Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2005

Автор: Нурсеитова С.З.

В казахском языке непроизводная основа является одновременно и корнем, и основой: школ-а - мектеп; школ-е – мектеп-ке и другие. При этом корневая морфема составляет лексическую базу слова. Аффиксы, значимые части слова, выражают дополнительные лексические и грамматические значения; они служат для выражения отношений между словами и характеризуются как словообразовательные и формообразующие.

Аффиксальные морфемы оформляют слово как лексико-грамматическую единицу в системе частей речи, группируясь вокруг корня по определённым законам, поэтому анализ морфологической структуры слова в казахском языке теснейшим образом связан с анализом способа словообразования и словоизменения. В казахском языке каждый аффикс является показателем только одной определенной грамматической категории числа, падежа, лица и так далее, но не может указывать сразу на несколько значений. В слове қолдарымызда қол - корень, дар - показатель множественного числа, -ымыз - показатель притяжательности, да - показатель местного падежа.

В казахском языке в редких случаях можно встретить некоторые элементы антонимичных аффиксов. Аффикс –а, в зависимости от исходной основы слова, может быть рассмотрен по-разному: 1) в слове жаса –а является словообразовательным суффиксом: жаса – ‘делай или живи, здравствуй’; образовано от слова жас – ‘возраст, молодой’; 2) в слове қайта –а является словоизменяющим суффиксом деепричастия: қайта – ‘возвращаясь’, образовано от глагола қайту – ‘вернуться, возвратиться’. Точно так же показатель -шы/шi в казахском языке может быть рассмотрен как словообразовательный суффикс существительного: малшы – скотник, пастух - образовано от слова мал ‘скот’; как словоизменяющий суффикс, который смягчает приказание, -шы выражает просьбу глагола 2 лица; қолынды суға малшы – опусти-ка руку в воду. Иногда в казахском языке некоторые лексико-грамматические значения образуются перестановкой ударения. Но такое происходит в тех случаях, если в составе слова имеются аффиксы - омонимы:

Жарма (крупа) –  жарма (нет денег)

Көрші (сосед) – Көрші (посмотри-ка)

Баламыз (наш ребенок) - баламыз (мы еще дети)

В казахском языке окончания, хотя и не всегда, могут находиться в конце слова, но всякий корень или основа имеют ярко выраженное лексико-грамматическое значение - ара (пчела), сын (испытание), көпір (мост) и так далее.

Казахский язык по морфологическим признакам относится к языкам агглютинативного строя.

Для казахского языка характерна, в основном, легкая членимость слова на составные части, потому что последовательно присоединяемые к корню различные аффиксы являются однозначными: каждый аффикс в нем является однотипным и стандартным.

В английском языке, как правило, корневая морфема по своему звуковому составу совпадает с основой, поскольку на современном этапе своего развития английский язык характеризуется одноморфемной  структурой слова: friend – корневая морфема, равная основе, суффикс - ship прибавляется к основе, которую в этом случае можно назвать корнем - основой; friend + ship “friendship”. Английский глагол reаd - читать совпадает по своей звуковой форме как с корневой морфемой read -, так и с основой read-, к которой присоединяются суффиксальные морфемы; сравнение: reader - читатель, reading - чтение, readable - удобочитаемый.

Английские словообразовательные морфемы, за малым исключением, семантики грамматического рода не имеют; сравним: учитель - teacher, учительница - teacher, торговец - seller, торговка - seller.

Мы различаем следующие аспекты идентификации предмета в речи: ситуативный, контекстуальный, социолингвистический.

1. Наиболее чётко типы идентификации можно проследить на употреблении определенного артикля - самого частотного грамматического средства идентификации предмета.

Определенный артикль относится к дейксису близкого предмета, т.е. указывает на предмет, находящийся в непосредственной близости от говорящего, или только что упомянутый, известный.

а) Идентификация ситуативная –  это такая идентификация, когда предмет идентифицирован в конкретной речевой ситуации. Этот тип идентификации упоминается Г. Суитом, который считает, что, если жители Лондона говорят о реке, подразумевая реку, протекающую в городе, артикль в данном случае так же точно идентифицирует слово «река», как и имя собственное.

