Update site in the process

   Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Вопросы / Ответы


К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №1 - 2005

Автор: Буханевич Т.Ф.

К концу обучения в вузе каждый студент сталкивается с проблемой написания выпускной работы, а, следовательно, проведения мини- исследования. Уровень образования в Республике Казахстан, в частности, психологическая школа, подошел к тому этапу, когда стало возможным проведение теоретических изучений определенных аспектов психики. Но в данном ракурсе весьма серьезной проблемой становится выбор методик и методов работы. Их подбор осуществляется, исходя из целей изучения и тех сторон объекта, которые рассматриваются в труде. И если с методами математической обработки, статистического анализа и практического измерения психологического явления все более или менее понятно, то, что касается методов современного психологического анализа, еще недостаточно изучено. В целом, они заимствуются у смежных гуманитарных наук – философии, логики и других. Но и к ним должны применяться все необходимые процедуры проверки надежности, валидности и других параметров отбора.

Выделение целостного объекта анализа из всеобщего взаимодействия осуществляется субъектом анализа, поэтому целостность предмета исследования не является чем-то раз и навсегда зафиксированным и имеющим абсолютное значение, а задается субъектом, исходя из целей анализа. Формулируя цели исследования, т.е. отвечая на вопрос о том, зачем анализировать, исследователь определяет, что и как анализировать. Ответ на первый вопрос является конкретизацией социальной потребности в получении новых знаний. Ответы на второй и третий вопросы позволяют выбрать объект и метод исследования. В последнее время все психологические объекты рассматриваются с точки зрения системности. Однако, в теоретическом исследовании в психологии, даже в рамках системного подхода, ведущим является не метод анализа системы, а метод психологического анализа данных [2].

По мнению А.С. Горбатенко, по отношению к психологии применимы понятия «теоретическое исследование» и «методы теоретического исследования». Целью такого теоретического исследования является разработка концепции и гипотез экспериментального, методического исследования. Без разработки концепции и гипотез такое исследование будет бесцельным, хаотическим. Теоретическое исследование всегда субъективно. Не зря научные концепции всегда персонифицированы, носят имя своего разработчика. Рассматривая разработку концепции как неотъемлемую часть исследования, необходимо признать, что любое исследование, независимо от того, какие были использованы методы, - объективные или субъективные, все-таки отчасти субъективно.

Несомненно, методы психологического исследования зависят от той теории, в рамках которой они были разработаны. Однако можно, вероятно, говорить о «парадигме психологических методов исследования» как о совокупности таких методов, которые признаются и применяются всеми психологами, независимо от их теоретических пристрастий. Системная концепция психики не предъявляет к психологическим методам никаких особых требований, ограничивающих использование психологических методов, разработанных в различных психологических школах [3].

Мифы психологической методологии:

1) научное знание базируется на твердых эмпирических фактах;

2) теории выводятся из фактов (и, следовательно, вторичны по отношению к ним);

3) наука развивается посредством накопления фактов;

4) поскольку факты формируют основание нашего знания, они независимы от теорий и имеют самостоятельное значение;

5) теории (или гипотезы) логически выводятся из фактов посредством рациональной индукции;

6) теории (или гипотезы) принимаются или отвергаются исключительно на основе их способности выдержать проверку эмпирическим опытом.

«В действительности теории обладают достаточной независимостью от фактов и, более того, сами определяют, что считать таковыми; научное знание не строится посредством рациональной индукции; процесс познания мало напоминает беспристрастное «чтение книги природы», а находится под большим влиянием особенностей познающего субъекта» [9].

Трудность вычленения методов теоретического исследования в психологии основана на том, что в теории нелегко выделить основные структурные компоненты.

Вычленение стандартной структуры психологических теорий, как и всех прочих концепций в гуманитарных науках, осложняется типовой формой их изложения. Если естественнонаучные теории излагаются четко и компактно, а выражаются, например, в математических формулах, то гуманитарные предстают в виде многотомных произведений, в которых собственно теорию нелегко вычленить из сопутствующих ее изложению суждений и размышлений. Наиболее отчетливы проступающие элементы стандартной структуры психологических теорий – центр и периферия, т. е. некоторые базовые утверждения и идеи, образующие ядро теории, и вспомогательные по отношению к ним опыт и когнитивные конструкции.

А. Центр психологических теорий

К центральным компонентам психологических теорий можно отнести:

1) общий образ психологической реальности;

2) центральную категорию;

3) соответствующий феномен;

4) набор основных понятий;

5) систему отношений между ними («сетку отношений» - по В.С. Степину);

6) базовые утверждения.

