Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009

Автор: Коновалова Т.Ю.

В период проведения и реализации правовой реформы в Республике Казахстан перед наукой уголовного права возникает целый ряд проблем, которые имеют теоретическое и практическое значение.

Уголовное законодательство, теория уголовного права и судебная практика последовательно исповедуют принцип субъективного вменения. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные деяния и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Особый интерес к вопросам вины обусловлен значимостью субъективной стороны преступления. От умышленной или неосторожной формы вины зависит квалификация преступления, вид и размер наказания, наличие или отсутствие в действиях лица состава преступления.

Разработкой проблемы двойной формы вины в течение длительного времени занимались известные российские и казахстанские ученые-юристы: И.Ш. Борчашвили, Б.В. Здравомыслов, В.Н.Кудрявцев, Г.Ф. Поленов, С.М. Рахметов и другие.

Рассмотрение и исследование вины в различных ее аспектах, эволюция научных знаний в области психического отношения субъекта к совершаемому общественно опасному деянию и его последствиям позволили закрепить понятие преступлений с двойной формы вины в Уголовном кодексе Республики Казахстан, принятом 16 июля 1997 года. Вместе с тем, проблема двойной формы вины остается дискуссионной и продолжает занимать особое место в теории уголовного права.

Психическое содержание вины образуют интеллектуальный и волевой элементы. Интеллектуальный критерий заключается в том, что виновный осознает общественно опасный характер деяния и предвидит наступление общественно опасных последствий. Например, при нанесении ударов топором по голове жертвы виновный осознает, что причиняет вред жизни. Волевой критерий характеризует отношение субъекта преступления к наступившим общественно опасным последствиям: виновный желает или сознательно допускает наступление вредных последствий. При нанесении удара ножом в левую часть грудной клетки виновный желает причинить последствия в виде смерти.

Неосторожная форма вины проявляется в том, что виновный предвидит наступление общественно опасных последствий, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение (преступная самонадеянность) или не предвидит наступление общественно опасных последствий, хотя мог и должен их предвидеть (преступная небрежность). Например, при нарушении Правил безопасности дорожного движения водитель транспортного средства предвидит наступление общественно опасных последствий в виде причинения вреда здоровью, но легкомысленно рассчитывает на то, что этого не произойдет.

Таким образом, форма вины образуется в результате различного сочетания и взаимодействия интеллектуального и волевого элементов, которые характеризуют психическое отношение виновного к совершаемому преступлению.

Из анализа действующего уголовного законодательства следует, что в подавляющем большинстве случаев в Уголовном кодексе Республики Казахстан содержатся преступления, которые совершаются с какой-то одной формой вины. Но иногда законодатель соединяет в одном составе две различные формы вины: умысел по отношению к последствию основного состава и неосторожность к более отдаленному общественно опасному последствию. Две формы вины существуют одновременно.

В ст. 22 УК РК понятие преступлений с двумя формами вины закреплено в следующей редакции: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Несмотря на законодательное закрепление понятия двойной формы вины, в результате исследования правовой природы двойной формы вины обозначился ряд точек зрения. Основной предмет дискуссий – какие преступления следует считать преступлениями с двойной формой вины.

По мнению Н.К. Семерневой, все преступления с двойной формой вины, в зависимости от конструкции объективной стороны, можно разделить на две основные группы. Первый вид – материальные составы с двумя последствиями. Второй вид преступлений с двойной формой вины – формальные составы [1].

В соответствии с данной классификацией, к первой группе преступлений можно отнести состав преступления, предусмотренный ст. 103 ч. 3 УК РК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть по неосторожности) и состав преступления, предусмотренный ст. 187 ч. 2 п. «б» УК РК (умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью).

В результате совершения одного действия наступают два последствия: тяжкий вред здоровью и смерть, причем, вина по отношению к причинению тяжкого вреда здоровью выступает в форме умысла, а по отношению к смерти – в форме неосторожности. Каждое из последствий является последствием самостоятельного состава преступления. При отсутствии конструкции ст. 103 ч. 3 УК РК действия виновного следовало бы квалифицировать по ст. 103 ч. 1 УК РК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и по ст.101 УК РК (причинение смерти по неосторожности). В случае квалификации действий виновного по совокупности преступлений суд должен назначить наказание также по совокупности преступлений, отдельно за каждое преступление, и затем определить окончательное наказание. Между тем, оба последствия, тяжкий вред здоровью и смерть, наступили в результате одного действия.