Об идентифицирующем характере определённого артикля пишет также проф. Г.Н. Воронцова: «Артикль - многостороннее явление, и одной из важнейших, если не самой важной из его функций следует считать функцию указания на характер ситуативной отнесенности к обозначаемому (предмету). В этой области сигнализации об отношении речи к действительности артикль занимает особое место; он отмечает имя - обозначение как субстантивное слово, связывая, таким образом, часть речи с синтаксисом, с организацией сообщения, с реальными условиями речи, с обозначаемым в данной ситуации.

Связанность с данной ситуацией выражается посредством использования определенного артикля; отсутствие связанности находит свое выражение в неопределённом артикле или в отсутствии артикля».

Речевых ситуаций, в которых предмет может быть идентифицирован, безусловно, в языке очень много. Однако мы считаем необходимым описать несколько ситуаций с тем, чтобы лучше осветить этот аспект употребления определённого артикля.

Начнем с ситуации, упомянутой проф. Г.Н. Воронцовой: «Следует, однако, иметь в виду, что определённый артикль при существительных, обозначающих отдельные определённые виды комнат: столовую, гостиную, спальню, кухню и т.д., может иметь значение показателя не «частной», а «общей» ситуативной связанности: в доме, в квартире обычно есть и столовая, и спальня, и кухня, так что достаточно по существу того, чтобы речь шла о жилом доме, и каждая такая комната окажется «связанной» самим этим фактом. При этом не существенно даже, чтобы имелся в виду какой-нибудь конкретный дом, хотя обычно этот элемент ситуативной ограниченности наличествует».

В материалах это положение иллюстрируют следующие примеры: "Ellen sat in the hall, watching the front door" (G.O. Jones "Now", p. 58).

“Late one October afternoon in the year 1921, a shabby young man gazed with intensity through the window of a third-class compartment in the almost empty train laboring up the Penowell valley From Swansea".

“Outside, a heavy rainstorm came blinding down between the mountains which rose on either side of the single railway track. ... Gripping his bag Manson leaped from the train and walked quickly down the platform, searching eagerly for some sign of welcome. At the station exit, beneath a wind-blown lamp, a yellow faced old man. In a square hat and a long nightshirt of a mackintosh stood waiting" (A. Cronin “The Citadel”, p.p. 3-4).

В этом отрывке со словом compartment «связанными» оказываются the almost empty train, the single railway track, the platform, the station exit.

“In the late summer of that year we lived in a house in a village that looked across the river and the plain to the mountains. In the bed of the river there were pebbles and boulders, dry and white in the sun and the water was dear and swiftly moving and blue in the channels" (T. Hemingway '' A Farewell to Arms”, p. 3).

В этом отрывке со словом «river» «связанными» оказываются the bed, the water, the channels.

б) Идентификация контекстуальная.

Этот тип идентификации тесно связан с предыдущим типом – ситуативной идентификацией. Разница заключается в том, что при идентификации контекстуальной соблюдается следующая закономерность: сначала предмет дается в речи неидентифицированным и потом, лишь при следующем упоминании, идентифицируется в контексте. Об этом типе идентификации упоминает П. Кристоферсен. Причём следует отметить, что идентификация происходит как в микроконтексте, так и в макроконтексте.

Примеры идентификации в микроконтексте: “The village to which our family had come was a scattering of some twenty to thirty houses down the south east slope of a valley. The valley was narrow, steep and almost entirely cut off, it was also a funnel for winds, a channel for the floods and a jungle, insect hopping sun” (L. Lee “Cider with Rosie”, p. 41).

“The door opened and a women and a man entered. They had a look of anticipation as though thay were about to find themselves in a place of wild surprise. The man was about forty and the woman was thirty” (M. Wilson “Live with Lightning”, р. 54). When a Southerner took the trouble to pack a trunk and travel twenty miles for a visit, the usually much longer” (M. Mitchell “Gone with the Wind”, р. 151).

Этот вид идентификации П. Кристоферсен называет эксплицитно-контекстуальным базисом для взаимопонимания.

Наряду с этим П. Кристоферсен выделяет имплицитно-контекстуальный базис для взаимопонимания.

“Having talked of a tailor you can go with "the mm" after "to swear'' you can talk of the "oath". It need not be even the same notion. Certain ideas are so intimately associated that: one is art to call up the other. Though many such associations are of an individual character, others arе but sufficiently general to serve the purpose of creating a basis of understanding. After mentioning”.

