Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2007

Автор: Козловская М.С.

Существование общества и соблюдение его законов предполагают функционирование карательной политики государства, целью которой является восстановление нарушенной социальной справедливости по средствам наказания виновного. Часто наказание предполагает лишение человека свободы, то есть принудительную социальную изоляцию. Личность, оказываясь в таких условиях, существует в своеобразном вакууме и останавливается в своём развитии. Ведь ещё Э. Фромм указывал на то, что «свобода - это необходимое условие развития».

Но, хотя развитие и прекращается, внутри личности всё равно происходят изменения, а так как новое зародиться и развиться не может, то развивается и изменяется дальше старое. Люди по-разному реагируют на одни и те же меры воздействия: одни - быстро приспосабливаются и продолжают жить дальше, а другие - отчуждаются от внешнего мира, уходя в свой внутренний мир. Но и в том, и в другом случае у человека развиваются определённые черты личности, которые влияют на весь ход взаимодействия его с окружающим миром.

Обобщение опыта ИУ убеждает в необходимости проведения специальных работ по психологической подготовке осуждённых к жизни в новых условиях, так как после нескольких лет непрерывного нахождения в местах лишения свободы наступают необратимые изменения в психике. Значение психологической подготовки существенно возросло в связи с тем, что в последние годы в криминологии подвергается глубокому анализу психологический фактор, в частности, его роль в рецидивной преступности. Психологическая подготовка освобождённых к жизни на свободе играет огромное значение для преодоления рецидивной практики, она выступает начальным и завершающим этапом в процессе исправления освобождённых. При помощи целенаправленных воздействий у осуждённого формируется психологическая готовность жить в новых условиях. Без такого рода помощи они пополняют и без того многочисленные ряды бомжей и, в конечном итоге, получают постоянную «прописку» в колониях.

В настоящее время в Республике Казахстан предусмотрено обеспечение пенитенциарных учреждений психологическими службами, так как доказано, что необходимо активное участие психологов не только в ходе расследования преступлений, но и при назначении и исполнении наказании. В последние годы была выявлена недостаточность психологической подготовки осуждённых, следовательно, на этом основании мы можем говорить о том, что не выполняется одна из главных функций наказания – функции ресоциализации. Ресоциализация личности осужденных связана, прежде всего, с их ценностной переориентацией, формированием у них механизма социально-положительного целеполагания, отработкой у личности прочных стереотипов социально-положительного поведения. Создание условий формирования социально-адаптированного поведения личности, восстановления утраченных социальных связей и качеств личности, необходимых для нормальной жизнедеятельности в обществе, - основная задача исправительных учреждений, как пишут М.И. Еникеев и Г.Г. Шиханцов [1, 3]. Актуальность же данной проблемы состоит в том, чтобы обеспечить отечественные пенитенциарные системы необходимыми теоретическими и практическими разработками, повысив, таким образом, эффективность их деятельности.

Нахождение в местах лишения свободы, бесспорно, отражается на психологии человека. В ней проявляется ряд типичных для таких мест психических состояний. К наиболее типичным из них следует отнести: состояние ожидания изменений (пересмотр дела, расконвоирование, освобождение), состояние нетерпения. И то, и другое характеризуются повышенной напряженностью и возбудимостью, что иногда приводит к резким срывам в поведении; а также может развиваться из состояния безнадежности, обреченности, которые, в свою очередь, вызывают апатию, пассивность во всех действиях. Сила проявления этих признаков будет во многом зависеть от режима содержания.

Социальная изоляция усиливает угнетенное состояние. Оно является результатом фрустрации, следствием полного краха надежд, жизненных планов и целей. У осужденного может появиться неверие в свои силы, в возможность снова обрести нормальную жизнь. К моменту прибытия в колонию некоторые заключенные уже испытывают состояние угнетенности и подавленности от сознания своей вины перед обществом и семьей.

Другим типичным состоянием осужденных является тоска. Как отмечал М.Н. Гернет: «Тоска - это краеугольный камень, фундамент тюремной жизни». Именно тоска по дому, по близким, по «вольной жизни» с особой силой действует на осужденных. В результате этого появляются раздражительность, возбудимость, внутреннее напряжение, что тоже очень часто приводит к срывам, а в некоторых случаях - к отчуждению осужденного. Результаты такого состояния могут быть абсолютно неожиданными и не предсказуемыми.

«Опасения, страхи, мнительность и тому подобное», - пишет Г.Ф. Хохряков, - постоянные спутники заключенных. Они заставляют их замыкаться в себе и, следовательно, отделяться друг от друга» [4].

