Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009

Автор: Зайнутдинова Н.М.

Защита семейных прав, как правило, осуществляется судом. В новом Законе РК «О браке и семье» от 17 декабря 1998 года (далее Закон) существенно расширена возможность обращения за судебной защитой семейных прав. В случаях, предусмотренных законом, семейные права могут также защищаться органами опеки и попечительства и иными органами, например, прокурором, органами внутренних дел.

Защита нарушенных или оспариваемых семейных прав в судах происходит в исковом порядке (взыскание алиментов, раздел совместно нажитого супругами имущества). Защита охраняемых интересов происходит в порядке особого производства (установление факта признания отцовства, фактов регистрации рождения, усыновления, брака, развода).

В административном порядке защита семейных прав осуществляется путем обращения в государственные органы или к конкретному должностному лицу. Также Конституцией РК предусмотрено право граждан обращаться для защиты семейных прав в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Юридических понятий защиты и ответственности, как было уже ранее сказано, не существует ни в одной из правовых отраслей, хотя для всех них эти понятия имеют существенное значение.

Семейно-правовые меры защиты – это средства семейно-правового воздействия, направленные на предупреждения или пресечения нарушения субъективных семейных прав, применяемые в установленном законом порядке, независимо от вины правонарушителя.

Меры семейно-правовой защиты, в отличие от мер ответственности, применяются при наличии лишь одного основания – нарушения или угрозы нарушения субъективного семейного права.

Защита семейных прав, по общему правилу, осуществляется независимо от того, сколько времени прошло с момента нарушения права, поскольку, в соответствии со ст. 8 Закона, исковая давность при защите семейных прав обычно не применяется. Исключения из этого правила установлены семейным законодательством. Исковая давность применяется, например, в отношении требований о разделе имущества супругов и исков об оспаривании отцовства или материнства. В тех случаях, когда исковая давность подлежит применению, она осуществляется в соответствии с нормами гражданского законодательства об исковой давности.

Семейное законодательство не дает перечня способов защиты семейных прав. Эти способы указываются в конкретных нормах, регулирующих те или иные семейные отношения. Анализ этих норм позволяют сделать вывод, что все способы защиты гражданских прав, предусмотренные ст. 9 ГК РК, применяемые для защиты семейных прав:

- самозащита (супруг может передать имущество, составляющее его долю в общем супружеском имуществе, на хранение родственникам);

- признание права судом (установление отцовства, материнства - ст. 46 Закона);

- восстановление положения, существовавшего до нарушения права (при признании брака не действительным – ст. 24 Закона);

- пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (родители вправе требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя на незаконном основании – ст. 66 Закона);

- признание сделки недействительной (признание не действительным брачного договора – ст. 42 Закона);

- принуждение к исполнению обязанности (взыскание алиментов в судебном порядке (ст. 149 Закона);

- прекращение (изменение) семейного правоотношения (отмена усыновления – ст. 96 Закона, расторжение договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью – ст. 120 Закона);

- иные способы, предусмотренные законом.

К иным способам защиты семейных прав можно отнести, например, сокращение объема семейных прав. Так, согласно п.2 ст.37 Закона, суд вправе отступить от принципа равенства долей супругов в их общем имуществе в интересах несовершеннолетних детей или исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов. Ограничение возможности использования отдельных субъективных прав тоже является способом их защиты (муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение года после рождения ребенка – ст. 15 Закона).

Способы защиты семейных прав, как правило, указываются в санкциях семейно-правовых норм. Термин «санкция» имеет несколько значений. Он может обозначать одну из частей правовой нормы; так может называться и мера государственного принуждения, применяемая за правонарушение.

Различные авторы по-разному соотносят ответственность и санкции. Некоторые считают, что санкция — разновидность ответственности, другие - что ответственность - одна из разновидностей санкции, третьи рассматривают ответственность и санкцию как равнозначные понятия [1, с. 12]. Вторая из трех указанных точек зрения представляется самой обоснованной и имеет наибольшее число последователей. В соответствии с ней санкции могут быть сведены к двум самостоятельным группам — мерам ответственности и мерам защиты.

Понятие ответственности в семейном праве идентично гражданско-правовому. Ответственность может быть определена как обязанность лица претерпеть лишение права или иные дополнительные неблагоприятные последствия своего виновного противоправного поведения. Вопрос о том, можно ли считать ответственностью исполнение под принуждением в том же объеме обязанности, не исполненной добровольно, или ответственность имеет место только там, где речь идет о дополнительных неблагоприятных последствиях, имеет особое значение для семейного права [2, с. 61].