Целью объединения в одном составе двух составов преступления является соблюдение и реализация принципа справедливости. При помощи двойной формы вины законодатель усиливает уголовную ответственность за умышленные преступления, если виновный по неосторожности причиняет более тяжкие последствия, которые являются квалифицирующим признаком.

Вторая группа преступлений включает в себя преступления с двойной формой вины, основной состав которых по конструкции объективной стороны является формальным.

Общими признаками для таких составов являются: 1) основной состав законодательно сконструирован как формальный, ответственность устанавливается за сам факт совершения общественно опасного деяния; 2) общественно опасное деяние совершается умышленно; 3) квалифицированный вид преступления конструируется как материальный состав, повышающий общественную опасность деяния за счет наступления тяжких последствий [1].

Примером такого вида преступления является состав преступления, предусмотренный ст. 117 ч. 4 УК РК (незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда здоровью). Основной состав данного преступления (ст. 117 ч. 1) является формальным, то есть уголовная ответственность наступает за сам факт производства незаконного аборта, при этом не требуется наступления никаких последствий. Психическое отношение лица к совершаемому деянию в виде незаконного прерывания беременности характеризуется прямым умыслом, который проявляется в том, что субъект осознает, что совершает незаконные действия и желает их совершить.

Квалифицированный состав ст.117 ч. 4 УК РК включает в себя последствия в виде смерти потерпевшей или причинения тяжкого вреда здоровью, причем, субъективная сторона данного состава характеризуется неосторожной формой вины. Виновный предвидит, что в результате незаконного производства аборта могут наступить эти последствия, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение, или не предвидит наступление общественно опасных последствий, хотя мог и должен их предвидеть. Состав преступления, предусмотренный ст. 117 ч. 4 УК РК, включает в себя два самостоятельных преступления: незаконное производство аборта (ст. 117 ч. 1 УК РК) и причинение смерти по неосторожности (ст. 101 УК РК).

Сторонники «широкой» концепции понятия двойной формы вины относят к преступлениям с двойной формой вины преступления, связанные с нарушением специальных правил.

Так, С.М. Рахметов считает, что в преступлениях, связанных с нарушением специальных правил, двойная форма вины выражается в умысле к самому факту нарушения правил и неосторожности к наступившим последствиям. В частности, к таким преступлениям относятся составы преступлений, предусмотренные ст. 267 УК РК (нарушение санитарно-эпидемиологических правил); ст. 289 УК РК (нарушение правил охраны животного мира); ст. 296 УК РК (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств лицами, управляющими транспортным средством) и другие составы преступлений [2].

Уголовная ответственность по ст.296 ч. 1 УК РК наступает при нарушении лицом, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Общественно опасное деяние проявляется в том, что субъект умышленно нарушает правила безопасности движения, в результате чего наступают вредные последствия в виде причинения вреда здоровью, причем, психическое отношение лица к данным последствиям характеризуется неосторожной формой вины.

Действительно, при совершении данного преступления виновный осознает (понимает), что нарушает правила безопасности движения, однако это осознание относится не к преступлению, а к административному правонарушению, поскольку факт нарушения Правил дорожного движения влечет за собой административную ответственность. Преступный характер нарушение правил безопасности дорожного движения приобретает только при наступлении последствий, указанных в диспозиции ст. 296 УК РК.

Необходимо полностью согласится с С.А. Тессман, которая утверждает, что позиция сторонников «широкой» концепции понятия двойной вины не совсем верна, поскольку они искусственно разрывают объективную сторону преступления, имеющего материальный состав, на две части и раздельно устанавливают психическое отношение сначала к действию, затем к последствиям. Полагаем, что двойная форма вины представляет собой сочетание признаков умысла и неосторожности только в смысле уголовного права, и ее установление всегда влияет на квалификацию преступления [3].

Н.Ф. Кузнецова в концепции двойной формы вины в отношении действия (нарушения специальных правил) отмечает: «Центр тяжести в общественной опасности неосторожных преступлений переносится с причинения ущерба на самый факт нарушения административных или дисциплинарных правил» [4].

Из буквального смысла ст. 22 УК РК (ответственность за преступления, совершенные с двумя формами вины) следует, что тяжкие последствия, которые не охватываются умыслом лица, причиняются в результате совершения умышленного преступления. В УК РК отсутствуют основания для привлечения лица к уголовной ответственности за нарушение специальных правил, в связи с чем позиция ученых-юристов об отнесении преступлений, связанных с нарушением правил безопасности к преступлениям с двойной формой вины, справедливо подвергается достаточно серьезной критике.

В соответствии со ст. 22 УК РК, преступление с двумя формами вины в целом является умышленным преступлением.

