Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы

К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2007

Автор: Камшибаев Е.Е.

Сегодня не вызывает сомнений тот факт, что Китаю за 20 лет удалось добиться колоссальных успехов в экономическом развитии. Средние темпы экономического роста в 80 – 90-е гг. составили 8–10% в год. Американский футуролог Дж. Несбит писал: «На международную арену выходит не просто еще один игрок. Выходит величайший игрок в истории человечества». Согласно прогнозам почти всех ведущих аналитиков, в 2020 г. Китай выйдет на первое место в мире по ВНП. Китай имеет мощную экономику и впечатляющую военную силу. Наблюдается рост китайского влияния в Азии и в мире в целом. Китай предусматривает для себя глобальную роль [1, С. 6].

Одним из самых эффективных способов привлечения иностранных инвестиций в национальную экономику является создание специальных (особых) экономических зон (СЭЗ).

Специальные экономические зоны существуют во многих странах, но нигде не сыграли столь важной роли в экономической модернизации, как в Китае. СЭЗ являются локомотивами экономического развития всего Китая.

Неограниченные возможности потребительского и инвестиционного рынка Китая способны бесконечно поглощать зарубежный капитал в любом их объеме. Поэтому при обеспечении внутренней стабильности, гарантии углубления экономических реформ и политики открытости, постепенной децентрализации управления, внедрения рыночных законов приток в Китай иностранных капиталов будет нарастать. В этом заинтересована китайская экономика. В этом же не менее заинтересованы иностранные инвесторы, владеющие устойчивым капиталом [2, С. 309].

Цель создания специальных экономических зон – повышение конкурентоспособности производства, увеличение притока валюты, как от экспорта товаров и услуг, так и в виде иностранных инвестиций, сокращение затрат на приобретение импортной продукции, ускорение освоения производства новых изделий и услуг на базе применения новой техники и технологии, объединения и комплексного использования государственного, коммерческого и иностранного капитала, а также на базе развития на современном уровне деловой, коммунально-хозяйственной, правовой и финансовой инфраструктуры.

Цели создания специальных экономических зон варьируются в широких пределах в зависимости от социально-экономических, а иногда и политических условий той или иной страны. Как правило, их создают для улучшения инфраструктуры района, повышения занятости и получения информации о положении на мировом рынке.

Зоны способны обеспечить поступление иностранных капиталов, технологии, «ноу-хау», создание новых рабочих мест, также способны оградить местных производителей от прямой конкуренции с иностранными фирмами (в случае, если зона имеет экспортную направленность), способствовать развитию импортозамещающего производства (в случае, если реализация произведенной продукции происходит на национальном рынке) [3, С. 62].

Составной частью экономических реформ Китая стала «политика открытости» («Кайфан»). Это политика привлечения иностранного капитала в китайскую экономику в виде займов, прямых инвестиций, организации совместных предприятий с зарубежными партнерами и привлечение капитала через СЭЗ. Но «Кайфан» - это не только идеологическое клише, но и воплощение прагматической нацеленности партийно-государственной верхушки на реальный прорыв к достижениям мировой цивилизации [4, С. 311].

Осуществление открытой внешне-экономической политики – государственный стратегический курс Китая. Дэн Сяопин как-то сказал, что расширение внешней открытости Китая – это, в конечном счете, расширение открытости перед Америкой, и что если Пекин не наладит отношения с Вашингтоном, то это будет его самым серьезным дипломатическим поражением. Под термином «открытие» понимают либерализацию инвестиционной деятельности, создание необходимой инфраструктуры, расширение полномочий местных органов власти, т.е. комплекс мер, направленных на привлечение в города иностранный капитал, техники и технологий.

Осуществление открытой внешнеэкономической политики, расширение экономических связей с зарубежными странами с целью развития национальной экономики стали господствующей тенденцией на современном этапе развития экономики страны.

Неся в себе явные элементы капитализма, специальные экономические зоны, по определению экс-председателя КНР Цзян Цзэминя, носят фамилию «Социализм», а не «Капитализм». В 1992 г. Дэн Сяопин, «архитектор» китайских экономических реформ, заявил, что рыночный механизм можно успешно использовать и при капитализме, и при социализме. Главная черта социализма не план, а развитие производственных сил, и если рынок этому способствует, то он не противоречит принципам социализма. Практика показала, что план и рынок – лишь средства для экономического регулирования, рыночная экономика подходит и социализму.

