Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №1 - 2008

Авторы: Мерсиянова А.П., Кряжева Е.В.

Сиротство в Казахстане продолжает оставаться серьезной проблемой. В настоящее время в Республике Казахстан 16000 детей помещены в интернатальные учреждения [8]. Сиротство, являясь следствием социальной аномии[1], несет в себе одновременно потенциальную опасность воспроизводства этой аномии в новых условиях.

Дети, воспитывающиеся в детском государственном учреждении – это дети, которые лишены заботы и нежного отношения со стороны самых близких и родных людей – родителей. Как правило, ребенок попадает в детский дом с глубокими деформациями личности, искаженными ценностями, отсутствием смысла жизни. Результаты психологического обследования свидетельствуют о значительных проблемах развития личности большинства воспитанников детских домов во всех возрастных группах. Наибольшие трудности и отклонения от нормального становления личности наблюдаются в эмоционально-волевой сфере, нарушении социального взаимодействия, неуверенности в себе, снижении самоорганизованности и целеустремленности [4], [5].

Авторы, изучающие воспитанников школ-интернатов, уделяют большое внимание интеллектуальному развитию и сфере общения данной категории детей. Анализ литературы показал, что ценностно-смысловая сфера воспитанников школ-интернатов практически не изучалась.

Проблема ценностно-смысловой сферы в современной психологической науке занимает особое место. Человек стал изучаться как духовно-практическое существо, на первый план вышли его ценностные и смысложизненные ориентации, так как именно они определяют жизнедеятельность человека в целом.

Смысложизненные ориентации представляют собой довольно сложную категорию.

После введения в психологию понятия «смысл» в начале XX столетия в работах З. Фрейда, А. Адлера и К.-Г. Юнга пути использования этого понятия в психологии разошлись. Одни авторы понимают под смыслом высшую интегративную основу личности (В. Франкл, Дж. Ройс, М. Чиксентмихали, С. Мадди, Ф. Феникс и др.), другие – более универсальный базовый механизм сознания и поведения (Ж. Нюттен, Р. Мэй, Дж. Келли, Э. Петерфройнд, Д. Магнуссон, Дж. Этвуд и Р. Столоров, Я. Смедслунд, Ю. Джендлин, Л. Томас и Ш. Харри-Аугстайн, Р. Харре, Дж. Шоттер и др.). Различен и онтологический статус, приписываемый понятию смысла разными авторами: одни определяют смысл как объективную реальность, нуждающуюся лишь в раскрытии, другие – как субъективную интерпретацию или конструкт, третьи – как феномен межсубъектных взаимодействий.

В отечественной психологии понятие смысла наиболее полно освещено в трудах А.Н. Леонтьева, Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, Б.С. Братуся. При этом взгляды отечественных психологов на систему личностных смыслов, как и представления о системе ценностей человека, часто перекликаются с идеями представителей экзистенциально-гуманистического направления. Однако, как отмечает Д.А. Леонтьев, конкретная разработка проблемы ценнностно-смысловой сферы личности в отечественной психологии началась лишь в последние десять – пятнадцать лет [6]. Проблема смысложизненных ориентаций широко представлена в работах В.И. Слободчикова, Е.И. Исаева, К.А. Абульхановой-Славской, Г.Л. Будинайте, Е.В. Корниловой, М.С. Яницкого, А.В. Серого, В.Ф. Сержантова.

В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев указывают на то, что система смысловых отношений представляет собой ансамбль индивидуализированных отношений человека к условиям своей жизнедеятельности. В психологии смыслом называют внутренне мотивированное, индивидуальное значение для человека того или иного действия, поступка, события. Определить смысл действия или поступка для человека – это значит ответить на вопрос: ради чего он осуществил это действие. В аспекте индивидуальности как самобытности человека смысл – это осознание абсолютной ценности события и поступка и одновременно субъективное переживание этой ценности человеком. Смысловое отношение – это ценностное отношение человека к миру, истории, обществу, другим людям, самому себе [7, 506].

