Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2007

Автор: Родионова Ю.Н.

Парадокс политической власти, способной оборачиваться для человека одновременно и целесообразной силой, и злой волей, во все времена занимал умы философов и писателей. Аристотель и Шекспир, Гёте, Ницше и Достоевский, Фуко и Кафка в философских категориях или художественных образах пытались приоткрыть завесу над этим, далеко еще не познанным феноменом жизни общества и человека.

Власть появилась с возникновением человеческого общества и будет в той или иной форме всегда сопутствовать его развитию. Власть необходима, прежде всего, для воспроизводства человеческого рода. С развитием оседлости постепенно утверждалась племенная власть. Формирование власти территориальной обусловлено необходимостью организации общественного производства, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, а также потребностью регулирования социальных отношений между людьми. С появлением классов и государства кровные, родовые связи были разрушены, моральный авторитет старейшины рода сменился авторитетом публичной власти, которая отделилась от общества и встала над ним.

Цель данной работы - в том, чтобы, раскрывая феномен политической власти, рассматривая его в некоторых основных аспектах, показать, как отношения в обществе благодаря власти, становятся политическими. То есть показать власть как первооснову политики.

Понятие «власть» в обыденной жизни и в научной литературе употребляется в самых разных смыслах. Философы говорят о власти над объективными законами общества, социологи - о власти социальной, экономисты - о власти хозяйственной, юристы - о государственной власти, политологи - о политической власти, естествоиспытатели — о власти над природой, психологи - о власти человека над самим собой, родители — о семейной власти, богословы - о власти от Бога и т.д. и т.п. Используются понятия законодательной, исполнительной и судебной власти.

Оптимальным является короткое, но емкое определение, данное в «Философском словаре» (М., 1987): «Власть - в общем смысле способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей, с помощью какого-либо средства – авторитета, права, насилия (экономическая, политическая, государственная, семейная и др.)».

Среди крупнейших теоретиков, имеющих исследования по проблеме власти, необходимо, в первую очередь, отметить Б. Рассела, который трактует власть как «создание намеченного эффекта», М. Вебера, согласно мнению которого, «власть есть возможность того, что одно лицо внутри социального отношения будет в состоянии осуществить свою волю, несмотря на сопротивление других, участвующих в действии», Х. Арендт, которая полагала, что «власть означает способность человека не столько действовать самому, сколько взаимодействовать с другими людьми», П. Морриса, который определяет власть «как не просто способ воздействия на кого-то или что-то, а действие как процесс, направленный на изменение [кого-то или чего-то]». Ф. Бурлацкий в философском словаре 1986 года придерживается мнения, что «власть есть в общем смысле способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо средства - авторитета, права, насилия».

Власть есть присущее обществу волевое отношение между людьми. Власть необходима, подчеркивал Аристотель, прежде всего, для организации общества, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, для поддержания его целостности и единства [1, С. 376-380].

Исторический опыт показывает, что там, где появляется необходимость в согласованных действиях людей (будь то отдельная семья, группа, социальный слой, нация или общество в целом), там происходит подчинение их деятельности достижению определенных целей. В этом случае определяются ведущие и ведомые, властвующие и подвластные, господствующие и подчиненные. Мотивы подчинения весьма разнообразны. Они могут быть основаны на заинтересованности в достижении поставленной цели, на убеждённости в необходимости выполнения распоряжений, на авторитете властвующего и, наконец, просто на чувстве страха перед нежелательными последствиями в случае неподчинения. Сами мотивы имеют большое значение для эффективности власти и ее долговечности. Здесь важно подчеркнуть, что властные отношения объективно присущи общественной жизни. Это своеобразная плата за жизнь в обществе, ибо жить в обществе и быть свободным от его правил невозможно. Другими словами, без отношений власти человеческая цивилизация невозможна.

