Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2007

Авторы: Бирюченко Е.Б., Дергачева Е.В.

Одним из факторов, влияющих на формирование и развитие личности, является семья. В настоящее время увеличивается число семей, где отсутствует один из родителей или родители разведены. Соответственно, увеличивается число детей, воспитывающихся в неполных семьях.

Неполная семья рассматривается как часть общества, которая входит в группу риска для самого общества, как в большей степени предрасположенная к неблагополучию: социальному и материальному. Кроме этого, слабая ролевая представленность, недостаток ролевых моделей в неполной семье, естественно, ограничивает возможности полноценной социализации. Следовательно, на передний план выходят проблемы развития личности ребенка в неполной семье, специфика воспитания и формирования личностных установок, которые лежат в основе поведения. По данным специалистов в области криминологии и судебной психологии, среди несовершеннолетних правонарушителей большая часть приходится на выходцев из неполных семей. Кроме этого, опасение вызывают возможные нарушения половой идентификации и сексуального поведения.

Обобщая данные исследований неполных семей, можно сказать, что социальные проблемы неполных семей связаны, в первую очередь, с малообеспеченностью, которая обусловлена наличием всего одного трудового дохода (иногда трудового дохода нет вообще, и семья вынуждена жить на пособие). Социально-экономические проблемы присущи не всем неполным семьям; во всяком случае, их разрешить проще, чем социально-психологические проблемы и проблемы межличностных отношений членов неполных семей, прежде всего, детей. Ограниченные материально, временно и морально-психологически возможности воспитания в неполных семьях усугубляются и ее ущербными педагогическими возможностями. Воспитательная ситуация в неполной семье отличается особой сложностью и своеобразием. Самая же большая сложность – затруднения в правильной полоролевой идентификации и ориентации детей. Ребенок формирует стереотипы своего восприятия и поведения, руководствуясь образом, которым для него являются взрослые, в первую очередь, родители.

Итак, особое место среди проблем влияния неполной семьи на личность занимают полоролевые стереотипы и половая идентификация. Нарушения в данных областях оборачиваются для общества ростом дисгармоничных семей, нарушением нормального хода социализации детей, всплеском половых и сексуальных инверсий, неврозов. Важным аргументирующим фактором в пользу изучения проблемы гендерных установок является тот факт, что установки в определенной степени обусловливают процесс формирования полоролевой дифференциации.

В последнее время темп изменений представлений о полоролевой дифференциации значительно возрос, что связано с глобализацией и ускорением общественных процессов вообще. Соответственно, год от года меняются установки людей относительно того или иного аспекта, в частности, образа и роли мужчины и женщины.

Неполная семья, вероятнее всего, не может в полной мере способствовать развитию адекватных гендерных установок.

Обратимся к анализу понятия установки в психологической науке, которое первоначально было введено в экспериментальной психологии немецкими психологами для обозначения, обусловленного прошлым опытом фактора (готовности действовать тем или иным образом), определяющего скорость реагирования на воспринимаемую ситуацию и некоторые иллюзии восприятия. Термин также употреблялся для описания возникающего при постановке задачи несознаваемого состояния готовности, обусловливающего направленность различных психических процессов.

Позднее понятие социальной установки – аттитюда – вводится в социальную психологию и социологию для обозначения субъективных ориентаций индивидов как членов группы (или общества) на те или иные ценности, предписывающие индивидам определенные социально принятые способы поведения.

В качестве объяснительного принципа изучения психических явлений установка наиболее глубоко разработана Д.Н. Узнадзе и его школой. Узнадзе понимал под установкой определенное, возникающее под совокупным воздействием потребностей индивида и влиянием условий его существования психическое состояние, которое «можно охарактеризовать как готовность к совершению определенной деятельности».

Установки, в отличие от отношений личности, возникнув, первоначально не осознаются и носят автоматический характер. В процессе деятельности установка объективируется, направляется на определенные предметы и становится осознанной. Кроме этого, вследствие особых условий и обстоятельств, чем чаще она возникает, тем устойчивее становится. Такая установка приобретает определенное личностное значение и становится фиксированной.

Функция установки, ее эффекты и содержание раскрываются при изучении ее роли в регуляции деятельности. Основные функции установки в деятельности:

- установка определяет устойчивый, последовательный, целенаправленный характер протекания деятельности, выступает как механизм ее стабилизации, позволяющий сохранить ее направленность в непрерывно изменяющихся ситуациях;

- установка освобождает субъекта от необходимости принимать решения и произвольно контролировать протекание деятельности в стандартных, ранее встречающихся ситуациях;

- установка может выступить и в качестве фактора, обусловливающего приспособление субъекта к новым ситуациям.

