Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2008

Авторы: Былина Е.О., Мензюк Г.А.

Вопрос правового регулирования отношений, возникающих в связи с предоставлением права пользования средствами индивидуализации, представляется недостаточно проработанным, что является причиной многочисленных злоупотреблений в рассматриваемой сфере. В связи с этим возникает проблема комплексного исследования вопросов, связанных с передачей исключительных прав на средства индивидуализации, а также с предоставлением прав на их использование представляется актуальной. В отличие от других объектов промышленной собственности, которые, как правило, могут свободно передаваться другим лицам на договорной основе, фирменное наименование не может быть продано, передано безвозмездно или иным образом отчуждено третьим лицам. На практике такого рода соглашения иногда встречаются, но их участники используют обходные пути для совершения подобных действий, в частности, пользуются процедурой передачи права на товарный знак, совпадающий с частью фирменного наименования, прибегают к реорганизации и т.п. [1].

Согласно п. 1 ст. 1023 ГК РК, передача прав в отношении фирменного наименования возможна в случае реорганизации юридического лица или отчуждения предприятия в целом. Также предусмотрена передача права на фирменное наименование во временное пользование. Следует рассмотреть эти случаи.

Если права на изобретение, товарный знак можно уступить (продать, подарить и пр.), то в отношении фирменного наименования это возможно только, если реорганизуется или отчуждается предприятие в целом. При отчуждении предприятия в целом и реорганизации путем слияния двух или нескольких юридических лиц новый владелец выбирает, изменить ли ему фирменное наименование или оставить его прежним. При реорганизации путем разделения или выделения ситуация сложнее. Можно предположить, что будущие самостоятельные субъекты должны решить вопрос о пользовании прежним фирменным наименованием в договорном порядке. В случае недостижения согласия решение принимает суд. Видимо, суд при рассмотрении таких дел должен исходить, прежде всего, из интересов потребителей продукции или услуг прежнего предприятия. Именно потребители не должны пострадать от некорректного использования фирменного наименования.

Предпочтительна ситуация, когда новое предприятие то фирменное наименование сохранит, под которым будет продолжаться выпуск известной потребителям продукции. Если производство сохраняют оба юридических лица, то им можно рекомендовать сохранить основную часть фирменного наименования с добавлением отличительных частей в виде слова.

В соответствии со ст. ст. 38, 1020 ГК РК, фирменное наименование определено как наименование юридического лица, под которым оно выступает в гражданском обороте. То есть это средство индивидуализации субъекта права. Однако законодатель не всегда последователен в таком определении. Согласно ст. 1023 ГК РК, помимо реорганизации юридического лица, допускается еще один случай перехода права на фирменное наименование к другому лицу – путем отчуждения предприятия в целом, т.е. право на фирменное наименование может быть передано другому лицу одновременно с передачей самого предприятия.

Возможность такого перехода подтверждает и ст. 119 ГК РК, которая, с одной стороны, указывает, что предприятие может быть объектом купли-продажи, залога, аренды и других сделок, связанных с установлением, изменением и прекращением вещных прав, а с другой стороны, определяет предприятие как единый имущественный комплекс, в состав которого входит и право на фирменное наименование.

Несмотря на свое, казалось бы, однозначное разрешение в законодательстве, вопрос оборотоспособности права на фирменное наименование продолжает оставаться дискуссионным.

Так, одни цивилисты полагают, что включение в состав предприятия права на фирменное наименование является юридической «неточностью», поскольку «в современном гражданском праве оно является средством индивидуализации не предприятия, а его собственника - коммерческой организации» [2], другие, наоборот, имеют абсолютно противоположную точку зрения.

Как представляется, сторонники неотчуждаемости фирменного наименования не учитывают имущественную сторону этого права, которая в российской юридической науке традиционно связывалась с деятельностью торгово-промышленного предприятия.

Каждое предприятие в процессе своей деятельности нарабатывает фактические отношения с покупающей публикой: особый нематериальный элемент предприятия - его фактическое положение на рынке, деловая репутация, сложившиеся коммерческие связи - все то, что в современном мире именуется по-французски «achallandage», по-немецки «Unternehmensmehrwert», по-английски «goodwill», клиентела (от лат. Сlientela) [3]. Но здесь необходимо отметить, что в современной литературе существует особое мнение, что все вышеперечисленные характеристики являются «особыми нематериальными элементами предприятия» и существуют отдельно от понятия фирменного наименования [4].

Очевидно, что такое разграничение не логично – и «клиентела», и фирменное наименование являются, скорее, двумя половинками, образующим одно целое, причиной и следствием, нежели отдельными объектами.

Практически законодатель отождествил ситуации реорганизации субъекта и отчуждения его имущества и допустил возможность индивидуализации предприятия – объекта при помощи фирменного наименования.