Общий образ психической реальности обычно задается сквозь призму центральной категории теории (например, психика – это деятельность, отношение, трансформация образов, поведение, бессознательное и т.п.), которая «снята» с соответствующего феномена.

Ключевая категория задает видение центрального феномена и общую трактовку психической реальности.

Достаточно типовой траекторией развития психологических теорий является поэтапное:

1) осознание важности некоторого психологического феномена;

2) формирование соответствующей категории;

3) оформление видения всей психологической реальности сквозь призму этой категории – своего рода «растягивание» данной категории на всю психологическую реальность;

4) утрата категорией в процессе ее «растягивания» первоначально строгой предметной отнесенности, размывание связи с соответствующим феноменом.

Бывает, что понятийные аппараты различных теорий, особенно принадлежащих к одной парадигме, пересекаются, они никогда полностью друг с другом не совпадают, поэтому набор основных понятий можно считать специфическим признаком каждой конкретной теории.

Основные понятия теории всегда подчинены ее центральной категории, которые, в свою очередь, включены в базовые понятия теории. Данные связи сливаются в «сетку отношений».

Б. Периферическая область теорий

Периферическую область психологических теорий можно разделить на два компонента: собственно теоретический и эмпирический. Теоретическая «периферия» включает вспомогательные утверждения теории в систему их аргументации, эмпирическая – подкрепляющий теорию эмпирический или обыденный опыт.

Теоретическое знание является системой не только утверждений, но и предсказаний по поводу возникновения различных феноменов, переходов от одного утверждения к другому без непосредственного обращения к чувственному опыту [7].

В. Неявная область

Любая научная теория, в особенности гуманитарная, всегда включает некоторый неявный компонент. Он эксплицируется лишь путем специально организованной рефлексии, а в официальной жизни теории практически всегда остается за кадром.

Здесь можно уловить личностный и групповой компоненты, в свою очередь, разделив каждый из них на когнитивную, эмоциональную и поведенческую части.

Психология обогащает фонд своих знаний с помощью объективных методов. Это не отрицает пути самонаблюдения. Вполне допустимо самонаблюдение, принимающее форму словесного отчета о том, что человек видит, слышит, чувствует, переживает, желает и т.д. Подобный словесный отчет фиксируется, как и всякое внешнее объективное выражение и проявление психических состояний человека. Но необходимо подчеркнуть, что в этом случае перед нами не особый метод, а объект исследования [7].

Все более и более проникая в структуру объективных явлений, современная наука приближается к таким «однородным и простым элементам материи, законы движения которой допускают математическую обработку». В связи с математизацией науки в ней все шире используется особый прием теоретического мышления – формализация.

Этот прием заключается в построении абстрактно-математических моделей, раскрывающих сущность изучаемых процессов действительности. При формализации рассуждения об объектах переносятся в плоскость оперирования со знаками (формулами). Отношения знаков заменяют собой высказывания о свойствах и отношениях предметов. Таким путем создается обобщенная знаковая модель некоторой предметной области, позволяющая обнаружить структуру различных явлений и процессов при отвлечении от качественных характеристик последних. Вывод одних формул из других по строгим правилам логики и математики представляет формальное исследование основных характеристик структуры различных, порой далеких по своей природе явлений.

Специфическим методом построения развитой теории является аксиоматический метод. Впервые он был применен в математике при построении геометрии Евклида, а затем, в ходе исторического развития знаний, стал применяться и в эмпирических науках. Однако здесь аксиоматический метод выступает в особой форме гипотетико-дедуктивного метода построения теории.

При аксиоматическом построении теоретического знания сначала задается набор исходных положений, не требующих доказательства: эти положения называются аксиомами или постулатами. Затем из них, по определенным правилам, строится система выводных предложений. Совокупность исходных аксиом и выведенных на их основе предложений образует аксиоматически построенную теорию.

Аксиомы – это утверждения, доказательства которых не требуется. Логический вывод позволяет переносить истинность аксиом на выводимые из них следствия. Следование определенным, четко зафиксированным правилам вывода позволяет упорядочить процесс рассуждения при развертывании аксиоматической системы, сделать это рассуждение более строгим и корректным.

Аксиоматический метод развивается по мере развития науки. «Начала» Евклида были первой стадией его применения, которая получила название содержательной аксиоматики. Аксиомы здесь вводились на основе уже имеющегося опыта и выбирались как интуитивно очевидные положения. Правила вывода в этой системе также рассматривались как интуитивно очевидные и специально не фиксировались. Все это накладывало определенное ограничение на содержательную аксиоматику.

