Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2008

Авторы: Бородулин А.С., Карандашева А.А.

Конституция Республики Казахстан (далее РК), принятая 30 августа 1995 года, ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещение причиненного вреда. Республика Казахстан, провозгласив себя правовым государством, должна соответствовать этим критериям.

Одним из видов вреда, который может быть причинен личности, предусмотренный в законодательстве выделяется моральный вред, т.е. страдания, вызванные различными неправомерными действиями (бездействием). Однако гражданское законодательство Казахстана до 1990 г. не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни, соответственно, возможности его возмещения. Судебная практика в соответствии с господствующей доктриной отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме.

Введенные в действие общая и особенная части Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее ГК РК) содержат несколько иной, по сравнению с предшествующими нормативными актами, подход к институту возмещения морального вреда, что неизбежно приводило к противоречиям в данном вопросе.

В постановлении Верховного Суда Республики Казахстан от 21.06.2001 N 3 «О применении судами законодательства о возмещении вреда» рассмотрены некоторые вопросы возмещения морального вреда. Это Постановление устранило неясности в вопросе о конкуренции нормативных актов при применении законодательства о возмещения морального вреда. Однако по поводу определения размера возмещения морального вреда это Постановление указаний для практического применения не содержит.

Таким образом, институт возмещения морального вреда появился в казахстанском гражданском законодательстве сравнительно недавно, и в связи с этим возникает большое количество спорных ситуаций и теоретических проблем, одной из которых является определение размера возмещения морального вреда.

Проблема возмещения морального вреда, в особенности определение размера возмещения в денежной форме, вызывает в настоящее время большие затруднения у судейского корпуса, так как в части размера возмещения морального вреда решение должно быть законным и обоснованным. Рассмотрим, позволяет ли действующие законодательство выполнять эти требования. Ст. 951 ГК РК устанавливает, что «... суд может возложить на нарушителя обязанность денежной возмещения указанного вреда», а ст. 952 ГК РК, что «Возмещение морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер возмещения морального вреда определяется судом...» [1]. Этот размер не входит в предмет доказывания по иску о возмещении морального вреда.

Предметом доказывания по гражданскому делу является совокупность юридических фактов (юридический состав), образующих основание иска. Основанием иска о возмещения морального вреда является виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических или нравственных страданий. Предметом иска является субъективное право истца на компенсацию такого вреда в денежной форме. Содержанием иска является то действие, о совершении которого истец просит суд, то есть в данном случае:

- признать право истца на компенсацию морального вреда в принципе;

- определить денежный размер возмещения морального вреда;

- взыскать с истца компенсацию в определенном судом размере.

Такой способ защиты гражданских прав предусмотрен ст. 9 ГК РК. В случаях причинения имущественного вреда и вреда жизни и здоровью (в части имущественных последствий), объем и размер возмещения определен законом, от регулирования же размера денежной возмещения морального вреда законодательство, по существу, отказалось, оставив этот вопрос на усмотрение суда. В случае причинения имущественного вреда размер ответственности предполагает стоимостную эквивалентность причиненного вреда. Но в случае причинения морального вреда принцип эквивалентности, внутренне присущий гражданскому праву, не срабатывает, что предопределяет особый способ правовой защиты. Ответственность за причинение морального вреда имеет компенсационно-штрафной характер. Вряд ли есть необходимость доказывать, что оценка страданий в деньгах или иной материальной форме невозможна. Денежное возмещение за причинение морального вреда призвано вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения в психической сфере личности, обусловленные перенесенными страданиями. Но степень такого «сглаживания» будет иметь достаточно условный характер, что неизбежно в силу особенностей морального вреда [2].

Именно в связи с условным характером возмещения морального вреда законодатель отказался от прямого регулирования его конкретного размера, оставив этот вопрос на усмотрение суда. Размера возмещения морального вреда в денежной форме не существует до сих пор, пока законодатель его не определил. Именно поэтому у истца нет субъективного права требования возмещения морального вреда в заранее определенном размере, он может лишь требовать, чтобы суд определил этот размер и вынес решение о соответствующем взыскании с ответчика.