Таким образом, вне зависимости от различия во взглядах на природу фирменного наименования, цивилисты едины в главном – фирменное наименование как воплощение известной имущественной ценности, безусловно, отчуждаемо и может быть предметом ограниченного числа гражданско-правовых сделок. Причем, переход права на фирменное наименование связывается учеными и даже самими законодателями с переходом самого торгово-промышленного предприятия.

Такая законодательная двойственность в отношении фирменного наименования юридического лица недопустима, данное противоречие может быть устранено только путем внесения соответствующих поправок и в понятие «предприятие» (ст. 119 ГК РК), и в норму о правилах отчуждения права на фирменное наименование (ст. 1023 ГК РК), либо путем изменения самого понятия «фирменное наименование», используемого в связи с определением наименования юридических лиц [5].

Определенной спецификой обладает и передача фирменного наименования во временное использование. Очевидно, что это может привести к снижению качества товаров или услуг, по сравнению с производимыми прежним или основным владельцем. Во избежание этого введено правило о том, что временной уступке подвергается не право на фирменное наименование вообще, а право его использования конкретными способами, предусмотренными в договоре комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинге). Например, только для производства определенных видов товаров или услуг. Более подробно пределы осуществления права на фирменное наименование в комплексе с другими правами урегулированы нормами ст. 896 – 909 ГК РК, а также Законом РК «О комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинге)» от 24 июня 2002 г. N 330-II.

Сейчас система франчайзинговой предпринимательской деятельности широко известна и активно применяется в промышленно развитых странах мира. По этому договору одна сторона передает другой в пользование за плату такие знаки индивидуализации, как фирменное наименование, товарный знак и т.п. Франчайзинг является выгодным для обеих сторон. Сторона, предоставляющая свои права в пользование, устанавливает в той или иной мере контроль за бизнесом лицензиата, имея прибыль от его деятельности. Франчайзинг избавляет комплексного лицензиара от необходимости открывать новые филиалы и предприятия, вкладывать средства в приобретение основных фондов и наем работников. Лицензиат, в свою очередь, снижает свой предпринимательский риск и ускоряет окупаемость капиталовложений. Он получает преимущество перед конкурентами за счет использования уже известных на рынке средств индивидуализации чужого юридического лица.

Из-за эффективности использования договора о франчайзинге, значительная часть фирм розничной торговли организует свои коммерческие связи с фирмами-поставщиками на базе этого договора.

Согласно п. 1 ст. 896 ГК РК, по договору комплексной предпринимательской лицензии одна сторона (комплексный лицензиар) обязуется предоставить другой стороне (комплексному лицензиату) за вознаграждение комплекс исключительных прав (лицензионный комплекс), включающий, в частности, право использования фирменного наименования лицензиара и охраняемой коммерческой информации, а также других объектов исключительных прав (товарного знака, знака обслуживания, патента и т.п.), предусмотренных договором, для использования в предпринимательской деятельности лицензиата. Пункт 2 статьи 896 ГК РК называет в качестве предмета этого договора также деловую репутацию и коммерческий опыт лицензиара.

Для потребителей франчайзинг выгоден возможностью быстрого насыщения рынка товарами и услугами. Для государства – повышением деловой активности и пополнением бюджета. Но есть и потенциально негативные моменты. Примечательны суждения казахстанских авторов по этому вопросу.

Так, И.У. Жанайдаров, говоря о положительных сторонах договора франчайзинга, отмечает следующее: «Но есть и потенциально негативные моменты. Лицензиат выступает в гражданском обороте под другим именем и с чужими знаками индивидуализации» [6]. Однако в другой работе он уже пишет обратное: «Комплексный лицензиат осуществляет свою предпринимательскую деятельность от своего имени. Это значит, что комплексный лицензиат даже при совершении сделок, связанных с франчайзинговой деятельностью, выступает от своего имени и должен указывать, что он действует в качестве лицензиата, если это с очевидностью не вытекает из самой обстановки совершения сделок. Комплексный лицензиат вправе использовать фирменное наименование комплексного лицензиара только в целях информирования потребителя (реклама, вывеска) в порядке и способом, установленным договором комплексной предпринимательской лицензии» [7].

Иначе анализирует эту ситуацию Т.Е. Каудыров: «В определении данного договора в ст. 896 ГК РК среди комплекса исключительных прав, передаваемых лицензиату, фирменное наименование лицензиара названо в первую очередь. Это и понятно, если учесть, что лицензиата из всех многочисленных прав по договору интересует, прежде всего, право выступать в гражданском обороте от его имени. И здесь мы вновь обратимся к вопросу о значении обязательных и дополнительных условий фирменного наименования, так как лицензиат выступает не под полным фирменным наименованием лицензиара, а только используя самую значимую его часть» [8].

