Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Научные мероприятия  | Вопросы / Ответы
К списку победителей

Легенда о Рахмановских ключах

Еркежан Алтынхан

Во времена, когда мир царил в природе, когда лес был домом человека, у охотника по имени Абдрахман на свет появился сын. Мальчика назвали Енлик, ведь он был бел и нежен, как олененок. Отец души своей не чаял в малыше и вскоре решил обучить сына искусству охоты. Не успел еще мальчик твердо встать на хрупкие ножки, как отец посадил его на коня. Не только языку человеческому, но языку ветра, птиц животных умело обучал своего сына знаменитый на всю округу охотник.

Мальчик рос, мужал, вступил во взрослую пору, и люди, увидев Енлика, не переставали восхищаться его статью, силой, смелостью и бесстрашием. И не было во всей округе равных Енлику и Абдрахману в охоте. Их стрелы были словно молнии, убивали метко и неожиданно. Абдрахман наслаждался своим могуществом над лесом, но сын со временем стал замечать в охоте только лишь игру, и вскоре она ему перестала приносить прежнее удовольствие.

Юноша всё чаще гулял в одиночестве в молчаливом и задумчивом лесу, который теперь стал его домом. Именно здесь он мог насладиться тихим трепетом жизни: легкие взмахи пушистых крыльев, хруст сучьев под тяжелыми лапами, меланхоличный волчий вой вдалеке.

Как-то коротал время Енлик под кроной вековой сосны, не то глубоко дремля, но всегда вслушиваясь в вечный гомон леса. И вдруг услышал переливчатую трель соловья. Пел соловей печально, с обидой:

- Правда ли, мой друг, что ты оставил меня? Мы были такими неразлучными, я растил тебя и верил, что не расстанемся никогда. Что мне остаётся делать с ложью твоего обещания? Ты будоражишь застывшую внутри меня боль.

Закончит свою песню соловей, взмахнет последней нотой крыльев и улетит. Снова ждет его Енлик. Никак не поймет юноша на кого держит обиду соловей? Кто разочаровал его? Бывало со скуки, бывало от любопытства, но всё чаще стал оставаться Енлик на дни, на ночи в горах, зачарованный таинственным пением сладкоголосого соловья.

А отец Абдрахман всё это время не терял надежды, что рано или поздно, но сын вернётся, и они снова, как прежде, будут вместе ходить на охоту, засыпать в разговорах у ночного костра, вспоминая удачный промысел. Всё ждал и ждал, но день за днём всё больше и больше тоска и беспокойство, что сын так и не вернётся, одолевали думы уже пожилого отца. Грозней черной тучи стал Абдрахман, удача охотничья отвернулась от него, люди с испугом убегали от него, не выдерживая злобного, источающего гнев взгляда. Совсем один остался Абдрахман. Ни души кругом.

Но вот однажды во время погони за зверем лесным приснилось ему, что бежит за белой тенью удивительного животного. Туман. Журчание воды. Открылся перед ним вид на бескрайние холмы, а в сердце долины источник, источающий горячий пар. По колено в воде стоял белоснежный олень с золотыми рогами. Глаза черные, словно смоль, молили о пощаде, но не знал милости Абдрахман. Взял стрелу, натянул лук, смерть оленя была ближе, чем стоящий перед ним палач. И предсмертный крик разнесся по долине: «Отец!»

С терзающей болью в груди проснулся старик, слезы застилали глаза. Один он в доме, и никто не увидит ужаса, застывшего в его глазах. Какой знак посылает ему небо?

Снился этот кошмар 7 ночей, и не возвращался Енлик с тех пор домой. Наутро восьмого дня старый охотник отправился в далекий путь в поисках того самого источника. Много легенд было сложено о тех местах, но все как один твердили, что в то загадочное место не ступала нога человеческая.

Долго шел Абдрахман к своей цели. Устал телом и духом в пути, вскоре помутился рассудок, но продолжал свой путь. Достиг он вершины восточной горы. У подножия расстелилась долина, укутанная в белоснежный туман. И словно во сне, поплелся Абдрахман вниз по склону и видит перед собой силуэт белоснежного оленя с золотыми рогами на берегу горного источника.

- Он здесь! Я поймаю его! - кричал охотник. Повторился сон, но уже в жизни. Бег. Туман. Снова жар. В предвкушении трофея задрожала рука, сжимавшая лук. Момент. Олень в воде, дальше не пройти, вокруг безжизненная долина. Натянутая до звона тетива. Выстрел.

- Отец!

Крик. Плач. Стон. Алыми разводами растекалась кровь, но не по оленьей груди, а по человеческой. Лежал на воде сын, убитый родным отцом. Что же натворил обезумевший старик? В дрожащих руках Абдрахман сжимал тело Енлика.

- Отец, после моего ухода нашел я это место. Хотел, чтобы мы здесь жили в покое, однако вода здесь хоть и чиста, но жизни в ней нет. Отец, ты был величайшим охотником, ни один зверь не избежит тебя. Но не думал я, что когда-нибудь и я могу стать твоей добычей. - Душа покинула тело Енлика, громкий крик огласил долину. С болью в голосе взмолился богу неба Тенгри Абдрахман:

- О, владыка неба, верховный бог Тенгри, прошу тебя, не лишай меня моего единственного сына!

Услышал мольбу небесный хозяин. Внезапно вспыхнула яркая молния в безбрежном синем небе, вмиг озарившая всё вокруг, а её маленькая искорка с душой Енлика тихонечко опустилась на дно источника, распространяя вокруг себя горячие волны и согревая своим теплом некогда студеную воду. Обрела покой душа.

Живительное тепло воды согрело и залечило раны на душе и теле старого Абдрахмана. Любил он своего сына, не мог смириться с его потерей, но постепенно затягивались раны. Не покидал годами старый охотник долину с горячими источниками. Перед смертью вернулся он домой, рассказал людям о живительном источнике, дабы память об его сыне не погибла. Умер Абдрахман, а люди стали называть те места «Рахмановскими ключами» в память о человеке, открывшем целительную силу ключа.


 © 2019 - Вестник КАСУ