Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2009

Автор: Хазова Т.С.

Здесь уместно будет рассмотреть явления, существующие во фразеологическом составе каждого из сопоставляемых языков и позволяющие с определенной вероятностью предсказать наличие или, наоборот, отсутствие фразеологических эквивалентов в другом языке. Такие явления устанавливаются путем наблюдения за охватываемым этим явлением участком фразеологического состава – и интерпретируются как факторы межъязыковой эквивалентности фразеологизмов, если подсчеты показывают, что с данным явлением связана резко отличающаяся от средней величины мера межъязыковой фразеологической эквивалентности (т.е. относительно высокая или относительно низкая). Эти факторы имеют двоякую направленность, они могут обусловливать:

а) наличие или отсутствие межъязыковых фразеологических эквивалентов вообще, т.е. фразеологизмов любой организации, несущих то же содержание, которое и в другом языке выражается с помощью фразеологизма;

б) наличие или отсутствие структурно-семантических фразеологических эквивалентов, т.е. фразеологизмов, не только выражающих то же, что и фразеологизмы сопоставляемого языка, но и обладающих фразообразовательным сходством, т.е. тождественной или близкой аспектной организацией – компонентным составом и синтаксической структурой.

Компонентный состав фразеологизмов

Многими исследователями отмечается, что семантическая принадлежность компонентов к той или иной тематической группе в целом слабо отражается на мере межъязыковой эквивалентности фразеологизмов.

В этой связи Райхштейн А.Д. различает следующие виды структурно-семантической эквивалентности фразеологизмов в сопоставляемых языках:

1) повышенной структурно-семантической эквивалентностью обладают фразеологизмы с компонентами именами реалий и именами собственными не русского и не немецкого происхождения; это фразеологизмы-интернационализмы, т.е. кальки, восходящие к античности, библейским сказаниям и вообще источникам на каком-либо третьем языке, например, оседлать Пегаса – den Pegasus satteln/besteigen; вавилонское столпотворение – babylonische Verwirrung; святее папы римского – päpstlicher als Papst selbst;

2) наоборот, близка к нулю структурно-семантическая эквивалентность русских и немецких фразеологизмов, включающих национальные имена собственные и наименования национальных реалий (достаточно, чтобы они были чужды народу-носителю сопоставляемого языка): демьянова уха; филькина грамота; валять Ваньку; во всю Ивановскую; казанская сирота; мамаево нашествие; das ist die reine Milchmädchenrechnung; rangehen wie Blücher; frech wie Oskar; da kennen Sie Buchholtzen schlecht; ein getreuer Eckart; Hans Dampf in allen Gassen; Hinz und Kunz; ab nach Kassel; bis zum Tz и др.;

3) относительно близка структурно-семантическая эквивалентность у фразеологизмов, в состав которых входит просторечный компонент: отворачивать рыло; ни кожи ни рожи; переть на рожон; eine Anschaffe auftun; ein Kackmeier sein; jmdm. geht die Muffe;

4) близка к нулю структурно-семантическая эквивалентность у фразеологизмов, содержащих некротизмы (компоненты, которые не встречаются вне фразеологизмов, т.е. не имеющие самостоятельного употребления как лексемы): ни зги; бить баклуши; точить лясы; распустить нюни; mit jmdm. Schindluder treiben; da/dort ist Schmalhans Küchenmeister; Schmu machen; Zeter und Mordio schreien.

Строго говоря, фразеологизмы с некротизмами вообще не могут иметь полных структурно-семантических эквивалентов, т.к. некротизму не соответствует никакая определенная лексема в сопоставляемом языке. Однако неполная эквивалентность все же изредка встречается: терпение лопается – jmdm. reisst der Geduldsfaden; дойти до сумы – an den Bettelstab kommen; знать понаслышке – vom Hörensagen kennen.