Любое общество не может нормально существовать, если любому представляется беспрепятственно творить произвол. Как отмечал Вл. Соловьев: «Требование личной свободы, чтобы оно могло осуществиться, уже предполагает стеснение этой свободы в той мере, в какой она в данном состоянии человечества несовместима с существованием общества или общим благом. Эти два интереса, противоположные для отвлеченной мысли, но одинаково обязательные нравственно, в действительности сходятся между собой. Из их встречи рождается право» [16, C. 458].

Власть вовсе не является непременно результатом только насилия, подавления одной личности другой. Замечено, например, что в сложной натуре человека есть несомненное искание над собой власти, которой он мог бы подчиниться. Это своего рода потребность воздействия одного человека на другого, сила, соединяющая людей в общество.

Таким образом, подчеркивает Соловьев, власть неизбежно оказывается следствием самой социальной природы человека. Однако, как только проявление власти приобретает общественный характер, главной ее целью становится создание и поддержание порядка, важнейшим средством чего и выступает власть. В связи с этим, людям вовсе не нужно создавать власть. Им достаточно ее принять и подчиниться ей, тем самым устанавливается известный порядок. Искание порядка, как правило, сопровождается исканием власти.

Да, власть требует подчинения. Но люди, подчиняясь ей, не должны жертвовать своей свободой.

Исходя из вышесказанного, можно дать следующее определение власти. Власть в общем смысле есть способность и возможность оказывать определенное воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств — воли, авторитета, права, насилия

Отсюда можно сделать следующий вывод: власть — это один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение, по крайней мере, между двумя субъектами, один из которых подчиняется распоряжением другого, в результате этого подчинения властвующий субъект реализует свою волю и интересы.

Власть иногда отождествляют с ее орудиями — государством, с ее средствами — управлением, например, с ее методами — принуждением, убеждением, насилием. Некоторые авторы проводят знак равенства между властью и авторитетом, который имеет много общего с ней, но и отличается от власти принципиально.

Сама власть выступает в виде управления, управление — в виде власти. Но управление не есть функционирование власти. Управление, подчеркивал Б. Краснов, шире, чем власть. Власть — элемент управления, источник силы управления.

Одно из наиболее распространенных представлений о власти — понимание ее как принуждения. Как считает М. Байтин, власть, безотносительно от форм своего внешнего проявления, в сущности, всегда принудительна, ибо, так или иначе, направлена на подчинение воле членов данного коллектива, господствующей или руководящей в нем единой воле [2, C. 112]. Вместе с тем, сводить сущность властных отношений только к насилию и принуждению было бы неправильно. Дело в том, что власть оказывается неполной, когда субъект не достиг поставленных целей. Если желаемые результаты не достигнуты, то колоссальные трудности, связанные с преодолением сопротивления других людей, свидетельствуют не о триумфе власти, а о ее ущербности. Кроме того, неясно, почему мобилизация людей на достижение общественно значимых целей должна осуществляться только на основе принуждения и насилия. Ведь существует множество других способов влияния.

Политическая власть вторична по отношению к индивидуальной власти, формируется в результате делегирования части прав и концентрации воли множеств в одном субъекте. Однако политическая власть не тождественна любой общественной власти.

Политическая власть существовала, как известно, не всегда. В примитивных обществах, т.е. в обществах, социально не структурированных, общая власть еще не носит политического характера, так как нет проблем, которые вызывают к жизни политику - проблем достижения согласия. Политическая власть возникает в обществе, где люди разделены разными интересами, неодинаковым положением. В примитивном обществе власть ограничена родственными племенными связями. Политическая власть определена пространственными, территориальными границами. Политической властью обеспечивается порядок на основе принадлежности человека, группы к данной территории, социальной категории, приверженности идее. При неполитической власти нет жестких различий между управляющими и управляемыми. Политическая власть осуществляется всегда меньшинством, элитой. Политическая власть возникает на основе соединения процесса концентрации воли множества и функционирования структур (учреждений, организаций, институтов), взаимосвязи двух компонентов: людей, которые сосредоточивают в себе власть, и организаций, через которые власть концентрируется и реализуется.

