Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2005

Авторы: Шевченко О.М., Левина Т.В.

Современные говоры, наряду с памятниками письменности, служат важнейшим источником истории языка. Однако тенденция к глобализации, буквально захлестнувшая все сферы нашей жизни, с каждым годом все более и более вытесняет территориальные диалектизмы из сферы русского языка. Причины такого явления, конечно, напрямую связаны с рядом социальных факторов, с влиянием, например, языка СМИ на произношение и лексический состав. Однако филологи-специалисты знают, что всякий язык жив до тех пор, пока он находится в живом диалоге с другими, не только близкородственными языками, пока он подпитывается родниками своих диалектов и говоров.

Данная статья написана на основе языкового материала, собранного в результате диалектологической и фольклорной практики на территории села Березовка Глубоковского района ВКО. Приведем конкретные примеры диалектных различий.

Фонетические явления

1. Произношение [с] на месте ц, [ш’] на месте ч - курица – кури[с]а, холодец- холоде[с], крыльцо – крыль[с]о, молодца – молод[с]а, голубчик - голуб[ш’]ик, почти - по[ш’]ти и пр. Данное произношение вызвано утратой у аффрикат начальной фазы – смычки (затвора) и сохранением лишь второй щелевой фазы (ср. иное обозначение [ц] как [тс] и [ч’] как [т’ш’]. Такой тип произношения характерен для некоторых северорусских говоров и говоров Южного Урала (8, с. 65).

2. Совпадение [к’] с [т’] - киоск - [т’]иоск, кишка – [т’]ишка и обратный процесс - тесто – [к’]есто, тесть – [к’]есть и пр. Данное произношение возникает в связи с сильной палатализацией этих звуков, произношением их в одной палатальной зоне. Данная диалектная черта особенно характерна для среднерусских и некоторых северорусских  говоров с прогрессивным ассимилятивным смягчением заднеязычных согласных (2, с. 57).

3. Утрата интервокального [j] и стяжение гласных – также типичная черта северных говоров, например,  зевает – зеват, кидает – кидат, падает – падат, играет – играт и пр. (11, с. 97).

4. Тенденция к устранению слоговых согласных в середине слова (бабушка – баушка и пр.) и устранению слогового гласного в абсолютном начале слова (около – коло и пр.). Данная фонетическая особенность характерна для северных говоров и связана с местом слогораздела, обусловленного архаическими закономерностями слогоделения.

Лексические явления

Для территории северного наречия и среднерусских говоров характерны такие слова, как квашня ‘посуда для приготовления ржаного теста’, пимы ‘валенки’ и ряд других слов, которые наблюдаются в речи местных жителей. Также встречаются этнографизмы – например, станушка ‘нижняя рубашка’; имеется и семантический диалектизм – чалить ‘выполнять тяжелую работу’. Некоторые наиболее интересные примеры приведены в Таблице 1.

Таблица 1

 

Диалектные слова

Эквиваленты из литературного языка

1.

чирки, чоботы

вид обуви

2.

голяшка

голенище

3.

робить

работать

4.

ямка

погреб

5.

картовник

картофельная запеканка

6.

пособить

помочь

7.

брехать

обманывать

8.

оттель

оттуда

9.

токо

только

10.

изба

дом

11.

логушок

бочонок

12.

айда

иди

13.

тятя

отец

14.

передник

фартук

15.

станушка

нижняя рубаха

16.

гоношиться

торопиться

17.

хлебать

есть

18.

пимы

валенки

19.

голубчик

пристройка к русской печи

20.

ендок

этак

21.

чалить

выполнять тяжелую работу

22.

бриды

грядки

23.

мышела

борозда

Грамматические явления

Наиболее яркой особенностью является произношение –т твердого в окончании 3-го лица настоящего времени глаголов (падает – падат). Это характеристика северных говоров. Другие грамматические особенности представлены в Таблице 2.

Таблица 2

Диалектные слова

Эквиваленты из литературного языка

выдь

выйди

кажись

кажется

ончо!

возглас удивления

ково

кого

Как видно из данной таблицы, морфологические изменения, напрямую связанные с фонетическими явлениями, не так широко представлены в говоре села Березовка, как  лексические явления.

Приведем речевой фрагмент с условной транскрипцией.