Эти ограничения содержательно-аксиоматического подхода были преодолены последующим развитием аксиоматического метода, когда был совершен переход от содержательной к формальной и затем к формализованной аксиоматике.

При формальном построении аксиоматической системы уже не ставится требование выбирать только интуитивно очевидные аксиомы, для которых заранее задана область характеризуемых ими объектов. Аксиомы вводятся формально, как описание некоторой системы отношений (не связанной жестко только с одним конкретным видом объектов); термины, фигурирующие в аксиомах, первоначально определяются только через их отношения друг к другу. Тем самым аксиомы в формальной системе рассматриваются как своеобразные определения исходных понятий (терминов). Другого, независимого определения указанные понятия первоначально не имеют.

Дальнейшее развитие аксиоматического метода привело к третьей стадии – построению формализованных аксиоматических систем.

Формальное рассмотрение аксиом дополняется на этой стадии использованием математической логики как средства, обеспечивающего строгое выведение из них следствия. В результате аксиоматическая система начинает строиться как особый формализованный язык (исчисление). Вводятся исходные знаки – термины, затем указываются правила их соединения в формулы, задается перечень исходных принимаемых без доказательств формул и, наконец, правила вывода из основных формул производных. Так создается абстрактная знаковая модель, которая затем интерпретируется на самых различных системах объектов.

Построение формализованных аксиоматических систем привело к большим успехам, прежде всего, в математике. Но, в отличие от математики и логики в эмпирических науках теория должна быть не только непротиворечивой, но и обоснованной опытным путем. Отсюда возникают особенности построения теоретических знаний в эмпирических науках. Специфическим приемом такого построения и является гипотетико-дедуктивный метод, сущность которого заключается в создании системы дедуктивно связанных между собой гипотез, из которых, в конечном счете, выводятся утверждения об эмпирических данных.

Этот метод в точном естествознании начал использоваться еще в XVII веке, но объектом методологического анализа он стал сравнительно недавно, когда начала выясняться специфика теоретического знания по сравнению с эмпирическим исследованием [1].

Развитое теоретическое знание строится не «снизу» за счет индуктивных обобщений научных фактов, а развертывается как бы «сверху» по отношению к эмпирическим данным. Метод построения такого знания состоит в том, что сначала создается гипотетическая конструкция, которая дедуктивно развертывается, образуя целую систему гипотез, а затем эта система подвергается опытной проверке, в ходе которой она уточняется и конкретизируется. В этом и заключается сущность гипотетико-дедуктивного развертывания теории [7].

Дедуктивная система гипотез имеет иерархическое строение. Прежде всего, в ней имеются гипотеза (или гипотезы) верхнего яруса и гипотезы нижних ярусов, которые являются следствиями первых гипотез.

Теория, создаваемая гипотетико-дедуктивным методом, может шаг за шагом пополняться гипотезами, но до определенных пределов, пока не возникают трудности в ее дальнейшем развитии. В такие периоды становится необходимой перестройка самого ядра теоретической конструкции, выдвижение новой гипотетико-дедуктивной системы, которая смогла бы объяснить изучаемые факты без введения дополнительных гипотез и, кроме того, предсказать новые факты. Чаще всего, в такие периоды выдвигается не одна, а сразу несколько конкурирующих гипотетико-дедуктивных систем.

Каждая гипотетико-дедуктивная система реализует особую программу, суть которой выражает гипотеза верхнего яруса. Поэтому конкуренция гипотетико-дедуктивных систем выступает как борьба различных исследовательских программ.

В борьбе конкурирующих исследовательских программ побеждает та, которая наилучшим образом вбирает в себя опытные данные и дает предсказания, являющиеся неожиданными с точки зрения других программ.

Задача теоретического познания состоит в том, чтобы дать целостный образ исследуемого явления. Любое явление действительности можно представить как конкретное переплетение самых различных связей. Теоретическое явление выявляет эти связи и отражает их с помощью определенных научных абстракций. Но простой набор таких абстракций не дает еще представления о природе явления, о процессах его функционирования и развития. Для того чтобы создать такое представление, необходимо мысленно воспроизвести объект во всей полноте и сложности его связей и отношений, а затем, постепенно развертывая содержание абстракций, построить целостную систему понятий.

Такой прием исследования называется методом восхождения от абстрактного к конкретному. Применяя его, исследователь вначале находит главную связь (отношение) изучаемого объекта, а затем, шаг за шагом прослеживая, как она видоизменяется в различных условиях, открывает новые связи, устанавливает их взаимодействия и таким путем отображает во всей полноте сущность изучаемого объекта.