Глубокую работу в изучении смысловой сферы личности провел Д.А. Леонтьев. Природа смысловых структур, по его мнению, изменчива и динамична.

Говоря о смысле с позиции Д.А. Леонтьева, невозможно обойти проблему временной локализации смысложизненных ориентаций:

- цели в жизни (осмысленное будущее);

- насыщенность жизни (осмысленной настоящее);

- удовлетворенность самореализацией (осмысленное прошлое).

А.В. Серый указывает, что субъектную временную перспективу определяет смысловое отношение: значение (смысл) прошлого опыта, осмысленность настоящего (реальности здесь и теперь) и осмысленность будущего (значение цели). Временные локусы смысла явлений человеческой жизни опосредуют субъективную смысловую реальность индивида – ее границы, ценностные компоненты и собственно направленность личностного смысла (к ситуации, к себе, к другим, к жизни). Процесс осмысления какого либо явления или объекта действительности осуществляется посредством синхронизации различных временных локусов. Смыслы одного локуса перетекают в другие и генерализуются в смысл более высокого уровня. Данный процесс сопровождается определенным психическом состоянием, связанном с переживанием смыслов различных временных локусов. Данное состояние есть переживание актуальных в данный момент событий или ситуации, т.е. это актуализация в сознании смыслов прошлого, настоящего, будущего или их совокупности. А.В. Серый определяет этот процесс как актуальное смысловое состояние. Актуальное смысловое состояние (АСС) представляет собой совокупность актуализированных, генерализованных смыслов, размещенных во временной перспективе: значение (смысл) прошлого опыта, осмысленность настоящего (реальности здесь и теперь) и осмысленность будущего (значение цели). Это, своего рода, переживание ситуации, выполняющее функцию перевода смыслов индивидуальной системы с более низкого уровня на качественно новый уровень функционирования системы [6].

Поскольку смысл – это нечто, что скорее нужно найти, обнаружить, а не придать или придумать, то результат актуализации будет определять степень общего напряжения и уровень внутренней свободы, а, следовательно, и способность индивида принять на себя ответственность за решение в ситуации выбора. Адекватное осмысление реальности в настоящем возможно при критическом осмыслении прошлого опыта и относительно индивидуальной цели (т.е. будущего). Посредством синхронизации смысловых локусов происходит расширение границ субъективной реальности, т.е. интеграция личности в новые условия жизни. Необходимым условием эффективной индивидуальной жизни является синхронизация временных локусов смысла. Фиксация индивида на одном временном локусе смысла может объясняться жесткостью и непроницаемостью границ с соседним локусом, что также ведет к невозможности адекватного осознания (осмысливания) объективной реальности. Таким образом, объекты восприятия и осознавания становятся односторонними (бесперспективными), а сами процессы более узкими и ригидными. Личностные смыслы в данном случае носят адаптационный характер. Человек, осознанно или нет, прибегает к различным формам психологической защиты и воспринимает действительность сквозь призму либо прошлого опыта, либо своих представлений относительно будущего, либо его поведение становится респондентным (ситуативным) [6].

В соответствие с данными теоретического анализа, нами была разработана программа эмпирического исследования смысложизненных ориентаций воспитанников детского дома. Базой исследования выбрана школа-интернат для детей сирот им. Ю.А. Гагарина города Риддера. Коллектив школы-интерната работает с детьми, лишенными попечения родителей. В качестве экспериментальной группы определены воспитанники VII класса, подростки в возрасте 13-15 лет. Выборка составляет 20 человек, из них девочек – 11, мальчиков – 9 человек. У 14 человек родители лишены родительских прав, 6 человек имеют статус сироты. Все воспитанники экспериментальной группы воспитываются в государственном учреждении в течение 7 лет. В качестве контрольной группы определенны учащиеся средней школы №2 г. Риддера. Контрольная группа также состоит из подростков 13-15 лет, учащихся VII класса. Выборка контрольной группы составила 20 детей из них 9 мальчиков, 11 – девочек. 16 детей воспитываются в полной семье, 3 – в неполной семье, один ребенок находится под опекой бабушки, так как родители ребенка умерли.