“Somebody was bullying somebody, and Martin interfered, to be confronted by Cheese - Face's blazing eyes” (J. London “M. Eden”).

“Отырған арасында біреуді біреу итеріп жіберіпті. Жанжалға жалма жан араласа кеткен Мартин көп ішінен өзінің ескі жауы – Май Содіннің жарқ-жұрқ еткен көздерін тани кетті”.

В английском языке неопределённое местоимение имеет категорию падежа, в казахском же языке, кроме категории падежа, неопределенное местоимение біреу может иметь категорию принадлежности и числа, например, біреулері.

Something - что-то, что-нибудь – бірдеме:

“Then if you hook something truly Dig we can come to your aid” (E. Hemingway “The Old Man and the Sea”).

“Егер сен бірдеме  үлкен  ұстасаң біз саған көмектесеміз”.

Местоимение Something в английском языке не имеет никаких грамматических категорий, в казахском языке местоимение “бірдеме” имеет категорию падежа, числа, притяжательности.

Неопределенный артикль, неопределенные местоимения, выделительные местоимения относятся к классификаторам.

Дейксис, указывающий на удалённый предмет, в противоположность идентифицирующему дейксису, не связывает с данной ситуацией и не идентифицирует предмет или явление.

But Melanie, by rare luck, had come into possession of grey broad - cloth to make a coat - a rather short coat but a coat just the same.

Обычно неопределённый артикль стоит перед именем существительным. В случае же наличия одного или нескольких определений к имени существительному артикль стоит перед ними.

“Thin as a rat, but always sprightly, she contrived to make a success of her dining- room and impress every- body by her good spirits" (K.S. Prichard "The Roaring Nineties”).

“Anthony experienced a dull, heavy coldness in his limbs and wished he could follow (G. Gordon. “Let the Day Perish”).

Кроме вышеупомянутых случаев, нам встретились предложения, в которых неопределенный артикль употреблен дважды и служит средством эмфазы:

“It is indeed a noble and a brilliant sight,” said Mr. Snodgrass in whose bosom a blaze of poetry was rapidly bursting forth, “to see the gallant defenders of their country, drawn up in brilliant array before its peaceful citizens” (Ch. Dickens “The Posthumous Papers of the Pickwick dub”).

“Many authors entertain, not only a foolish but really dishonest objection, to acknowledge the sources from whence they derive muck valuable information. Certainly their report to the government is an excited and an exciting document” (J. Steinbeck “Travels with Charlie”).

B английском языке классификаторами являются грамматически выраженный неопределенный артикль, а также неопределенные местоимения.

В казахском языке неопределённое местоимение бір приближается в своем употреблении к неопределенному артиклю, все же другие неопределенные местоимения также употребляются как классификаторы.

Неопределенный артикль а, употребленный с именем существительным, при переводе на казахский язык передается словом бір:

‘‘Why, I've got a friend that's going into this year branch of the business - wants to buy up handsome: boys to raise for the market” (B. Stowe "Uncle Tom's Cabin").

“Білмек болсаңыз, менің бір сыбырласым бар еді, оның әрекеті: жас баланы сатып алады да, ер жеткен соң қайта сатады”.

“The colonel carelessly handed him a paper headed”: “Protocol”, and signed!” (“Giovanni Bolla”).

“Полковник бір қағаздарды Артурға тастай берді. Қағаздың басына. “Протокол” деп жазылыпты, аяғында “Джиованна Балла” деп қол қойыпты”.

“A chill, indefinite sense of something not quite the same as it had been, of an invisible veil falling between himself and Arthur, kept him silent, until, on the last evening of their holiday, he realized suddenly that he must speak now if he would speak at all”.

“Тұман тәрізді бұлдыр тартқан бір салқын сезім оны кескестен бөгей берді. Артурмен екі арамызға бір салқындық кірді – ау деген Монтанеллидың бір ойы да кейіндей беруіне себеп болды, оны Артурға жуытпай тұрған бір кедергі бар сияқты. Содан каникулдың ең ақырғы кешіне барып Монтанелли сөйлесемін, сөйлесетін күнім бүгін деген тоқтамға келді”.

