Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2007

Автор: Дергачева Е.В.

В современном обществе наблюдается тенденция к невосприятию женщины как лидера, как руководителя, Это может объясняться архетипическими представлениями людей о предназначении каждого, о том, как должно быть все устроено в мире. Это неосознаваемо, но есть в нас, и каждый априорно принимает это за истину. Данная информация поступает из сказаний, библейских текстов, легенд, преданий. Статус женщины, например, как лидера может противоречить внутренним установкам человека, что вызывает различное отношение к нему. Особенно это проявляется в разных этнических представлениях об образе женщины-руководителя.

Основным действующим лицом истории являются этносы, поскольку они представляют собой наиболее устойчивые и активные человеческие общности, охватывающие всех людей; нет человека вне этноса. Универсальный критерий различия этносов между собой – стереотип поведения, то есть особый поведенческий язык, который передается по наследству, но не генетически, а через условно-рефлекторный механизм сигнальной наследственности, когда потомство путем подражания перенимает от родителей и сверстников поведенческие стереотипы, являющиеся одновременно и адаптивными навыками.

Этнос – специфический вид социальной группы, возникающий в результате естественноисторического процесса. Выделяются функции и черты этносов. К характерным чертам этносов относятся:

1) Этносы имеют общее биологическое происхождение;

2) Этносы обладают общей территорией, на которой протекает хозяйственная и культурная деятельность этнического сообщества.

3) Этническая группа – такое сообщество людей, которое имеет общие для всех своих членов специфические культурные традиции, общую культуру. Сюда входят оригинальные стереотипы поведения;

4) Этнос противопоставляет себя всем прочим аналогичным коллективам людей, различая «своих» и «других» («мы» и «не мы»). Тем самым этнос приобретает самосознание («я-концепцию» или «мы-концепцию»);

5) Этнос имеет внутреннюю структуру или организацию;

6) Этнос на высоких уровнях своего развития создает общую государственность, ту или иную разновидность государственного строя, которая охватывает этнос целиком, в этом случае этнос называют нацией или этнонацией;

7) Члены этноса обладают чувством идентичности с данной этнической группой;

8) Общий язык, который служит средством общения внутри этноса;

9) Важнейшей особенностью этнической группы является то, что ее члены обладают некоторыми общими психологическими особенностями. Этническая психика – чрезвычайно сложное динамическое образование, состоящее из многих механизмов и процессов.

В этническую психику входят все те психофизиологические, личностные и социально-психологические черты, которые данный этнос приобретает в ходе своего возникновения и дальнейшего исторического развития. Хотя каждый входящий в данный этнос человек является индивидуальностью, мы видим также, что каждая этническая группа имеет, вместе с тем, общие для всех своих членов черты характера, их комплексы, стереотипные особенности поведения, общие представления. Этнические группы обладают также обобщенной самооценкой и общими установками. У них есть общие оценочные суждения, касающиеся социальной жизни, взаимодействия, культуры и т.п. Все это и многие другие явления носят общеэтнический характер (принимаются большинством взрослых членов этноса и проявляются в их поведении и поступках).

В результате социального познания людей и категоризации социальных явлений создаются специальные психологические образования – социальные стереотипы. Социальный стереотип – относительно устойчивый и упрощенный образ социального объекта (группы, человека, события, явления), складывающийся в условиях дефицита информации как результат обобщения личного опыта и нередко предвзятых представлений, принятых в обществе.

Социальные стереотипы отражают особенности восприятия людьми представителей собственной и другой политической, религиозной, культурной, сексуальной и т.п. ориентации, своей или иной профессии, своего или иного пола, возраста, национальной принадлежности, экономического положения и т.д.

В социальной психологии женщин отнесли к числу «меньшинства», подчеркивая их подчиненное положение в обществе. Женщины являются объектом дискриминации и предубеждений во всех странах мира, хотя различия в этом большие. Мы, в свою очередь, попытаемся выяснить, насколько велико и существенно это различие в России и Казахстане.

Следует отметить, что стереотип не включает в себя личного опыта и индивидуальных характеристик воспринимающей личности. Но в данном случае именно это и позволяет выявить этноспецифические особенности восприятия образа женщины, как общественное (социальное) явление.

Учитывая влияние религии, принятой в конкретном обществе на формирование стереотипов, рассмотрим две основные религии России и Казахстана и их взгляд на сущность женщин. В таблице 1 представлен краткий сопоставительный анализ отношения к женщине в России и Казахстане в эпоху патриархата.

Таблица 1. Сопоставление традиционного отношения к женщинам в России и Казахстане в эпоху патриархата.

В процессе деятельности менялись представления женщин о себе и своих возможностях, повышалась самооценка и развивалось самосознание.

Итак, вовлечение женщин в профессиональную деятельность на производстве, предоставление им равных прав с мужчинами в определенной мере укрепило положение женщин в обществе и способствовало появлению тенденции более равноправных практик поведения в сфере межполовых сексуальных отношений. Ученые активно работали над созданием нужного тоталитарному обществу образа женщины, в котором были представлены ее главные социальные роли: «труженица», «общественница», «мать». Период 60–80-х годов двадцатого столетия характеризуется значительным ростом числа женщин (по сравнению с довоенным периодом), работающих вне дома. Женщины стали рабочей силой, активно восстанавливающей разрушенное в годы войны хозяйство, компенсируя огромные потери мужского населения за годы войны и репрессий. Исследования, проведенные в 1977 году В.А. Ядовым, установили, что мужчины часто добивались высокой должности по выслуге лет или «за брюки», женщины же – исключительно упорным трудом, т.е. фактически речь шла о дискриминации женщин [1].