Объектом исследования выступили смысложизненные ориентации, предметом – особенности смысложизненных ориентаций воспитанников детского дома. В ходе исследования проверялось предположение о том, что у воспитанников детских домов показатели осмысленности прошлого, настоящего и будущего будут в целом ниже, чем у подростков, воспитывающихся в семье. Также более низкими будут показатели локуса контроля.

Непосредственно для исследования указанных параметров существует методика Д.А. Леонтьева «Тест смысложизненных ориентаций» (СЖО).

Для определения достоверности различий мы воспользовались многофункциональным *-критерием (угловое преобразование Фишера).

Ознакомимся с результатами, полученными в ходе анализа эмпирических данных. Результаты исследования воспитанников школы-интерната и подростков, воспитывающихся в семьях, представлены в таблице 1.

Таблица 1. Процент встречаемости испытуемых разного класса (методика «Тест смысложизненных ориентаций» (СЖО) Д.А. Леонтьева)

Класс

Осмысленность прошлого

Осмысленность настоящего

Осмысленность будущего

ВИ

ВС

1

низкая

низкая

низкая

40%

45 %

2

высокая

низкая

низкая

-

15 %

3

низкая

высокая

низкая

-

15 %

4

высокая

высокая

низкая

15%

-

5

низкая

низкая

высокая

-

15 %

6

высокая

низкая

высокая

5%

5 %

7

низкая

высокая

высокая

-

5 %

8

высокая

высокая

высокая

40%

-

Примечание: ВИ – подростки, воспитывающиеся в интернате

ВС – подростки, воспитывающиеся в семье

По результатом анализа полученных данных среди отмечены классы, к которым относятся испытуемые и из экспериментальной, и из контрольной групп (рисунок 1).

Рисунок 1. Сравнительная гистограмма процентного распределения испытуемых по классам методики «Тест смысложизненных ориентаций» (СЖО) Д.А. Леонтьева

Примечания:

1 ряд – воспитанники школы-интерната, 2 ряд – дети, воспитывающиеся в семье

Классы испытуемых:

1 – осмысленность прошлого низкая, осмысленность настоящего низкая, осмысленность будущего низкая;

2 – осмысленность прошлого высокая, осмысленность настоящего низкая, осмысленность будущего низкая;

3 – осмысленность прошлого низкая, осмысленность настоящего высокая, осмысленность будущего низкая

4 – осмысленность прошлого высокая, осмысленность настоящего высокая, осмысленность будущего низкая;

5 – осмысленность прошлого низкая, осмысленность настоящего низкая, осмысленность будущего высокая;

6 – осмысленность прошлого высокая, осмысленность настоящего низкая, осмысленность будущего высокая;

7 – осмысленность прошлого низкая, осмысленность настоящего высокая, осмысленность будущего высокая;

8 – осмысленность прошлого высокая, осмысленность настоящего высокая, осмысленность будущего высокая.

Выявлено, что 40% воспитанников школы – интерната и 45% детей, воспитывающихся в семьях относятся, к первому классу. Испытуемым первого класса свойственны низкая осмысленность прошлого, настоящего и будущего. Для них характерны неудовлетворенность прожитой частью жизни, низкая осмысленность своей жизни в настоящем, отсутствие целей в будущем и, следовательно, дискретное восприятие своей жизни в целом. Личностные смыслы индивида в подобном случае лишены направленности и временной перспективы. Кроме того, испытуемые данной группы демонстрируют неверие в свои силы контролировать события собственной жизни, фатализм и убежденность в том, что жизнь человека неподвластна сознательному контролю, свобода выбора иллюзорна, и бессмысленно что-либо загадывать на будущее. Полученные данные говорят о том, что различия между процентными долями сравниваемых групп статистически не значимы.

В контрольной группе встречается 15% подростков с выраженной ориентацией на прошлое (второй класс), тогда как в группе воспитанников детского дома таких значений нет. Данный класс характеризует человека как неудовлетворенного процессом жизни, не видящего жизненных перспектив, у которого все в прошлом. Для данного состояния характерны склонность к замкнутости в своем мире, сухости в контактах с окружающим миром, а также пессимистичность, склонность к раздумьям, инертность в принятии решений. Механизмом защиты выступает отказ от самореализации и усиление контроля сознания.