Ответ на этот вопрос зависит от того, что вкладывается в понятие ответственности и мер защиты. Меры ответственности и меры защиты могут разграничиваться по тому признаку, что одни из них «направлены на защиту нарушенного права — это меры защиты, другие «соединяют в себе не только меры охраны нарушенного права, но и неблагоприятные последствия для виновного правонарушителям — меры ответственности» [3, с. 18]. Отличия заключаются в следующем: меры ответственности преследуют цели наказания виновного правонарушителя, меры защиты направлены только на защиту интересов потерпевшего. Ответственность наступает лишь при наличии вины, меры защиты применяются независимо от вины. Ответственность всегда предполагает возложение на виновного правонарушителя дополнительных неблагоприятных имущественных последствий или лишение его субъективного права, меры защиты могут выражаться и в принуждении нарушителя к исполнению обязанности в том же объеме, в котором она не была исполнена добровольно.

Четкое разграничение мер защиты и ответственности имеет в семейном праве первостепенное значение. Преследуя общую конечную цель — защиту интересов потерпевшего, они, тем не менее, существенно отличаются друг от друга. Широкое понимание ответственности, когда под ответственностью понимается исполнение под принуждением в том же объеме обязанности, не исполненной добровольно, Н.С. Малеин справедливо называл одной из причин безнаказанности семейных правонарушений [4, с. 33].

Действительно, если считать, что лицо, исполнившее обязанность под принуждением в том же объеме, в каком она существовала до этого, уже понесло ответственность, то не возникает вопроса о его действительном наказании. В результате участники семейных отношений не стимулировались к исполнению обязанностей добровольно, так как знали, что в случае неисполнения они практически ничем не рискуют. Поэтому в новом Законе установлен ряд действенных мер ответственности, применяемых за нарушение ряда семейных обязательств. Прежде всего, это касается алиментных обязанностей. Кодексом КазССР «О браке и семье» 1969 года за неуплату алиментов не было установлено ответственности. Неисправный плательщик мог быть принужден только к выплате задолженности. В условиях высокой инфляции это было выгодно ему и крайне неблагоприятно для получателя алиментов. Поэтому в Законе установлены имущественные санкции за неисполнение алиментных обязательств. Считается общепризнанным, что ответственность в семейном праве обладает определенной спецификой. Во-первых, эти меры ответственности могут применяться только в отношении членов семьи. Субъекты семейно-правовой ответственности всегда связаны с уже возникшими семейными правоотношениями. К семейно-правовой ответственности не могут быть привлечены третьи лица, не участвующие в данном правоотношении. Третьи лица, нарушающие семейные права участников семейных отношений, несут перед ними не семейно-правовую, а гражданскую, административную или уголовную ответственность. Например, лицо, незаконно удерживающее у себя чужого ребенка, отвечает в административном или уголовном порядке, а не по нормам семейного законодательства. Основанием применения мер ответственности в семейном праве, как и в гражданском, является состав правонарушения. Ответственность возникает, только если поведение субъекта семейного правоотношения противоправно. Под противоправностью понимается нарушение норм объективного права или субъективных прав другого участника семейного правоотношения. Вопрос о том, является ли противоправным поведение, нарушающее нормы морали, в семейном праве в принципе решается так же, как и в гражданском. Аморальное поведение рассматривается в качестве противоправного только в том случае, если на это есть прямое указание закона.

Противоправное поведение может выражаться как в совершении активных действий, так и в бездействии. Бездействие противоправно лишь в случаях, когда на допустившее его лицо обязанность действовать была возложена законом. Например, при уклонении от исполнения родительских обязанностей, от уплаты алиментов.

Второй необходимый элемент состава правонарушения - вина. Наличие или отсутствие вины обычно является определяющим при выборе санкций. Это связано с тем, что в семейном праве за одно и то же противоправное поведение нередко могут применяться и меры ответственности, и меры защиты, в зависимости от того, виновно или невиновно действовал правонарушитель. Например, если родители не исполняли свои обязанности виновно, к ним может быть применена мера ответственности - лишение родительских прав; если те же самые действия они совершили без вины (в частности, в результате душевного заболевания), к ним может быть применена только мера защиты - отобрание детей без лишения родительских прав. Вина субъекта семейного правонарушения, как в других отраслях права, представляет собой внутреннее психическое отношение лица к своим действиям или бездействию. В тех случаях, когда закон связывает применение мер ответственности с наступлением вредных последствий противоправного поведения, вина должна охватывать и эти последствия. Важно помнить, что правовое значение имеет только вина в отношении противоправных, а не правомерных действий.