... Тятя построил пятистенок, по то што в старой избе было кесно. Ребятишки вповалку спали на полатях, старики – на пече, а тятя с мамой на голубчике. По весне, как снег сойдет, тятя с сынами уезжал на заимку. Мы с мамой оставалиса домовничат. Мама кажен день квашню стаила, хлеба пекла. Мы помогали кесто месит, коров доит. Огороды садили коло речки. Держали коров, свиней, курис. Взамуж я вышла семнацати годов… Так вот стали мы хороводица со своим, сговорилис женица…

 Наиболее яркие процессы в области фонетики были рассмотрены выше, здесь хотелось бы отметить характерное явление аффрикатизации, которое является скорее просторечием, чем диалектным явлением. Типичное для данной местности слово взамуж является, скорее, явлением контаминации – ‘выйти замуж’, чем диалектизмом. Объяснения требует также наименование жилого дома ‘пятистенок’ – это особый вид постройки с пятью несущими стенами, что является, очевидно, этнографизмом.

На основании собранного материала и языкового анализа фактов можно сделать вывод, что говор местных жителей села Березовка представляет собой разновидность северного диалекта русского языка, что подтверждается исторической справкой.

Историческая справка

По указу Петра Великого были выстроены на Иртыше крепости Омская, Железинская, Ямьшевская, Семипалатинская, Усть-Каменогорская. Между ними для связи возникли небольшие форпосты и редуты, в них были поселены сибирские казаки. Они должны были охранять крепости, плавить лес, доставлять почту, возить соль и т.д.

Особенно тяжелой была служба в Усть-Каменогорской крепости. В те времена хлеб доставляли сюда из Тобольска, поэтому остро ощущалась нехватка провианта и фуража. Усть-Каменогорские казаки хотели выйти из положения тем, что стали засевать небольшие пашни, но тем самым только ухудшили свое положение, т.к. в 1747 году по линии командующего сибирским войском в этих местах проезжал генерал-майор Киндермон. Он увидел посевы и доложил императрице Елизавете Петровне о том, что теперь «казаки сами себя своим хлебом будут пропитывать, да и в гарнизоны хлеб доставлять будут». Это означало, что, помимо воинских и хозяйственных повинностей, казаки должны будут выполнять еще и сельскохозяйственные обязанности – сеять хлеб, чтобы прокормить себя и гарнизоны.

Конечно, это было не под силу казакам. Это видела и сибирская администрация. Стало понятно, что казачьим хлебом не прокормить иртышский гарнизон, а тут еще царским заводам и рудникам также нужен хлеб. Нужно было заселить округу Усть-Каменогорской крепости крестьянами – земледельцами. Так в 1760 году появился сенатский указ «О занятии в Сибири мест от Усть-Каменогорской крепости по реке Бухтарме и далее до Телецкого озера; о построении там в удобных местах крепостей и заселении той стороны по рекам Убе, Ульбе, Березовке, Глубокой и прочим рекам, впадающим в оные и в Иртыш реку, русскими людьми до двух тысяч человек».

Но поторопились с оговоркой «до двух тысяч человек». С треском провалился сенатский указ. И как ни приказывала сибирская администрация к переселению, какие ни сулила блага, желающих не было.

В 1762 году был издан сенатский указ, который приглашал русских староверов, в свое время бежавших в Польшу от религиозных преследований, вернуться на родину. Очевидно, добровольцев не оказалось, так как в 1763 году без изменений этот указ был оглашен снова. На основании его и появились первые поселки «поляков» на Алтае. В 1764 году были основаны: Лосиха (Верх-Уба), Секисовка, Шемонаиха, Екатериновка и Бобровка. Из этих сел выделились позднее Малая Убинка, Быструха, Черемшанка, Тарханка. В это же время была основана и Березовка, названая так потому, что по берегам небольшой реки шумели березовые рощи. Так, по названию реки, и получило название село.

Историческая справка, конечно, объясняет многие языковые явления, сохранившиеся в местных изоглоссах. Язык – социальное явление, и, как всякое социальное явление, он связан с историей народа. Это в полной мере относится и к диалектам. Поэтому естественна связь диалектологии с историей народа и такими историческими дисциплинами, как археология и этнография. Диалектные различия – свидетельства известной изоляции говорящих на этих диалектах. Если такой изоляции не существует сейчас, значит, она была в прошлом. Границы современного диалектного явления, наблюдаемого в селе Березовка, отражают границу исторической общности, сложившейся в 18 веке. Говор соседнего села Предгорное, например, отличается от Березовского, что говорит о разных источниках их происхождения. Исторические свидетельства помогли установить время и место (а в некоторых случаях – и причины) возникновения диалектных явлений.

