Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009

Автор: Кудайберген М.К.

Религиозные нормы - самостоятельный структурный элемент религиозной системы, а не часть религиозного сознания. В отличие от взглядов и представлений, в них объективируется воля религиозных организаций. Исполнение религиозных норм обеспечивается весьма эффективными санкциями, в том числе и мерами принуждения, применяемыми к их нарушителям представителями религиозных учреждений, которые осуществляют контроль за исполнением предписаний религии [1, с. 10].

Религиозные нормы - самостоятельный вид социальных норм, в которых сформулированы религиозные правила поведения людей: предписания в определенной ситуации совершить те или иные действия (например, молитву, крещение новорожденного) или воздержаться от определенных действий (от употребления некоторых продуктов, от вступления в брак с лицом иного вероисповедания и др.) - и предусмотрена определенная ответственность за неисполнение этих предписаний. Религиозные нормы играют важную роль в регулировании общественных отношений [3, с. 98].

Религиозные нормы можно классифицировать по различным признакам. По характеру поведения они могут быть позитивными, обязывающими совершить те или иные действия, и негативными, запрещающими определенные поступки. Они отличаются друг от друга и по степени категоричности повеления: предписываемые действия в одних случаях рассматриваются как обязательные, в других - только как желательные. Религиозные запреты также бывают абсолютные и относительные, наиболее дифференцированы по этому признаку нормы ислама.

По субъектам регулируемых ими отношений нормы могут быть разделены на общие, рассчитанные на всех последователей данного вероучения; групповые, предписания которых распространяются лишь на какую-то часть из них (на священнослужителей, женщин и др.); специальные (например, предусматривающие права имама, папы римского). Религиозные нормы различаются по способу своего возникновения; они относятся к различным историческим типам религиозных верований (первобытные, политеистические, монотеистические). Неодинаковы нормы различных конфессий, особенно господствующей и преследуемых или терпимых государством.

Религиозные нормы различаются и по характеру общественных отношений, на которые они воздействуют. Нормы, которые можно назвать культовыми, определяют порядок проведения культовых обрядов, церемоний и регулируют отношения между людьми при отправлении ими религиозного культа. Другой вид составляют нормы, определяющие структуру конфессиональных организаций, порядок их деятельности, назначения служителей культа, права и обязанности их руководящих органов, священнослужителей всех рангов, отношения между их членами и т.д. Условно их можно назвать организационно-функциональными нормами. Религиозные нормы регулируют не только внутрицерковную деятельность, но и отношения между различными конфессиями.

Термин «религиозные отношения» часто встречается в религиоведческой литературе, причем, разные авторы вкладывают в него различное содержание.

Д.М. Угринович, противопоставляя религиозные отношения нравственным как «взаимным отношениям между людьми», писал, что «религия объясняет собой отношение людей к сверхъестественному существу», называя их «иллюзорными», «иллюзорно-практическими», так как они существуют лишь в воображении религиозных людей [3]. Вместе с тем, включая религиозные отношения в структуру религии, он определяет их как отношения между людьми, складывающиеся в процессе культа, в ходе отправления культовых действий. А.Д. Сухов указывает, что религиозные отношения устанавливаются между людьми в религиозных общностях [5].

Любая религия включает иллюзорные представления об отношениях людей со сверхъестественными существами и силами, которые могут в зависимости от поведения людей положительно или отрицательно влиять на их жизнь. Уже первобытная религия формулирует многочисленные предписания и запреты, которые воспринимаются верующими как повеления сверхъестественных сил. В этой связи Д.М. Угринович отмечает, что такие предписания «устанавливают, как должен вести себя верующий по отношению к сверхъестественному, чтобы влияние последнего на его жизнь было благоприятным», и относит их к религиозному культу [6]. Несомненно, это правильное положение. Однако для уяснения сущности рассматриваемого признака религии его недостаточно.

Религиозные отношения возникают как результат воздействия религиозных норм на поведение людей; это общественные отношения, урегулированные религиозными нормами. Субъектами религиозных отношений являются лица, из которых состоят конфессиональные организации (верующие, служители культа), сами организации, их руководящие органы и учреждения.

Религиозные отношения вообще и культовые в частности имеют нормативную основу. В любой более или менее сложившейся религии культовое поведение людей не бывает произвольным. Культовые нормы устанавливают религиозные праздники, дни, которые должны посвящаться богу, и предписывают определенное поведение в эти дни. Вне сферы религиозного регулирования не остается ни одна сторона человеческой жизни. Культовые нормы регулируют любые действия людей, связанные с религиозным культом, как рядовых верующих, так и священнослужителей.

К организационно-функциональным относятся нормы, в которых предусматривается, какими качествами должны обладать священнослужители, их права, обязанности и привилегии. Организационно-функциональные нормы регулируют внутриконфессиональные и межконфессиональные отношения.