“But I wish you could have accepted the invitation of your English doctor friend; if you had spent a month in his house you would have been more fit to study”.

“Бірақ сені өзінің досың ағылшын дәрігері шақырып еді ғой, сонда баруына болатын еді. Оларда бір ай болып, қайтадан оқуға келетін еді”.

Some переводится на казахский язык как:

1)     Біраз, аздап.

“We took some bread and cheese with us, and got some goat's milk up there on the pasture; oh, it was nasty!”

“Біздің  аздап нанымыз, ірімшігіміз бар еді, жайлауда ешкінің сүтін іштік. Ешкінің сүті тіпті дәмсіз болады екен”.

2)     Бір, кейбір.

“Не sat there listening. Some of the words were new and altogether incomprehensible and he tried to fix them in his mind”.

“Сондықтан бір уақыт ол, әке сөзінің сыртын ағымын тындайды. Кейбір өзі білмейтін қиын, жаңа сөздерін ұстап қалады ”.

Such переводится на казахский язык как “мұндай, осындай”: “Never had he seen such a woman”.

“Мұндай әйел затын сонда көрген емес”.

Дейксис удалённого предмета, речь о котором пойдёт в дальнейшем, в казахском языке выражается при помощи слова “бір”, а также других неопределенных местоимений.

Первоначально значение слова бip - “один”, как это видно из следующих примеров;

“Осы өткен қыста дәл осындай бір алакөлеңке қоңыр кеште Абай ұзақ домбыра тартып отырды” (М. Әуезов “Абай”, 152 б.). “Және бұрын күзеуден бір қар жаудырмай көшпеуші еді”(М. Әуезов “Абай”).

Однако во многих случаях это значение утрачивается, и очень часто бip в сочетании с именем существительным показывает, что данный предмет или данное явление не является идентифицированным, а относится к классу однородных предметов.

Свое первоначальное значение “один” слово “бip” утрачивает в следующих случаях:

1)     В сочетании с именами существительными, обозначающими конкретные предметы в единственном числе, когда из контекста явствует, что не имеется в виду единичность.

“Осы араға келгенде Шынғыстың Қарашоқты тұсынан шығып келе жатқан бір салт атты кездескен” (М. Әуезов “Абай”, 47 б.).

В сочетании с именами существительными, обозначающими конкретные предметы во множественном числе:

“Кейде Абайға қызық көрінетін бір мақалдар, мәтелдер айтылып кетеді” (М. Әуезов “Абай”, 22 б.). 

“Өзгеге жегісі болса да, осылайша болған көшу қойшы, қозышы, жылқышыларға аса бір тынымыз бейнет, масыл күндер болды” (М. Әуезов “Абай”, 22 б.).

Следует отметить, что в казахском языке широко употребляется сочетание бip с именем существительным во множественном числе, в отличие от турецкого и азербайджанского языков, где бip не может стоять перед существительным во множественном числе.

Не можем согласиться и с мнением А.А. Беглярбековой, считающей: “Независимо от того, в какой функции выступает слово бір, существительное, следующее за бір, выражено в тюркских языках всегда формой единственного числа” (подчеркнуто мной.  – А.С.).

2)     В сочетании с абстрактными именами существительными:

“Барлық айналадағы кең дүниеге, әсіресе мынау өзі туған сахара, өлке белдеріне соншалық бір туысқандық ыстық сезіммен, кешіріммен де қарайды” (М. Әуезов “Абай”, 12 б.). “Абай Дәрменнің жүзінен де Ербол сияқты, сүйсіну белгісін андады да, соған қарап, тағы бір тың ойлар айтты. Ғажап бір  нәрсе бар” (М. Әуезов “Абай”, 160 б.).

“Не сылтаумен келе аламын?” деп өздігінен бабын таба алмай келе жатқан бала жігітке мына Ерболдың айтқаны өте бір рақат табыс көрінді” (М. Әуезов “Абай”, 161 б.).

3) В сочетании с именами собственными:

“Құнанбай Майбасар мінезін білсе де түсірмеді. Ол өзінің қара күші, зілі сияқты болатын осындай бір Майбасардың жүруін мақұл көрді” (М. Әуезов “Абай”, 1, 352 б.).