Конечно, каждая форма проявления власти заслуживает внимания и изучения. И этим занимаются соответствующие научные дисциплины. Нас же интересует политическая власть. К понятию «политическая власть», конечно, применимо общее, приведенное выше определение власти как таковой, как широкого понятия, имеющего многочисленные формы проявления. Политическая власть, как и любая другая власть, означает способность и право одних осуществлять свою волю в отношении других, повелевать и управлять другими. Но, вместе с тем, она имеет, в отличие от других форм власти, свою специфику. Ее отличительными признаками являются:

* верховенство, обязательность ее решений для всего общества и, соответственно, для всех других видов власти. Она может ограничить влияние других форм власти, поставив их в разумные границы, либо вообще устранить их;

* всеобщность, т.е. публичность. Это означает, что политическая власть действует на основе права от имени всего общества;

* легальность в использовании силы и других средств властвования в пределах страны;

* моноцентричность, т.е. существование общегосударственного центра (системы властных органов) принятия решений;

* широчайший спектр используемых средств для завоевания, удержания и реализации власти.

Основными элементами власти являются ее субъект, объект, а также средства (ресурсы). Субъект власти воплощает в себе ее активное, направляющее начало. Им может быть личность, орган, организация, социальная общность и др. Для реализации властных отношений субъект должен обладать рядом таких качеств, как желание властвовать и воля к власти. Помимо этого, субъект власти должен быть компетентным, должен знать состояние и настроение подчиненных, обладать авторитетом.

Отражением первостепенной роли субъекта в отношениях власти является широко распространенное отождествление власти с ее носителем. Так, говорят о решениях власти, о действиях властей, о произволе власти и т.п., подразумевая под властью управленческие органы или отдельных лиц.

Масштабы отношения объекта к субъекту власти простираются от ожесточенного сопротивления, борьбы на уничтожение до добровольного, воспринимаемого с радостью повиновения. В сущности, подчинение также естественно присуще человеческому обществу, как и руководство. Как отмечали В. Пугачев и А. Соловьев, готовность к подчинению зависит от многих факторов: от качеств объекта власти, от характера предъявляемых к нему требований, от ситуации и средств воздействия, которыми располагает субъект, а также от того, как исполнитель воспринимает объект в зависимости от наличия (или отсутствия) у него авторитета [15, C. 85].

Качества объекта политического властвования определяются, прежде всего, политической культурой населения. С этой точки зрения, наибольшую покорность обеспечивает патриархальная и подданническая типы политических культур.

Преобладание в обществе людей, привыкших повиноваться, жаждущих твердой руки, является благоприятной питательной средой авторитарных и тоталитарных режимов. Какими же мотивами руководствуется объект властвования? Что заставляет его подчиняться? Одним из важнейших внутренних побуждений к подчинению является страх перед наказанием. Страх — это очень сильный мотив, но крайне непрочный. Специалисты в области психологии отмечают, что сила власти, основанная на страхе перед санкциями за неповиновение, прямо пропорциональна тяжести наказания и обратно пропорциональна вероятности избежать его в случае непослушания.

Более стабильной является власть, основанная на интересе, поскольку личная заинтересованность побуждает подчиненных к добровольному выполнению распоряжений, делает излишним контроль и применение негативных санкций. Не менее сильной мотивацией подчинения объекта является его внутренняя убежденность в необходимости подчинения, которая связана с преклонением перед умом, опытом или какими-либо другими качествами субъекта власти, иначе говоря, преклонения перед авторитетом. Максимальная же сила власти достигается при идентификации, отождествлении объекта власти с субъектом. В этом случае объект властных отношений воспринимает дело субъекта как свое личное дело, он абсолютно доверяет своему руководителю.

Сила власти, подчиненность объекта субъекту зависит также еще от одного важного фактора — неравенства.

