизации – обязательную аудиторскую проверку.

Кроме того, изменения законодательства об акционерных обществах ввели новую норму: «Выкуп обществом размещенных акций по требованию акционера осуществляется в соответствии с методикой определения стоимости акций при их выкупе обществом, утвержденной общим собранием акционеров» [3]. Несомненно, наличие вышеупомянутой методики облегчит акционерам процедуру выкупа их акций обществом. Однако данная норма не обязывает акционерные общества принимать их, и до сих пор существенная часть из них не приняла данную методику на общем собрании.

Очень большое значение имеет, безусловно, преимущественное право акционеров на приобретение акций в случае эмиссии.

Новое регулирование этого вопроса, являющееся правильным и важным, упускает, однако, из виду, что возможны ситуации, как, например, принятие в общество стратегически важного инвестора, когда преимущественное право акционеров на приобретение акций может сказаться во вред обществу. По этим причинам общее собрание должно иметь возможность при наличии ограниченных предпосылок принять решение об исключении преимущественного права на приобретение акций [5]. К этим ограниченным предпосылкам относятся, в особенности, требования квалифицированного большинства, а также обязанность руководящих органов подробно обосновать принимаемую меру.

Как уже сообщалось, право акционеров оспаривать решения органов в судебном порядке относится к Казахстану к наиболее эффективным средствам защиты акционера [6]. Тем не менее, и этот вопрос недостаточно урегулирован законом, и на практике соответствующая статья вызывает разные вопросы. На основе опыта Германии и других стран (в частности, ст. 422 – 427 Закона Польской Республики «О торговых обществах» от 15 сентября 2000) представляется уместным урегулировать в законе следующие пункты:

1) Кто должен быть вправе подавать иск об оспаривании? С целью ограничения возможностей злоупотребления можно создать определенные дополнительные предпосылки как, например, обязанность сначала заявить возражение на общем собрании или установление числа акций, которыми как минимум должен владеть оспаривающий, или минимум времени, в течение которого оспаривающий должен владеть акциями.

2) При ссылке на процедурную ошибку должно ли быть решающим то, отразилась ли эта ошибка на решении? (К примеру, в немецком судопроизводстве требуется, по меньшей мере, чтобы ошибка могла оказать влияние – потенциальная причинная связь).

3) В течение какого времени можно предъявить иск об оспаривании? В Германии по причинам правовой безопасности срок подачи этого иска очень короток (один месяц) [6]. Российское право предусматривает срок в шесть месяцев для аналогичных действий [7].

Однако при этом нужно учитывать, что особенно тяжелые ошибки, как, например, ошибочный созыв собрания, ведут в немецком праве не только к оспоримости решения, а к его ничтожности. А иск о признании решения ничтожным не связан с этим сроком.

4) На каком основании должно быть возможно оспаривание? В этом вопросе закон не содержит никаких высказываний. Нужно остановиться на нарушении законов или устава, а также обязанности акционеров соблюдать интересы меньшинства (фидуциарная обязанность акционеров).

5) Как подача иска об оспаривании отражается на идущую параллельно процедуру регистрации? В европейских странах процедура регистрации, как правило, прерывается.

6) Кто является адресатом судебного решения? Здесь в виде исключения речь идет о решении, которое действует по отношению ко всем [6].

Далее, особенно по сравнению с российским законом, бросается в глаза то, что в нем право вносить предложения к повестке дня урегулировано более подробно, так же, как и право акционеров ознакомиться со списком акционеров, правомочных участвовать в общем собрании [7].

Оба эти положения Федерального Закона РФ «Об акционерных обществах» от 25 декабря 1995 г. соответствуют аналогичным европейским законам об акционерных обществах. В данном случае, казахстанским законодателям можно было перенять российский опыт с учетом собственного законодательства и специфики.

Наконец, нужно остановиться еще на процедуре кумулятивного голосования, в обязательном порядке предписанной как в Казахстане, так и в Российской Федерации. Здесь нужно, с одной стороны, отметить, что эффективность этой процедуры находится в прямом отношении к числу членов совета директоров. Поэтому предусмотренное в статье 54 (5) Закона «Об акционерных обществах» 2003 года минимальное число может оказаться недостаточным. С другой стороны, в различных восточно-европейских государствах, особенно в Польше, предпочли более простую процедуру выбора в выборных группах. В частности, в соответствии со статьей 385 Закона Польской Республики «О торговых обществах» акционеры, доля которых в общем числе голосов соответствует соотношению одного мандата наблюдательного совета к общему числу мандатов наблюдательного совета, могут выбирать себе представителя [8].