Представляется, что следует четко разграничить понятия «наименование» («фирменное наименование») и «название» юридического лица. Первый термин шире; он включает в себя:

- указание на организационно-правовую форму юридического лица;

- собственно название юридического лица;

- дополнительную информацию, требуемую законодательством, либо определяемую учредителями, участниками, но не противоречащую законодательству.

Таким образом, ситуация, при которой законодатель предоставляет для лицензиара возможность передачи лицензиату права на использование своего фирменного наименования в полном объеме, включая организационно-правовую форму лицензиара, кажется абсурдной. Такой подход не только способен вводить в очевидное заблуждение потребителей товаров (работ, услуг), реализуемых лицензиатом, но и входит в элементарное противоречие самим понятием юридического лица, предусмотренным ст. 33 ГК РК. Речь идет о приобретении и осуществлении юридическим лицом своих прав и обязанностей от своего имени.

Таким образом, юридическое лицо, в силу своей сущности, объективно не может вступать в гражданско-правовые отношения не от своего имени. Поэтому предметом договора франчайзинга может являться не фирменное наименование юридического лица-правообладателя в целом, а его коммерческое обозначение, ставшее так называемым «брэндом», - известное, уже «раскрученное» слово или словосочетание, которое может составлять название лицензиара или являться его частью [9].

Данная проблема может быть урегулирована двумя путями:

- либо ввести в гражданское законодательство понятие «коммерческое обозначение» (с регистрацией прав на него), которое может быть использовано для названия имущественного комплекса, на базе которого производятся товары, работы, услуги (название предприятия, как имущественного комплекса, к примеру, название завода, ресторана, кафе, киоска, магазина, которое, кстати, может использоваться в различного рода вывесках, на рекламных щитах и др.). Именно право на это коммерческое обозначение имущественного комплекса можно безболезненно включить в лицензионный комплекс по договору франчайзинга.

- либо, изменить трактовку фирменного наименования, сделав его одновременно и названием субъекта и названием имущественного комплекса. Но это может не снять проблему при наличии у юридического лица нескольких производств (предприятий) разного профиля и приведет к необходимости вносить изменения во все нормативные правовые акты, оперирующие данным понятием. Наряду с этим, фирменное наименование может быть включено в название юридического лица как его часть, с определенными оговорками.

На основании изложенного представляется целесообразным включить в ГК РК норму следующего содержания: «Объектом гражданских прав является фирменное наименование юридического лица без указания на его организационно-правовую форму (ведомственную принадлежность, форму собственности, вид деятельности), в качестве средства отражения деловой репутации, индивидуализации товаров, работ и услуг определенного субъекта».

Только после внесения необходимых изменений, только как средство индивидуализации деятельности хозяйствующего субъекта (а не его название) фирменное наименование может выступать объектом прав и может передаваться другим субъектам в пользование, либо отчуждаться.

В конечном счете, предлагаемые изменения в регулировании передачи исключительных прав на фирменное наименование будут способствовать развитию законодательства в столь важной для предпринимательства сфере.

ЛИТЕРАТУРА

1. Климкин С. Договор франчайзинга в гражданском кодексе Республики Казахстан// Юрист (Казахстан). - 2005 - N 5. - С. 87.

2. Бузанов В.Ю. Генезис фирмы в российском праве (исторический очерк)//Журнал российского права. – 2002. - N 6. - С. 153.

3. Ершова Е.А. Правовые проблемы продажи бизнеса в странах общего права//Законодательство. – 2002. - N 3// Справочно-информационная система «Гарант» версия 5.5

4. Казиева Р.К. Франчайзинг - прорыв в становлении малого бизнеса//Вестник университета «Туран». - 2000.- N3 - 4. - С. 83.

5. Аналитическая справка по Закону РК от 24 июня 2002 года «О комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинге)»//СПС «Юрист».

6. Гражданский Кодекс Республики Казахстан (Особенная часть). Комментарий. Изд. 2-е, испр. и доп., с использованием судебной практики. Ответственные редакторы: М. К. Сулейменов, Ю. Г. Басин. - Алматы: Жеты Жаргы, 2003. Т. 3. С. 545.

7. Гражданское право: Учебник для вузов (академический курс) /Отв. Ред. М. К. Сулейменов, Ю. Г. Басин. Алматы: НИИ ЧП КазГЮУ, 2002. Т. 2. С. 596.

8. Каудыров Т.Е. Гражданско-правовая охрана объектов промышленной собственности: Монография. Алматы: Жеты Жаргы, 2001. С. 253.

9. Климкин С.И. Юридические лица: Сборник статей. Алматы: НОРМА-К, 2004. С. 44.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2008


 © 2018 - Вестник КАСУ