В основе подчинения одного человека другому (объекта субъекту) лежит неравенство. Власть, возникающая на основе естественного неравенства, всегда носит характер межличностного взаимодействия, всегда персонифицирована. Возникает подчинение конкретному человеку. И если в новой ситуации он окажется неспособным продемонстрировать свое преимущество, едва ли его распоряжения будут выполняться. Власть, основанная на социальном неравенстве, утрачивает свою персонифицированную форму. На службе мы вынуждены выполнять распоряжения начальника, независимо от того, нравится он нам или нет, сильнее он физически или слабее. Именно такая власть носит более определенный и устойчивый характер. Она воспроизводится в обществе независимо от ее конкретных участников. На пример, руководитель предприятия, лидер партии обладают исключительным правом на принятие решений, обязательных для подчиненных.

В то же время, механизм властного общения, по-видимому, включает в себя и давление «снизу» различных групп и слоев гражданского общества, имеющих свои зоны влияния и сферы интересов, которые через каналы «обратной связи», систему представительства и другие формы демократического волеизъявления оказывают воздействие на состояние властных отношений в той или иной стране. Необходимо включить в эти зоны («поля») действия регулятивного механизма общения три проекции («плоскости») власти и влияния, получившие в современной политологии названия: 1) символическая власть (отношения «господства и подчинения», в соответствии с доминирующими ценностями общества, определяющие легитимный порядок), 2) структурная власть (отношения «контроля и влияния», связанные с регулированием ресурсов и распределением зон влияния между элементами политической системы) и 3) инструментальная власть (отношения «управления и давления», определяющие средства и способы взаимного действия встречных процессов руководства людьми со стороны правящего слоя и давления на правящие структуры гражданского общества) [7, C. 119-120]. Сложность понимания власти как регулятора совокупной деятельности людей состоит в необходимости учета при анализе ее функционирования в современном обществе различных и зачастую разнонаправленных способов ее политического действия.

Как считает Ильин, цель власти состоит в том, чтобы посредством прямого или косвенного воздействия на людей, их объединения или разъединения: а) противодействовать деструкции, кризису, упадку, нейтрализовывать напряжение, конфликты; б) стремиться к максимуму стабильности общественного целого, способствовать его совершенствованию, упрочению, прогрессу. Средство власти — богатый арсенал тактики — от патронажа до администрирования, устрашения применения силы. Поскольку механизмы власти сосредоточиваются у отдельных лиц, реализующих основные цели власти в соответствии с законом её укрепления, возможно противоречия между субъектом власти - власть держателями и ее объектом - народными массами [10, C. 112].

Специфическим признаком власти как общественного явления выступает доминирование властной воли, а не просто влияния. Власть связана с общественной организацией, она есть качество, внутренне присущее организации общества. Следует видеть различия между властью организации (на первых ступенях развития человеческого общества) и организацией власти (в классовом обществе).

Не последнее место в понимании власти как явления, связанного с процессами, происходящими в жизни общества, занимает такое понятие, как легитимность. Власть - понятие правовое, означающее созидание ценностей согласно общественным интересам; это законное право принимать решения, которым люди обязаны подчиняться, легальное право использовать принуждение во имя торжества законов. Власть чрезвычайно необходима для достижения целей, ибо государственная политика вряд ли будет эффективной, если не соблюдаются правила, установленные для реализации этой политики. Именно потому, что легитимность играет важную роль, правительство стремится обосновать свою власть, опираясь на определённые принципы. В сущности, правительство пытается создать ситуацию, в которой решения признавались и соблюдались бы «не на страх, а на совесть», с верой в нравственную правоту решений и законов. Правительства не могут рассчитывать на длительное существование и эффективную деятельность, полагаясь только на насилие. Необходимо добровольное согласие, скреплённое уважением законности.