Специальным экономическим зонам не спускается жесткий план, финансами они распоряжаются самостоятельно, многие виды налогообложения также проводятся на местном уровне. Развитие СЭЗ способствовало росту занятости благодаря созданию новых рабочих мест. Кроме того, возникла возможность повышения квалификации китайских рабочих и специалистов, освоение последними не только новых профессий и специальностей, но и практических навыков работы в условиях рыночной экономики.

СЭЗ содействуют совершенствованию отраслевой структуры путем освоения и расширения новых высокотехнологичных производств. Благодаря конкуренции между самими СЭЗ, а также остальными регионами КНР повышается эффективность экономики в целом, растет производительность труда, улучшается качество китайской продукции.

СЭЗ и другие районы страны выступают как части единого сложного хозяйственного организма, сочетающего элементы централизованного административного регулирования с рыночными принципами хозяйствования [5, С. 119].

Основные цели китайских СЭЗ: привлечение иностранного капитала, передовой техники и технологии, овладение опытом управления, подготовка национальных кадров; увеличение экспортной валютной выручки; стимулирование реформы, предварительная «обработка» ее мероприятий; эффективное использование природных ресурсов; стимулирование развития экономики страны в целом, передача передовой зарубежной технологии и опыта управления во внутренние районы страны; создание «буферов» в связи с воссоединением Гонконга (1997 г.) и Макао (1999 г.), а в перспективе – Тайваня с материковым Китаем; мобилизация финансовых возможностей китайской эмиграции; обеспечение ускоренного развития тех регионов страны, где находятся спецзоны всех типов – первоначально они создавались в приморских районах и послужили одним из факторов их опережающего роста, в 90-е гг. активно пошло создание зон технико-экономического развития во внутренних районах КНР как фактора выравнивания межрегионального баланса, а шанхайский район Пудун стал «локомотивом» роста не только Шанхая, но и всей дельты р. Янцзы.

В 1979 г. было принято решение о создании первых четырех специальных экономических зон (СЭЗ): Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу, Сямэнь. Ни в одной из этих зон не было развитой индустриальной базы, современной инфраструктуры. Однако они отличались благоприятным месторасположением. Шэньчжэнь находится рядом с Гонконгом (Сянган), Чжухай – вблизи Макао (Аомэнь), Шаньтоу (юго-восток провинции Гуандун), Сямэнь (провинция Фуцзянь) – напротив Тайваня, т.е. СЭЗ максимально приближены к «островкам развитой рыночной экономики», что облегчает приток иностранного капитала.

В указанных зонах строительство начиналось на неосвоенных площадях, одновременно создавались новые предприятия производственной и непроизводственной сфер. Все зоны находятся на морском побережье, имеют непосредственный доступ к дешевому морскому транспорту, связаны шоссейными и железными дорогами с внутренними районами страны.

Стратегическая цель СЭЗ – резкое повышение уровня технологического и технического развития китайской экономики за счет широкомасштабного и оперативного освоения новейших зарубежных технологий и оборудования.

СЭЗ являются наиболее экономически развитыми регионами страны. 4 из 6 СЭЗ расположены на юго-восточном побережье. СЭЗ Шэньчжень расположена в северной части дельты Чжуцзян в провинции Гуандун. Начиная с 1980 г., в СЭЗ Шэньчжэнь в среднем каждые 2-3 дня открывается новое промышленное предприятие. Основные отрасли промышленности Шэньчжэня – ядерная энергетика, электроника, машиностроение, инфраструктура, высокие технологии, химическая промышленность, в основном работающие на экспорт. Шэньчжэнь является торговым, финансовым, информационным посредником между Гонконгом и внутренними регионами, куда постепенно сдвигаются трудоемкие производства.