Часто бывает, что в какой-то миг осужденный ощущает, что мир «как бы уходит у него из под ног», что он «теряет опору»; чувство безысходности, безнадежности, напряжения, тревоги давят на него с максимальной силой, и он начинает искать новый стержень, на который можно было бы опереться, но так как возможности его ограничены, начинают действовать различные механизмы психологической защиты. Они могут быть самыми разнообразными, начиная от открытой агрессии в поведении и заканчивая верой в Бога, причем, последнее встречается все чаще и чаще. Говорить же о спасительной силе религии, в данном случае, не представляется возможным, скорее, даже наоборот - она в данном случае выступает в качестве еще одного препятствия на пути преобразования и изменения личности осужденного. Это происходит в силу того, что сублимированные реакции повышенной тревожности, напряженности, страха, внутренних переживаний выступают чаще всего именно в форме фанатичной веры в Бога. Причем, если сравнивать простого верующего и верующего осужденного, то мы столкнемся с рядом существенных отличий. Последний, в отличие от первого, как уже отмечалось выше, верит фанатично, он рассматривает Бога в качестве некоего «универсала», то есть его вера сходна с верой первобытного человека, который имел минимальные знания об окружающем его мире и все явления природы причислял к божественным волеизъявлениям; также и в нашем случае - верующий осужденный как бы забывает о своей личности, весь его внутренний мир стирается (или ему только кажется, что он стирается), его желания, побуждения, влечения, интересы перестают существовать - он теперь лишь «сосуд Божий», все, что он делает, что говорит, о чем думает, связано исключительно с божественным. Если простой верующий может рационально осмыслить, проанализировать, а в некоторых случаях и подвергнуть сомнению некоторые постулаты церкви, то верующий осужденный принимает все в чистом виде, он не думает, он просто слепо верит. Может быть, это было бы и неплохо, если бы не одно большое «но», а именно: начиная верить, осужденный поворачивается на 180 градусов, то, что раньше он считал «белым», становится для него «черным», и наоборот. Обычно такой пересмотр собственных взглядов требует большой внутренней работы, здесь же, в большинстве случаев, она не происходит, поэтому можно говорить о том, что осужденный приходит к богу через ломку собственной личности.

Что же получается? А получается следующее - такое положение дел, в большинстве случаев, приводит к тому, что человек начинает функционировать как хорошо отлаженная машина, которая не задумывается о прошлом и будущем, не занимается анализом каких-либо фактов и обстоятельств, которые могли бы изменить жизнь в худшую или лучшую сторону. Осужденный живет по принципу «здесь и сейчас», а о том, что будет завтра, он либо вообще не задумывается, либо, если такие мысли все же возникают, то старается спрятать их подальше в глубину сознания. Понятно, что при такой постановке дел говорить о перевоспитании личности, об изменении ее направленности и высших мотивов не приходится.

Казалось бы, строгие правила преследуют благую цель. Они приучают человека исполнять общепринятые правила. Однако, чем тщательнее регламентация поведения, чем шире она охватывает все сферы жизнедеятельности человека, тем больше у осужденного опасений за безопасность своего существования. Такое утверждение не парадоксально. Уверенность в себе самом, в своих силах основана на том, что любое встречаемое препятствие будет преодолимо, или всегда есть какая-то возможность избежать его. Если же препятствие неодолимо, если собственный опыт показывает, что избежать его невозможно иначе, как подчинившись ему, любая перемена в существующих порядках воспринимается как опасная, ибо неизвестно, что она с собой принесет. Регламентация поведения, при которой правила предстают в качестве навязанных, «спущенных сверху», когда нет возможности не только оспорить их, но и высказать по их адресу свое мнение, страшна не тем, что приучает человека не бояться правил, а тем, что разрушает активность и, следовательно, заставляет человека бояться изменений Тотальное принуждение подготавливает себе опору в виде психологии, главной чертой которой является пассивность.

Итак, что же происходит с осужденным? Вначале он пытается бороться, но, чем дальше длится срок его заключения, тем он больше понимает тщетность своей борьбы. Борьба из внешнего плана переходит во внутренний, и все это происходит на фоне постоянной внутренней напряженности, потому что осужденный вынужден контролировать не только себя, но и свое окружение, дабы не быть втянутым в какое-либо правонарушение. В итоге, наступает миг, когда осужденный уже не может выносить этот груз, и в результате этого его внутренний мир как бы «погружается в спячку». Эта «спячка» позволяет сохранить свое Я относительно нормально и не разрушенно. Парадоксальность положения этих заключенных в том, что, благодаря своей активной деятельности в сообществе, они выходят на свободу психически активными, сохранившими энергию, но выходят в чужой мир. У них - другая философия жизни, нежели у свободных граждан. Поэтому они чаще всего возвращаются вновь в свой «мир» - мир тюрьмы. Резкий переход освобожденного от условий жесткой регламентации его жизни и поведения в течение относительно длительного времени к условиям жизни на свободе, требующих умения, способности и привычки к самоконтролю и самоорганизации, к полному управлению своими чувствами, действиями и поступками, нередко оказывается довольно трудным для человека в психологическом и практическом плане, что, в конечном итоге, может порождать различные ошибки и срывы в поведении, способствующие совершению повторных преступлений.

