Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2009

Автор: Калгинбаева Ж.С.

Духовная жизнь русской интеллигенции занимает центральное место в драматургии Чехова. Предшественники Чехова, разночинцы-демократы, многое сделали для того, чтобы запечатлеть духовную драму русской демократической интеллигенции. История все отчетливее выявляла не только крах различных разновидностей русского утопического социализма, но и крушение иллюзорного представления интеллигенции об ее исключительной роли в освободительном движении. Отсюда образ народолюбивого интеллигента, приходящего к пониманию своего бессилия перед лицом обступивших его со всех сторон грозных и неразрешимых вопросов жизни, своего одиночества, своей оторванности от народа. История идейных исканий русского интеллигента оказывалась в этой связи повестью о разбитых надеждах, не свершившихся мечтах и планах, столь же искренних, как и наивных. О заключительном акте этой драмы, окончательно выявившем крушение народнического утопического социализма, хорошо сказал С. Каронин. В своей повести «Места нет» он писал от лица одного из народолюбивых интеллигентов семидесятых годов: «Наше поколение... имеет за душой кое-какие мыслишки, назовите их идеалами, если вам нравятся громкие слова, и вот в этих-то мыслишках и заключается вся беда... Наши мыслишки обратились у нас в совесть, то есть мы их не можем ни выбросить, ни забыть, а должны всюду таскать за собой. Но... Мыслишки, идеалы, обратившиеся в совесть, надо же куда-нибудь поместить. Куда же, спрашивается? Этот вопрос разно решался и решается. Одни помещали свою совесть в разные отчаянные предприятия. Но им удалось только, как вон выражается Червинский, разработать теорию смерти. Они научились и научили, как надо умирать. Ясно, что это не решение... Другие совсем никуда не поместили свою совесть и были замучены ею; такие именно и представляют образцы того исстрадавшегося интеллигента, которого теперь на всех перекрестках выставляют на позорище. Третьи,— и я к ним принадлежу отчасти,— думали как-нибудь примирить свои мыслишки с положением. Они верили... что в каждое место, самое загаженное, но дающее кусок, можно внести порядочность, чистоту, воздух и свет. Здесь было много преувеличений и еще больше неразумия. Нельзя, в самом деле, окончательно примирить мыслишки с куском, душу и брюхо, идеалы и поганые дела...» [9; 236]. Так складывалось новое поколение «лишних людей». Эти люди не могли примириться с окружающей их действительностью, но в то же время понимали, что пути ее переустройства остались им неведомы.

Чехов стал живым свидетелем заключительного акта драмы демократической интеллигенции поколения семидесятых годов. Так возникла тема «лишнего человека» — восьмидесятника в его творчестве. Однако Чехов явился летописцем уже полного крушения этой «народолюбивой» (народнической) интеллигенции. С. Каронин, как и Г. Успенский, был еще полон живых воспоминаний о героических делах, светлых надеждах и горьких разочарованиях семидесятых годов, поэтому ему были дороги и те люди, «которые никуда не поместили свою совесть и были замучены ею». Чехов же видел и беспощадно правдиво показывал бесславный конец этих интеллигентов, неприглядную картину их сегодняшнего реального бытия. Этот различный взгляд на одно и то же явление и сказался с особой силой в полемике вокруг чеховского «Иванова», резко осужденного, как мы видели, не только Г. Успенским, но и Короленко. Так же отнесся к «Иванову» и С. Каронин.

Пьеса “Вишневый сад“ - последнее произведение Чехова. В восьмидесятые годы Чехов передавал трагическое положение людей, утративших смысл своей жизни. Пьеса была поставлена на сцене Художественного театра в 1904 году. Наступает двадцатый век, и Россия становится окончательно капиталистической страной, страной фабрик, заводов и железных дорог. Этот процесс ускорился с освобождением крестьянства Александром II. Черты нового относятся не только к экономике, но и к обществу, меняются представления и взгляды людей, утрачивается прежняя система ценностей.

Действие пьесы происходит в имении помещицы Любови Андреевны Раневской. Социальный конфликт пьесы - это конфликт уходящего дворянства с пришедшей ему на смену буржуазией. Другая сюжетная линия - социально-романтическая. "Вся Россия - наш сад", - так устами своих героев говорит сам Чехов. Но мечта Ани и Пети Трофимова разбивается о практицизм Лопахина, по воле которого вырубается вишневый сад.

Любовь Андреевна Раневская - это уже не Николай Петрович Кирсанов из романа Тургенева "Отцы и дети", которым пытается приспособиться к новому своему положению и делает попытки перестроить хозяйство в своем поместье. К концу девятнадцатого века большая часть помещиков после отмены крепостного права разорилась. Дворянство, привыкшее праздно жить, тратить, но не наживать, не сумело перестроиться в новых условиях. Любовь Андреевна давно уже "спустила" все свое состояние, ее имение заложено и перезаложено, но она, в силу привычки, не может изменить свой расточительный образ жизни. Раневская не понимает, что наступившее время требует от нее постоянных усилий, необходимых для материального выживания.

Любовь Андреевна живет эмоциями, воспоминаниями о прошлом, она растеряна, сломлена всем происходящим и, думаю, что, скорее всего, она просто боится думать о настоящем, уходя в какие-то малозначительные миражи. И если ее можно понять, потому что она всего лишь женщина, избалованная многолетней праздной привычкой просто порхать по жизни, то ее брат Гаев - это смесь тупого самомнения о своей значительности и полнейшей ничтожности во всем. В таком-то возрасте старый лакей Фирс одевает ему штаны! Это важная деталь в обрисовке его характера. Чехов в дневнике писал: "Вся Россия - страна каких-то жадных и ленивых людей. Они ужасно много едят, пьют, любят спать днем и ужасно храпят..." [1; 387]. Гаев заявляет, что все свое состояние он "проел на леденцах". Гаев завершает галерею "лишних людей" в русской классической литературе. Гаев, произносящий длинные речи, - это всего лишь пародия на культурного и образованного дворянина. Конфликт с жизнью разрешается в пользу торжествующего Лопахина, "хищного зверя", по определению Пети Трофимова. Лопахин - явная противоположность владельцам вишневого сада.