“Қодар, жақыны жоқ жалғыз үйлі бір Борсақ” (М. Әуезов “Абай”, 130 б.).

“Мұсылмандық парызын атқарамысың?” деп дәл бір Мөңкір-Нөңкірддей тергеуге алғаны” (М. Әуезов “Абай”, 2, 27 б.).

4)     В сочетании с именами существительными, обозначающими вещества:

“Майлы, дәмді бір борщ даярласам деген” (М. Әуезов “Абай”, 68 б.).

“Салқын түндерде шала ашып, саумалдау боп тұратын бір қымыздар болушы еді” (М. Әуезов “Абай”, 2, 27 б.).

“Ылғи бір түрілген жас құйрық, сары алтындай балқыған жал, желін майлар...” (М. Әуезов “Абай”, 1, 128 б.).

5) В сочетании с числительными:

“Бұл құстардың қасында көгілдірлеу келген, үйректің үлкендігіндей тағы бір төрт құс отыр еді” (М. Әуезов “Абай”, 4 б.).

6) Отсутствие логического ударения является свидетельством того, что слово “бip” утрачивает свое первоначальное значение “один” и становится функциональным словом, выражающим грамматическую категорию дейксиса. Присутствие же ударения говорит о том, что слово “бip” является числительным со значением “один”.

С целью проверки вышеупомянутого был проведен следующий эксперимент. Было взято 6 предложений, в которых, наряду с числительным бip, даются предложения со словом бip, относящимся к классу однородных предметов. Была произведена запись на магнитофон следующих предложений, прочитанных студентами - казахами.

“Бір жапырағымыз қалғанша қырқысу керек”.

“Жым-жырт үйде Қамқаның құлағына тыс жатқан бір ызың естілді”.

“Маған мың сөзден бір дән тары артық”.

“Бұл өңірдің балықшылары бір тайпа ел болатын”.

“Одан жоғары бір кісілік койка”.

“Жолдас командир, атуға  рұқсат етіңіз”, - деді бір солдат.

Результат эксперимента подтвердил правильность предположения: в предложениях 1, 3, 5 “бip” было произнесено без ударения.

Синтактика слова “бip”

Позиционный анализ употребления “бip” по отношению к имени существительному показывает, что возможны следующие варианты:

Препозиция:

“Сіз тезінен Слободканың орта тұсына және қорасында құдығы бар бір үйге көшініз” (М. Әуезов “Абай”, 2, 409 б.).

“Біздің үйдің бір керілеу қаршығасы болған еді, сол жаз айларында түлеген шағында, тұғырында қалғып отырар еді де, бір тышқан тараққұйрық сияқты тірі жем әкем көзіне көрсетсек, әп-сәтте серги кеп, талпынған денесі қайраттанып, көздері оттай жайнап кетуші” (М. Әуезов “Абай”, 41 б.).

Интерпозиция:

“Абай шынында да дәл осы кезде өзін-өзі бар сырқаттан құлантаза боп арылғандай, нық бір қайрат жиып алғандай сезді” (М. Әуезов “Абай”, 62 б.).

“Күлімсіреп қараған үлкен көздерінде аса бір қызулы жалын көрінген еді”. (М. Әуезов “Абай”, 1, 125 б.).

Постпозиция:

“Тегі бір көріпкелің бар ма, жаным-ау? Түс демеймін, бұл сәдегейлік қой бір” (М. Әуезов “Абай”, 1, 143 б.).

Таким образом, возможны следующие случаи употребления слова “бір” с именами существительными:

1) бір әйел,

2) бір әйелдер,

3) бір әдемі әйел,

4) әдемі әйел бір,

5) әдемі бір әйел,

6) бір әдемі бір әйел,

7) өте бір әдемі әйел,

8) бір өте әдемі әйел,

9) ең бір әдемі әйел.

Сравнительно с препозицией и интерпозицией, постпозиция встречается редко. Слово бір может сочетаться с именем существительным в любом падеже:

“Сұлу жүзіне ыстық бір тасқын қан ойнап: Алда, айналайын осы қыз-ай...” (М. Әуезов “Абай”, 1, 442 б.).