Таким образом, низкая структурно-семантическая эквивалентность характерна для фразеологизмов, включающих компоненты, соответствия которых либо вообще отсутствуют в лексико-семантической структуре сопоставляемого языка, либо занимают в ней периферийное положение;

5) несколько пониженная структурно-семантическая эквивалентность характерна также для фразеологизмов, построенных из компонентов со слабой фразообразовательной активностью. Сравним, например, лишенные русских структурно-семантических эквивалентов немецкие фразеологизмы данной группы: etw. in die Esse schreiben; die letzte Feile legen; jmdm. einen Floh ins Ohr setzten; jmdm. die Flötentöne beibringen; von Format sein; es brennt jmdm. unter den Fingernägeln; Eisbeine kriegen;

6) можно предположить и наличие обратной зависимости. Фразеологизмы, в основе которых лежат лексемы, наиболее частотные как в самостоятельном употреблении, так и по числу фразеологизмов, в которые они входят, обладают повышенной структурно-семантической эквивалентностью. Так, для фразеологизмов, включающих самые частотные в обоих языках именные фразеологические компоненты голова/ Kopf, глаз/ Auge, рука/ Hand, немецко-русская структурно-семантическая эквивалентность составляет около 40%, например, повесить голову – den Kopf hängen lassen; глаза открываются у кого-то – jmdm. gehen die Augen auf; поднимать руку на кого-либо – die Hand gegen jmdn. heben.

Менее выраженный и качественно иной (односторонний) характер имеет зависимость меры структурно-семантической эквивалентности от количественного различия во фразообразовательной активности соотнесенных компонентов в русском и немецком языках. Если в одном языке компонент участвует в гораздо большем числе фразеологизмов, чем семантически соотнесенный компонент в другом языке, то в среднем мера эквивалентности для соответствующих фразеологизмов первого языка оказывается существенно ниже, чем для фразеологизмов второго языка. Например, довольно многочисленные немецкие фразеологизмы с компонентом Dach, большинство из которых не имеет русских эквивалентов: eins aufs Dach bekommen – получить взбучку; jmdm. aufs Dach steigen – задать жару; bei jmdm. ist es unterm Dach nicht ganz richtig – не все дома у кого-то; etw. unter Dach und Fach bringen – закончить, завершить; unter Dach und Fach sein – быть завершенным.

С другой стороны, оба русских фразеологизма с компонентом жить под одной крышей; крыша над головой имеют эквиваленты в немецком языке: unter einem Dach wohnen/ hausen mit jmdm.; ein Dach über dem Kopf haben.

Существенным фактором межъязыковой фразеологической эквивалентности являются функциональный и нормативный компоненты стилистического значения фразеологизма. Наибольшей эквивалентностью отличаются фразеологизмы, характерные для стилей публичного общения – газетно-публицистического, научно-технического, официально-делового, и наименьшей – фразеологизмы, употребление которых ограничено обиходно-разговорным стилем и особенно просторечием. На крайних полюсах, несомненно, находятся газетно-публицистические и разговорно-просторечные фразеологизмы.

Приведем некоторые примеры типично публицистических фразеологизмов в обоих языках: пятая колонна – die fünfte Kolonne; невзирая на лица – ohne Ansehen der Person; повернуть вспять колесо истории – des Rad der Geschichte zurückdrehen; не выдерживать критики – keine Kritik standhalten; проложить путь – den Weg ebnen; сидеть на скамье подсудимых – auf der Anklagebank sitzen; на повестке дня – auf der Tagesordnung.

И наоборот – у просторечных фразеологизмов структурно-семантические эквиваленты очень редки. Как правило, просторечная фразеология имеет свою собственную оригинальную организацию, почти не имеющую прямых аналогов в сопоставляемых не родственных языках: белены объелся; плюнуть да растереть; брать на пушку; разуй глаза; шлея под хвост попала; ни уха ни рыла; jmdn. durch den Kakao ziehen; angeben wie eine Tüte Mücken; der ganze Bims; dass die Heide wackelt; das ist unter allem Affen; mach dir keinen Fleck ins Hemd.

Наличие в составе фразеологизма просторечного компонента свидетельствует о просторечности фразеологизма в целом и тем самым косвенно о низкой вероятности наличия у него структурно - семантического эквивалента в сопоставляемом языке. Однако это лишь частный признак просторечной маркированности фразеологизма, т.к. основная масса просторечных фразеологизмов состоит из нейтральных лексем.