Истец может указать в исковом заявлении желаемую сумму возмещения (что и происходит в большинстве случаев), но такая сумма является не более, чем мнением истца о размере возмещения, которое не имеет правового значения для суда. Возможна ситуация, при которой правонарушитель не оспаривает виновность и противоправность своего действия, не отрицает факты причинения морального вреда и согласен произвести его компенсацию, но считает невозможным произвести компенсацию до тех пор, пока ее размер не определен судом, так как до вынесения решения по делу у потерпевшего отсутствует право на определенный размер возмещения.

В ст. 952 ГК РК законодатель устанавливает принцип определения судом размера возмещения морального вреда и одновременно указывает ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера возмещения (степень вины нарушителя, степень страданий и индивидуальные особенности потерпевшего, иные заслуживающие внимания обстоятельства), но не устанавливает каких-либо правил применения указанных критериев для определения размера возмещения. В ст. 952 ГК РК дополняется перечень критериев требованием учета характера физических и нравственных страданий потерпевшего, уточняет, что степень вины является основанием ответственности за причинение морального вреда, и предписывает суду при определении размера возмещения учитывать требования разумности и справедливости.

К возмещению морального вреда не может быть применен принцип эквивалентности (равенства) размера возмещения размеру причиненного вреда, но может и должен быть применен принцип более «низкого» уровня - принцип адекватности (соответствия), т.е. если размер возмещения не может быть равен размеру вреда, то должен хотя бы соответствовать ему. Иными словами: за больший моральный вред - больший размер возмещения и наоборот [3].

Моральный вред возникает вследствие противоправного умаления благ и ущемления прав личности. Каковы бы ни были виды этих благ и прав, они охраняются различными отраслями права. Наиболее жесткой мерой ответственности, применяемой государством за совершение правонарушения, является уголовное наказание. «Соотношение максимальных санкций норм уголовного кодекса наиболее объективно отражает общественную значимость охраняемых благ, и целесообразно использовать эти соотношения для определения размера возмещения, презюмируемого морального вреда». Использование именно таких критериев представляется наиболее подходящим для выработки шкалы размеров презюмируемого морального вреда. Презюмированный моральный вред - это страдания, которые должен испытывать некий «средний», «нормально» реагирующий на совершаемые в отношении него неправомерные действия человек. По существу, презюмированный моральный вред представляет собой общественную оценку противоправного деяния. При рассмотрении конкретного дела размер возмещения презюмируемого морального вреда может меняться как в большую, так и в меньшую сторону, в зависимости от конкретных обстоятельств. Определенная денежная, таким образом, сумма составит размер возмещения действительного морального вреда. При этом величина размера возмещения действительного морального вреда не должна отклоняться от размера возмещения презюмируемого морального вреда в сторону увеличения более чем на определенную величину. В сторону уменьшения это отклонение может составлять до 100%, вплоть до полного отказа в возмещения морального вреда [4].

Вновь обращаясь к ст. 952 ГК РК, рассмотрим вопрос, что должен принять во внимание суд при определении размера возмещения морального вреда.

Размер возмещения презюмируемого морального вреда.

1. Характер и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего.

2. Степень вины нарушителя, если вина является основанием ответственности.

3. Иные, заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе фактические обстоятельства, при которых вред был причинен.

4. Требования разумности и справедливости.

В статье 952 ГК РК прямо не указано на учет размера возмещения презюмируемого морального вреда или какого-либо аналогичного понятия. Однако такой вывод следует из предписания суду учитывать характер и степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также учитывать требования разумности и справедливости. Они оказываются учтены при создании шкалы размеров возмещения презюмируемого морального вреда, и выработанный из этой шкалы размер возмещения для конкретного правонарушителя уже содержит в себе учет этих требований. Закон не раскрывает, какие именно обстоятельства могут быть учтены судом в качестве заслуживающих внимания. В судебной практике выработаны рекомендации для некоторых случаев причинения морального вреда.

Несмотря на сравнительно небольшой «возраст» института возмещения морального вреда в национальном законодательстве, судами уже рассмотрено довольно большое количество дел данной категории. Значительную долю среди них занимают иски о возмещения морального вреда, связанного с причинением телесных повреждений источниками повышенной опасности, распространением порочащих сведений, рядом других правонарушений.

В большинстве решений суда отчетливо видно отсутствие единообразия в подходе к вопросу о размере возмещения морального вреда. Суды либо пассивно следуют за притязаниями истцов в отношении размера возмещения, либо уменьшают заявленный размер возмещения без достаточной мотивировки. То, что в практике казахстанских судов отсутствует единый подход к определению размера возмещения, доказывает, что становление института возмещения морального вреда в казахстанском праве порождает многочисленные проблемы теоретического и правомерного характера.