Целесообразно остановиться на представлении психологии о такой форме установок, как гендерные. Термин «гендерный» находит все более широкое распространение и обозначает различные социальные аспекты межполовых отличий. Ученые, занимающиеся гендерными исследованиями, изучают особенности социальных ролей мужчин и женщин.

Изучение гендерных характеристик неразрывно связано с такой проблемой как половая идентификация. Половая идентификация определяется как процесс формирования внутренней динамической структуры, интегрирующей отдельные стороны личности, связанные с осознанием и переживанием себя как представителя определенного пола.

Таким образом, в процессе социализации человек, так или иначе, усваивает представления общества о мужчинах и женщинах, а также формирует собственные. В соответствии с общими положениями об установках и стереотипах, эмоционально и когнитивно яркие представления о женщинах и мужчинах, обусловливающие готовность действовать в соответствии с ними, возможно определить как гендерные установки.

Под гендерными установками Романовой Н.М. понимается своеобразный гештальт, фигура на фоне индивидуальной гендерной концепции человека. Гендерные установки (сотрудничество, опора, изоляция, независимость, индифферентность, притяжение, агрессия) указывают на основную социополовую доминанту личности, отражают ведущие идеи в структуре гендерного концепта.

Гендерные стереотипы помогают находить рациональное объяснение для гендерных ролей. Роль есть социально-типическая система поведения (совокупность действий), выработанная в данном обществе для реализации тех прав и обязанностей личности, которые следует из ее позиции, другими словами, статуса (Р.Х. Шакуров). Роль можно представить как механизм, посредством которого общественные интересы детерминируют поведение индивидов (А. Кречмер).

Первые исследования гендерных стереотипов были связаны с попытками вычленить типичные различия, относящиеся к представлениям женщин и мужчин друг о друге и о себе.

В результате изучения наиболее распространенных в мире стереотипов Джон Уильямс и Дебора Бест (1990) отмечают: если женщины обеспечивают основной уход за маленькими детьми, это приводит к убеждению, что заботливость им присуща от природы. А если мужчины уходят в бизнес, на охоту и сражения, удобно предположить, что они агрессивные, невисимые и безрассудно смелые.

Подытоживая различные исследования в данной области, в 1957 году Дж. Мак Ким и А. Шеррифс заключили, что:

- типично мужской образ – это набор черт, связанных с социально не ограничивающим стилем поведения, компетенцией и рациональными способностями, активностью и эффективностью;

- типично женский образ, напротив, включает социальные и коммуникативные умения, теплоту и эмоциональную поддержку;

- чрезмерная акцентуация как типично маскулинных, так и типично феминных черт приобретает уже негативную оценочную окраску: типично отрицательными качествами мужчины признается грубость, авторитаризм, излишний рационализм, женщин – формализм, пассивность, излишняя эмоциональность;

- в целом, мужчинам приписывается больше положительных качеств, чем женщинам;

- мужчины демонстрируют гораздо большую согласованность в отношении типично мужских качеств, чем женщины.

Гендерные стереотипы (установки) являются не только детерминантами межполовых отношений, но, в первую очередь, они активно участвуют в процессе половой идентификации. Проблема гендерных установок тесно связана с проблемой половой идентификации личности. Формирование соответствующих своему полу образа мышления и моделей поведения во многом обусловлены представлениями о «маскулинности» и «фемининности». Так, идентификация происходит при ориентации на образы значимых взрослых мужчин и женщин в рамках частных и культурных стандартов.

Проведенное нами эмпирическое исследование направлено на выявление особенностей личностных установок подростков, воспитывающихся в неполных семьях. Основным предположением послужило утверждение, что личностные установки подростков из неполных семей будут отличаться от личностных установок подростков, воспитывающихся в полных семьях.

Гипотеза проверялась с помощью психодиагностических методик:

1) «Семантический дифференциал» Ч. Осгуда (понятия – мужчина, женщина) - выявление эмоционального и когнитивного компонента установок относительно мужчин и женщин;

2) «Незаконченные предложения» (модифицированный для подростков вариант) – выявление установок относительно родителей, семейных ролей, мужчин и женщин;

3) рисунок «Мужчина и женщина» Н.М. Романовой - выявление актуального представления о мужественности и женственности.

Результаты исследования особенностей гендерных установок подростков, воспитывающихся в неполных семьях показали, что, во-первых, такие особенности существуют. Восприятие мужчин и женщин у подростков из неполных семей отличается от восприятия подростками из полных семей. Во-вторых, различаются не только портреты мужчины и женщины, также различаются связи между составляющими образа мужчины и женщины.