Семейные правоотношения очень разнообразны по своей природе, субъектам, поэтому характер правонарушений неоднороден, и условия наступления ответственности различны. В случае нарушения семейных субъективных прав, независимо от того, какая мера ответственности будет применена к правонарушителю, их объединяет одно: нельзя привлечь к ответственности невиновного субъекта [5]. Вина - это субъективный момент, неразрывно связанный с сознанием и волей человека. Вина предполагает определенное отношение человека к его собственному поведению, поведению противоправному. При этом «отношение лица к его собственному противоправному поведению определяется как интеллектуальным моментом (предвидением, пониманием реально возможных последствий данного поступка), так и волевым моментом (желанием или нежеланием этих последствий или безразличным отношением к этим последствиям). Так, родитель может бессознательно причинять вред своему ребенку вследствие психического заболевания и неосознания своих действий, тогда в интересах ребенка будет применена мера защиты — отобрание ребенка без лишения родительских прав. Если же родитель не исполнял свои обязанности по воспитанию ребенка виновно, к нему должна быть применена мера ответственности, закрепленная в ст. 69 СК РФ — лишение родительских прав [6, с. 78]. Законодатель учитывает тот факт, насколько социально вредно поведение лица, и может ли правильно осознать лицо значение своего поведения. Виновным признается лишь психическое отношение лица к своему противоправному поведению, которое недопустимо с позиции закона, договора, а также моральных принципов. При этом вина не исключается, если субъект семейных правоотношений, например родитель, посредством употребления спиртных напитков или наркотических веществ привел себя в такое состояние. Он будет отвечать за совершенное правонарушение. В семейном праве вина часто выступает в форме неосторожности, когда лицо хотя и «не предвидит неблагоприятные последствия своего противоправного поведения, но по обстоятельствам дела могло и должно было их предвидеть и предотвратить», например, при неуплате алиментов. Нарушая предписания закона, условия договора, постановления судебного органа, гражданин должен осознавать, что своим поведением наносит вред своему контрагенту и (или) государству, т.е. совершает виновное, противоправное деяние. Так, суд отказал в иске о лишении родительских прав Н. в отношении ее дочери пяти лет. Мотивы были следующие: ответчица, проживая совместно с дочерью, добросовестно выполняла родительские обязанности, но так как она часто и длительно отсутствовала (служебные командировки), девочка надолго оставалась у бабушки. Суд не нашел вины в поведении матери, она по не зависящим от нее причинам не могла выполнять обязанности по воспитанию дочери в то время, когда находилась в командировках. Степень вины устанавливается правоприменительными органами на основе конкретных материалов дела и зависит от характера оценки правонарушителем своих действий и предвидения общественно опасных последствий своего поведения. Вопрос о формах вины в семейном праве не может быть решен однозначно вследствие неоднородности состава семейного правонарушения, характера семейно-правового отношения [7, с. 21]. Так, для всех случаев лишения родительских прав необходима преднамеренность противоправного поведения. Если в состав правонарушения входят вредные последствия (например, моральный вред, убытки), то при возложении ответственности в форме возмещения убытков или компенсации морального вреда будут учитываться формы вины, разработанные для применения данных мер в гражданском праве. В случае наступления вреда в результате противоправного поведения вина правонарушителя будет заключаться в том, что он осознавал возможность наступления вредных последствий. Алиментные обязательства могут быть нарушены по различным причинам. Так, родитель, который знает о существовании своей алиментной обязанности, но ее не исполняет, хотя ничто этому не мешает, ведет себя виновно. Если же родителю — плательщику алиментов не выплачивается заработная плата, он невиновен и не может быть привлечен к ответственности по ст. 157 Закона. С учетом специфики семейных правоотношений, в частности, родительских, нецелесообразно ждать наступления вредоносных последствий, это может повлечь непоправимые последствия. Так, при лишении родительских прав часто материального вреда как такового нет, но, уклоняясь от выполнения родительских обязанностей, родители должны были осознавать противоправность своего поведения и возможность наступления вредных последствий. Законодатель специально устанавливает усеченный состав правонарушения для лишения родительских прав, чтобы, не доводя до наступления вреда изолировать ребенка и передать в более благоприятную для него среду.