Знание диалектологии практически необходимо учителю-словеснику. Значительная часть ошибок в устной и письменной речи учащихся сельской школы объясняется влиянием местного диалекта. Но есть и еще одна причина, которая делает диалектологию одной из интереснейших дисциплин, применяемых в преподавании школьного курса русского языка.

Общественное мнение воспринимает проблему любых языков исключительно через призму «школьного» знакомства с ней в годы учебы. В результате, для большинства «язык» - это что-то обязательное, но нудное и скучное, связанное с ошибками при письме и маловразумительными и трудными для запоминания правилами.

Всякий по-настоящему образованный и мыслящий человек понимает, что это представление, укоренившееся в сознании большинства, - грубая пародия на действительность. Язык - это не просто средство общения, имеющее свой инструментарий и основанное на большом количестве сложных и запутанных правил.

Язык - это философия мира, это синтетическое представление об этом мире. Каждый язык - это запечатленная в его лингвистической структуре, в его правилах система знаний о мире, видение этого мира, его понимание. Самый распространенный пример - именно потому, что у аборигенных народов русского севера весь образ жизни связан с суровым климатом, в их языке существует свыше 40 наименований различных видов снега, но нет обобщенного слова «снег», как в русском языке.

В этом смысле язык - это и есть сам мир. А потому гибель каждого языка - гибель не словаря и грамматики. Это гибель целого мира, неповторимого, оригинального, безмерно глубокого и безмерно важного для понимания - как самого человека, так и вселенной вокруг него. Можно сказать, что язык - это ДНК созданной его носителями культуры. На основе языка, как на основе генов ДНК, можно (хотя мы этого пока не умеем) воссоздать культуру народа как целое.

Мировой статус языка, каковым является русский язык, делает его средством общения сотен миллионов разноязыких людей, что неизбежно нивелирует язык, усредняет его, лишает своеобычности, почвенности. Можно вспомнить о той эволюции, которую проделал английский язык, став американским. Можно вспомнить и о том, что в русском языке, если обратиться к словарю В. Даля, когда-то тоже было гораздо больше обозначений снега, но, став предметом общего пользования, язык их просто потерял: рянда, лепень, дряба, ляпа, чичер, чидега, заметь, волокуша, сипуха, чир, кидь, падь и мн. др. (см. 7).

 В действительности русский язык, в связи со своим мировым статусом, находится в большой опасности. С одной стороны, он испытывает все перегрузки, которые падают на плечи каждого из мировых языков. С другой, очевидно, что в действительности статус русского языка как международного - во многом успокаивающая и усыпляющая нас иллюзия, всего лишь временная, тактическая уступка со стороны мирового сообщества. Разве не является фактом, что в университетах мира стремительно сокращаются кафедры русистики, закрываются русскокультурные журналы и издательства, сворачиваются школы переводоведения? В лучшем случае, в страны Восточной Европы русский язык возвращается как язык бизнеса, но каждый из нас понимает, что это тоже только временная стадия борьбы за трудовые ресурсы и рынки сбыта, за которой наступает утрата самого себя.

Учителя-словесники прекрасно понимают, что необходимо менять парадигму мышления в отношении к родному языку. Отрадно осознавать, что это – задача не только филологов. Так, в Предгорненской средней школе № 2 уже более 15 лет существует фольклорный ансамбль «Товарки». Участники и лауреаты многих фестивалей, они получили в 2004 году звание Народного. Их миссия – сохранение и передача младшему поколению фольклорного наследия и народных традиций.

Приведем пример из репертуара фольклорного ансамбля «Товарки» в условной транскрипции.

Калинушка с малинушкой

Ягыда лиснаа.

На ту пору масамынька ды миня рыдила.

Была я у маямыньти дощёнка ядна.

Ни успела миня вырастить ды замуж атдала.

Замуж за нировёнушку да в лиху симью.

Но шужая старонушка ды без ветру она сушит.

