Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2009

Автор: Капышева Г.К.

Как и любая другая самостоятельная наука, фразеология разработала собственную методологию лингвистического исследования ФЕ, то есть систему принципов, методов и приемов исследования ФЕ разных языков. К таким методам относятся контекстологический и вариационный методы, метод фразеологической идентификации, метод комплексного и дистрибутивного, синхронно-сравнительного двустороннего, параллельного описания ФЕ.

Широко известны следующие методы: фразеологическая аппликация, структурно-типологический, синхронно-сравнительный, диахронно-сравнительный методы, метод фразеологического моделирования.

В исследовании фразеологизмов как единиц фразеологической системы используют, в целом, внутриязыковой и межъязыковой подход.

В первом случае исследуется фразеологическая система того или иного языка внутри самой себя. При этом решаются такие задачи, как категориальные признаки ФЕ, закономерности их образования, классификация ФЕ, особенности структуры, семантики, функций ФЕ, типология деривационных баз ФЕ, путей и способов их образования, национальная специфика фразеологических образов, вопросы фразеологической устойчивости, вариативности формы и содержания ФЕ, речевые, стилистические, социальные, прагматические возможности и особенности ФЕ. Моделирование во фразеологии характеризует не только сущность языковой природы ФЕ, но и пути и способы расширения фразеологического фонда того или иного языка.

Языковая форма ФЕ выполняет функцию закрепления и формального представления их языкового содержания, а также идентификации и дифференциации обозначаемых ими явлений объективного мира.

Второй подход в исследовании фразеологической системы языка - межъязыковой подход. Он требует выхода за пределы фразеологической системы одного языка и привлечение, по меньшей мере, двух или более родственных и не родственных, одно- или разноструктурных языков. Именно с этим подходом связаны межъязыковые фразеологические соответствия и эквиваленты.

Речь идет в таких случаях о ФЕ разных языков, которые обнаруживают сходства в своей структуре и в своем значении. Изучение сходств и различий между конкретными фразеологизмами двух и более языков - наиболее известный и распространенный, помимо сопоставительного анализа во фразеологии.

Он весьма ценен и полезен для развития общей теории фразеологии, сопоставительной фразеологии, установления фразеологических универсалий, для разработки многоязычных фразеологических словарей. Сопоставительно-типологическому исследованию подвергаются только схожие фразеологизмы разных языков.

Если между фразеологизмами разных языков нет никаких соответствий, то в них и нечего сопоставлять. Иначе говоря, сопоставительная лингвистика предполагает наличие между сопоставляемыми языковыми фактами общностей, сходства в обязательной мере, а не полное различие. Характер и тех и других, их типологию необходимо выявить в ходе сопоставительного, типологического анализа. В равной мере это относится и к сопоставительной фразеологии, в русле которой анализу подвергаются ФЕ самых разных языков.

Крайними точками в соотносительности между собой ФЕ разных языков являются, с одной стороны, абсолютно тождественные в своей структуре и семантике ФЕ, абсолютные межъязыковые фразеологические эквиваленты и, с другой - абсолютно не похожие друг на друга в этом смысле ФЕ, абсолютно разные в структуре и семантике ФЕ.

Между этими крайними точками в системе ФЕ разных языков лежат разнообразные по степени своего сходства и различия ФЕ разных языков. Их типологию раскрывает и описывает сопоставительная фразеология или фразеология межъязыковых фразеологических соответствий и эквивалентов, ср.: «Наряду с отношениями полного тождества и полного различия существуют, естественно, и промежуточные ступени, которые могут быть обобщены как отношения неполного частичного тождества с дополнительной дифференциацией в случае необходимости».

Названные виды межъязыковых отношений – отношения тождества, неполного тождества и различия обнаруживаются при сопоставлении немецких и русских ФЕ:

а) в отдельных аспектах и в формально смысловой организации, главным образом в лексическом и структурно-синтаксическом аспектах (аспектная соотнесенность);

б) в не совокупном содержании, то есть денотативном и коннотативно-прагматическом значении (функционально-смысловая соотнесенность).

Кроме того, сопоставительная характеристика ФЕ имеет и количественный аспект - число эквивалентов конкретной ФЕ, их сравнительная употребительность, удельный вес эквивалентов различного типа во фразеологических составах сопоставляемых языков [1, 1980, 24]. В исследованиях А. Д. Райхштейна рассматриваются аспектная и формально-смысловая соотнесенность ФЕ разных языков отдельно.