Метод восхождения от абстрактного к конкретному применяется при построении различных научных теорий и может использоваться как в общественных, так и в естественных науках [1].

Важное требование, которое предъявляет современная психология к научному исследованию, заключается в обращении к генетическому (историческому) принципу изучения психических фактов [7].

Это один из особых приемов исследования, которые применяются при построении теоретических знаний о сложных исторически развивающихся объектах. Такие объекты чаще всего не могут быть воспроизведены в опыте. Например, невозможно в опыте воспроизвести историю становления Вселенной, происхождения жизни, возникновения человека.

При ответе на вопрос, возможна ли теория таких уникальных объектов, выявились специфические приемы построения теоретических знаний об исторически развивающихся объектах, диалектика соотношения исторических и логических методов исследования.

В основе исторического метода лежит изучение реальной истории в ее конкретном многообразии, выявление исторических фактов и на этой основе такое мыслительное воссоздание исторического процесса, при котором раскрывается логика, закономерность его развития [1]. Изучаемое психическое явление рассматривается как процесс, и исследователь стремится восстановить все моменты его развития, увидеть и понять, как они сменяют друг друга, делает попытки представить изучаемый психический факт в его конкретной истории [7, с. 8-9].

Логический же метод выявляет эту закономерность иным способом: он не требует непосредственного рассмотрения хода реальной истории, а раскрывает ее объективную логику путем изучения исторического процесса на высших стадиях его развития. Объективной основой такого способа исследования является следующая особенность сложных развивающихся объектов: на высших стадиях развития они сжато воспроизводят в своей структуре и функционировании основные черты своей исторической эволюции. Эта особенность ярко прослеживается, например, в биологической эволюции (онтогенез «повторяет» филогенез). В некоторых случаях логический метод является эффективным средством раскрытия закономерностей и тенденций исторического процесса.

И логический, и исторический методы выступают как приемы построения теоретических знаний. Ошибочно отождествлять исторический метод с эмпирическим описанием, а статус теоретического приписывать только логическому методу. При любом способе анализа исторически развивающегося объекта предполагается эмпирическая база: факты реальной истории и факты, фиксирующие особенности структуры и функционирования изучаемого процесса на высших ступенях развития. На этой основе выдвигаются гипотезы, которые проверяются фактами и превращаются в теоретическое знание о закономерностях исторического процесса.

В случае применения логического метода, эти закономерности выявляются в очищенном от конкретных зигзагов и случайностей реальной истории виде. Исторический же метод предполагает фиксирование таких зигзагов и случайностей, но он не сводится к простому эмпирическому описанию событий в их исторической последовательности, а предполагает их реконструкцию, обеспечивающую понимание и объяснение исторических событий, раскрытие их внутренней логики. Историческая реконструкция представляет собой особый тип теоретического знания.

Все описанные методы познания в реальном научном исследовании всегда работают во взаимодействии. Их конкретная системная организация определяется особенностями изучаемого объекта, а также спецификой того или иного этапа исследования. В процессе развития науки развивается и система ее методов, формируются новые приемы и способы исследовательской деятельности [1].

Часто в психологической теории необходимо построить модель. Но понятно, что психологическая модель отлична от моделей некоторых других наук.

Целью некоторых психологических теорий может являться теоретическое моделирование. Поэтому важно знать, что есть модель и ее основные отличия от сходных видов представления данных.

Моделирование как метод научного исследования появилось в связи с необходимостью решать такие задачи, которые по каким-либо причинам не могут быть решены непосредственно. Непосредственное исследование объекта затрудняется или делается невозможным, когда этот объект мало доступен по своей природе, когда он еще не существует и нужно выбрать лучший вариант для его создания, когда исследование объекта требует много времени, экономически невыгодно и т.п.

Метод моделирования и позволяет получить знание об исследуемом объекте или явлении не путем их непосредственного изучения, а путем изучения аналогичного явления на модели. Следовательно, использование моделирования характеризуется тем, что между субъектом (исследователем) и объектом познания стоит промежуточное звено – модель. Моделирование основано на умозаключении по аналогии.

Термин «модель» восходит к латинскому «modulus» – мера [4].

«Под моделью понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая отображает и воспроизводит объект так, что ее изучение дает новую информацию об этом объекте» [8].

«Модель - это система, исследование которой служит средством для получения информации о другой системе» [6, c. 48].

Моделирование - главный способ познания нами нас самих и окружающего мира.