Аналогичная ситуация складывается и в отношении третьего класса смыслового состояния. В группе подростков, воспитывающихся в семье, представителей этого класса – 15%, в группе подростков из интерната таких показателей не обнаружено. Третий класс представляет собой состояние с высокой осмысленностью настоящего и низкими показателями осмысленности прошлого и будущего. Данное состояние характеризует человека, как гедониста, живущего сегодняшним днем, не имеющего целей и неудовлетворенного прошлым. Можно сказать, что его личностные смыслы носят респондентный, ситуативный и защитный характер.

Среди испытуемых экспериментальной группы встречаются представители четвертого класса - это 15% воспитанников школы – интерната. Четвертый класс актуального смыслового состояния характеризуется высокими показателями осмысленности прошлого и настоящего и низкой осмысленностью будущего. Подобное состояние свойственно людям, живущим сегодняшним и вчерашним днем. Можно сказать, что система личностных смыслов в данном случае направлена на то, чтобы жить. При данном состоянии наблюдаются средние показатели по субшкалам локуса контроля себя и жизни. Однако низкая осмысленность целей в жизни ориентирует систему личностных смыслов на адаптационные формы взаимодействия с объективной реальностью, которые проявляются в завышенной самооценке и высоком уровне притязаний и, одновременно, в потребности быть причастным к интересам группы, в оптимизме и яркости эмоциональных проявлений при некоторой поверхностности переживаний и безалаберности, в стремлении отрицать существующие проблемы, рационализировать и вытеснять явления, вызывающие тревогу. Различия между сравниваемыми группами статистически значимы.

В контрольной группе выделено 15% испытуемых, которые являются представителями пятого класса, к которому относятся состояния с выраженной осмысленностью целей и низкими показателями осмысленности настоящего и прошлого. Данный класс характеризует человека как прожектера, планы которого не имеют реальной опоры в настоящем и не подкрепляются личной ответственностью за их реализацию. Ориентировка смыслового локуса на цели выполняет в данном случае функцию защиты от реальных проблем, часто посредством ухода в иллюзорно-компенсаторную реальность, при рационализации явлений объективной реальности и отреагированию во вне по внешне обвиняющему типу, то есть путем приписывания окружающим недоверчивости, непонимания и враждебности. Полученные данные говорят о том, что различия между процентными долями сравниваемых групп статистически значимы.

По одному испытуемому (5%) из обеих групп отнесены к шестому классу смыслового состояния, который характеризуется неудовлетворенностью своей жизнью в настоящем (низкая осмысленность настоящего процесса жизни), при этом личностные смыслы имеют определенную направленность на прошлый опыт (высокая осмысленность прошлого) и нацеленность в будущее (высокие показатели осмысленности будущего). Различия между процентными долями сравниваемых групп статистически не значимы.

Один подросток из контрольной группы относится к седьмому классу смыслового состояния. Седьмой класс испытуемых имеет высокие показатели осмысленности настоящего и будущего при низкой осмысленности прошлого. Несмотря на то, что прошлая часть жизни слабо осмыслена, сам процесс жизни воспринимается испытуемыми как интересный, эмоционально насыщенный и имеющий выраженную перспективу, которая и придает жизни осмысленность. Неосмысленность прошлого опыта сужает спектр интеграции индивида с объективной реальностью. Это выражается в «приземленности», стремлении делать «как надо», неспособности спонтанно и непосредственно выражать свои чувства, а также в ориентации на трезвость, практичность и рациональный подход к решению проблем.

Наибольшее количество в экспериментальной группе представителей восьмого класса смыслового состояния – 8 детей (40%), которое отражает положительный полюс осмысленности. В данном случае все три временных локуса имеют высокие показатели осмысленности. Данное состояние характеризуется ощущением того, что прошедший отрезок жизни был продуктивным и осмысленным, процесс жизни в настоящем воспринимается как интересный, эмоционально насыщенный, а осмысленность целей будущего придает всей жизни человека осмысленность, направленность и временную перспективу. Полученные данные говорят о том, что различия между процентными долями сравниваемых групп статистически значимы.