Аспектная соотнесенность ФЕ предполагает, по А.Д. Райхштейну, соотнесенность их компонентного состава и грамматической организации. Она имеет для немецкого и русского языков только косвенный, структурно-семантический характер, так как для отдаленно родственных языков непосредственное материальное тождество лексических компонентов и грамматических структур нетипично.

Поэтому в отношении межъязыковой соотнесенности ФЕ разных языков говорят, как правило, о семантическом тождестве или различии компонентов ФЕ в их нефразеологическом, регулярном значении, то есть о большей или меньшей фразообразовательной аналогии. ФЕ (по)строить на песке и auf Sand bauen обладают тождественной аспектной организацией, так как их синтаксические структуры и лексические компоненты, взятые в отдельности и вне фразеологического употребления, полностью эквивалентны (глагол + предлог + существительное: bauen - строить; auf - на; Sand - песок).

Аспектная соотнесенность может быть самой разной: тождество структурно-синтаксического аспекта и неполное тождество лексического аспекта, ср.: ящик Пандоры – die Buechse der Pandorra.

Синтаксическая структура в ФЕ двух языков одинаковая: субъекты в именительном, объекты в родительном падеже, но ящик – это одно, а Buechse – другое. Полное лексическое тождество и неполное структурное тождество наблюдается в следующих ФЕ: im Adamskostuem - в костюме Адама. Предлог + сложное существительное - структура ФЕ в немецком языке, предлог + существительное в винительном падеже + существительное в родительном падеже в русском языке.

Неполное структурное тождество и полное лексическое несоответствие в ФЕ: кто-либо с жиру бесится и j-n sticht der Hafer. Совокупное содержание сопоставляемых ФЕ во всех трех случаях либо тождественно, либо близко к тождественному, но может иметь и некоторые различия.

В целом ФЕ сопоставляемых языков должны соотноситься по линии сходства и аналогичности.

Об аспектном тождестве, соотнесенности ФЕ А.Д. Райхштейн предлагает говорить и тогда, когда семантически тождественны не столько отдельные компоненты, сколько целые словосочетания в их буквальном, нефразеологическом значении. Рассмотрим следующие примеры: подставить ногу/ножку – ein Bein stellen; двигать горами, сдвинуть горы – Berge versetzen, наводит мосты – Bruecken schlagen, в них совпадает деривационная база, внутренняя форма ФЕ.

Функционально-смысловая соотнесенность ФЕ разных языков предполагает тождество семного состава и дополнительных коннотаций в совокупном содержании и значении сопоставляемых ФЕ, то есть полное совпадение их сигнификативного и прагматического значения. Такое совпадение имеет место при аспектном тождестве, то есть при аналогичной лексической и структурной организации ФЕ в сопоставляемых языках.

Очень ценной представляется ситуация, когда в ФЕ разных языков совпадают аспектная и функционально-смысловая соотнесенность, то есть синтаксическая структура, лексический состав и фразеологическое значение. В этом случае имеет место такой важный вид межъязыковой фразеологической эквивалентности, как полные (абстрактные) межъязыковые фразеологические эквиваленты. Например: книга за семью печатями – ein Buch mit sieben Siegeln; поклоняться золотому/златому тельцу –das goldene Kalb anbeten; подливать масло в огонь – Oel ins Feuer giessen; таскать каштаны из огня – Kastanien aus dem Feuer holen; между Сциллой и Харбидой - zwischen Scylla und Charibdis; перейти Рубикон – den Rubikon ueberschreiten. Типичным моментом языковой природы ФЕ является то, что совокупное смысловое тождество, сходство ФЕ разных языков сокращается при неполном аспектном тождестве, что невозможно в других типах словосочетаний, например, в свободных и терминологических словосочетаниях.

Из этого однозначно вытекает, что одни аспекты языковой организации ФЕ важны для формирования совокупного значения ФЕ, другие нет. Не все аспектные явления языковой природы, организации ФЕ существенны для совокупного содержания ФЕ и тем самым для ее межъязыковой функционально-смысловой соотнесенности.

Мало значимы в семантическом и прагматическом плане все внутренние структурные свойства ФЕ, характеризующие способ соединения ее компонентов, например, частные виды структурной организации именных ФЕ. Ср.: Колумбово яйцо – das Ei des Kolumbus; Буриданов осел – Buridans Esel; иерихонская труба - die Posaunen von Jericho; буря в стакане воды – ein Sturm im Wasserglas.