Правители всегда стремились создать впечатление правомерности своей власти и законности правления. Ни одно правительство не может полностью полагаться на физическую силу как гарант согласия с их властью. Путём угроз и репрессий можно заставить повиноваться лишь небольшую часть граждан, но, нарастая, сопротивление властям приводит к массовому гражданскому неповиновению. Первой предпосылкой добровольного согласия является твёрдая уверенность народа в том, что представители власти с полным основанием занимают свои посты, что они вырабатывают и претворяют в жизнь свои решения путём законных государственных интересов, не посягая на то, что справедливо считается частным и личным. Там, где легитимность власти не бесспорна, воцаряется беззаконие и опасность революционных потрясений [19, C. 113-114].

Способы властвования могут быть различными: демократическими (власть осуществляется при участии исполнителей её решений), авторитарными (единоличное правление с ограниченным контролем над подданными), тоталитарным (всеобъемлющий контроль субъекта над объектом), конституционным (правление в рамках закона), деспотическим (всевластие, произвол и опора на насилие), либеральным (уважение свободы личности, её фундаментальных прав) и другими.

Процесс властвования упорядочивается и регулируется с помощью специального механизма власти - системы организаций и норм, их устройства и деятельности. Применительно к такому сложному социальному субъекту, как общество (народ), механизмом власти выступают государственные органы, право, политическая система в целом.

Особенности различных элементов власти - субъекта, объекта, ресурсов - могут использоваться в качестве основания её типологии.

Существует несколько классификаций власти, в зависимости от того, что считается основанием: область функционирования власти, объём прерогатив, субъект власти, режим правления и т.д.:

- по области функционирования: политическая, идеологическая, социальная, экономическая, юридическая, светская и духовная (религиозная);

- по объёму прерогатив: государственная, международная, семейная и т.д.;

- по объекту власти: общественная, классовая, партийная, личная;

- по режиму правления: тоталитарная, деспотическая, бюрократическая, авторитарная, демократическая и др.;

- по социальному типу: рабовладельческая, феодальная, буржуазная, социалистическая и т.д.

Одной из наиболее содержательных классификаций власти является её деление в соответствии с ресурсами, на которых она основывается, на экономическую, социальную, духовно-информационную, принудительную (которую часто называют политической в узком значении этого слова, хотя это не совсем точно) и политическую в широком, собственном значении этого слова.

Политическая власть, испытывая сильное воздействие власти экономической, достаточно самостоятельна и способна иметь над ней первенство, подчинять её своим целям. Разделение властей и разграничение их компетенции в различных странах имеют свою специфику. Однако общим для всех демократических государств является правило, согласно которому три ветви власти не должны быть полностью разобщены, или, напротив, соединены под единым началом. Теория разделения властей зародилась во Франции в середине 18 века и была связана, прежде всего, с борьбой крепнувшей буржуазии против феодального абсолютизма, борьбой с системой, тормозившей развитие общества и государства. Появление новой концепции было связано с именем Ш.-Л. Монтескье, человека, известного не только в качестве прогрессивного теоретика, но и как опытного практика государственно-правовой деятельности, понимающего проблемы неэффективного функционирования государственных органов В своей фундаментальной работе "О духе законов" (1748 г.) Монтескье изложил результаты длительного исследования политико-правовых установлений нескольких государств, придя к выводу, что "свобода возможна при любой форме правления, если в государстве господствует право, гарантированное от нарушений законности посредством разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, которые взаимно сдерживают друг друга".

Существует три рода власти: законодательная, исполнительная и судебная, которые должны быть распределены между разными государственными органами. Если же в руках одного органа сконцентрируется власть, различная по своему содержанию, то появится возможность для злоупотребления этой властью, а, следовательно, свободы граждан будут нарушаться.

Во-вторых, должна действовать система сдержек и противовесов, дабы власти контролировали действия друг друга. Безусловно, сейчас предусмотрен намного более разнообразный и эффективный механизм "сдержек и противовесов", чем тот, который мы видим в трудах Ш. Монтескье, однако уже в его работах были заложены основные принципы и институты, посредством которых взаимодействуют органы государственной власти (что видно из приведенных цитат).