Преднамеренность характеризует поведение как умышленное, но не может рассматриваться в качестве косвенного умысла, при котором лицо хотя и не желает, но осознанно допускает наступление вредных последствий. Непреднамеренность поведения свидетельствует о неосторожности. Семейное законодательство редко связывает ответственность субъекта семейного правоотношения с непреднамеренностью его противоправного поведения [8, с. 32]. Непреднамеренность свидетельствует о меньшей степени виновности субъекта семейных правоотношений. Так, если суд придет к выводу, что не в интересах ребенка передавать его родителю от лиц, удерживающих его не на основании закона либо судебного решения, то требование такого родителя о передаче ему ребенка не будет удовлетворено (ч. 1 ст. 66 Закона). Из этого следует, что непреднамеренность в действиях родителя влечет для него последствия в форме отказа в защите права.

Законодатель учитывает степень вины при формулировании ответственности за неправомерное поведение. Так, в ст. 150 Закона закреплена вина в форме прямого умысла: алименты за прошедший период могут быть взысканы в пределах трехлетнего срока, но только в том случае, если судом будет установлено, что до обращения в суд принимались меры к получению средств на содержание, но алименты не были получены вследствие уклонения обязанного лица от их уплаты. Как уже отмечалось, вина включает в себя также отношение правонарушителя к последствиям своего поведения. Анализ характера семейно-правовых обязанностей позволяет применить понятие невиновного лица, закрепленное в ч. 1 ст. 359 ГК РК: «Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства». Отсутствие в поведении лица вины свидетельствует о том, что такое поведение нельзя рассматривать как правонарушение, хотя оно противоречит существующему правопорядку (образование задолженности по алиментам в связи с невыплатой заработной платы плательщику алиментов). Рассмотрим с позиции ответственности следующую ситуацию. Статья 65 Закона определяет право родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ним и реализацию данного права, где также предусмотрено, что такое общение не должно причинять физический и психический вред здоровью ребенка, его нравственному развитию. Но родителю может быть отказано в общении, если будет доказано, что вред здоровью и развитию ребенка имеет место. Такой вред может наступить в результате виновного противоправного поведения родителя, а также при безупречном его поведении. Подобные случаи имеют место, когда родитель, проживающий с ребенком (или другие родственники) настраивает его против другого родителя; присутствует при общении ребенка с другим родителем, своим поведением провоцирует на негативную реакцию ребенка; если ребенок очень мал, он может отвыкнуть и забыть другого родителя и т.п. Все это может действовать на психику ребенка, в результате чего родителю будет отказано в общении с ним.

Можно ли в данном случае говорить о привлечении к ответственности родителя, проживающего отдельно от ребенка, ведь его поведение нельзя рассматривать как виновное? Речь идет только о защите интересов ребенка. При столкновении интересов родителей и ребенка приоритет отдается защите интересов ребенка и при этом отказывается в законных требованиях правомерного родителя. В юридической литературе длительное время велась и продолжается в настоящее время жаркая дискуссия по вопросу учета виновного поведения в супружеских правоотношениях. Какова основная идея? В связи с тем, что для супружеских отношений характерен сугубо личный характер взаимоотношений, то невозможно и нецелесообразно учитывать вину в этих правоотношениях. Даже проявление виновного поведения друг перед другом составляет сферу их личных взаимоотношений, вмешательство в которую посторонних лиц может привести к нежелательным последствиям. Как отмечает А.И. Пергамент, нельзя применить принцип вины «к таким глубоко личным и сложным взаимоотношениям, какими являются отношения супругов» [9, с. 19]. За рубежом личные права и обязанности регулируются более подробно. Так, в Болгарии (и не только в этой стране) установлена ответственность супругов за адюльтер (измену). Во многих странах условием выплаты содержания мужем жене является выполнение супружеских обязанностей.

Подобные нормы в казахстанском и российском семейном законодательстве отсутствуют. Представляется несправедливым применение такой позиции, иначе будет иметь место нарушение прав другого супруга, злоупотребление правами, а привлечь к ответственности не представляется возможным. Например, один из супругов перед расторжением брака распродает самое ценное общее имущество без согласия и уведомления другого супруга. В данном случае нельзя ни защитить интерес добросовестного супруга, ни наказать ненадлежащего и противоправного супруга. Либо один из родителей уклоняется от исполнения обязанностей по воспитанию ребенка, переложив весь груз забот на второго родителя. Такая позиция законодателя приведет к безнаказанности и незащищенности субъектов супружеских правоотношений. По семейному законодательству РК, прелюбодеяние не является семейным правонарушением, но представляется возможным закрепить наступление неблагоприятных имущественных последствий (и тем самым привлечь к ответственности) для такого супруга в брачном договоре либо в алиментном соглашении. Это допустимо, так как законодатель вводит такое понятие, как «недостойное поведение в браке», которое можно рассматривать как противоправное и виновное.