Указанные расхождения между функциональными стилями по степени межъязыковой структурно-семантической эквивалентности и, в частности, полярные характеристики газетно-публицистической и разговорно-просторечной фразеологии объясняются главным образом различными социальными условиями функционирования языка как средства коммуникации. Естественно, культурный и идеологический обмен между народами, межъязыковые контакты, заимствование и калькирование слов и фразеологизмов и другие процессы взаимодействия культур и языков протекают с различной интенсивностью в различных сферах коммуникации. В современный период интернациональный характер политического, экономического и научно-технического развития непосредственно отражается в языке науки и публицистики. Именно здесь самым активным образом передается через национальные границы и получает сходное языковое оформление во многих языках новая информация международного значения. Другими словами, газетно-публицистическая фразеология в большей степени, чем художественно-литературная, обиходно-разговорная, просторечная и т.п., служит экспрессино-оценочному наименованию нового.

Межъязыковая коммуникация, столь важная для науки, политики и культуры, по-видимому, менее существенна для официально-деловой сферы и совсем нетипична для непринужденной неофициальной манеры общения, ограниченной узким кругом близко знакомых лиц, для которого только и характерен обиходно-разговорный стиль речи. В названной последовательности убывает и мера межъязыковой фразеологической эквивалентности.

Таким образом, сфера коммуникации и соответствующая характеристика речи оказываются важным фактором, регулирующим не только распространение устойчивых словосочетаний того или иного типа, но и меру их межъязыковой эквивалентности.

Так, собственно фразеологизмы наиболее широко распространены в обиходно-разговорном стиле речи, который наименее доступен иноязычному влиянию. Это обстоятельство объясняет ограниченную роль межъязыковых контактов в развитии эквивалентности собственно фразеологизмов. Следует отметить, что из публицистики фразеологизмы проникают в художественную литературу и в обиходную речь, повышая меру их межъязыковой фразеологической эквивалентности. В целом, по-видимому, можно говорить об определенной тенденции к интернационализации фразеологического состава литературных языков, особенно мировых (а к ним относятся и русский, и, с некоторыми оговорками, немецкий).

Парадигматические отношения во фразеологии обусловливаются:

- общей лексемой, т.е. базисным компонентом, проявляющим себя у целого ряда фразеологизмов, т.е. фразеологиче-ские ряды;

- семантической общностью и сов-падением основных элементов фразеоло-гизмов, т.е. фразеологические синонимы;

- образованием семантической про-тивоположности на основе общих семанти-ческих элементов, т.е. фразеологические антонимы.

Специфика фразеологического значения лежит в основе понимания всех этих семантических категорий фразеологии: полисемии, синонимии и антонимии.

Фразеологизмы определенного ряда могут иметь близкие друг другу, а также отдаленные друг от друга значения. Например, обобщенный семантический комплекс „действий человека“ может быть образован с помощью базисного компонента рука/ Hand: пускать в ход кулаки; передать из рук в руки; die Hand im Spiel haben; jmdm. das Heft aus der Hand nehmen. Компоненты рука/ Hand могут образовать и другой семантический ряд, а именно „сила, защита“: попасть в чьи-либо руки; etw. aus der Hand geben.

Фразеологическими синонимами следует считать такие фразеологические единицы, которые:

- тождественны по своему лексическому значению;

- не имеют в своем составе одинако-вых компонентов (учитывая только компо-ненты, восходящие к знаменательным сло-вам);

- одинаковы по своей лексико-грамматической характеристике;

- не допускают взаимозаменяемости компонентов.

Фразеологическая синонимия – довольно распространенная категория во фразеологии сопоставляемых языков. Фразеологическая синонимия выступает именно там, где, например, дается позитивная или негативная характеристика действий человека и его самого. Так, например, для выражения общей семантики „обманывать, вводить в заблуждение“ существует в немецком языке целый ряд фразеологизмов, относящихся к фразеологическим синонимам: одним миром мазаны, два сапога пара, одного поля ягода; übers Ohr hauen, jmdm. das Fell über die Ohren ziehen, jmdm. blauen Dunst vormachen, jmdm. Sand in die Augen streuen, jmdn. aufs Kreuz legen, in den Sack stecken, für dumm verkaufen..