По плотности населения Шэньчжень вышел на первое место в провинции Гуандун. Шэньчжэнь лидирует по экспорту и импорту продукции среди главных континентальных городов Китая. За неполные десять лет общий объем продукции вырос здесь в 3 тысячи раз! Производительность труда на здешних предприятиях, в среднем, в 3,3 раза выше, чем на расположенных рядом предприятиях госсектора и в 6,5 раза выше, чем в целом по промышленности в КНР. Шэньчжэнь является одной из трех баз в стране по производству программного обеспечения, выпускает 25% всего мирового производства часов, занимает лидирующие позиции по изготовлению и экспорту одежды из шелковых и синтетических тканей, кожаных изделий, лекарств, медицинских инструментов и оборудования.

Существует поговорка: «Шэньчжэнь учится у Гонконга, Гуандун у Шэньчжэня, а вся страна у Гуандуна».

СЭЗ Чжухай расположена на западном берегу дельты Чжуцзян, площадь ее 121 кв. км. Вложения направлены в сферу услуг, тяжелую промышленность, электронику, портовое и дорожное строительство. 80% капитала – инвестиции из Гонконга, Макао, Тайваня и Сингапура. Специализация Чжухая – это индустрия туризма.

СЭЗ Сямэнь включает острова Сямэнь и Гуланьюй, площадью 131 кв. км. 80% иностранного капитала – из Тайваня. Основные отрасли инвестирования – электроника, текстиль, пищевая промышленность, химическая промышленность, портовое хозяйство.

СЭЗ Шаньтоу делится на две части, одна из них находится в восточных окрестностях города Шаньтоу и занимает площадь 22,6 кв. км., другая – в юго-восточных окрестностях на полуострове Гуанчао и охватывает площадь 30 кв. км. Более 3000 проектов с участием иностранного капитала в области нефтехимии, портовой инфраструктуры, производства одежды, обуви и электроники, агропромышленного комплекса.

СЭЗ Хайнань охватывает весь остров Хайнань (с апреля 1988 г. одноименная провинция), площадь которого составляет 34000 кв. км. Крупнейшая в Китае экономическая спецзона. Развиты туризм, металлургия, тропическое земледелие.

В рамках СЭЗ на о. Хайнань выделяются 5 специализированных регионов. В районе Хайкоу и Янпу развиты финансовый сектор, электроника и пищевая промышленность [6 , С. 98].

После создания пяти особых экономических районов экономика в них развивалась гораздо быстрее, чем в любом другом районе страны. В 1985 г. стали создаваться специальные экономические зоны в дельтах рек Янцзы и Чжуцзян, в экономическом треугольнике южной части провинции Фуцзянь, на Шаньдунском и Ляодунском полуостровах, а также в Гуанси-Чжуанском автономном районе. В 1990 году правительство приняло решение об открытии и освоении нового района Пудун в Шанхае и о дальнейшем открытии ряда городов вдоль реки Янцзы, что привело к формированию открытой полосы вдоль этой реки с Пудуном в качестве «головной открытой зоны».

Новый район Пудун площадью 350 кв. км. Расположен на восточном берегу реки Хуанлу рядом со старой частью Шанхая (Бунд), который, как предполагается, станет одним из крупнейших центров мировой экономики, финансов и торговли. Шанхай в последнее время стал социальным полигоном меняющегося Китая – со своей новой моралью и эстетикой, а его деловым центром стал специальный район Пудун (Pudong). Шанхай – это национальный полигон в области новых научных и финансовых технологий. Многие новшества приживаются и проявляются сначала в Шанхае, а затем распространяются по всему Китаю. Основными направлениями развития Пудуна являются финансы и торговля, автомобилестроение, электроника, производство бытовой техники, биоинженерия и др. Созданы и развиваются несколько функциональных внутренних зон: зона специальной торговли Вайгаоцяо, зона финансов и торговли Луцзяцзюй (финансовый центр Шанхая [7, С. 24]), зона экспортного производства Цзиньцяо, парк высоких технологий Чжанцзян, промышленная зона Ванцяо, сельскохозяйственная зона Саньцяо, туристическая зона Хуася.