В семейной жизни виновное поведение одного супруга может явиться причиной внутрисемейных конфликтов, с целью разрешения которых закон допускает вмешательство суда в сферу отношений, носящих гражданско-правовой характер. Если виновное поведение супруга связано с унижением человеческого достоинства другого супруга либо с причинением вреда его жизни, здоровью, то ответственность строится по правилам гражданско-правовой ответственности и лежит за пределами семейного права. Если нарушено предписание ч. 3 ст. 29 Закона, и супругам не удается строить свои отношения на основе взаимопомощи и взаимоуважения, то никакой суд мир в семье не восстановит. Виновным может быть поведение обоих супругов. Например, один из супругов, являясь нетрудоспособным и нуждающимся, желает получить содержание от первого супруга, но в суде установлено, что получатель алиментов недостойным образом вел себя в браке, что рассматривается как основание для освобождения от алиментной обязанности другого супруга. Однако в то же время плательщик (должник в деле) без согласия супруга-сособственника совершил сделку по отчуждению дорогостоящего совместного имущества. Налицо виновность обоих супругов, хотя она является элементами различных правонарушений. Другой пример обоюдной вины: двое граждан регистрируют брак, не желая порождения семейных правоотношений. В данном фиктивном браке оба супруга - недобросовестные, поэтому, вынося решение о признании брака недействительным, суд этим наказывает обоих супругов.

Таким образом, при совершении семейного правонарушения вина является его обязательным элементом.

Среди последствий противоправных действий участников семейных отношений особо следует выделить причинение морального вреда. В советский период возможность его возмещения категорически отрицалась. В настоящее время гражданское законодательство ее допускает.

Могут ли члены семьи требовать возмещения такого вреда? С одной стороны, не предоставление им такой возможности является ущемлением их прав. С другой стороны, личный характер семейных отношений кажется, на первый взгляд, препятствием для такого взыскания.

Нам кажется совершенно правильным мнение о том, что, если лицу причинен моральный вред, он должен быть возмещен независимо от того, являются причинитель и потерпевший членами одной семьи или нет. Если даже моральный вред причинен в рамках не расторгнутого брака, супругу не должно быть отказано в его возмещении на том основании, что он, видимо, не слишком пострадал морально, если не требует развода. Вопрос о прекращении брака решается только самими супругами. Задача же государства - защита прав граждан, независимо от их семейного статуса.

В тех случаях, когда последствия противоправного поведения включаются в состав семейного правонарушения, необходимо и наличие причинно-следственной связи между этим поведением и наступившим результатом. Основания применения мер защиты в целом схожи с основаниями привлечения к ответственности. В подавляющем большинстве случаев, меры защиты применяются при наличии противоправного поведения. Наступлению последствий также обычно не придается правового значения. Основным и наиболее существенным отличием является то, что меры защиты применяются независимо от вины лица, совершившего объективно - противоправное действие. Анализ ответственности и мер защиты в семейном праве показывает, что указанные институты еще менее, чем другие, позволяют говорить о какой-либо особой семейно-правовой специфике.

ЛИТЕРАТУРА

1. Чефранова Е. Применение к семейным отношениям норм гражданского законодательства // Российская юстиция. - № 10. - 1996. - С. 12.

2. Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. - М.: «Наука», 1991. – 85 с.

3. Маркосян А.В. Меры ответственности и меры защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов в семейном праве // Семейное и жилищное право. - № 3 – 2006. - С. 18.

4. Малеин Н.С. Защита семейных прав. - М., 1972. - 120 с.

5. Немытина М.В. Защита прав и интересов семьи и несовершеннолетних: Сборник научных статей. - Самарский университет, 2000.- 160 с.

6. Фомина Е.А. Судебная защита родительских прав // Российский судья. - № 9. - 2002.- С. 21.

7. Беспалов Ю., Горделюк Д. Комментарий к судебной практике по семейным делам.– М., 2005. - 96 с.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