А между тем, исправить и перевоспитать преступника – значит, осуществить глубинную личностную его перестройку. Но возможно ли достижение этой задачи только методом наказания? Ведь человека нельзя сформировать и тем более перевоспитать методом устрашения, прямого грубого принуждения. Исправление провинившейся личности не может быть достигнуто только внешними воздействиями.

Сказанное обусловливает необходимость проведения в условиях исправительных учреждений специальной работы по психологической подготовке освобождающихся к жизни в нормальных условиях, которая состоит в активизации психики, формировании установки на соответствующее поведение в условиях свободы. В результате чего, у освобождаемых формируется психологическая готовность жить в новых условиях, которая обеспечивает безболезненное вхождение в новую социальную среду и деятельность в ней без дополнительной затраты энергии на преодоление внутреннего сопротивления и напряжения.

Основным звеном собственно перевоспитания является коренное изменение системы отношений личности к окружающей действительности и самому себе, сформировавшейся в предшествующей жизни и закрепившейся в ее обыденном самосознании и опыте поведения.

Процесс и результат познания самого себя, своих физических и психических свойств, сил и способностей, мыслей и чувств, поступков и мотивов, своего отношения к предметам и явлениям внешнего мира и к самому себе представляют собой специфическую форму сознания - самосознание. Перестройка самосознания личности, ее отношения к своим потребностям и интересам, чувствам и переживаниям, особенностям темперамента и чертам характера обусловливает изменение мотивации выбора способов и средств удовлетворения актуальных потребностей, предопределяющих, в свою очередь, качественное изменение потребностей и стереотипов поведения, всей структуры собственно личностных свойств и направленности личности в целом. Говоря же об изменении направленности, мы, естественно, затрагиваем вопрос об изменении мотивационной сферы личности. Исследованиями доказано, что именно ведущие мотивы часто носят неосознаваемый характер, поэтому во многих случаях по этой причине преступники не могут вразумительно объяснить, почему они совершили данное преступление. В связи с этим, становится понятным, почему выявление и познание ведущих мотивов деятельности личности приобретает такое важное значение. Это тем более важно, что в мотивационной сфере бывает немало скрытых, неявных побуждений и стремлений, практически неосознанных, вплетенных в систему мотивов, скрыто и сильно воздействующих, оказывающих свое направляющее активизирующее действие. Эти скрытые желания и стремления можно увидеть и осознать, только выявив их исходный смысл. Состояния, вызванные неосознанностью побуждений, рождают повышенную вспыльчивость, раздражительность, переживания внутреннего дискомфорта и т.д. Психологи подметили, что, если человеку объяснить мотивы его неблаговидного поступка так, чтобы они стали ему понятными, то он уже не будет впредь поступать так, как он поступил прежде.

Но как же человеку добраться до своего подсознания, до тех неосознанных установок, которые не дают ему покоя? Как научиться управлять своим телом, своими эмоциями, стать хозяином самого себя?

Одним из способов достижения этих целей является метод саногенного мышления, предложенный Ю.М. Орловым. Одним из главных достоинств этого метода является большая доля самостоятельной работы самого человека без участия психолога, так как одно из главных мест в этом методе занимает рефлексия, которая, в конечном счете, меняет весь процесс мышления человека и, как следствие, весь процесс восприятия окружающего мира. Что, в свою очередь, изменяет полностью всю его жизнедеятельность и направленность его личности в целом. Еще одним немаловажным моментом, определяющим преимущество данного метода перед другими, является то, что он не требует специальных условий для проведения занятий, а также особой длительной специальной подготовки психолога-тренера, так как все занятия уже расписаны по шагам и определены по времени.

Таким образом, подводя итог всему изложенному ранее, можно сказать, что в настоящий момент вопрос о психокоррекционной работе с осужденными в условиях исправительных учреждений стоит очень остро и требует скорейшего разрешения, так как послужит делу повышения эффективности деятельности пенитенциарных учреждений по вопросу исправления преступников и предупреждения рецидивной преступности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. - М.: Изд-во «Зерцало», 1988.

2. Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Исправительно-трудовая психология. - Рязань, 1985.

3. Антонян Ю.М. Жестокость в нашей жизни. - М., 1996.

4. Хохряков Г.Ф. Парадоксы тюрьмы. - М., 1991.

5. Бриллиантов А.В. Пенитенциарная система Швейцарии // Государство и право. - 1997. - № 9. - С. 99-101.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2007


 © 2017 - Вестник КАСУ