Нужно добавить, что процедура кумулятивного голосования в принудительном порядке критикуется и в США. Считается, что подсчет голосов является сложной процедурой, склонной к ошибкам. Это часто приводит к тому, что директора отвечают не перед всеми акционерами, а только по отношению к определенным группам акционеров и иногда ущемляются интересы миноритариев.

Положения Закона «Об акционерных обществах» в редакции от 13 мая 2003 года важной вехой в уточнении прав и обязанностей акционеров, в том числе по вопросам миноритарных акционеров.

Тем не менее, стало ясно, что права и защита миноритарных акционеров не раскрыты в должной степени, и со временем созрели очередные изменения.

Важнейшие изменения в законодательство Республики Казахстан были произведены в соответствии с Законом Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав миноритарных инвесторов» от 19 февраля 2007 года. Таким образом, защита прав миноритарных акционеров признана отдельной проблемой в законодательстве об акционерных обществах, заслуживающая отдельных изменений.

Поскольку центром данной работы является защита миноритарных акционеров, главным концептуальным изменением данного законодательного акта можно считать введение самого понятия миноритарного акционера. Введение данного понятия было произведено впервые в казахстанском законодательстве.

В соответствии с данными изменениями, миноритарным акционером считается акционер, которому принадлежит менее десяти процентов голосующих акций акционерного общества [3].

Данное изменение является очень ценным для защиты миноритарных акционеров, так как впервые закреплено в законодательстве и служит основной для дальнейших гарантий в будущем.

С целью защиты прав акционеров в Закон «Об акционерных обществах» ввели ряд других важных изменений.

Одним из важнейших является также впервые введение такого понятия, как «публичная компания». Ранее, до изменений в Законе «Об АО», существовало такое понятие, как «народное акционерное общество». Народным акционерным обществом считалось общество, размер собственного капитала которого составляет не менее 1 000 000 кратного размера месячного расчетного показателя, с числом акционеров 500 и более. Безусловно, данная концепция устарела. К народным акционерным обществам не предъявлялось каких-либо особых требований по прозрачности и открытости, обороту акций и т.д.

Концепция публичной компании установлена в соответствие с мировыми стандартами и защищает инвесторов намного лучше, чем предыдущая концепция народного акционерного общества, которая лишь устанавливала статус крупного акционерного общества и не защищала инвесторов должным образом.

В соответствие с данной новой концепцией, публичная компания должна соответствовать ряду важных критериев, в частности, публичности и другим. Публичность компании, по определению в законе, исходит из того, что акции предлагаются неограниченному кругу лиц на рынке ценных бумаг. Также в целях увеличения количества акционеров установлено, что не менее тридцати процентов от общего количества размещенных простых акций общества должно принадлежать акционерам, каждый из которых владеет не более, чем пятью процентами простых акций общества от общего количества размещенных простых акций общества.

Также установлено, что уполномоченный орган устанавливает требования по объему торгов простыми акциями общества и то, что «акции общества должны находиться в категории списка фондовой биржи, функционирующей на территории Республики Казахстан, для включения и нахождения в которой внутренними документами фондовой биржи установлены специальные (листинговые) требования к ценным бумагам и их эмитентам, либо они включены в список специальной торговой площадки регионального финансового центра города Алматы».

Кроме того, Уставом публичной компании должно быть предусмотрено наличие:

1) кодекса корпоративного управления;

2) должности корпоративного секретаря;

3) корпоративного веб-сайта;

4) запрета «золотой акции».

Закон также установил порядок признания общества публичной компанией, отзыв у его этого статуса, утрату этого статуса.

В соответствии с изменениями Закона «Об АО» от 8 июля 2005 года, появилось понятие кодекса корпоративного управления как документа, регулирующего отношения в процессе управления обществом.

Сейчас наличие кодекса корпоративного управления в обществе должно быть предусмотрено Уставом, что способствует более эффективному корпоративному управлению обществом.

Новацией является требование в виде наличия корпоративного секретаря, а в определения дополнены понятием корпоративный секретарь - «работник акционерного общества, не являющийся членом совета директоров либо исполнительного органа общества, который назначен советом директоров общества и подотчетен совету директоров общества, а также в рамках своей деятельности контролирует подготовку и проведение заседаний собрания акционеров и совета директоров общества, обеспечивает формирование материалов по вопросам повестки дня общего собрания акционеров и материалов к заседанию совета директоров общества, ведет контроль за обеспечением доступа к ним» [3].