Позднее теория разделения властей получила сильное практическое и теоретическое развитие. Прежде всего, следует упомянуть труды Ж.-Ж. Руссо. В отличие от Монтескье, Руссо считал, что законодательная, исполнительная и судебная власти - особые проявления единой власти народа. Гегель считает надлежащее разделение властей в государстве гарантией публичной свободы. Он выступает за ограниченное единство различных властей, при котором все власти исходят из мощи целого и являются его “текучими членами”. В господстве целого, в зависимости и подчиненности различных властей государственному единству и состоит, по Гегелю, существо внутреннего суверенитета государства.

Важное значение для политической стабильности и поддержки лидеров имеет концепция легитимности (законности) власти. Законность власти можно определить как степень естественного признания населением страны системы, к которой она принадлежит. Государство может быть легитимным, если граждане чувствуют, что оно оправдывает их надежды. Легитимность связана с наличием у власти авторитета, верою подавляющего большинства населения в то, что существующий порядок является лучшим для данной страны, с консенсусом в области основополагающих политических ценностей.

Сам термин «легитимность» иногда переводят с французского как «законность» или «узаконенность». Такой перевод не совсем точен. Законность, принимаемая как действие через закон и в соответствии с ним, отражается категорией «легальность». «Легитимность» и «легальность» - близкие, но не тождественные понятия. Первое из них носит оценочный, этический и политический характер, второе - юридический и этически нейтральный. Любая власть, пусть и не популярная, легальна. В то же время она может быть нелегитимной, то есть не приниматься народом, издавать законы по своему усмотрению и использовать их как орудие организованного насилия. В обществе может существовать не только нелегитимная, но и нелегальная власть, например, власть мафиозных структур.

Объектами легитимности выступают: политические элиты, административный персонал, нормы и структуры режима.

Источниками легитимности являются: основополагающие идеологические принципы, приверженность структуре и нормам режима, преданность конкретным авторитетам.

Показателями легитимности являются: уровень принуждения, применяемый для проведения политики в жизнь, наличие попыток свержения правительства или лидера, сила проявления гражданского неповиновения, результаты выборов, референдумов, массовости демонстраций в поддержку власти (оппозиции).

Значение легитимности, отмечал Макс Вебер, - в гарантии стабильности общества. Легитимность состоит в длительном и как бы единодушном согласии принять правление и власть данного класса, иерархии и т.д. Легитимность не навязывается, она возникает из однородности политических установок, нравов, традиций, экономической системы, общего духа данного типа общности. Способы властвования в различных странах разные, и зависят они от многих факторов. Процесс же властвования регулируется с помощью механизма, то есть государственных органов, права и политической системы в целом. Власть делится на виды в зависимости от основных сфер общественной жизни, от субъектов властвования и функций. С точки зрения источника суверенитета, государственная власть может быть разделена на два основных типа: автократия и политократия.

Под формой государственной власти целесообразно понимать форму правления как внешнее выражение содержания государства, определяемое структурой и правовым положением высших органов государственной власти, в частности, правовым положением главы государства. В современной политической теории различают две формы правления - монархию и республику.

Источником власти выступает и харизма, т.е. культ личности руководителя. Она обладает большой гибкостью, не требует ни длительного времени для своего формирования, ни рационального набора общепризнанных норм. Руководитель харизматического типа часто становится национальным героем, символизирующим идеалы страны.

Много внимания в творчестве Цицерона уделено восхвалению добродетелей истинного государственного деятеля и идеального гражданина. Считая управление государством сочетанием науки и искусства, требующим не только знаний и добродетелей, но и умения практически их применять в интересах общего блага, Цицерон отмечал, что «сама природа» влечет лучших людей к тому, чтобы «сделать жизнь людей более безопасной и более богатой». Он советовал изучать науки о государстве и праве как «такие науки, которые могут сделать нас полезными государству», усматривая в этом служении государству «самую славную задачу мудрости и величайшее проявление доблести и ее обязанность».