В зоне Луцзяцзюй расположены 143 финансовые организации района, из них 63 – с зарубежным капиталом. Здесь расположены крупнейшие биржи – фондовая, фьючерская, алмазов, интеллектуальных ресурсов. Капиталы поступают в Пудун из 80 стран и регионов. Свою деятельность в Пудуне осуществляют 260 из 500 ведущих мировых ТНК, в том числе «General Motors», «Siemens», «Sharp», «Mitsubishi» и др. Больше десяти лет годовой рост ВВП в Пудуне превышает 16%. В беспошлинной зоне Вайгаоцяо открыто 9 международных морских маршрутов – в Гонконг, Японию, Центральную и Южную Америку.

Принятое специальное законодательство по зоне Пудун предусматривает очень широкие льготы для иностранных инвесторов и предприятий с иностранными капиталовложениями. Система преференций в Пудуне, в целом, воспроизводит режим СЭЗ, а в некоторых отношениях является еще более льготной.

Правительство предоставило району большие льготы. В отличие от других форм СЭЗ, применяемых в Китае, в Пудуне иностранным инвесторам разрешено создавать финансовые организации (в Шанхае самая большая в Азии фондовая биржа (3600 кв. м.)), магазины, супермаркеты и выпускать акции [8, С. 70]. В 1990 и 1991 гг., соответственно, в Шанхае и Шэньчжэне созданы фондовые биржи, куда стали специально поступать акции.

В Китае вместо хаотичной кампании по приватизации государственных предприятий предпочли значительно другую стратегию перехода от централизованной плановой экономики к рыночной. Учитывая географическую расположенность и некоторые традиционные связи с внешним миром, решено было сначала создать в некоторых приморских городах особо благоприятные условия для иностранных инвесторов. Для этого в 1980 году были созданы четыре специальные экономические зоны (СЭЗ). Чтобы привлечь зарубежных инвесторов, ставка подоходного налога в СЭЗ снижена с 33 до 15 процентов. Кроме того, иностранные предприниматели могли беспошлинно ввозить нужное им оборудование и сырье, а также пользоваться таможенными льготами при вывозе готовой продукции. При этом каждая СЭЗ получила право реинвестировать часть собранных ею налогов в развитие транспорта, связи, энергетики. В результате – захолустный рыбацкий поселок Шэньчжэнь за короткое время превратился в инвестиционный прирост Китая. В течение восемнадцати лет на месте обшарпанного, коричнево-серого рыбацкого поселка, где проживало немногим более 10 тысяч человек, вырос светлый, яркий, суперсовременный с восьмимиллионным населением город с небоскребами и развитой электронной промышленностью. Наращивая свой валовый внутренний продукт ежегодно более чем на 30 процентов, то есть в три с лишним раза быстрее, чем по стране в целом, Шэньчжэнь стал крупнейшим экспортером, который ежегодно на экспорт поставляет продукцию более чем на 20 млрд. долл. США.

Благодаря широкому притоку зарубежных капиталов, специальные экономические зоны придали китайской экономике изначальный толчок, сдвинули с места гигантскую отсталую массу. Иностранные инвестиции не только стимулировали экономический рост, но и позволили государству накопить значительные финансовые ресурсы.

Кроме того, специальные экономические зоны блестяще исполнили роль своеобразных полигонов для наработки практического опыта реформ, особенно после того, как аналогичный статус получили остров Хайнань и новый район Шанхая – Пудун, то есть совершенно разные по условиям территории. В создании СЭЗ решающую роль сыграли инвесторы из Гонконга, Макао, Тайваня. Их деятельность послужила моделью формирования новой экономики в условиях Китая, они стали своеобразной «школой передового опыта». Их опыт продолжают изучать и китайцы, и зарубежные эксперты, включая официальные, государственные делегации.

Создание СЭЗ на начальном этапе экономических реформ в Китае было оправдано. Появились новые строительные комплексы, современные заводы и фабрики, на которых начали работать современные квалифицированные специалисты, современное сервисное обслуживание.

Важно, что теневой капитал не покинул Китай, не лег на счета в западных банках и не материализовался в дорогих помпезных виллах, а начал искать пути своего выгодного применения в стране.