Чернышева И.И. различает следующие виды синонимов:

1) синонимы, имеющие одинаковые значения, например: das Pferd beim Schwanz aufzäumen; den Aal beim Schwanz fassen с общим фразеологическим значением – „начинать дело не с того конца“;

2) идеографические синонимы, например: einen Affen/ einen Aal haben;

3) стилистические синонимы, например: die Augen schliessen – „умереть“ – нейтральный стиль; ins Grass beissen - „сыграть в ящик“ – просторечье, грубо.

Как видно из трех примеров, фразеологические синонимы не имеют какую-либо семантическую доминанту, т.е. фразеологизм, который мог бы служить для синонимического ряда как центральная фигура у отдельных лексем, т.к. фразеологические синонимы создаются в основном как результат метафоризации, в основе образа которых лежат различные картины отражения действительности. Поэтому не все фразеологические синонимы синонимичны в одинаковой степени. Их функционирование в системе языка также различно, они не могут в полной степени заменить друг друга. Так, например, в вышеприведенном синонимическом ряду с совокупным фразеологическим значением „обман“ фразеологизмы даже по семантике не совсем одинаковы. Каждый фразеологизм этого ряда обладают большей или меньшей степенью дифференциальных признаков.

Если во фразеологизме das Fell über die Ohren ziehen сильнее и экспрессивнее выражено обманное действие, а во фразеологизме in den April schicken – шутливый обман, то во фразеологизме sich mit fremden Federn schmücken - способ обмана, а во фразеологизме jmdn. übers Ohr hauen – обмануть при покупке/ продаже.

Таким образом, некоторые дифференциальные нюансы фразеологизмов не допускают их замены другими фразеологизмами определенного синонимического ряда. Большое влияние при этом имеет и разная стилистическая маркированность фразеологизмов, входящих в тот или иной ряд фразеологических синонимов.

Фразеологическими антонимами следует считать фразеологизмы, которые имеют:

- тождественный компонентный состав, за исключением одного компонента (в каждом из них), обычно восходящего генетически к слову-антониму (знаменательному или служебному);

- противоположные лексические значения;

- одну и ту же лексико-грамматическую характеристику.

Основой антонимии является наличие в значении фразеологизма качественного признака, который может возрастать или убывать и доходить до противоположного. Различные компоненты в составе фразеологизмов могут иметь противоположные значения: без царя в голове – с царем в голове; черное золото – белое золото; imVordergrundim Hintergrind stehen; ein warmes Herzein kaltes Herz haben.

В образовании фразеологических антонимов играют роль слова-отрицания: и нашим и вашим – ни нашим ни вашим; дай бог – не дай бог; sich über etw. (kein) Kopfzerbrechen machen; jmdn. (nicht) in Stich lassen.

В немецком языке очень распространена группа фразеологизмов-антонимов, образованных путем замены только предлогов: von/ ohne Belag sein – иметь/ не иметь значение; mit dem/ gegen den Strom schwimmen – плыть по течению/ против течения.

Социально-исторические предпосылки образования русских и немецких фразеологизмов

Очевидно, что основную культурную нагрузку несет лексика: слова и словосочетания. Из них складывается языковая картина мира, определяющая восприятие мира носителями данного языка. Особенно наглядно и ярко этот аспект представлен устойчивыми выражениями, фразеологизмами, идиомами, т.е. тем слоем языка, в котором непосредственно сосредоточена народная мудрость или, вернее, результаты культурного опыта народа.

Как правило, слова не возникают случайно, их не придумывают наобум. Те смысловые и словообразовательные связи, которые мы наблюдаем в языке, существовали и в старину, хотя, разумеется, проявлялись они в иной – более древней – форме. Но на протяжении столетий и тысячелетий эти связи нередко утрачивались. Каждый язык находится в процессе постоянного изменения. Одни слова постепенно устаревают и даже отмирают, другие появляются вновь. Одни из них возникли в отдаленные эпохи, другие совсем недавно. Культуры различных эпох и стран обогащали их запас. Античные и библейские мифы, народные песни и сказки, мировая художественная литература, публицистика, критика, исторические документы, научные сочинения, речи политических и общественных деятелей являются источниками фразеологизмов. Представляя собой лаконические формулировки идей и представлений, конденсируя сложные образы, они вызывают в нашем сознании ряд ассоциаций. Недостаточное знакомство с конкретными условиями возникновения того или иного фразеологизма приводит к тому, что ассоциации эти меркнут, и значение фразеологизма понимается неправильно.