“Үй ішінде Абайға сыпайы амандасқан Қарашаш, аса бір жақын жанның ілтіфатын сездіреді” (М. Әуезов “Абай”, 1, 322 б.).

“Келмесең одан арман!” деп кейде аса бір қоныр жуандыққа басып, ұлжанға да естіріп тулап сөйлейтін” (М. Әуезов “Абай”, 1, 424 б.).

“Соған ілес Майбасарға айтпақ бір сөзін бастап кетті” (М. Әуезов “Абай”, 1, 454 б.).

“Бейне бір тас сәскеде түнлікті ашып жібергенде, шаңырақтан күн сәулесі түскендей” (М. Әуезов “Абай”, 1, 443 б.).

“Осыдан кейін тағы бір таластан соң: Ішімнен шыққан жалғыз еді ғой...” (М. Әуезов “Абай”, 1, 319 б.).

“Абай сөз досына аса бір ырзалықпен қарады”, (М. Әуезов “Абай”, 1, 478 б.).

“Әйгерім аса  бір сыпайы алған жүзімен Иіске қарап: Әмин, әже! – деп өзі кейінірек қағылды да, Иіс кемпірді қасына шақырып ап, қымыз ұсынды” (М. Әуезов “Абай”, 1, 450 б.).

“Біреу Өгіз, біреу ат, біреу түйе, қайсыбіреу аралас жегіп, қымыз ұсынды” (М. Әуезов “Абай”, 1, 450 б.).

“Біреу Өгіз, біреу ат, біреу түйе, қайсыбіреу аралас жегіп, қым-қиғаш қимылдап жұртты Олжабек пен Жамал кіріп келеді”, (Ғ. Мұстафин “Шығанақ”, 8 б.).

“Қолын сермеп, әлденені қыза дәлелдеп келеді” (Р. Тоқтаров “Ертіс перзенті”, 27 б.).

“Жәлел бірдеңе айтқысы келді ме, сұрланып тағы біраз қарап тұрды да, шығып кетті” (Р. Тоқтаров “Ертіс перзенті”, 31 б.).

“Үй жоқтан, кейбір семьялы жұмысшылардың өзі үй ішін көшіріп алуды әзірше ойламаған” (М. Имажанов “Адам туралы аңыз”, 187 б.).

Функционально-семантическая категория дейксиса лица присуща двум исследуемым языкам.

Дейктические средства, выражающие дейксис лица в английском и казахском языках, являются высокочастотными.

В дейктических системах английского и казахского языков считаем возможным выделить следующие функциональные классы дейксиса лица: идентификаторы, классификаторы, индифирентаторы.

Английский язык развил в своей системе грамматические средства идентификации. Кроме того, английский язык имеет широкую систему лексических средств, выражающих указание.

Современный казахский язык не имеет грамматических средств выражения идентификации. Казахский язык развил грамматизованное средство для классификации, каким является "бip".

Дейктические системы разных языков вовлекают в свою систему различные классы, сюда относятся артикли, местоимения, числительные.

Сравнение синтактики в различных языках показывает, что дейктические средства имеют свою специфику, например, в английском языке местоимение such не употребляется в сочетании с прилагательными, или в английском языке указательные местоимения this, that могут иногда употребляться в сочетании с прилагательными, в то время как в казахском языке они не сочетаются с прилагательными.

Современный английский язык имеет грамматизованные средства выражения квалификации типа a lot, в то время как в казахском языке используются лишь лексические средства.

Сравнение семантики дейктических средств выявляет также особенности значения в каждом языке (сравним: each, every — ер).

Категориальный анализ дейктических средств показывает; что в разных языках они обладают разными категориями. Например, личные и притяжательные местоимения имеют категорию рода в английском языке, в казахском же языке они не обладают этой категорией. Указательные местоимения в английском языке имеют категорию числа, как в субстантивном, так и просубстантивном употреблении, в то время как в казахском языке они имеют форму множественного числа только в субстантивном употреблении.

ЛИТЕРАТУРА

1. Барабаш А. Пособие по грамматике современного английского языка. М., 1978.

2. Верховская И.П. Учимся употреблять артикли. М., 1963.

3. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1979.

4. Буранов А.А. Практикум по сравнительной типологии английского и казахского языков. Алматы, 1984.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2005


 © 2018 - Вестник КАСУ