По данным международных организаций, в мире ожесточается конкуренция в сфере привлечения иностранного капитала. Между тем, необходимо разумно подходить к вопросу привлечения иноинвестиций. Следует привлекать и поощрять объекты, выпускающие продукцию с высокой добавленной стоимостью и техноемкую продукцию, чтобы они в большой степени соответствовали структурному регулированию и направлениям промышленного развития. Начальник исследовательского центра по вопросам развития при госсовете КНР Ван Мэнкуй отметил, что в настоящее время в мире становится все более ожесточенной, нельзя проявлять в этом вопросе небрежность. Следует активно, рационально и эффективно использовать иностранные инвестиции. В этом кроется повышение уровня привлечения капитала и оптимизация его структуры [9, С. 28].

Успешное освоение передовых технологий требует соответствующих кадровых, финансовых и организационных предпосылок, для создания которых нужно время. Нужна революция в сознании, причем, не только у чиновников, но и у предпринимателей. Как гласит китайская пословица: «Если хотите одного года процветания, выращивайте зерно. Если хотите десять лет процветания, сажайте деревья. Если же вы хотите сто лет процветания, растите людей».

Крупные инвестиции в серьезные проекты модернизации промышленности первыми сделали соотечественники из Гонконга и Макао, Тайваня, а также этнические китайцы, не граждане КНР, из Сингапура (государство китайских эмигрантов), стран Юго-Восточной Азии и Запада. Вслед за китайскими эмигрантами, за прибылью от дешевизны рабочей силы, низких требований по экологии, близости сырья и умеренности затраты на строительство в промышленности китайцы сделали за иностранные деньги, но по большей части мозгами и руками этнических китайцев (хуацяо), что уникально.

Китайская финансовая система построена так, что обеспечивает экономики финансовыми ресурсами для развития за счет внутренних источников и создает достаточно эффективный режим абсорбции специальных денежных средств и их перераспределения в интересах реального сектора. Так кредитуется рынок.

Специфика китайской «открытости» лучше всего видна на примере финансовой политики реформ. А суть ее в том, что в китайской экономической модели доминирует исключительно национальный интерес. Внешне мир лишь используется в национальных целях. Уступки требованиям извне вынужденные, а отнюдь не вызванные стремлением к рыночному хозяйству западного образца. Китайская открытость на деле – это дверь, ведущая только вовнутрь, а не в обе стороны.

Результат китайской открытости только вовнутрь Китая выражается в накоплении государством валютных резервов, экономической независимости страны, возможности регулировать внутренние цены и сдерживать инфляцию (что трудно, так как с реформами идет неизбежный рост городского населения, стоимость жизни которого в городах приходится дотировать). Вот такую китайскую специфику в финансах можно было бы с пользой применять и в Казахстане. В ней нет ничего уникально китайского, нужно лишь казахстанскую дверь в мировой рынок, открытую в обе стороны, специально открывать только вовнутрь.

Опыт территориальной открытости в КНР во многом поучителен для постсоветских стран. Прежде всего, четкой продуманностью приоритетов региональной политики и последовательностью в их реализации. Китайский опыт предостерегает от завышенных, необоснованных ожиданий и свидетельствует о необходимости скрупулезного учета специфических характеристик тех или иных территорий.

Копировать китайский опыт глупо, но заимствовать и внедрять в приемлемой форме можно и нужно многое. Опыт Китая открыт для изучения и освоения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ли Цзи Шен, Казаринова О.В. Экономические реформы в Китае. - М., 2002.

2. Султанов К.С. Реформа в Казахстане и Китае. - Астана, 2000.

3. Каргабаева С. Особенности и специфика развития специальных экономических зон // Финансы Казахстана. 2005. №4.

4. Романюк В.Я. Прыжок дракона. Как вести бизнес с китайцами. - М., 2005.

5. Ху Яньфэнь. Особые экономические зоны: опыт КНР // Проблемы теории и практики управления. 1993. № 5.

6. Мозаис П. Специальные экономические зоны // РИСК: рынок, информация, снабжение, конкуренция. 1993. №4-5.

7. Xuyuan Wang. Lujizui new open space avant – courier of Shanghai. Shanghai, 2003.

8. Савин В. Нужны ли России специальные экономические зоны? // Мировая экономика и международные отношения. 2000. №3.

9. Инвестиции в экономику Китая – неудержимый соблазн // Контимост. 2005. №4.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №4 - 2007


 © 2018 - Вестник КАСУ