Владея языком, мы ведь часто не задумываемся над тем, почему мы говорим так или иначе, внутренний образ фразеологизмов остается неясным, как бы „зашифрованным“, а фразеологизмы плохо запоминаются.

Сегодня общепринятым считается мнение о том, что изучение иностранного языка необходимо сочетать с ознакомлением и с культурой народа-носителя языка, ведь история существования того или иного государства неизбежно повлечет за собой существенные изменения в функционировании и употреблении языковых единиц, т.к. язык живо реагирует на все процессы, происходящие в обществе. Можно предположить, что некоторые фразеологизмы выйдут в ближайшем будущем из активного употребления, другие расширят сферу своего распространения. Этому будет способствовать ряд процессов в социальной и экономической жизни стран.

В любом фразеологизме заложено своеобразие восприятия мира через призму языка и национальной культуры. Факты истории стран, географии, образа жизни – все они представлены в семантике фразеологизмов, т.е. мы можем говорить о национально-культурной семантике фразеологизмов. Большой пласт фразеологии того или иного языка возникает именно на национальной основе.

Если мы владеем языком с детства, семантика фразеологизмов усваивается нами вместе с их внутренней формой, вместе с их прототипом. Это подкрепляется суммой знаний, получаемых в процессе школьного обучения и т.д. И мы прочно усваиваем тот национальный образ, который лег в основу того или иного фразеологизма. Эти факторы отсутствуют при изучении иностранного языка.

Фразеологизмы с национально-культурной семантикой можно подразделить по следующим разделам:

- фразеологизмы, отражающие факты и события из истории страны;

- фразеологизмы, отражающие различные стороны традиционного быта, образа жизни народа;

- фразеологизмы, отражающие старинные обычаи, поверья, приметы;

- фразеологизмы, отражающие национально-специфичные жесты;

- фразеологизмы, содержащие топонимы и антропонимы в своем составе;

- фразеологизмы литературного происхождения.

В каждом языке есть устойчивые словосочетания или пословицы, в которых запечатлены многие исторические события. Многие из них, рожденные первоначально в связи с каким-либо историческим событием, получают впоследствии обобщенно-переносное значение и начинают употребляться в широком плане.

ЛИТЕРАТУРА

1. Фразеологический словарь русского языка/ Под ред. Молоткова А.И. – М.: «Русский язык», 1986. – 543 с.

2. Немецко-русский фразеологический словарь/ Под ред. Малиге-Клаппенбах и К. Агрикола. – М.: «Русский язык», 1975. – 656 с.

3. Копыленко М.М. О межъязыковой идиоматичности и связанных с нею явлениях // Филологические науки. – 1964. - №1. – С.17-35.

4. Копыленко М.М.Очерки по общей фразеологии / М.М. Копыленко, З.Д. Попова. – Воронеж: изд-во Воронежского университета, 1978. – 143 с.

5. Райхштейн А.Д. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии / А.Д. Райхштейн. – М., 1980. – 198 с.

6. Сабитова М.Т. Основы немецкой и казахской сопоставительной фразеологии / М.Т. Сабитова. – Алматы: изд-во КазГУМО и МЯ им. Абылай-хана, 1999. – 184 с.

7. Жуков В.П. Русская фразеология. – М.: «Высшая школа», 1986. – 310 с.

8. Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М.: «Высшая школа», 1963. – 156 с.

9. Виноградов В.В. Основные типы фразеологических единиц в русском языке. – М.-Л., 1947. – 250 с.

10. Fleischer W. Zum Verhältnis der Phraseologie und Wortbildung im Deutschen // Deutsch als Fremdsprache. – 1976. - №4. – 42 S.

11. Dobrowolskij D.O. Phraseologisch gebundene lexikalische Elemente der deutschen Gegenwartssprache / D.O. Dobrowolskij. – Lpz., 1978. - 247 S.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №2 - 2009


 © 2018 - Вестник КАСУ