Соответственно, значительная часть испытуемых обеих групп отнесена к первому классу смыслового состояния. Он характеризуется низким уровнем осмысленности прошлого, настоящего и будущего. Согласно данным А.В. Серого, этот класс действительно самый многочисленный. Некоторое увеличение процента в нашей выборке, вероятнее всего, связано с возрастом наших испытуемых. В возрасте 13-15 лет подростки могут не придавать большого значения смыслу жизни в целом, всем трем ее временным аспектам. Вместе с тем, в экспериментальной группе обнаружено, что у 40% подростков все три временных локуса характеризуются высокой осмысленностью. Следовательно, экспериментальная группа представлена как бы двумя противоположными типами подростков: первый тип – с низкими показателями по всем трем временным локусам, второй, наоборот, с высокими показателями. Подростки, воспитывающиеся в семье, распределены по различным классам. Для нас результаты исследования были несколько неожиданными. Но объяснить мы их все-таки смогли. Скорее всего, воспитывающиеся в семье подростки еще не осознают сложности жизни. Время, когда необходимо осмыслить тот или иной отрезок жизненного пути, еще не настало, и они живут, не задумываясь глубоко над смыслом жизни, о своем будущем, настоящем или прошлом – возможно, потому, что чувствуют защищенность со стороны семьи. В интернате почти половина подростков также характеризуются низкой осмысленностью всех трех временных локусов. Возможно, оказывают влияние нежелание осознавать свое положение, привычная защищенность и гарантии со стороны государства. Другая же часть подростков из школы-интерната, наоборот, довольно глубоко задумывается над собственной жизнью.

Итак, мы получили неожиданные результаты. Оказалось, что на самом деле осмысленность прошлого, настоящего и будущего у части подростков, воспитывающихся в интернатах, выше, чем у их ровесников, воспитывающихся в семье.

Специалисты, работающие в интернатальных учреждениях, говорят о том, что действительно здесь можно встретить, как правило, два противоположных типа детей: тех, которые живут «как в теплице», не желая нести ответственность за собственную жизнь, и тех, кто очень хорошо понимает, что дальнейшая жизнь зависит только от них самих. Последние стремятся жить полноценным, насыщенным настоящим, так как знают, что именно в нем можно раскрыть потенциал и заложить фундамент для будущего. Они более глубоко осмысливают свое прошлое, так как оно – источник уверенности в себе, сам факт прошлого позволяет увидеть собственную жизнь в перспективе.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бодалев А.А. О смысле жизни человека, его акме и взаимосвязи между ними // Мир психологии. – 2001. - №2. – С. 54 – 57.

2. Вайзер Г.А. VII Симпозиум «Психологические аспекты смысла жизни, акме и счастья» // Психологический журнал. Том 22. – 2001. - №6. – С. 117-121.

3. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. – М.: Смысл, 2003. – 487 с.

4. Лишенные родительского попечительства: Хрестоматия / Ред.-сост. В.С. Мухина. – М.: Просвещение, 1991. – 223 с.

5. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Психология сиротства. – СПб., 2005. – 400 с.

6. Серый А.В. Психологические механизмы функционирования системы личностных смыслов / А.В. Серый. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002. – 186 с.

7. Слободчиков В.И. Психологические образования индивидуальности человека / В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев // Психология личности. Т.2 Хрестоматия. - Самара: «Бахрах», 1999. – С. 506-508.

[1]Социальная аномия (греч. a - отрицательная частица, nomos – закон) - понятие, введенное Э. Дюркгеймом для объяснения отклоняющегося поведения (самоубийство, апатия и разочарование) и выражающее собой исторически обусловленный процесс разрушения базовых элементов культуры, прежде всего, в аспекте этических норм.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №1 - 2008


 © 2018 - Вестник КАСУ