Для формирования и понимания актуального фразеологического значения ФЕ, а значит, и для функционально-смысловой соотнесенности, эквивалентности ФЕ разных языков не высока значимость тех компонентных различий, которые не нарушают конкретного образа ФЕ. Человек оперирует в своем мышлении, в коммуникации не столько языковой структурой, формой ФЕ, сколько тем образом, который лежит в основе актуального значения ФЕ, как и самим фразеологическим значением, его концептуальным содержанием. Самое главное для формирования актуального фразеологического значения, совокупного смысла ФЕ – единый фразеологический образ и соответственно единая образная основа. Частные моменты, детали, которые его создают, не играют особой роли, то есть должны быть главные, абсолютно необходимые элементы, без которых единой образной основы порождения необходимого образа для актуального фразеологического значения нет.

Другими словами, образная основа должна иметь такие явления и компоненты, которые обеспечат самодостаточность фразеологического образа для формирования соответствующего актуального фразеологического значения. Например, актуальное фразеологическое значение двух таких ФЕ немецкого и русского языков, как j-m den Kopf waschen - намылить кому-либо голову - формируется практически на основе образного осмысления, переосмысления и обобщения одного и того же объективного процесса. Именные компоненты, то есть существительные в деривационной базе ФЕ семантически тождественны - голова - Kopf, глагольные нет, но семантически, тем не менее, близки, имеется в виду - мыть голову. Аналогична картина в ФЕ: сделать из кого-либо котлету – aus j-m Hackfleisch machen.

Единая образная основа достигается только тогда, когда компонентный состав деривационной базы ФЕ выражает аналогичное явление или ситуацию реальной действительности, активизирующие формирование аналогичных образов и ассоциаций, которые, в свою очередь, формируют соответствующее актуальное фразеологическое значение, сходное или аналогичное в ФЕ разных языков, что и ведет к межъязыковой фразеологической соотнесенности, эквивалентности.

Образная основа ФЕ или единая образная модель ФЕ может быть иногда менее конкретной, то есть иметь более абстрактно-обобщенный характер. Тогда структурно соотнесенные компоненты семантически не тождественны и относятся обычно лишь к одной семантической группе, ср.: заварить кашу – eine Suppe einbrocken; das ist ein Kapitel fuer sich - это особая статья.

Среди межъязыковых фразеологических соответствий различаются и такие, у которых в основу семантического образного переосмысления и обобщения деривационной базы ФЕ положена сема, наличествующая не у отдельных компонентов деривационной базы ФЕ, а лишь у соответствующего сочетания. Данная сема вытекает из всего словосочетания, его смыслового содержания, то есть из всей обозначаемой деривационной базой ФЕ ситуации. Например, у кого-либо рыльце в пуху – j-d hat Dreck am Stecken, где в основу образного переосмысления положена сема (набор сем) «у кого-то на чем-то следы грязной, неприглядной деятельности», дающая совокупное фразеологическое значение «кто-либо причастен к неблаговидному поступку, действию, событию». В таких случаях аспектная соотнесенность немецкой и русской ФЕ на уровне конкретных слов-компонентов уже практически отсутствует.

Функционально-смысловая соотнесенность и сходство ФЕ разных языков в актуальном фразеологическом значении предполагает конкретную, а не абстрактную аналогичность в деривационной базе ФЕ.

В последнем случае имеет место фразообразовательная способность, активность, высокая фразообразовательная продуктивность, причем, неравномерная в разных языках, так как такая фразообразовательная модель может получать в разных языках лексически разное конкретное наполнение. Другими словами, нарушается одно из обязательных условий межъязыковой фразеологической соотнесенности, а именно обязательная в той или иной мере аналогичность в компонентном составе деривационной базы ФЕ, аналогичность в референциальной соотнесенности, ситуативной соотнесенности, аналогичности отношений между компонентами обозначаемой деривационной базой ФЕ ситуации.