Внутриконфессиональными являются отношения, которые возникают в процессе религиозной деятельности в самих конфессиональных организациях (церквах, сектах и т.п.): между верующими гражданами определенного вероисповедания; между верующими, священнослужителями и руководящими органами религиозных объединений, входящих в состав конфессиональной организации; между священнослужителями различных рангов; между руководящими органами организации и ее структурных подразделений. Внутри-церковные нормы содержатся в разного рода уставах и положениях о конфессиональных организациях. Они определяют структуру этих организаций, порядок выборов руководящих органов организации и ее подразделений, регламентируют их деятельность, права и обязанности, порядок назначения служителей культа, их обеспечение, привилегии и т.п., регулируют поведение членов конфессиональной организации.

Межконфессиональные религиозные отношения - это отношения между конфессиональными организациями в связи с их религиозной деятельностью: между руководящими органами различных конфессий, между объединениями, входящими в состав данной конфессии, и объединениями других конфессий, а также между верующими различных вероисповеданий.

Итак, религиозные нормы возникают и становятся одним из регуляторов общественных отношений при наличии необходимых социальных условий и определенного уровня мышления.

Одна из существенных сторон проблемы в науке о религии - влияние общественных институтов и норм на формирование религий и ее обратное на них воздействие - остается еще недостаточно разработанной в нашей литературе. Концепция о «нерасчлененности» социальных норм представляется несоответствующей действительным процессам регулирования общественных отношений. Если бы нравственность и религия оказывали воздействие на поведение людей только при помощи обычаев, то они представляли бы собой совокупность не взглядов и норм, а одних лишь представлений и не играли бы самостоятельной роли в механизме социального регулирования.

Даже в случаях самого полного взаимодействия социальные нормы лишь дополняют друг друга, придают наибольший авторитет содержащемуся в них правилу поведения, но не сливаются и не превращаются в «синкретическую» норму. Моральное правило не перестает быть таковым вследствие того, что предписания обычая или религиозной нормы носят аналогичный характер. Все социальные нормы действуют параллельно, каждая из них в присущей ей форме и своими способами достигает одного и того же результата; соответствия поступков людей предписаниям норм. Неправильное восприятие комплексного характера социальной регуляции затрудняет раскрытие всех сторон функционирования регулятивного механизма.

Объективная необходимость в различных видах социальных норм вызывается, во-первых, многообразием общественных отношений, их различным характером. Каждый вид социальных норм имеет свою собственную область общественных отношений, которые регулируются этими нормами (например, отношения дружбы - моральными, культовые - религиозными). Во-вторых, разные виды норм нужны и для более эффективного регулирования одних и тех же общественных отношений; при этом общественно необходимое поведение людей диктуется различными по своей нормативной природе предписаниями и обеспечивается разнообразными методами воздействия.

Многие религиозные нормы появляются, по нашему мнению, в результате религиозного осознания людьми причин и обстоятельств возникновения обычаев и моральных правил поведения.

Введение правового регулирования тех или иных общественных отношений, на которые раньше воздействовала только мораль, означает не поглощение морали правом, а возникновение правовых норм, которые предписывают людям то же поведение, что и моральные правила. Создание правовых норм, аналогичных по своим предписаниям нравственным, свидетельствует о намерении государственных органов закрепить, упрочить необходимые для общества отношения путем учреждения дополнительных и более эффективных их регуляторов.

Наряду с религиозными заповедями «не убей», «не укради» и другими, им подобными, всегда существовали соответствующие нравственные запреты, а с возникновением государства появились и правовые. Таким образом, нравственные правила, запрещающие кражу и убийство, не были «узурпированы» ни религией, ни правом и продолжают до настоящего времени регулировать общественные отношения. Более того, они будут выполнять свои социальные функции и после того, как отомрут религия и право.

В истории человеческого общества взаимодействие права и религии было одним из важных глобальных социальных процессов в сфере общественного сознания. Оно проявлялось по-разному в разное время и в различных сообществах. Исследователи справедливо отмечают, что в мусульманском праве можно обнаружить множество норм и институтов обычного происхождения [6]. Нормативное содержание мусульманского права расширялось в значительной степени путём рецепции, норм и институтов обычного права арабов и иных исламизированных народов.

Мусульманское и обычное право как таковые, хотя и являются самостоятельными формами права, обнаруживают значительное сходство, предопределённое рядом причин. Общность прослеживается как в целом (природа, система и др.), так и в частностях (на уровне институтов и норм) [7, с. 242]. Подобное сходство можно объяснить тем, что мусульманское право на начальном этапе формирования во многом основывалось на обычном праве арабских племён северо-западных и центральных районов Аравийского полуострова, занимавшихся в основном кочевым скотоводством и ирригационным (поливным) земледелием [7, с. 242].