Но вместе с тем, следует отметить, что в настоящее время в нашей стране существует законодательная база, позволяющая решать вопросы возмещения морального вреда, осуществлять защиту чести, достоинства и деловой репутации граждан, прочих неимущественных прав и благ.

Каждое из рассмотренных прав и благ имеет свою специфику, обусловленную характером этого права или блага, и установленными в законодательствами средствами его правовой защиты. Рассмотренные законы и подзаконные акты, нацеленные на решение вопросов возмещения морального вреда, в значительной степени дополняют друг друга, перекрывая имеющиеся пробелы в правовом пространстве.

В связи с отсутствием единого подхода в судебной практике к определению размера компенсации морального вреда может возникнуть сомнение, является ли судебное решение в этой части актом применения права, то есть применение равной меры к разным людям, существует ли такая мера объективно, возможна ли проверка законности и обоснованности судебного решения в отношении правильности определения размера компенсации морального вреда.

Существующая судебная практика по делам, связанным с компенсацией морального вреда (не объединенная общей методологией), зачастую отличается крайней несправедливостью выносимых решений в части размера компенсации, поскольку отсутствие единого, хотя бы и ориентировочного, базиса приводит к присуждению слишком различных сумм компенсации морального вреда при сходных обстоятельствах дела. В такой ситуации необходимо концептуальное решение этой проблемы.

Поскольку законодатель отказался от нормативного установления базисного уровня и методики определения размера компенсации и таким образом предоставил этот вопрос на усмотрение суда, то этим судом следует считать Верховный Суд РК, который должен, в порядке обеспечения единообразного применения законов при осуществлении правосудия, предложить судам общий подход к определению размера компенсации морального вреда, оставляя при этом достаточный простор суду для вынесения справедливого решения в каждом конкретном деле.

Проведенный обзор и анализ законодательства и судебной практики Казахстана относительно компенсации морального вреда показывает большое сходство возникающих при применении этого правового института проблем.

Прежде всего, обращает на себя внимание отсутствие детального законодательного регулирования института компенсации морального вреда не только в странах прецедентного права, где это предопределяется особенностями самой правовой системы, но и в странах статутного права - во Франции и в Германии.

В то же время большую (если не сказать определяющую) роль в развитии и совершенствовании этого правового института играют судебная практика и доктринальные толкования. Как мы видели, компенсация морального вреда применяется в рассмотренных правовых системах как способ правовой защиты, в основном, личных неимущественных прав и благ, причем, перечень защищаемых путем компенсации морального вреда благ имеет постоянную тенденцию к расширению путем судебного толкования (в Казахстане этот перечень, по меньшей мере, ниже, чем в развитых правовых государствах).

Следующий момент, который обращает на себя внимание, - явно прослеживающаяся в судебной практике тенденция к упорядочению системы определения размеров компенсации. Это достигается в Англии путем введения таблиц для определения размеров компенсации морального вреда, причиненного умышленными преступлениями, а в Германии и Франции - путем выработки судебной практикой правила ориентироваться на ранее вынесенные судебные решения по делам, связанным с сопоставимыми правонарушениями. Ввиду казуистичного основания ответственности за причинение морального вреда по неосторожности определение размера компенсации в англосаксонском праве формально не упорядочено, но необходимость подчиняться прецедентам при разрешении вопроса о наличии оснований ответственности фактически приводит к тому, что судья принимает во внимание размер компенсации морального вреда, присужденный ранее в сходном деле.

Иная ситуация складывается в отношении определения размера компенсации морального вреда в казахстанской правоприменительной практике. Проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть) от 27 декабря 1994 г. (Особенная часть) от 1 июля 1999 г. (с изменениями и дополнениями по состоянию на 01 февраля 2007 г.) - Алматы: Жети - Жаргы, 2007.

2. Гражданское право РК. Учебник. / Под ред. Басина Ю. Г., Сулейменова М. К. – Алматы, 2002. - 538 с.

3. Гражданское право. Том. 2. / Под ред. Суханова Е.А. - М., 1999. - 345 с.

4. Гражданское право. Учебник. / Под ред. Ю.К. Толстого, А. П. Сергеева - М., 1996. - 286 с.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2008


 © 2018 - Вестник КАСУ