Нередко модель отождествляют с теорией. Но модель, в отличие от теории, не может раскрывать содержание объекта познания в форме понятий. Более того, модель сама нуждается в теоретическом истолковании. Нередко моделью называют описание объекта или явления. Но при этом не учитывают, что модель, в отличие от простого описания, должна быть активной, т.е. должна способствовать проникновению в глубь объекта исследования, в его сущность.

В общем случае процесс моделирования состоит из следующих этапов:

1) постановка задачи и определение свойств оригинала, подлежащих исследованию;

2) констатация затруднительности или невозможности исследования оригинала в натуре;

3) выбор модели, достаточно хорошо фиксирующей существенные свойства оригинала и легко поддающейся исследованию;

4) исследование модели в соответствии с поставленной задачей;

5) перенос результатов исследования модели на оригинал;

6) проверка этих результатов.

Научная аналогия - есть умозаключение, в ходе которого на основании обнаружения сходства или общности ряда существенных признаков у двух объектов или частичного тождества соотношений их элементов и учета различий между ними в других отношениях делается вывод о том, что одному из них присущи такие свойства, которые обнаружены при исследовании другого объекта (модели) [4].

Таким образом, к теоретическому исследованию в психологии относятся свои особые методы, которые были позаимствованы у наук, специфика которых не позволяла проводить практических опытов. Однако рассмотренные методы современного психологического анализа имеют свои плюсы и минусы относительно их применения в психологии. Так, формализация позволяет обнаружить структуру различных явлений и процессов при отвлечении от их качественных характеристик, но оперирует формулами, что не всегда применимо к психологической теории. Основной недостаток аксиоматического метода (содержательный аспект) проявляется в том, что ложность теории может проявиться уже на фазе задачи аксиом, т.к. они являются «интуитивно очевидными» или могут быть верны только в рамках данной теории. Правила вывода также рассматриваются как интуитивно очевидные и специально не фиксируются. В формальном аспекте этого же метода аксиомы вводятся формально и рассматриваются как своеобразные определения терминов, для которых нет определения, т.е. позволяют дать понятие. Но метод действует только в ограниченном диапазоне явлений, на которых делались выводы, т.е. не подлежит распространению на другую область явлений. Аксиоматический метод (формализованный) основывается на жестких законах логики и позволяет распространить выводы на другую область явлений, имеет правила вывода следствий. Однако, в отличие от применения в математике, в эмпирических науках он требует подтверждения опытом. Гипотетико-дедуктивный метод позволяет рассмотреть сложный объект или систему объектов. Но и здесь необходима опытная проверка выдвинутых гипотез. Метод «восхождения от абстрактного к конкретному» позволяет воспроизвести объект во всей полноте и сложности его связей и отношений, применим как в естественных, так и в общественных науках, т.е. идеально подходит для исследований в психологии. Если необходимо рассмотреть объект в процессуальном аспекте, то незаменим генетический (исторический) метод. С ним связан логический метод, который эффективен в раскрытии закономерностей и тенденций исторического процесса. В обоих случаях необходима основа из эмпирически полученных данных.

Особым методом является моделирование, позволяющее исследовать явление без его эмпирического анализа, путем изучения его на модели. Здесь необходимо четкое различение модели от теории, описания и т.п.

ЛИТЕРАТУРА

1. Введение в философию в 2 ч. / под ред. И.Т. Фролова, Э.А. Араб-Оглы, Г.С. Арефьевой. – М.: Педагогика, 1989.

2. Волков А.М. Деятельность: структура и регуляция. Психологический анализ. / А.М. Волков, Ю.В. Микадзе, Г.Н. Солнцева. - М.: МГУ, 1987.

3. Горбатенко А.С. Системная концепция психики и общей психологии / А.С. Горбатенко. Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского Педагогического Университета, 1994.

4. Кочергин А.Н. Методы и формы научного познания / А.Н. Кочергин. - М.: МГУ, 1990.

5. Кочергин А.Н. Моделирование мышления / А.Н. Кочергин – М.: Политиздат, 1969.

6. Мир человека / под ред. С.К. Витина. – М.: Интерпракс, 1995.

7. Петровский А.В. Теоретическая психология как основание «общей психологии» / А.В. Петровский // Вопросы психологии. – 2000. - № 4. - С. 3-9

8. Штоф В.А. Моделирование и философия / В.А. Штоф. - М., 1966.

9. Юревич А.В. Системный кризис психологии / А.В. Юревич // Вопросы психологии. – 1999. - № 2. - С. 3-12.



К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №1 - 2005


 © 2017 - Вестник КАСУ