С распространением ислама обнаружилось, что нормы мусульманского права нередко совпадали в содержании с нормами обычного права исламизированных народов, в результате чего действенность правового регулирования проявлялась более ощутимо. Исследователи склонны объяснять возможное сходство общностью образа жизни и примерно одинаковым уровнем социального развития арабо-мусульманского и других исламизированных сообществ [8].

Необходимо отметить, что ценности, идеи и конструкции мусульманского права в той или степени адаптируются в обычно-правовой системе, например, как это произошло у казахов. При взаимодействии мусульманского и обычного права вполне допустима определённая интеграция правовой системы, хотя и не исключается возможность правового плюрализма. В любом случае устанавливается некий особый симбиоз мусульманских и обычных норм. Естественно, происходит и взаимодействие ислама и традиционных или иных подобных верований.

Несмотря на то, что РК является светским государством и религиозные объединения отделены от него, влияние религии на общество велико, ибо религиозные учения составляют основу нравственности.

Политика воинствующего атеизма в недавнем прошлом, да и в настоящее время отрицательно сказывается на экономическом, политическом, морально-этическом состоянии общества.

После ослабления диктата атеизма идеологический вакуум постсоветской эпохи заполнили такие деструктивные религиозные течения, как «Белое братство», «АУМ Синрикё», «Секта Муна», «Сатанинские секты» разного толка и т.п. Это наглядно свидетельствует обо всей пагубности отказа органов государственной власти от сотрудничества с традиционными религиозными объединениями по формированию морально-нравственного климата в обществе. Кстати, на наш взгляд, результатом, в том числе, осторожного отношения к традиционным для РК мусульманским течениям (суннитам и шиитам), стала активная интервенция ваххабизма - крайнего и агрессивного течения в исламе.

Таким образом, отрицание в советское время и отсутствие четкой позиции государства по взаимодействию с традиционными религиозными конфессиями и институтами в первые годы демократических реформ привели к проникновению деструктивных религиозных организаций на территорию бывшего СССР и Казахстана в частности.

Концепция национальной безопасности РК должна включать обеспечение национальной безопасности РК, включающей в себя защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов РК, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения, противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров.

В этой связи необходимо более активно и настойчиво использовать возможности религий, традиционных ее течений в профилактике правонарушений, формировании нравственных начал в обществе.

Мусульманство, христианство, ислам, буддизм, иудаизм - традиционные религиозные учения, которых придерживаются народы РК. Практически во всех этих религиях ценностными также являются морально-нравственные принципы: не убий, не укради, не лжесвидетельствуй, возлюби ближнего как самого себя.

Заявления о том, что корни терроризма лежат в той или иной религии, не выдерживают никакой критики по той простой причине, что терроризм - это инструмент, который может использовать ту или иную идеологию. Иначе мы должны обвинить в террористических наклонностях не только ислам, но и католицизм, ибо в Северной Ирландии, например, линия раскола идет, в том числе и по религиозной линии [9, с. 31].

Сегодня отмечается проникновение на сопредельные территории центрально-азиатских республик некоторых религиозно-экстремистских и радикальных политических элементов, призывающих к свержению существующей власти, установлению архаичных режимов или автономизации некоторых районов страны.

Определенная часть религиозных общин подпадает под влияние миссионеров из зарубежных исламских центров, несущих идеи религиозной нетерпимости. Особенно это чувствуется в южных регионах нашей страны. Так, на территории Южно-Казахстанской и Жамбылской областей зафиксирована агитационная деятельность зарубежного радикального движения «Таблиги Джамаат», создавшего подпольную сеть ячеек. Активизируется также и организация «Хизб-ут-Тахрир».

Разумеется, в целях противодействия импорту экстремизма в Казахстан возникает крайняя и насущная необходимость правового регулирования миссионерской деятельности зарубежных религиозных проповедников. Особенно это касается более четкой и грамотно поставленной работы по проведению компетентной экспертизы религиозной литературы, особенно той, которая касается неклассических интерпретаций и толкований Корана и Шариата [9,с. 60].

Широкий спектр казахстанского конфессионализма и состояния межнационального согласия в силу ряда причин служит определенным барьером на пути распространения религиозного экстремизма и сепаратизма. В этом смысле срабатывает ситуация, которая получила реальное воплощение в формуле «единство в многообразии».

Рассмотрим - каким образом религия соотносится с уголовным правом? Мы думаем, прежде всего, в том, что они преследуют общественно-полезные цели.