Итак, на основании результатов исследования можно сделать следующие выводы:

1) подростки обеих групп личностные качества мужчин оценивают выше, чем личностные качества женщин. Но для подростков, воспитывающихся в неполной семье, это преобладание статистически более значимо;

2) подростками из неполной семьи женщина представляется более слабой, зависимой, чем подростками из полной семьи, которым женщина вообще представляется более сильной, чем мужчина;

3) мужчины более активны, по сравнению с женщинами, по мнению подростков обеих групп;

4) анализ корреляционных связей показал, что, во-первых, оценка личностных качеств мужчин связана с оценкой его активности, тогда как оценка личностных качеств женщины также влияет на оценку ее волевых качеств. В группе подростков из полных семей ситуация обратная;

5) подростки из неполных семей реже указывают на недостаточную вовлеченность отца в воспитание, отношение к отцу более положительное, чем у подростков из полных семей. Мать в неполной семье представляется менее эмоциональной, чем в полной семье;

6) в неполных семьях у меньшего числа подростков есть идеальный образ женщины и мужчины, что может затруднять половую идентификацию;

7) подростки из неполных семей указали на нежелательность вредных привычек у мужчин, вредные привычки и агрессивность у женщин, тогда как в неполных семьях для подростка нежелательными качествами представляются стремление к контролю и отказ от участия в воспитании;

8) женщина, по мнению подростков из неполных семей, чтобы добиться успеха, в первую очередь, должна быть самостоятельной, настойчивой («как мужчина»). Женщина может сделать себе карьеру, если у нее не будет семьи.

9) подростки из неполных семей в меньшей степени удовлетворены своей семьей, но отношение к ней не носит негативного характера;

10) у подростков из неполных семей существует бессознательная тенденция к восприятию мужчин как потенциальных отцов, в их образах, выявленных с помощью проективной методики, так или иначе, акцентируются репродуктивные функции, причем, по фемининному типу;

11) образ матери при этом, наоборот, менее феминизирован (могут отсутствовать как биологические признаки пола, так и культурные).

Таким образом, гипотеза подтвердилась. В ходе исследования нами выявлены некоторые особенности личностных установок подростков из неполных семей.

Результаты исследования позволяют разработать ряд рекомендаций относительно формирования адекватных личностных установок, в частности, гендерных в неполной семье. Во-первых, в неполной семье мать подростка преимущественно реализуют «отцовскую» функцию контроля, вследствие чего потребность ребенка в эмоциональном контакте может фрустрироваться. Желательно, чтобы родитель более гармонично совмещал функции, традиционно лежащие на отце и матери. Во-вторых, необходимо препятствовать формированию жестких гендерных стереотипов, чтобы избежать ригидности в реализации семейных и родительских ролей в дальнейшем. Для этого можно отводить внимание ребенка от культурных коррелят пола, акцентируя биологические корреляты. Необходимо акцентировать индивидуальные различия, а не половые.

ЛИТЕРАТУРА

1. Агеев В.С. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов / В.С. Агеев // Психология семьи. – Самара: «Бахрар». – М., 2002.- С. 283 – 293

2. Алешина Ю.А. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины / Ю.А. Алешина, С.В. Волович // Психология семьи. – Самара: «Бахрар». – М., 2002.- С. 294 – 307.

3. Каган В.Е. Семейные и половые установки у подростков // Вопросы психологии. – 1985. - № 3. – С. 165 – 169

4. Каган В.Е. Стереотипы мужественности-женственности и «образ Я» у подростков // Вопросы психологии. – 1989. - №3. – С. 39 - 47

5. Куприянова И. Графические репрезентации гендерных отношений: опыт применения модификации методики «Рисунок человека» для диагностики характеристик гендерной идентичности // Московский психологический журнал. – 2004. – №2. – С. 53 – 62

6. Репина Т.А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии // Вопросы психологии. – 1994. - № 2. – С. 67 – 72

7. Смирнова Е.О. Специфика эмоционально-личностной сферы дошкольников, живущих в неполных семьях (на материале детских рисунков) Вопросы психологии. – 1999. - №6. – С. 18–28

8. Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи / В.М. Целуйко. – М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003. – 272 с.

9. Черникова А.В. Структура семьи / А.В. Черникова // Семейная психология и семейная терапия. –1997. - № 1. – С. 8-20.

10. Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. - СПб.: «Питер», 1999.- 656 с.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2007


 © 2017 - Вестник КАСУ