А щужи атес с матирью ды без делу яна бранят.

Пасылают миня молыду да раяна по ваду.

Стынут, стынут маи нёжиньти ды стоя у клюща.

Пристывают маи рущиньти ды к кырамыслицу.

Тикут, тикут маи слезыньти ды по белу лиитсу.

Абернусь-ты я пташишкой ды дамой пылищу.

Сяду я на ябылыньку ды песню зыпаю.

Пусь услышит мая мамынька ды пры судьбу маю.

Кроме диалектизмов, в селе Березовка в некоторых семьях в устной традиции сохранились довольно интересные загадки. Приведем некоторые, на наш взгляд, наиболее архаичные.

На море дощечка лежит – не сохнет, не мокнет, не ржавеет.

(язык)

Стоят два дуба, на дубах бочка, на бочке кочка, на кочке трава растет.

(ноги, тело, голова, волосы)

Полно подполье белых лебедей.

(зубы)

Щука-белуга все поле обскакала, домой прискакала.

(коса после косьбы)

Был я на копанье, был я на шлепанье,

был я на кружале и был на пожаре.

Молод был – семью кормил,

стар стал – выкинули на задворки.

Ворон не клюет, и зверь не ест.

                                                               (разбитый глиняный горшок)

Сопоставление диалектной системы с системой литературного языка, несомненно, даст учителю-словеснику не только опору для борьбы с некоторыми диалектными ошибками, но и поможет сделать сам процесс преподавания – более интересным, потому что все эти языковые явления находятся рядом с реальной действительностью. Такой подход поможет еще и в формировании языкового мышления, нацеленного на сохранение и более глубокое изучение своего языка.

При написании данной статьи автор выражает особую благодарность:

за помощь в подборе диалектологического и фольклорного материала – учителям русского языка и литературы Березовской средней школы Ивановой Надежде Степановне и Глухих Наталье Николаевне,

за помощь в подборе архивного материала – директору Березовской средней школы Борисовой Вере Васильевне,

за предоставление песенного репертуара фольклорного коллектива «Товарки» - директору Предгорненской средней школы Ершовой Нине Андреевне.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аванесов Р.И. Проблемы лингвистической географии русского языка// Атлас русских народных говоров центральных областей к востоку от Москвы. – М., 1957.

2. Аванесов Р.И. Русская литературная и диалектная фонетика. – М., 1974.

3. Булатова Л.Н., Касаткин Л.Л., Строганова Т.Ю. О русских народных говорах. – М., 1975.

4. Вопросы теории лингвистической географии/ под ред. Р.И. Аванесова. – М., 1962.

5. Вопросы теории лингвистической географии/ под ред. Р.И. Аванесова. – М., 1962.

6. Гумбольдт В.. О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества // Избранные труды по языкознанию. – М., 1984.

7. Даль В. Словарь живого великорусского языка. – М., 1961 (в 4-х томах). – т. 3.

8. Диалектология и лингвогеография русского языка. – М., 1981.

9. Захарова К.Ф., Орлова В.Г. Диалектное членение русского языка. – М., 1970.

10. История русской диалектологии. – М., 1961.

11. Кондрашев Н.А.. Славянские языки. – М., 1996.

12. Левина Т.В. Глобализация и проблема сохранения языкового многообразия современного мира // Глобализация: противоречия, проблемы и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. Часть П. – Усть-Каменогорск, 2004. – С. 233-244.

13. Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990.

14. Мечковская Н.Б.. Социальная лингвистика. – М., 1996.

15. Мораховская О.Н. Системный подход к языку и диалектологии// общеславянский лингвистический атлас. – М., 1983.

16. Русский язык/под ред. М.Ю. Максимова. – М.: Просвещение, 1989.

17. Трубинский В.И. Очерки русского диалектного синтаксиса. – Л., 1984.

18. Физические основы современных фонетических процессов в русских говорах. – М., 1978.

19. «Этносфера» - народы и культуры в зеркале России и мира. – Ежемесячный информационно-аналитический и просветительский журнал. – М., 2000. - № 22.

20. «Этносфера» - народы и культуры в зеркале России и мира. – Ежемесячный информационно-аналитический и просветительский журнал. – М., 2000. - № 24.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2005


 © 2018 - Вестник КАСУ