Мудрый государственный деятель, согласно Цицерону, должен видеть и предугадывать пути и повороты в делах государства, чтобы воспрепятствовать неблагоприятному ходу событий (смене форм правления в пагубную сторону, отклонению от общего блага и справедливости) и всячески содействовать прочности и долговечности государства как «общего правопорядка».

Лицо, ведающее делами государства, должно быть мудрым, справедливым, воздержанным и красноречивым. Оно должно, кроме того, быть сведущим в учениях о государстве и «владеть основами права, без знания которых никто не может быть справедлив».

В том крайнем случае, когда под вопрос поставлено само благополучие государства как общего дела народа, с согласия последнего истинный государственный деятель, по Цицерону, должен «как диктатор установить в государстве порядок».

Таким образом, понимание незаменимости власти в развитии и функционировании общества является исходным для всех социальных и политических теорий. Общество потому и является обществом, что совокупность людей объединена взаимодействием, обменом и властью. Власть и есть та основа, которая определяет политику; власть существует везде, где есть совместная деятельность; это необходимый атрибут общественных отношений, суть которого заключается в переводе материальных и духовных интересов и сил в совместное действие. Для того, чтобы обеспечить совместность в любом деле, кто-то должен взять на себя инициативу распоряжения. Эта инициатива либо принимается, либо оспаривается. Такова абстрактная модель функционирования власти: господства, доминирования и согласия и подчинения. Нельзя не согласиться с позицией А. Здравомыслова, что власть является центром своего рода силового поля, напряжение в котором распространяется неравномерно. Можно сказать, что сама власть представляет собой определенную совокупность средств организации социального пространства через соответствующие точки напряжения, через линии искривления пространства. Там, где сопротивление власти минимально, наименьшим является и напряженность самого поля. Там, где появляются или существуют точки нелояльности, несогласия, неподчинения и протеста, возникает напряженность и необходимость концентрации властных усилий различного рода. Если напряженность накапливается в центрах, жизненно значимых для всей системы доминирования и подчинения, а не в периферийных областях, то возникает непосредственная угроза самим основаниям властных отношений [9, C. 118].

ЛИТЕРАТУРА

1. Аристотель. Сочинения в четырех томах. Т. 4. - М., 1984.

2. Байтин М.И. Государство и Политическая Власть. - Саратов, 1972.

3. Вебер М. Избранные произведения. - М., «Прогресс», 1990.

4. Вебер М. Политика как призвание и профессия. Вебер. М. Избр., произв., под ред. Ю.Н. Давыдова. - М.,1990.

5. Гоббс Г. Сочинения. М., 1991. Т. 2.

6. Давыдов Ю.Н. "Веберовский ренессанс" и проблема "исследовательской программы" М. Вебера. - М.,1986.

7. Дегтярёв А.А. Политическая Власть Как Регулятивный Механизм Социального Общения. Полис// Политические Исследования 96 г. №3

8. Дубов И. От Монтескье до наших дней.// Диалог, №2, 1993.

9. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. - М., «Аспект пресс», 1996.

10. Ильин В.В. Власть // Вестник Московского Университета, серия 12, 1992, С. 3-7.

11. История политических и правовых учений. Древний мир. - М., 1988.

12. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. 23.

13. Мигранян А.М. Кризис теорий демократии на Западе. - "Вопросы философии", 1986, № 9.

14. Ницше Ф. Полн. собр. соч. Т. 9. - М., 1990.

15. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. - М., 1995.

16. Соловьёв В.С. Соч. В 2 Т. М., 1990. Т. 1.

17. Тихомиров Ю.А. Власть в обществе: единство и разделение// "Советское государство и право"/ 1990.№2.

18. Философия власти.//Под ред. В. В. Ильина. – М. «Изд., МГУ», 1993.

19. Шаран П. Сравнительная Политология; Ч.1., - М.,1992.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2007


 © 2017 - Вестник КАСУ