Не имея возможности оспорить факт отнесения преступлений с двумя формами вины к умышленным преступлениям, С.М. Рахметов все-таки настаивает на том, что преступления, связанные с нарушением специальных правил, являются преступлениями с двумя формами вины, но в целом относятся к категории неосторожных преступлений [2]. Данное утверждение противоречит уголовному закону, в частности, ст. 22 УК РК, согласно которой преступление с двойной формой вины является умышленным преступлением.

Если допустить, что такие преступления, как нарушение санитарно-эпидемиологических правил, нарушение правил охраны и использования недр, нарушение правил ведения горных и строительных работ, нарушение правил безопасности движения и т.д. в целом являются умышленными преступлениями, то возникают основания для установления в действиях виновного лица признаков преступлений: диверсия, терроризм, а если последствием является причинение смерти, то и за убийство.

«Широкая» концепция понятия двойной формы вины и видов преступлений с двойной формой вины настораживает, поскольку речь идет о признании того, какое преступление совершено: умышленное или неосторожное. Психическое отношение лица к совершаемому деянию определяет степень общественной опасности преступления и влечет за собой существенные правовые последствия.

Следует признать вполне обоснованной точку зрения казахстанских и российских ученых, которые считают, что преступления, связанные с нарушением специальных правил, характеризуются с субъективной стороны неосторожной формой вины, которая проявляется в двух ее видах: преступной самонадеянности или преступной небрежности.

Преступления с двумя формами вины имеют своеобразную конструкцию. Это своеобразие, по мнению Б.В. Здравомыслова, состоит в том, что законодатель как бы сливает в один состав, т.е. юридически объединяет два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое – неосторожным, причем, оба могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом образуют качественно иное преступление со специфическим субъективным содержанием [5].

Именно в своеобразной законодательной конструкции отдельных составов преступлений заложена реальная основа для существования преступлений с двойной формой вины [5].

Чисто механический подход к оценке субъективной стороны преступления с двумя формами вины недопустим. Установление психического отношения субъекта к совершаемому общественно опасному деянию позволяет отграничить преступления с двойной формой вины от смежных преступлений, в частности, убийство – от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности. На это акцентировал внимание Пленум Верховного Суда Республики Казахстан в постановлении от 23 декабря 1994 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего ответственность за посягательство на жизнь и здоровье граждан»: «При разграничении умышленного убийства от умышленных тяжких повреждений, повлекших смерть потерпевшего, необходимо учитывать направленность умысла виновного, его субъективное отношение к результатам своих действий – смерти потерпевшего».

В процессе проведенного исследования можно сделать следующие выводы. Вина является обязательным признаком субъективной стороны преступления, поскольку объективное вменение в уголовном праве не допускается. В преступлениях с двумя формами вины одновременно существуют две формы вины: умысел и неосторожность. Наука уголовного права и судебная практика выделяют два основных вида преступлений с двумя формами вины: материальные составы с двумя последствиями и формальные составы, в которых общественно опасные последствия являются квалифицирующим признаком. Преступления с двумя формами вины включают в себя два самостоятельных состава преступления, одно из которых совершается умышленно, а второе характеризуется неосторожной формой вины. В сочетании друг с другом эти составы образуют качественно новое преступление.

Установление преступлений с двумя формами вины позволяет дать правильную квалификацию преступления, отграничить его от смежных преступлений, назначить наказание с учетом характера и степени общественной опасности деяния и личности субъекта.

Несмотря на законодательное закрепление понятия преступлений с двумя формами вины, вопрос о видах преступлений с двумя формами вины продолжает оставаться дискуссионным.

В целях дальнейшего развития и совершенствования принципа субъективного вменения представляется необходимым разработать и внести дополнения в уголовно-правовую норму, раскрывающую признаки преступлений с двумя формами вины.

ЛИТЕРАТУРА

1. Семернева Н.К. Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. – М.: «Инфра М – Норма», 1998. – 516 с.

2. Рахметов С.М. Уголовное право Казахстана (Общая часть). Учебник для вузов / Под ред. И.И. Рогова, С.М. Рахметова – Алматы: ТОО «Норма – К», 2005. – 296 с.

3. Тессман С.А. Двойная форма вины: понятие, содержание, значение. Учебное пособие. – Алматы: «Данекер», 2003. – 69 с.

4. Кузнецова Н.Ф. О квалификации вины //Советская юстиция. – 1980, № 23. – с. 24-25.

5. Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. - М.: «Юристъ», 1999. – 480 с.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