И то, и другое пытается оградить общество от нежелательного внутреннего воздействия, которое может его разрушить. Отличие наблюдается в том, что в уголовном праве эта цель является непосредственной. То есть уголовное право непосредственно занимается тем, чтобы обезопасить общество от преступных посягательств. В религии же эта цель является как бы составной частью и воспринимается как должное. Отличие также наблюдается в методе достижения поставленных перед ними целей. Уголовное право использует императивный метод, в то время как религия использует метод воздействия на сознание человека путем объяснения истины и сущности вещей, которые человек на протяжении своей жизни пытается понять [10].

Отличие их заключается в том, что они имеют различные способы воздействия. Уголовное право использует, соответственно, правовой, религия - моральный. Однако и тот, и другой имеют свои достоинства и недостатки.

В чем же суть и отличие религии от уголовного права? На наш взгляд, эффективность религии проявляется в том, что она контролирует человека изнутри, то есть овладевает его сознанием. Только сознание человека может руководить его действиями. Как правило, в религии закладываются общественно полезные принципы - заповеди, в соответствии с которыми, складывается сознание человека его внутренний мир и культура поведения. Считается, что воздействие веры позволяет добиться более ощутимых результатов, чем воздействие уголовного закона. Поэтому связь уголовного права и религии должна существовать, потому что эти категории являются неотъемлемыми в области достижения общественно полезных целей.

И уголовное право, и религия являются носителями власти, без которых существование государства и общества невозможно.

Исторически сложилось так, что религия как способ воздействия на сознание, являлась базовой идеологией для осуществления правовых норм. Она являлась тем отправным пунктом, от которого правовые нормы постепенно развивались, развивались аппараты и механизмы их осуществления, и на сегодняшний день право - это огромный каркас жизнедеятельности человечества, без которого трудно представить жизнь. Право регулирует практически все сферы общественных отношений, включая религиозные. Но есть вещи, ему не подвластные.

Все-таки право содержит в себе императивный метод регулирования, поэтому всегда будут существовать проблемы в этой области, особенно в области уголовного права, где на карту ставятся судьбы людей. Невозможно правовым регулированием отразить волю всего общества, всегда будут те, чьи интересы будут ущемлены. К сожалению, невозможно всех людей воспитать в духе определенных религиозных или иных общественно полезных убеждений.

Подытоживая все вышесказанное, необходимо отметить особую необходимость существования, как уголовного права, так и религии. Это две огромные сферы, внутри которых существует общество, идеальность и проработанность которых является ключом к развитию общества. Поэтому изучение, разработка, улучшение этих сфер является важнейшими задачами, которые стоят перед человеком.

Подводя итоги, отметим, что понятие свободы совести зародилось в эпоху освобождения Западной Европы от идеологического и политического тоталитаризма католической церкви. В процессе исторического развития идеи веротерпимости, религиозной свободы постепенно аккумулировались в категорию свободы совести.

В политико-правовой сфере свобода совести трактуется в качестве специальной юридической конструкции, означающей право индивида исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, а также быть атеистом. В определенном смысле свобода совести является синонимом религиозной свободы. Но свобода совести предусматривает не только право исповедовать любую религию, но также право не исповедовать никакой религии. В этом смысле понятие «свобода совести» является более широким.

Каждый человек волен следовать своим убеждениям, вне зависимости от отношения их к существующим религиям и вне зависимости от отношения их к убеждениям, существующим в обществе. Индивидуальные убеждения отдельного человека, таким образом, защищены международными и внутригосударственными правовыми актами. В частности, в Республике Казахстан соответствующие указания имеются непосредственно в Конституции.

ЛИТЕРАТУРА

1. Подопригора Р. История, итоги и перспективы законодательства о свободе вероисповедования и религиозных объединениях // Правовая реформа в Казахстане. - 2002. - №3. - С. 10.

2. Клочков В.В. Религия, государство, право. - М.: «Мысль», 1978. - С.67.

3. Угринович Д.М. Введение в теоретическое религиоведение. - М., 1965.-С. 112.

4. Сухов А.Д. Религия как общественный феномен. - М., 1967. - С. 69, 75, 81, 95-96.

5. Угринович Д.М. Философские проблемы критики религии (О специфике религии и ее месте в общественном сознании). - М., 1965. - С. 330-331.

6. Чиркин В.Е. Мусульманская концепция права // Мусульманское право: структура и основные институты. - М., 1984. - С. 46.

7. Алимжан К.А. Вопросы теории обычного права. - Алматы: «Аділет», 2003. - С. 242.

8. Хайдарова М.С. Основные направления в трактовке обычного права арабов Северной и Центральной Аравии // Из истории развития историко-правовых идей. - М., 1984. - С. 48.

9. Назарбаев Н.А. Критическое десятилетие. - Алматы: «Атамура», 2003.-С. 99.

10. Шихерев П.Н. Современная социальная психология: Учебное пособие для вузов. - М., 2001. - С. 23.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