Беспечности и непрактичности старых хозяев вишневого сада противопоставлены энергия и хозяйственная целеустремленность Лопахина. Он прямой потомок тех, "чьи лица глядят с каждого вишневого дерева в саду". Лопахин - потомок крепостных, которые работали на Раневских. Он ликует, купив имение. Трофимов говорит о Лопахине: "Как в смысле обмена веществ нужен хищный зверь, который съедает все, что попадается на пути, так и ты нужен". Чехов ясно видел хищническую природу капитала. Приобретательство калечит человека, становясь его второй натурой. Тонкая, нежная душа Лопахина рано или поздно загрубеет, потому что "коммерсант" в нем всегда будет брать верх. Эмоции и нажива - это абсолютно несовместимые понятия.

Лопахина потрясают слезы Раневской, он умен и понимает, что не все можно купить и продать, но практицизм "мужика" побеждает в нем. Но какую новую жизнь можно построить, загубив прекрасный вишневый сад и отдав землю под дачи? Жизнь и красота разрушена. Дачники дополнят то, что начал Лопахин. А.П. Чехов четко показал полную деградацию и моральное оскудение дворянства, разложение его как класса. Распад дворянской культуры завершает их экономическое разложение. Но, по мнению Чехова, капитализм тоже временное явление, потому что несет с собой разрушение. Петя советует Лопахину "не размахивать руками". Что это значит? В эти слова Чехов вкладывает большое сомнение в целесообразности действий Лопахина. Трофимов говорит: "Строить дачи, рассчитывать, что из дачников со временем выйдут отдельные хозяева, - это тоже значит размахивать руками" [1; 346]. Герои по-разному видят свое будущее. Раневская считает, что ее жизнь кончена, Трофимов и Аня даже где-то рады продаже сада, потому что это дает им шанс начать новую жизнь и вырастить свой сад.

Вишневый сад - это символ прожитого, и с ним уходят Фирс и Раневская. Старого лакея Фирса забывают, он остается в пустом, заколоченном доме, где, вероятно, умрет не от старости, а от голода и жажды. Фирс покорно примет смерть, понимая, что свое уже прожил, и в его годы смешно цепляться за жизнь.

А.П. Чехов показал Россию на перепутье, Россию, в которой еще не изжито до конца прошлое, где еще не наступило окончательно настоящее, но уже проглядывает будущее. Петя Трофимов, этот пассивный мечтатель и идеалист, представляется Чехову человеком, который уничтожит власть и сможет изменить жизнь. Его мечты о равенстве, братстве, справедливости, по нашему мнению, всего лишь мечты. У Раневских его зовут "облезлым барином" не только из-за внешности, но и из-за того, что он остается юношей в своих мечтах. Аня верит Трофимову и согласна уехать с ним в Москву. Скорее всего, она поступит на курсы или станет революционеркой.

Пьеса кончается возгласом: "Здравствуй, новая жизнь". Чехов не показал, какой она будет, да он и не мог показать, потому что это был 1904 год.

Трофимов и Аня полны надежд, испытывая прилив сил и неудержимое желание трудится на благо людей. Петя, по мнению Чехова, должен сменить Лопахина, потому что именно в его уста автор вкладывает ценную мысль о том, что вся Россия – наш сад".

А.П. Чехов был глубоко убежден, что человеку, чтобы быть свободным, нужен весь земной шар. Близилась буря. Чехов предвидел и ждал ее. В каждом произведении Чехова ясно выражен протест против бессмысленности и пошлости человеческого существования. Пьеса "Вишневый сад" - это прошлое, настоящее и будущее России. Дали высокую оценку Чехову многие писатели. Алексей Толстой писал: "Чехов - это Пушкин в прозе" [7; 192]. С этим утверждением сложно не согласится. "Вишневый сад" - итог творческого пути писателя. Этой пьесой Чехов завершил идейное развенчание дворянства, начатое романом Тургенева "Отцы и дети". За сорок лет, прошедших после отмены крепостного права, дворянство в значительной степени утратило свои экономические позиции, оно постепенно сходило с арены господствующего класса. В "Вишневом саде" Чехов впервые дал развернутый бой дворянству как классу. Паразитизм дворянства, пустозвонство, привычка к незаслуженной роскоши - все глубоко омерзительно писателю.

ЛИТЕРАТУРА

1. Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем в 30-ти тт.- М., 1986.

2. Аникст А. Творчество Чехова.- М., 1977.

3. Афанасьев Э.С. Адаптированный Чехов // Литература в школе. - М., 2000. - № 1. - С. 46.

4. Бердников Г.П. Над страницами русской классики. – М., 1985.

5. Бобров А.А. Подвижники нужны, как солнце: К 140-летию со дня рождения А.П.Чехова // Русский дом. - М., 2000. - №1. - С. 15.

6. Бродская Г. Алексеев-Станиславский, Чехов и другие. Вишневосадская эпопея. Том I. Середина XIX - 1898. 288 с. Том II. 1902-1950-е. - М., 2000.

7. В творческой лаборатории Чехова.// Под ред. Опульской Л.Д., Паперного З.С., Шаталова С.Е. – М., 1974.

8. Луначарский А.В. о театре и драматургии. Избранные статьи. В 2-х тт. - М., 1958.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