В конце 80-х годов, в связи с перестройкой, начавшейся в нашей стране, возникла проблема переизбытка рабочей силы. На уровне официальной государственной политики были провозглашены новые жизненные ориентиры для женщин, им предлагалось вернуться к их подлинно женскому предназначению, т.е. посвятить себя семье, материнству. Любопытно обратиться к исследованиям, проведенным в Сибири в 1995 году Л.Ю. Бондаренко: «По данным опроса, 75% мужчин и половина женщин на вопрос о женской миссии в обществе согласились с «естественным женским предназначением». Кроме того, опрос показал, что относительно работающей женщины существуют негативные установки: половина мужчин респондентов и 37% женщин считали, что занятость женщин негативно влияет на детей, 40% мужчин и столько же женщин полагали, что существует прямая зависимость между работой женщин и ростом преступности в обществе, половина опрошенных мужчин и четверть женщин осуждали женщину, которая работает ради собственной карьеры» [2].

Данная картина наблюдалась и в Казахстане. Новые веяния, включение женщин в трудовой процесс отражали воздействие единой гендерной политики и идеологии.

По данным на конец 2004 года, Россия по количеству женщин, имеющих свой бизнес, подошла к европейскому уровню, тогда как по числу женщин-политиков Россия находится на 120 месте. Примерно ту же ситуацию мы можем наблюдать и в Казахстане, где впервые концепция гендерной политики, провозглашающая равенство возможностей для женщин во всех сферах общественной жизни, была разработана и одобрена правительством при поддержке ООН в апреле 2004 года. В России такая концепция была принята в январе 1996 года.

Считаем нужным подчеркнуть, что до сих пор в казахской культуре очень четко «прописаны» роли и статусные различия, модели поведения старших и младших в семье, женщин и мужчин. Казахские дети растут и воспитываются в традиционных семьях, имеющих сложную иерархию межличностных и межклановых отношений. Также нельзя не отметить, что если равенство женщин в западных культурах имеет первоочередное значение, в России – значение второй степени важности, то в мусульманских культурах это не является существенной ценностью.

Можно говорить о внешней схожести исторически сложившегося образа женщины в России и Казахстане. Но существуют и различия, которые вполне могу служить предпосылками в разности восприятия женщины на территории РФ и РК. Прежде всего, это различие видится нам в сохранении традиционных патриархальных семей на территории Казахстана, что говорит о сохранении исторически сложившегося образа женщины. Во-вторых, несмотря на то, что и Россия, и Казахстан являются советскими государствами, в последнем ощущается веяние мусульманской культуры, что проявляется в неоднократном внесении на рассмотрение в Мажилисе вопроса о разрешении многоженства в РК. Так, в феврале 2005 года мажилисмен Бердонгаров призвал депутатов принять закон о многоженстве. К тому же, нельзя не сказать о том, что патриархат в Казахстане насчитывает более десяти веков, а ломаются наши образы и стереотипы весьма болезненно и долго. Следует учитывать также, что в Казахстане не наблюдаются случаи, когда женщина занимала главенствующего положения. Идеальная женщина, с точки зрения патриархата, должна владеть устоями жертвенности, семейности, материнства.

Общество всегда доверяло женщинам тяжелую работу, но никогда не могло смириться с равенством женщин и не позволяло добиться им более высокого статуса. Образ женщин в наших культурах создан мужчинами, причем, так, чтобы он выгодно оттенял их превосходство. На сегодняшний день мы смело можем говорить о широком распространении патриархальных взглядов относительно роли женщин в обществе. Даже когда в СССР женщины получили равноправие, оно было лишь формальное, так как для женщин даже с соответствующим образованием и квалификацией, были недоступны многие должности, связанные с обладанием власти и ответственностью.

Поскольку социальные стереотипы являются устойчивыми представлениями о социальных группах и обществе, то, если мы их принимаем, считая правильными, то мы принимаем правильность и незыблемость той социальной реальности, в которой находимся. Тем самым, мы становимся сторонниками сохранения существующего социального порядка. Поэтому разрушение группы стереотипов – начало социальных изменений.

Исторически сложившиеся этнические нормы обоих государств вырисовывают нам женщину как заботливую мать, любящую жену, хорошую хозяйку, выносливую работницу или же «бессовестную стерву», если она не отвечает общим нравственно-эстетическим требованиям и не выполняет соответствующую общественную функцию. На территории России и Казахстана по сей день актуален образ женщины эпохи патриархата. Несмотря на то, что политика Советского Союза официально объявила равенство женщин, государство продолжало придерживаться стереотипных взглядов на сущность женщины, выступая в качестве авторитарной власти, диктующей образ и назначение женщины.

ЛИТЕРАТУРА

1. Клецина. Психология гендерных отношений. – СПб., 2004. – 403 с.

2. Ожигова Л.Н. Профессиональное самоопределение женщин в контексте проблем гендерных отношений // Психологические проблемы самореализации личности. – Краснодар. – 1998.

3. Пол. Гендер. Культура. / Шоре Э., Хайдер К. - М., 1999.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №3 - 2007


 © 2017 - Вестник КАСУ