Безусловно, наличие отдельного ответственного лица в компании повысит уровень ответственности уполномоченных лиц и будет способствовать лучшей защите акционеров.

Условием поставлено наличие в публичной компании корпоративного сайта, что накладывает определенные издержки на компании, но, тем не менее, способствует прозрачности решений. В других изменениях также выдвинуты условия по использованию этого сайта. В частности, публичные компании должны публиковать на корпоративном сайте решения о выплате дивидендов по простым акциям и в случае при приобретении тридцати и более голосующих акций общества в соответствующем порядке. Кроме того, они должны публиковать на корпоративном сайте большинство вопросов, затрагивающих интересы акционеров общества.

Запрет «золотой акции» в Уставе по логике законодателя должен быть дополнительной гарантией для инвесторов, т.к. они считают, что обладающий «золотой акцией» акционер может неожиданно использовать ее для блокирования важных решений и вмешательства в управление обществом.

Законодатель также обращает свое внимание, что права миноритарных акционеров заслуживают отдельного закрепления в законодательстве об акционерных обществах. Изменениями в Законе «Об АО» отдельно закреплено, что миноритарный акционер вправе обратиться к регистратору общества в целях объединения с другими акционерами при принятии решений по вопросам, указанным в повестке дня общего собрания акционеров.

В целях защиты акционеров было установлено, что запрещается использовать в повестке дня формулировки с широким пониманием, включая «разное», «иное», «другие» и аналогичные им формулировки. Данное положение гарантирует, что на общем собрании не будут рассматриваться вопросы, к которым акционеры не подготовились. Данное изменение соответствует мировой практике и, безусловно, прекратит практику, когда в повестку дня может быть поставлен любой вопрос. Также уточнены требования к материалам к повестке дня.

В целях надлежащего информирования акционеров также уточнена ответственность должностных лиц общества, в частности, что они несут ответственность за вред вследствие предоставления информации, вводящей в заблуждение, или заведомо ложной информации и нарушении порядка предоставления информации. Ранее в формулировке ст. 63 Закона указано было только наличие ответственности членов исполнительного органа с общими формулировками. Изменение же указывает, что ответственность может быть установлена в конкретных случаях за предоставление информации акционерам.

Все данные изменения являются новацией, в сравнении с предыдущим законодательством. Кроме того, изменениями 19 февраля 2007 года были произведены иные изменения по размещению акций, ежегодному общему собранию, компетенции совета директоров, комитетам совета директоров и ряд редакционных изменений, которые напрямую не относятся к защите миноритарных акционеров.

При рассмотрении проблематики защиты миноритарных акционеров изменения в Закон «Об акционерных обществах» от 19 февраля 2007 года являются очень важными, поскольку ориентированы конкретно на защиту миноритарных акционеров. Данные изменения превратили Закон «Об акционерных обществах» к соответствующим мировым стандартам, т.к. в него внесены многие международные стандарты. Например, понятия публичной компании, корпоративного секретаря, миноритарного акционера, вкупе с определением конкретного механизма исполнения данных норм.

Изменения и дополнения после Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам защиты прав миноритарных инвесторов» от 19 февраля 2007 года по настоящий день также ориентированы на улучшение законодательства об акционерных обществах, но не носят столь концептуальный характер.

ЛИТЕРАТУРА

1. Communication from the Commission to the Council and the European Parliament: Modernizing Company Law and Enhancing Corporate Governance in the European – A Plan to Move Forward (21.05. 2003) http://europa.eu.int/

2. Об акционерных обществах: Закон Республики Казахстан от 10 июля 1998г. № 281 -1 (утратил силу) // Юридический Справочник «Законодательство». – Алматы: «ЮРИСТ», 2004.

3. Об акционерных обществах: Закон Республики Казахстан от 13.05.2003 г. № 415-II// Юридический Справочник «Законодательство». – Алматы: «ЮРИСТ», 2004.

4. White Paper on Corporate Governance in Russia, 2002. http://www.oecd.org/

5. Директива Европейского Союза № 77 / 91 от 13 декабря 1979 г. http://europa.eu.int/eur - lex/en/lif/

6. Шрам Х. История и перспективы казахстанского права об акционерных обществах // Рынок Ценных Бумаг Казахстана, 2004, №2.

7. Об акционерных обществах: Федеральный Закон Российской Федерации от 26 декабря 1995 г. № 208 – Ф 3.

8. О торговых обществах: Закон Республики Польши от 15 сентября 2000 г., http://www.lexinfosys.de



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