Межъязыковая аспектная соотнесенность ФЕ и их функционально-смысловая соотнесенность не находятся, как отмечается в литературе, в прямой зависимости друг от друга. Отношения между аспектным и функционально-смысловым тождеством могут быть прямо противоположного плана. Во ФЕ разделать под орех и j-m den Rost runtermachen деривационные базы ФЕ совершенно разные, а фразеологическое значение тождественное. На ФЕ распространяется тем самым общий принцип соотношения двух сторон языкового знака, независимое друг от друга развитие двух сторон языкового знака – плана выражения и плана содержания, положение об асимметрии языкового знака. Обратный тип соотношения между аспектной и функционально-смысловой соотнесенностью языковой природы ФЕ разных языков – это тождество аспектов в языковой организации ФЕ, но несоотнесенность в их функционально-смысловом тождестве. ФЕ русского языка: у кого-либо каша в голове - кто-либо путано мыслит, у кого-либо нет ясности в понимании, в сознании чего-либо, и немецкие ФЕ практически с тем же лексическим составом, синтаксической структурой, но совершенно иным актуальным фразеологическим значением: j-d hat Gruetze im Kopf – j-d ist gescheit; j-d hat grosse Graupen im Kopf - j-d traegt sich mit hochfliegenden Plaenen; j-d hat Pudding unter der Glatze - j-d ist dumm [1, 1980, 27].

Эти расхождения в актуальном фразеологическом значении при большой аналогичности лексического состава и синтаксической структуры деривационной базы ФЕ объясняются разнонаправленным характером образного переосмысления и обобщения почти аналогичных деривационных баз ФЕ и развития у них различных друг от друга значений. В одном языке происходят одни, а в другом языке иные когнитивно-семантические процессы и когнитивно-семантические ассоциации.

Расхождения в актуальном фразеологическом значении при тождестве деривационной базы ФЕ, аспектной соотнесенности могут вызываться развитием у ФЕ одного из языков неких дополнительных смысловых оттенков, коннотаций, ассоциаций, которых нет во фразеологическом значении ФЕ другого языка.

Такие межъязыковые семантико-стилистические различия менее заметны, чем другие типы различий в языковой природе соотносимых ФЕ разных языков, ср.: бросать/выбрасывать за борт – отвергать, устранять как что-то ненужное, непригодное (обычно с отрицательной оценкой объекта) и ueber Bord ablegen - sich davon loesen (Vorsicht,Vernunft), beiseite lassen (с любой оценкой объекта).

По мнению А.Д. Райхштейна, подобные пары ФЕ с расходящимися или даже противоположными значениями квалифицируются как ложные друзья переводчика в сфере фразеологии (1, 1980, 27), ср.: aus der Haut fahren - sehr zornig sein, из кожи (вон) лезть – «усердствовать, стараться изо всех сил»; weisses Gold - Meissner Porzellan, белое золото – «хлопок»; sich auf die Lippen beissen – etwas nicht sagen, was man fest gesagt haette, кусать губы – «испытывать досаду»; j-m eins auf den Hut geben - j-m einen Schlag geben, j-n zurechtweisen, schelten, давать по шапке кому-либо - «выгонять, прогонять куда-либо, увольнять снимать с должности»; auf dem Teppich sein - eine guenstige Gelegenheit zu nutzen wissen, быть на ковре у кого-либо – «получать нагоняй от начальства».

В целом, между аспектной и фразеосемантической соотнесенностью ФЕ разных языков наблюдается следующая закономерность: аспектная соотнесенность немецкого и русского ФЕ сопровождается функционально-смысловой соотнесенностью (обратное не верно), функционально-смысловые различия нарастают вместе с увеличением аспектных различий. В принципе, межъязыковая аспектная и функционально-смысловая соотнесенности ФЕ оказываются относительно автономными явлениями языковой природы ФЕ разных языков.

В соответствии с характером взаимодействия межъязыковых аспектных и функционально-смысловых соотнесенностей, в языковой организации ФЕ разных языков различаются разные типы межъязыковых фразеологических эквивалентов.

В конкретном виде типология межъязыковых фразеологических эквивалентов выглядит следующим образом: структурно-семантические и функционально - смысловые.

Третий тип межъязыковых фразеологических эквивалентов – это абсолютные межъязыковые фразеологические эквиваленты. Они охватывают лишь меньшую часть структурно-семантических эквивалентов, так как в ФЕ совпадают структура, фразеологический образ, совокупный фразеологический смысл.

Полных, абсолютных фразеологических эквивалентов, в целом, мало, во фразеологических системах разных языков превалируют в соотнесенности ФЕ между собой те или иные типы неполных межъязыковых фразеологических эквивалентов. Неполные фразеологические эквиваленты имеют сигнификативно-денотативные или коннотативно-прагматические различия.

ЛИТЕРАТУРА

1. Райхштейн А.Д.Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии. - М.: «Высшая школа», 1980.

2. Карлинский А.Е.Принципы, методы и приемы лингвистических исследований. - Алматы, 2003.

3. Исабеков С.Е.Принципы дополнительности в номинативной системе языка. - Алматы, 1992.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